Главная Обратная связь

Дисциплины:






Формационный и цивилизационный подходы к анализу исторического процесса



 

Впервые в истории философской мысли Г. Гегель поставил вопрос о наличии в историческом процессе объективной закономерности. Он нарисовал объективно-историческую картину исторического процесса, где реализуется содержание Мирового Духа. В дальнейшем было предпринято множество попыток объяснить историю.

На сегодняшний день определились два методологических подхода к анализу исторического процесса. Один — формационный, или монистический, другой — цивилизационный, или плюралистический. В рамках первого выделяют две концепции — марксистскую и теорию постиндустриального общества. Марксистская концепция основывается на признании решающей детерминантой развития способа производства. На этой основе происходит выделение определенных стадий в развитии общества — формаций. Концепция постиндустриального общества в качестве главной детерминанты общественно-исторического процесса Коренная идея монистического подхода состоит в признании единства человеческой истории и ее прогресса в форме стадиального развития. Коренная идея второго — отрицание единства истории человечества и его прогрессирующего развития.

Результаты титанического труда К. Маркса и Ф. Энгельса по изучению и критическому анализу всемирно-исторического опыта позволили выделить совершенно новое для историографии и социальной философии понятие, понятие «формация». Общественно-экономическая формация есть общество на определенной ступени исторического развития, характеризующееся специфическим экономическим базисом и соответствующими ему политической и духовной надстройкой, историческими формами общности людей, типом и формой семьи. Учение об общественно-экономической формации дало ключ к пониманию единства исторического процесса, что выражено, прежде всего, в последовательной смене общественно-экономических формаций друг другом, когда каждая последующая формация зарождается в недрах предыдущей. Единство проявляется и в том, что все общественные организмы, имеющие своей основой данный способ производства, воспроизводят и все другие типичные черты соответствующей общественно-экономической формации. Но конкретно исторические условия существования общественных организмов различны, и это приводит к неизбежным расхождениям в развитии отдельных стран и народов, значительному многообразию исторического процесса и к его неравномерности.

Высокие претензии марксизма на революционное изменение мира вызвали широкую оппозицию по отношению к нему. По степени критического настроя к формационному учению можно условно выделить два основных направления. Представители первого настаивают на необходимости замены марксистского подхода как не выдержавшего проверки историческим опытом новым, в корне отличным подходом. Представители второго отрицают необходимость такой замены, настаивая лишь на обновлении марксистского подхода, т. е. на ликвидации ряда его недостатков. Основным же недостатком формационного подхода к истории является выпадение из исторического познания вообще множества элементов и связей общества как системы, которые не находят в монистическом взгляде на историю своего адекватного объяснения. Прежде всего, как отметил М. А. Барг, при формационном подходе картина социальной структуры настолько объединяется, что вся многоплановая социальная структура так или иначе подтягивается к классам-антагонистам, а духовная культура сводится, несмотря на все свое богатство, к отражению интересов основных классов, к отражению первичной стороны и не рассматривается как самостоятельный, генетически независимый фактор [2].



Cамостоятельное значение приобретает вопрос о «географических» границах применения формационной теории. Эта теория, разработанная на материале истории Западной Европы, верно охватывает некоторые особенности развития западной цивилизации. Применительно к восточным обществам этот подход выглядит менее убедительно. Реальные тенденции и формы развития на Востоке и еще многих регионах мира не укладываются в схему пяти формаций. Это почувствовал еще сам Маркс, выдвинувший проблему азиатского способа производства, но так и не решивший ее.

Если формационный (монистический) подход к истории раскрывается достаточно легко, то с цивилизационным подходом дело обстоит сложнее, поскольку единой цевилизационной теории не существует, как не существует единого понятия «цивилизация». Этот термин весьма многозначен. В настоящее время цивилизация рассматривается в трех аспектах. В первом аспекте понятия «культура» и «цивилизация» трактуются как синонимы. Во втором цивилизация определяется как овеществление вещественно-технических и социально-организа-ционных инструментов, обеспечивающих людям достойную их социально-экономичес-кую организацию общественной жизни, относительно высокий уровень потребления комфорта. В третьем аспекте цивилизация рассматривается как историческая ступень развития человечества, следующая за варварством.

На основании цивилизационного подхода выделяется множество концепций, построенных на разных основаниях, почему его и называют плюралистическим. По логике этого подхода существует множество исторических образований (цивилизаций), слабо или вообще не связанных друг с другом. Все эти образования равноценны. История каждого из них уникальна, как уникальны они сами. Главное отличие цивилизационного подхода — отсутствие решающей детерминации в развитии общества. Если формационная теория начинает постижение общества «снизу», выдвигая на первое место материальное производство, то сторонники цивилизационного подхода начинают постижение общества, его истории «сверху», т. е. с культуры во всем многообразии ее форм и отношений (религия, искусство, нравственность, право, политика и проч.). И здесь важно, избегая жесткой привязки к способу производства, не упустить из виду опасность другого монизма — не менее жесткой привязки к духовно-религиозному или психологическому началу.

