Главная Обратная связь

Дисциплины:






Этот ненавистный суп



Annotation

«Однажды мне выпал шанс похудеть до 38 килограммов… Я хочу рассказать историю о том периоде моей жизни, когда в нем правили диеты, калории и страх съесть лишний кусок».

В основу книги легли записи в блоге о том, чем закончилась погоня за устрашающей худобой.

Анастасия Ковригина

1. Первые мысли

2. Этот ненавистный суп

3. Срыв

4. Физкультура

5. Первый месяц позади

6. Однажды вечером

7. Ненависть

8. 34-й размер

9. Истинный мотив похудения

10. Все сначала

11. Следующий этап

12. Март

13. Цель достигнута

14. Радость

15. Cтрах

16. Бухенвальдский крепыш

17. Психолог

18. Ужасный сахар

19. XXS

20. Санаторий

21. +2

22. Мой день рождения

23. Начало конца

24. Мы едем к бабушке

25. Красноярск – Хабаровск – Владивосток

26. Первое утро

27. Я надеюсь, мы еще встретимся

28. Возвращение

29. Август

30. Cбой

31. Диетолог? Психолог?

32. Лучше застрелиться

33. А

34. «Мы встречались»

35. Диета. Срыв. Диета

Послесловие

Примечание

Диета ABC

Шоколадная диета

Питьевая диета

Диета «двойка»

Белковая диета

Яблочная диета

Дополнительные рекомендации

Рецепты

Анастасия Ковригина

38 кг. Жизнь в режиме «0 калорий»

Основано на реальных событиях

Я отчетливо помню тот день: я встала на весы, и передо мной появились две красивые цифры 3 и 8.

38 килограммов.

Теперь, закрывая глаза и погружаясь в воспоминания, я представляю свою недавнюю жизнь как поезд, несущийся с бешеной скоростью. Поезд мчится без остановок, оставляя позади бессмысленные дни моей жизни, не давая возможности увидеть и оценить просторы счастливого заоконного мира, не оставляя никакого шанса разглядеть добрых тружеников этих счастливых полей. Мне суждено находиться в замкнутом пространстве, в окружении давящих перегородок маленького купе и в компании молчаливых бессменных попутчиков – Диеты, Худобы и Калорий, никогда не снимающих масок безразличия. Мне никак не вырваться отсюда, и страх разжиреть будет бесконечно сковывать меня, перекрывая пути к выходу в обычную и прекрасную жизнь. Постепенно я понимаю: не исключено, что мой поезд движется в пропасть, и я начинаю оглядываться вокруг, в надежде найти ручку стоп-крана…

Первые мысли

Все началось с того, все мое похудение, а точнее, мысли о нем, зародились, когда я первый раз оказалась в универе. До момента, пока мои ноги не перешагнули порог аудитории на 4-м этаже, я не чувствовала себя толстой или полной, думала, что выгляжу абсолютно нормально. В моей голове никогда прежде не возникало мыслей о том, чтобы скинуть несколько килограммов и привести в норму свою фигуру. Меня все устраивало.



Но все меняется. Всегда. Так и случилось 1 сентября 2009 года.

На ватных ногах я шла в высшее учебное заведение, где мне предстояло провести пять незабываемых лет. Я не знала, что меня ждет и как будут складываться отношения с одногруппниками. На протяжении жизни мне тяжело давались новые знакомства, адаптация к новым условиям и обстановке проходила мучительно, поэтому первый день в университете, где несколько тысяч незнакомых лиц стремительно проносилось мимо, сводил меня с ума. Меня в прямом смысле трясло от страха. Когда я поднялась на четвертый этаж и зашла в аудиторию, украшенную приветственными плакатами и шарами, мне стало дурно. Передо мной находилось сто двадцать человек, которые чувствовали себя вполне уверенно, и где-то в этой толпе должна была находиться моя будущая группа. После увлекательной вступительной речи декана дружное стадо студентов-первокурсников двинулось на торжественную часть. Десятки голов суетливо смотрели по сторонам, боясь пропустить нужный поворот и дверь, в которую заходить. Университет казался огромным, необъятным зданием – лабиринтом запутанных переходов, коридоров и дверей. Наконец я улицезрела своих собратьев. Шесть парней и… двадцать семь девушек.

«Прекрасно! Вот именно об этом я мечтала весь последний школьный год, чтобы баб было побольше», – недовольные мысли пронеслись в моей голове.

Оценивающим взглядом я изучала каждого новоиспеченного студента. В них не было ничего необычного: простые, милые ребята и девушки. И только восемь девушек выделялись на общем фоне – худые стройные ноги, идеально выточенная талия, торчащие ключицы, слегка выступающие скулы. Они были так хрупки и изящны, что мне захотелось скрыться куда-нибудь подальше, чтобы случайным образом не оказаться рядом с одной из них.