Значительный вклад в развитие цивилизационного подхода внесли О. Шпенглер, М. Вебер, А. Тойнби. Этот подход базируется не на выделении уровня производительных сил и экономического базиса, а на определении преобладающего вида хозяйственной деятельности и господствующей системы ценностей в жизни общества. Здесь отсутствует абсолютизация социально-экономических законов, господствующих над людьми, принимается во внимание сложное переплетение технического, экономического, политического, религиозного и других социокультурных факторов в реальной деятельности людей, провозглашается право каждого народа на собственный социально-исторический эксперимент, на реализацию своей культурной программы.

Но посвящая анализу культуры все свое внимание и энергию, сторонники цивилизационного подхода часто вообще не обращаются к материальной жизни. Цивилизационный подход представляется именно как противоположность формационного, как отрицающий материально-произ-водственную детерминацию общества и его истории. Но противоположности смыкаются. Выпячивание какой-либо одной формы культуры делает подход монистическим, однотипным формационному.

Цивилизационный подход еще не разработан до конца как общеметодологический подход к анализу общественно-исторического процесса. И он должен быть плюралистическим, принимающим во внимание сложное переплетение технического, экономического, политического, религиозного и других социокультурных факторов в общественно-историческом процессе. Его методология должна находиться в соответствии с современными представлениями о многофакторности и многовекторности развития. Сущность цивилизационного подхода должна усматриваться в многофакторном и многовекторном анализе общественно-исторического процесса. В этом случае насущно необходимым станет использование достижений монистического подхода, результатов анализа места и роли отдельных сторон общественной жизни, смыкание цивилизационного (плюралистического) и формационного (монистического) подходов.

Одной из предпосылок сопряжения формационного и цивилизационного подходов является сложный, спиралевидный характер формационной теории общественного развития (а не линейно-стадиальный, как многие себе представляют). Она может многое дать цивилизационной теории, указывая на единство развития мировой совокупности цивилизаций как целостной системы.

На необходимость сохранения и использования формационного подхода к анализу общества и его истории указывают многие отечественные и зарубежные исследователи. Проведя сравнительный анализ марксистского и плюралистического подходов, английский либеральный социальный мыслитель Г. Макленнан пришел к следующему заключению: «В то время, как плюралисты не стремятся исследовать фундаментальные процессы человеческого общества, вследствие чего их социальная онтология весьма небогата, марксисты, напротив, проявляют интерес именно к процессам, идущим в глубинах общества, к их причинно-следственным механизмам, которые призваны обнаружить как логически рациональное, так и возможное общее направление этой эволюции»[3]. Далее он указывает, что системные аспекты капиталистических обществ невозможно рассматривать, не используя марксистские категории (особенно такие, как способ производства и смена общественных формаций). Анализ же явлений, приводящих к множественности социальных формирований и их субъективных интересов (урбанизация, потребительские субкультуры, политические партии и т. д.), более плодотворен в плоскости плюралистической методологии.

Методологию формационного подхода рано отвергать. Задача состоит как в ее модернизации, так и в сопряжении с цивилизационным подходом. Наметившаяся тенденция по принципу «или-или», формационный или цивилизационный подход, по сути, отвергает принцип соответствия, согласно которому старая теория не отрицается полностью, поскольку она обязательно чему-то соответствует в теории новой, представляет ее частный случай.

Каждый из рассматриваемых подходов необходим и важен, но недостаточен сам по себе. Так, цивилизационный подход сам по себе не может объяснить причины и механизмы перехода от одной фазы цивилизационного развития к другой, а в рамках формационного подхода сложно описывать различие стран Запада и Востока.

Возникшая в исторической науке и обществознании проблема может быть решена через целеустремленное исследование и нахождение такого сопряжения формационного и цивилизационного подходов, которое может быть плодотворно приложено и к задачам крупномасштабного членения исторического процесса, и к анализу исторической деятельности различных народов, протекающей в определенных географических, социально-экономи-ческих и культурных условиях.

Жизнь человеческого общества это не только сохранение и воспроизведение общественных структур, она развернута во времени и социальном пространстве и представляет собой исторический процесс. Этот процесс не имеет никаких антрактов, охватывает всю историю человечества, начиная от первых шагов обезьяноподобных предков и кончая сложными зигзагами XX-го века. Естественно возникает вопрос: что собой представляет собой история человечества?

Итак, формационный и цивилизацонный подходы к пониманию исторического процесса предполагают (гласят):

1) Формационный: Маркс, Энгельс. История – объективный, естественный исторический процесс смены формаций. Функционирование и время существование формаций зависит от развития материального производства. Маркс не утверждал глобальности такого характера, это сделали его последователи. Неудовлетворенность формальным пониманием исторического процесса, из-за того, что в формации экономические отношения определяют все другие (понимание в духе экономического материализма).

2) Цивилизационный. Не только экономические моменты, но и социально-культурные измерения общества, духовное отношение. Нерерывность эволюционность развития. Если в 1) – есть предопределенность, направленность, то в 2) – многоваринтности истории. В случае формационного человек оказывается не у дел, перестает быть действительным субъектом истории, он накрепко привязывается к некоей объективности как к совокупности явлений и процессов, законов их развития, существующих «независимо от воли и сознания людей». Свобода человека ограничивается рамками экономической необходимости.

Французские философы-просветители называли цивилизацией общество, основанное на началах разума и справедливости. В XIX веке понятие «цивилизация» употреблялось как характеристика капитализма в целом, однако такое представление о цивилизации не было господствующим. Так, Н. Я. Данилевский сформулировал теорию общей типологии культур, или цивилизацию, согласно которой не существует всемирной истории, а есть лишь история данных цивилизаций, имеющих индивидуальный замкнутый характер. В концепции О. Шпенглера, цивилизация – это определенная заключительная стадия развития любой культуры. Ее основные признаки: развитие индустрии и техники, деградация искусства и литературы, возникновение огромного скопления людей в больших городах, превращение народов в безликие «массы». Вслед за ним – А. Тойнби насчитывал более 26 цивилизаций, независимых друг от друга. Культура (от латинского cul ika – возделывание, воспитание, образование, развитие, почитание) - исторически определенный уровень развития общества и человека, выраженный в типах и нормах организации жизни и деятельности людей, а также в создаваемых ими материальных или духовных ценностях. Понятие культура употребляется для характеристики материального и духовного уровня развития определенных исторических эпох, общественно- экономических формаций, конкретных обществ, народностей, наций (например, античная культура, культура майя), а также специфических сфер деятельности или жизни (культура труда, художественная культура, культура быта). История (от греческого his oria – рассказ о прошлых событиях, повествование о том, что узнано, исследовано) - наука, изучающая прошлое человеческого общества во всей его конкретности и многообразии, которое назначается с целью понимания его настоящего и перспектив в будущем. Для исторической науки главным является изучение конкретной истории общества. При этом она опирается на факты прошлого и настоящего. Собирание фактов, их систематизация и анализ связей друг с другом есть внутренняя основа исторической науки. Истинная наука требует тщательного накопления и изучения фактов. При этом необходимо брать не отдельные факты, а всю совокупность относящихся к рассматриваемому вопросу факторов, без единого исключения. Теоретическое обобщение, осознание совокупности накопленных и исследованных в зависимости друг от друга фактов и выводов – есть вторая сторона истории как науки. Единство этих двух сторон исторической науки неразрывно. Его нарушение в той или иной мере всегда ведет к искажению процесса познания истории общества. Отрасли исторической науки: политическая история, экономическая история и т.д. Историзм – принцип подхода к действительности как изменяющейся во времени, развивающейся. Экономическая история является важным предметом изучения, а экономическая культура – это один из важнейших критериев развития цивилизации. Основные принципы подхода в освещении экономической истории цивилизации: историзм, эволюционизм и сравнительный анализ. 3. Основные направления подходов к периодизации можно найти у Л. Моргана, Н.Я. Данилевского, О. Шпенглера, А. Тойнби, К. Маркса. В современной науке существуют различные подходы к оценке истории человечества и его экономической истории.