Ознакомительный учебный день закончился незаметно быстро. Возвращаясь домой, я думала о предстоящих в жизни изменениях. Мне было прикольно ощущать себя студентом, хотя я понимала, что полноправно считать себя таковой можно только после первой сессии, но это был уже другой момент, в далекой перспективе.

Вернувшись в скромное жилище, я посмотрела на себя в зеркало и почувствовала отвращение. В нем отражалось маленькое существо с хомячьими щеками, пухлым животом, выпирающим из-под майки, плотно прилегающими друг к другу ляжками, круглыми плечами и вторым подбородком. Зрелище было фантастически ужасающим… Около пятнадцати минут на задворках моего головного мозга выстреливали вопросы: «Почему я такая толстая?», «Как можно было раньше не замечать этого ужаса, ужаса, который ежедневно наблюдают тысячи людей?», «Почему ты не предпринимала никаких действий?», «Тебе нравится быть такой?».Адекватных ответов я себе дать не смогла, поскольку никогда раньше даже не помышляла о диете, похудении и калориях. Столь животрепещущая тема, сводившая с ума сотни тысяч девушек и чуть меньшее количество мужчин, была далека от меня. К тому же я даже не предполагала, как правильно это делать, а главное – у меня не было такой необходимости и желания! Поэтому, оглядев себя еще разок в зеркале, я успокоилась мыслями о том, что мне не суждено быть худой и нужно полюбить себя такой, какая я есть (ведь все-таки я не одна такая, и миллионы людей далеки от стандартов идеального тела). Позитивно настроившись, я уверенным шагом прошла в кухню, положила жареной картошки, взяла кусок хлеба с плавленым сыром, наполнила стакан апельсиновым соком и, водрузив все эти яства на поднос, отправилась смотреть ТВ и параллельно наслаждаться сытным обедом. Я была счастлива.

Тогда моя жизнь всецело зависела от еды. Я не могла и дня прожить без куска пиццы, какой-нибудь булочки, конфет или жареного мяса. Мне постоянно требовалась вкусная, вредная пища. Я была словно продовольственный наркоман.

Первая учебная неделя прошла без особого напряга. Нам рассказывали о принципах обучения в университете, пытались приучить к библиотеке, распределяли в творческие группы, которые должны были заниматься организацией всевозможных студенческих мероприятий и которые к концу первого семестра составляли максимум два человека. Нам рассказывали, как хорошо быть студентом и заниматься общественными делами.

Свободного времени оказалось куча, поэтому каждый день у меня была возможность встречаться с друзьями и наслаждаться прогулками, сопровождающимися поеданием шоколадок, чипсов и прочей вкусной гадости. Поглощая тысячи калорий в день, я не задумывалась о последствиях. Просто ела и ела. Это же так круто – есть и получать кайф от еды!

Эти дни стали последними, когда еда доставляла мне удовольствие, а не вызывала страх…

Осень с ее прекрасными желто-оранжевыми пейзажами с каждым днем становилась все ярче. На улице было тепло, но лицо уже обдувал прохладный ветерок, когда вернулась моя лучшая подруга – невысокая худенькая брюнетка с прекрасным чувством юмора. Наше общение было удивительно странным. Мы были знакомы с семи лет, но хорошо общаться стали только в последние три года. Увлечение фотографией стало тем ключом, который открыл дверь для невероятно крепкой дружбы.

Несмотря на всю свою пухлость, я очень любила фотографироваться, на снимках я даже не замечала никаких лишних килограммов, вторых подбородков и невероятных бедер. Это сейчас мельчайшая складочка или намек на нее моментально вынуждает меня отправлять фотографию в электронную ссылку… в «Корзину».

День, когда в мою голову повторно ударила мысль о похудении, был вторым воскресеньем сентября. На улице стояла теплая погода, уже желтели листья, и было грехом упускать возможность запечатлеть себя на фоне осенней красоты. Взяв фотоаппарат, мы пошли в лес. Я и Ю. (для конфиденциальности будем называть ее так) жили за городом, и в нашем распоряжении были такие натуральные природные декорации, как река Енисей, сосновый бор и поля с пшеницей.

Не знаю, что мной руководило, когда, подбирая одежду для съемки, я доставала из шкафа короткие шорты, платья, обтягивающие джинсы, приталенный жакет и трикотажные майки. Наверное, я думала, что это самая подходящая одежда для моей фигуры.

– Ты же не толстая! – оправдание настойчиво вертелось в голове.

Самовнушение не всегда полезно. Оно ограждает тебя от реальности, а потом выясняется, что не все так просто, как тебе казалось. Позже я это поняла.