Определенно это связано с эволюцией таких факторов производства, как земля и капитал. Однако в этом переходе является исключительно важным и развитие такого фактора производства, как труд, трансформация системы внеэкономического принуждения и выкристаллизовывание в ее недрах системы экономического принуждения. Такое развитие данных факторов производства приводит к складыванию важнейшей хозяйственной структуры – предприятия, формированию предпринимательского мышления и генезису четвертого, системообразующего фактора – менеджмента, от которого зависит эффективность использования остальных производственных факторов. Создание такого экономического механизма, доказавшего свою долгосрочность, оптимальность и эффективность, в силу внутренней естественной приспосабливаемости и саморегулируемости, невозможно без радикальных изменений в социальной и политической сфере, так как максимума данная система достигает только тогда, когда включает в себя каждую отдельно взятую личность. Таким образом, так называемый экономический кругооборот получает максимально возможное количество первичных хозяйственных единиц. Главным субъектом экономической и, следовательно, социально- политической жизни становится индивид, личность, которая сама целиком несет за себя ответственность. С одной стороны, индивид стремится наиболее полно реализовать свои права и свободы, с другой – это ведет к увеличению его ответственности. Философское обоснование общественной ценности индивидуализма, сделанное голландцем Бенедиктом Спинозой, легло в основу его экономического обоснования, выраженного англичанином Джоном Локком в экономическом либерализме. Поэтому политическая свобода и экономический либерализм, соответствующим образом гарантированные и защищенные государственно- законодательной сферой, служат основой деятельности субъектов экономического механизма свободно-рыночной системы. Данная система представляет собой стержень экономической эффективности. Степень и полнота ее развития определяют уровень экономической культуры и лидерство различных стран. Свободно-рыночная система – одна из основополагающих прогресса как экономической, так и социально-политической жизни. Успешное ее функционирование и достижение максимальной эффективности экономики обусловлено важнейшими социально-политическими факторами развития экономической культуры. Основные категории свободно-рыночной системы в социально-политической и экономической сфере: личная политическая и социальная свобода, собственность и ее юридическая защита, развитие демократических политических институтов, формирование демократической партийно-политической системы, экономический либерализм и роль государства в экономической жизни, включение каждой отдельно взятой личности в хозяйственный механизм, развитие предпринимательства и предпринимательского менталитета, создание цивилизованной экономической культуры и саморегулируемой экономической системы. Каков был путь формирования свободно-рыночной системы, ее становления и развития? Каковы национальные формы и особенности ее функционирования? В чем причина так называемого «особого исторического пути развития» России и, в частности, каковы его экономические предпосылки? Помочь студентам поразмышлять по данным проблемам и попытаться найти ответы на эти и другие вопросы и призван настоящий план-конспект лекционного курса, который следует рассматривать как краткий путеводитель в массе проблем курса.

 

Варианты периодизации истории экономики на основе влияния научно-технического фактора (Д. Белл, А. Турен, О. Тоффлер).

 

 

Концепция информационного общества является разновидностью теории постиндустриального общества, основу которой положили З.Бжезинский, Д.Белл, О.Тоффлер. Рассматривая общественное развитие как "смену стадий", сторонники теории информационного общества связывают его становление с доминирова нием "четвертого", информационного сектора экономики, следующего за сельским хозяйством, промышленностью и экономикой услуг. При этом утверждается, что капитал и труд как основа индустриального общества уступают место информации и знанию в информационном обществе. Революцио

низирующее действие информационной технологии приводит к тому, что в информационном обществе классы заменяются социально недифференцированными "информационными сообществами" (Е.Масуда). Традиционным громоздким корпорациям Тоффлер противопоставляет "малые" экономические фор мы - индивидуальную деятельность на дому, "электронный коттедж". Они включены в общую структуру информационного общества с его "инфо-", "техно-" и другими сферами человеческого бытия. Выдвигается проект "глобальной электронной цивилизации" на базе синтеза телевидения, компьютерной службы и энергетики - "телекомпьютерэнергетики" (Дж. Пелтон). "Компьютерная революция" постепенно приводит к замене тради ционной печати "электронными книгами", изменяет идеологию, превращает безработицу в обеспеченный досуг (Х.Эванс). Социальные и политические изменения рассматриваются в теории информационного общества как пря мой результат "микроэлектронной революции". Перспектива развития демократии связывается с распространением информационной техники. Тоф флер и Дж. Мартин отводят главную роль в этом телекоммуникационной "кабельной сети", которая обеспечит двустороннюю связь граждан с правительством, позволит учитывать их мнение при выработке политических решений. Работы в области "искусственного интеллекта" рассматриваются как возможность информационной трактовки самого человека. Концепция информационного общества вызывает критику со стороны гуманистически и ориентированных философов и ученых, отмечающих несостоятельность технологического детерминизма, указывающих на негативные последствия компьютеризации общества.

Часть I. Взгляды философов

1. Понятие "информационного общества" О.Тоффлер:

"Тоффлер не дает новой цивилизации (хотя в "Футурошоке" он утверждал, что на смену "индустриальному обществу" придет "супер индустриальное общество") определения,... но через всю книгу проводит мысль о ее принципиально новом характере. <Многое в этой возникающей цивилизации противоречит традиционной индустрилаьной цивилизации. Это в одно и то же время и в высшей степени технически развитая, и антииндустриальная цивилизация. "Третья волна" несет с собой подлинно новый образ жизни,

основанный на диверсифицированных, возобновляемых источниках энергии;

на методах производства, которые делают устаревшими большинство фабричных сборочных линий; на какой-то новой ("ненуклеарной") семье;

на новом институте, который мог бы быть назван "электронным коттеджем";

на радикально преобразованных школах и корпорациях будущего. Формирующаяся цивилизация несет с собой новый кодекс поведения и выводит нас за пределы концентрации энергии, денежный средств и власти". Комментарий: Как верно заметил Баталов в предисловии к реферату книги "Третья волна", Тоффлер ни разу не дал прямого определения им же самим введенному понятию "информационного (или постиндустриального) общества". Он дает определение описательно, через перечисление элементов, которые являтся радикально новыми для сегодняшней жизни и коренным образом из менят жизнь нынешнего или ближайшего поколения.

Д.Белл: "В наступающем столетии решающее значение для экономической и социальной жизни, для способов производства знания, а также для характера трудовой деятельности человека приобретет становление нового социального уклада, зиждущегося на телекоммуникациях. Революция в организации и обработке информации и знаний, в которой центральную роль играет компьютер, развертывается одновременно со становлением постиндустриального общества. Три аспекта постиндустриального общества особенно важны для понимания телекоммуникационной революции:

-переход от индустриального к сервисному обществу;

-решающее значение кодифицированного теоретического знания для

осуществления технологических инноваций;

-превращение новой "интеллектуальной технологии" в ключевой инструмент системного анализа и теории принятия решений". Комментарий: Один из основоположников концепции "информационного общества" (иначе называемого "постиндустриальным обществом") Д.Белл одним из первых выделил его характеристические признаки. Его определение данного понятия любопытно историчностью своего подхода, т.е. он определяет сущность нового общества через изменения, происходящие в обществе настоящем, тем самым выделяя и подчеркивая именно те признаки, которые будут отличать "послереволюционное" общество от нынешнего.

Т.Стоуньер:"...инструменты и машины, будучи овеществленным трудом, суть в то же время овеществленная информация. Эта идея справедлива по отношению к капиталу, земле и любому другому фактору экономики, в котором овеществлен труд. Нет ни одного способа производительного приложения труда, который в то же самое время не был бы приложением информации. Более того, информацию, подобно капиталу, можно накапливать и хранить для будущего использования. В постуиндустриальном обществе национальные информационные ресурсы суть его основная экономическая ценность, его самый большой потенциальный источник богатства. Существует три основных способа, которыми страна может увеличить свое национальное богатство: 1) постоянное накопление капитала, 2) военные захваты и территориальные приращения, 3) использование новой технологии, переводящей "нересурсы" в ресурсы. В силу высокого уровня развития технологии в постиндустриальной экономике перевод не ресурсов в ресурсы стал основным принципом создания нового богатства. Важно понимать, что информация имеет некоторые специфические свойства. Если у меня есть 1000 акров земли и я из них отдам комунибудь 500 акров, у меня останется лишь половина первоначальной площади. Но если у меня есть некоторая сумма информации и ее половину я отдам другому человеку, у меня останется все что было. Если я разрешу кому-нибудь использовать мою информацию, резонно полагать, что и он поделится со мной чем-нибудь полезным. Так что, в то время как сделки по поводу материальных вещей ведут к конкуренции, информационный обмен ведет к сотрудничеству. Информация, таким образом, - это ресурс, которым можно без сожаления делиться. Другая специфическая черта потребления информации заключается в том, что в отличие от потребления материалов или энергии, ведущего к увеличению энтропии во Вселенной, использование информации приводит к противоположному эффекту - оно увеличивает знания человека, повышает организованность в окружающей среде и уменьшает энтропию."

Комментарий: Данная цитата из труда Т.Стоуньера имеет особенно важное значение для определения понятия "информационного общества". Автор дает развернутую характеристику понятию информации, демонстрируя принципиальное отличие последней отиных видов экономических и социальных ценностей. Тем самым он обосновывает идею об исключительности наступающей новой стадии и неизбежности кардинального перелома в истории с ее наступлением.

А.Турен: "...понятие постиндустриального общества... - здесь инвестиции делаются в иной уровень, чем в индустриальном обществе, то есть в производство средств производства. Организация труда затрагивает лишь отношения рабочих между собой, а потому и уровень, на котором действует производство. Постиндустриальное общество действует более глобально на управленческом уровне, то есть в механизме производства в целом. Это действие принимает две главные формы. Во-первых, это нововведения, то

есть способность производить новую продукцию, в частности, как результат инвестиций в науку и технику; во-вторых, само управление, то есть способность использовать сложные системы информации и коммуникаций. Важно признать, что постиндустриальное общество является таким, в котором все элементы экономической системы затрагиваются действиями общества само на себя. Эти действия не всегда принимают форму сознательной воли, воплощенной в личности или даже группе людей. Вот почему такое общество должно называться программируемым обществом, обозначение, которые ясно указывает на его способность создавать модели управления производством, организацией, распределением и потреблением;

поэтому такого рода общество появляется на операциональном уровне не в результате естественных законов или специфических культурных характеристик, а скорее как результат производства, благодаря действию общества само на себя, его собственным системам социального действия". Комментарий: По мнению А.Турена, наиболее важным моментом в формулировке понятия "информационного общества" является акцент на новые экономические отношения. А.Турен подчеркивает особую важность преобразований инвестиционной и управленческой политики в ходе телекоммуникационно-информационной революции.

2. Исторические этапы развития и формирования информационного общества

 

К.Ясперс: "Техника как умение применять орудия труда существует с тех пор, как существуют люди... В великих культурах древности, особенно в западном мире, высокоразвитая механика позволила перевозить огромные тяжести, воздвигнуть здания, строить дороги и корабли, конструировать... машины. Однако эта техника оставалась в рамках того, что было сравнительно соразмерно человеку, доступно его обозрению. То, что делалось, производилось мускульной силой человека с привлечением силы животных, силы натяжения, огня, ветра и воды и не выходило за пределы естественной среды человека. Все изменилось с конца XVIII века... Именно тогда произошел скачок, охватив всю техническую сторону человеческой жизни в целом. После того как веками делались попытки в этом направлении и в мечтах людей формировалось техницистское, технократическое мировоззрение, для которого создавались научные предпосылки, в XIX веке была осуществлена их реализация, далеко оставившая за собой все самые пылкие мечты.

...Были открыты машины - машины, автоматически производящие продукты потребления. То, что раньше делал ремесленник, теперь делает машина. Так началось на Западе техническое и экономическое наступление предпринимателей XIX века, в ходе которого прежнее ремесло исчезло, за небольшим исключением совершенно необходимых его отраслей, и каждый, кто совершал бесполезные в техническом смысле поступки, безжалостно уничтожался. Таким образом, в возникновении современного технического ми-

 

ра неразрывно связаны между собой естественные науки, дух изобретательства и организация труда. Эти три фактора сообща обладают рациональностью. Ни один из них не мог бы самостоятельно создать современную технику. Каждый из этих факторов имеет свои истоки и связан потому с рядом независимых от других факторов проблем". Комментарий: К.Ясперс, один из основоположников так называемого "цивилизационного" подхода к истории, анализирует в процитированном фрагменте причины, приведшие к возникновению особой "техницистской" цивилизации современности, которую он выделяет в качестве специального типа цивилизации. Он видит основную причину столь резкой смены цивилизаций в появлении

машин как логического завершения техники, как посредующего звена между человеком и природой, ибо именно они, по его мнению, смогли изменить психологию людей и приготовить их к новому витку истории.

О.Тоффлер: "Сначала была "первая волна", которую он [Тоффлер] называет "сельско- хозяйственной цивилизацией". От Китая и Индии до Бенина и Мексики, от Греции до Рима возникали и приходили в упадок цивилизации, сталкиваясь друг с другом и рождая бесчисленные пестрые картины. Однако за этими различиями скрывались фундаментальные общие черты. Везде земля была основой экономики, жизни, культуры, семейной организации и политики. Везде господствовало простое разделение труда и существовало несколько четко определенных каст и классов: знать, духовенство, воины, илоты, рабы или крепостные. Везде власть была жестко авторитарной.Везде социальное происхождение человека определяло его место в жизни. Везде экономика была децентрализованной, так что каждая община производила большую часть того, в чем испытывала нужду. Триста лет назад плюс-минус полстолетия - произошел взрыв, ударные волны от которого обошли всю землю, разрушая древние общества и порождая совершенно новую цивилизацию. Таким взрывом была, конечно, промышленная революция. Высвобожденная ею гигантская сила, распространившаясь по миру, - "вторая волна" - пришла в соприкосновение с институтами прошлого и изменила образ жизни миллионов. ... К середине XX века силы "первой волны" были разбиты и на земле воцирилась "индустриальная цивилизация". Однако всевластие ее было недолгим, ибо чуть ли не одновременно с ее победой на мир начала накатываться новая - третья по счету - "волна", несущая с собой новые институты, отношения, ценности". Комментарий: В процитированном фрагменте Баталов дает суммирующий реферативный обзор тоффлеровского подхода к истории человечества как к истории "трех

волн". Любопытно, что Тоффлер видит в качестве движущей силы истории научно-технический прогресс, которому послушно следует психология людей. Таким образом, течению истории Тоффлер придает несколько механистический оттенок, представляя его в виде постоянной войны между последующей и текущей "волнами".

Г.Кан: "Долгосрочный прогноз развития человечества, рассчитанный на основе данных прошлого и настоящего развития мировой экономики, охватывает два важнейших исторических этапа. Первый этап - это сельскохозяйственная революция, которая произошла около 10 тысяч лет назад и которая фактически создала современную цивилизацию... Она распространялась по миру в течение 8 тысяч лет. Она резко изменила условия жизни человека, но к стабильному росту экономики или к изобилию она не привела. Второй важнейший этап принято называть "Великий переход", именно на этом этапе мы и находимся сегодня. Он начался 200 лет назад, когда людей было не так много, жили они бедно и всецело зависели от сил природы. Этот период, видимо, завершится в последующие 200 лет, когда вопреки "катастрофическому сочетанию неудач и неумелого руководства" человечество, по всей видимости, намного возрастет численно, станет богатым и в большей степени научится управлять силами природы. Этот четырехсотлетний период можно разделить на следующие три фазы: фаза индустриальной революции, далее - фаза супериндустриальной (технологической) мировой экономики, а затем и фаза постиндустриальной мировой экономики и мирового сообщества... Снижение темпов экономического роста ведет к тому, что возникают новые неэкономические типы деятельности и интересы. Эта фаза развития общества называется нами <постиндустриальной>, так как в обществе снижается интерес к промышленной и сельскохозяйственной деятельности (но отнюдь не к товарам), поэтому эта фаза означает конечный момент эпохи Великого перехода, и, вероятно, она будет вызывать постоянные изменения в условиях жизни человека". Комментарий: Вторя Тоффлеру, Г.Кан выделяет "сельскохозяйственный" период в отдельный этап развития человечества. Однако егo периодизация новой и новейшей истории иная. Здесь он явно руководствуется принципов опосредованности взаимодействия человека и природы (через технику - через технологию - через информацию) с целью производства продукта потребления из продукта природы.

 

Т.Стоуньер:"<Следует заметить, что ни одна большая страна никогда не обходилась и не могла обойтись без того, чтобы в ней чего-либо не производилось>, - писал А.Смит. Это утверждение сегодня столь же справедливо, как и два века тому назад. Однако некоторые важные акценты сместились. Точно так же как во времена Смита центр тяжести экономики стал смещаться от сельского хозяйства к промышленности, так и сегодня он смещается от промышленности к информации. И подобно тому как в конце XVIII - начале XIX века сложилась постаграрная экономика, так сегодня технологически передовые секторы глобального общества переходят на стадию постиндустриальной экономики. В аграрной экономике хозяйственная деятельность была связана преимущественно с производством достаточного количества продуктов питания, а лимитирующим фактором обычно была доступность хорошей земли. В индустриальной экономике хозяйственная деятельность была по преимуществу производством товаров, а лимитирующим

 

фактором - чаще всего капитал. В информационной экономике хозяйственная деятельность - это главным образом производство и применение информации с целью сделать все другие формы производства более эффективными и тем самым создать больше материального богатства. Лимитирующий фактор здесь - наличное знание". Комментарий: Т.Стоуньер рассматривает сугубо экономический аспект развития человеческой цивилизации. Заслуживает внимания то, что характеризует каждую общественную формацию через сущность хозяйственной деятельности и лимитирующий фактор. Продолжая эту мысль, можно заметить, что из его теории с очевидностью следует, что переход к новой общественной формации происходит при изменении основы хозяйствования или преодоления лимитирующего фактора.

Р.Айрис: "Мысль о происходящей технологической революции, основанной на информации, не нова. Социолог Дэниел Белл, как и другие, в середине 60-х гг. ясно увидел, что США становятся постиндустриальным обществом, основывающимся на производстве услуг, прежде всего связанных с информацией. Третья промышленная революция в значительной мере основывается на успехах в телекоммуникациях и информационных процессах. Занятость в сфере промышленности и строительства остается многие годы более или менее неизменной в абсолютном измерении, тогда как в целом рабочая сила значительно возросла в 60-70-е годы. Долговременные тенденции показывают, что наиболее растущими в прошлом веке были сферы, связанные с информацией". Комментарий: Приведенная цитата из Р.Айрис подчеркивает общность мнений всех философов, трактовавших об "информационном обществе", по поводу сути происходящих в настоящее время изменений в обществе и роли НТР в нем. Но в отличие от Тоффлера, он акцентрирует внимание исключительно на производственной сфере, полностью исключая из рассмотрения социальный и культурный аспекты обновления.

 

3. Информационное общество в России

 

Последствия информатизации общества, как и последствия предшествовавших великих социотехнологических революций, будут различными для разных регионов, стран и народов. Свободное движение и производство информации и информационных услуг, неограниченный доступ к информации и использование ее для стремительного научно-технологического и социального прогресса, для научных инноваций, развития знаний, решения экологических и демографических проблем возможны лишь в свободных обществах, обществах демократических, обществах признающих права человека и представляющих каждому индивиду возможности для свободы социальной и экономической инициативы и деятельности. Конечно, при этом нужно ясно понимать, что демократия, свобода и т.д. варьируются от одной социальной системы к другой. Информатизация и медиатизация общества сами есть продукт определенной социально-экономической системы и плохо прививаются в отсутствие рыночной экономики, демократического общественного строя, гарантированного законом свободного доступа к любой информации, необходимой для жизнедеятельности и свободного развития человека. С этой точки зрения респективы информатизации и медиатизации нашей страны выглядят на сегодняшний день совсем не так, как перспективы развития стран Европы, Америки и Юго-Восточной Азии, и даже не так как перспективы некоторых латиноамериканских стран. В ноябре 1989 г. одной из подкомиссий ВС СССР была одобрена обобщенная концепция информатизации советского общества. Однако эта концепция не содержит ни четких целей, ни ясных механизмов, которые позволили бы перейти нашему обществу на стадию информационного. Наша страна находится сейчас, и наверное будет находиться в затяжном социально -экономическом, политическом и духовном кризисе. В области информационных технологий, средств и систем связи, в области исследований по искусственному интеллекту и т.д. наше отставание от передовых западных стран продолжает стремительно увеличиваться, и если в ближайшее время положение радикально не изменится, то разрыв уже на протяжении первой половины этого десятилетия превратится в пропасть отставание станет необратимым. Т.к. общество противоречиво, а социальные события трудно предсказуемы, то оценка перспектив нашего движения по пути информатизации к информационному обществу должна выступать не в качестве точного, жестко прочерченного маршрута и выдаваться за опровержимый, объективный, математически рассчитанный научный прогноз. Лучше всего представить перспективы в виде нескольких сценариев.

Сценарий 1-й: В относительно сжатые сроки будет проведена экономическая реформа, утвердятся рыночные отношения, государство превратится в институт обслуживания общества, будут развиваться индивидуальная и групповая инициаивы,а центр социальной значимости будет перенесен с коллектива на индивид, будут приняты законодательные гарантии свободного доступа к любой жизненно необходимой информации и т.д. При этих условиях информатизация будет происходить успешно с опорой на быстрое развитие высоких технологий в машиностроении и средств связи. Решающим фактором здесь должно стать использование зарубежного, преимущественно американского опыта, социально-технического опыта и знаний Западной Европы. Главные этапы : открытие существующих и создание новых баз данных и знаний, неограниченный доступ ко всем средствам связи,НТ,и особенно к ПК; компьютеризация системы переквалификации кадров и образования, автоматизация промышленности, обрабатывающей и добывающей отраслей, транспорта и переработки С/Х продуктов, роботизация и создание гибких производств. Основные последствия: быстрое изменение социальных структур, увеличение численности трудящихся в сфере информатизации и услуг,дебюрократизация,довольно сильная безработица низко- и среднеквалифицированных работников, изменение содержания образования, резкий рост новых профессий, особенно интеллектуальных. Через 15-20 лет при интенсивной закачке иностранных инвестиций, опыта и технологий - выход на уровень конкурентоспособных производств и создание индивидуально-информационного общества. При cвоевременной реформе науки через 20-25 лет - включение в систему информационного общества.

Cценарий 2-й: Экономическая реформа будет проводиться непоследовательно,демократизация будет половинчатой,вместо полной свободы информатизации сохранится урезанная гласность,господствующей формой собственности останется государственная,в основном сохранятся с большими косметическими поправками командно-административный аппарат,ведомственные структуры и централизованное планирование. В этом случае : настоящая информатизация и медиатизация будут подменены компьютеризацией,ее эффективность будет незначительная, отечественная ИТ,включая коммуникационную технологию будет отставать к 2000 г. - на 20-22 года,к 2005 г. - отставание станет необратимым. Возникнет концептуально-культурная пропасть,которая окончательно превратит наше общество в информационно зависимое. Начнутся структурные деформации внутри страны при возможности относительно быстрого развития отдельных республик,и возможно некоторых регионов.Безработица в этой ситуации будет устойчиво расти,охватывая также некоторые контингенты квалифицированных специалистов.В области

средств связи отставание станет необратимым к 2000 г.Устойчивой станет тенденция к снижению уровня научных исследований и образования.Это приведет к быстрому исчерпанию научных информационных ресурсов.

 

Сценарий 3-й: Экономическая и политическая реформы в течении нескольких лет захлебнутся. Нововведения в промышленности и экономике будут носить ограниченный характер. <Нефтяные> и <деревянные> рубли позволят на время отдалить продовольственную и ширпотребную катастрофу.В этом случае восторжествует командно-административная система,ограниченная компьютеризация будет носить чисто ведомственный или военный характер.Будут формироваться роботизация и автоматизация отдельных отраслей, но в силу технической отсталости и неподготовленности трудящихся эти процессы окажутся малоэффективными и будут в течении 4-5 лет полностью скомпрометированы.Медиатизация будет ограниченна,деформирована,технологические инновации зайдут в тупик. Информационный коллапс,нарастание серии общественно-политических кризисов,усиление всех перечисленных выше негативных процессов и сильное общественное потрясение во второй полови не следующего десятилетия.Однако последующий переход на стадию индиви дуальноинформационного или информационного общества вряд ли состоится. Наиболее реалистичным следует считать процесс перехода застоя в социально-экономическую деградацию. Итог: отказ от продуманной вневедомственной программы информатизации и медиатизации общества,учитывающий печальный опыт индустриализации и опирающийся на рыночную экономику,дерегуляцию и индивидуальную инициативу,может привести к тяжелым последствиям и необратимому социально-историческому регрессу.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...