После так называемой фотосессии, сидя на лавочке перед домом, я поделилась с Ю. своими мыслями о похудении.

– Я решила немного сбросить вес.

– С чего это? – она была сильно удивлена.

– Спасибо универу, – злобно ответила я и отвела взгляд в сторону. – У нас в группе одни тощие, высокие и худые. Они весят меньше меня килограммов на десять точно! Такое чувство, что их специально отбирали, чтобы подействовать мне на нервы. Чувствую себя омерзительно.

– Глупости, все с тобой хорошо. Не придумывай.

– Но все-таки мне бы не помешало скинуть килограммов пять.

– Сколько? – девушка так удивилась, как будто я назвала цифру двадцать или тридцать.

– Пять, – повторила я.

– Сдурела? Останутся кожа да кости!

«Конечно, кожа и кости при весе 45 и росте 154 сантиметра. Не бывает таких чудес», – подумала я, но ответила по-другому:

– Ничего не произойдет, просто схудну чуть-чуть.

– Я против! Ты и так хорошо выглядишь, – она дружески приобняла меня.

Не поверить ей я не могла. Она не должна меня обманывать, она всегда говорит то, что есть на самом деле.

Вернувшись домой, мы перекинули фото на комп – они оказались бесподобными.Мне нравилось все: моя внешность, фигура. Все. Но это «все» быстро прошло, когда я выложила новые фотографии в социальную сеть, а незнакомая мне тощая девушка оставила комментарий: «Похудей, деточка. Ха-ха-ха-ха».

Это было впервые, когда кто-то открыто высказался о моей полноте.

Были слезы. Было неприятно осознать правду.

У меня не было подруги, которая бы имела опыт похудения и помогла советом. Мне не хотелось нагружать Ю. такими глупостями, поэтому, не зная, кому выговориться, я пошла к маме. Она пыталась успокоить меня, давала рекомендации по поводу правильного питания, но мое ущемленное самосознание осталось глухо к маминым доводам, я ничего не хотела слушать. Мне ничего уже не хотелось. Я ощущала себя мерзкой жирной личинкой, которая только и знает, что есть и ест, жрет и жрет!

С момента осознания своей жирноты у меня пропало желание ходить не только в университет, но и вообще выходить на улицу. Мне хотелось как можно скорее избавиться от всего накопившегося жира, но я не знала как! В результате еще около недели у меня продолжались приступы ненависти к себе, непрекращающиеся упреки и самоедство. Но самое удивительное оказалось в том, что я не предпринимала никаких попыток сбросить лишние килограммы. У меня даже не возникло элементарной мысли воспользоваться Интернетом, набрав в поисковике страшное слово «диета», на которое Google выдает 35 900 000 ссылок, чтобы найти подходящую диету, способную облегчить мне жизнь. Я только и делала, что ныла о своих жировых отложениях.

Горе, захлестнувшее меня семь дней назад, я заедала шоколадом, конфетами и печеньем. Между тем мое сопливое нытье только усиливалось, и я донимала родителей бесконечными жировыми жалобами на протяжении еще пяти дней. Наконец, мама не выдержала, взяла ситуацию в свои руки и выбрала мне диету.

– Вот, смотри, что я нашла. Только перестань себя корить за то, что ты такая милая, – улыбнулась она.

– Мама! Какая милая? Переработала, что ли? – усмехнулась я.

– Ты для меня самая милая, именно поэтому только с завтрашнего дня начнешь свое диетическое безумство.

– Хорошо. Надеюсь – получится.

На завтрак: чай и шоколадная конфета. На обед: овощной суп с кусочком хлеба, а на ужин: рис с рыбой и тушеные овощи.Просто шикарно, не так ли? Организм получает нужное количество полезных веществ и 1200 калорий, так необходимых для нормальной жизнедеятельности. И все должно было стать просто замечательно, так и было… первые два месяца.

Этот ненавистный суп

Мне 16. Мой рост 154 см. Мой вес 50 кг.

Сегодня 20 сентября, и я сажусь на первую в моей жизни диету. Вполне приемлемую, которую выбрала мама. Она всегда помогает и поддерживает меня. Ей стоит поставить памятник за то, что терпит все мои выходки.

С этого момента цель – 45 кг. Пять килограммов – не так уж и много.

Неделя на яблоках, гречке или «тощей диете» [1] – и ненавистных килограммов как не бывало. Тогда я еще ничего не знала об этом, была непросвещенная, и весь мой план похудения был полностью основан на собственных выдумках и домыслах.

Худеющая самоучка.Это сейчас уровень моего диетического образования достиг предела. Я знаю, сколько калорий в 100 граммах вареной индейки, одной дольке шоколада или сдобной булке. Сейчас мне известно, сколько нужно съесть, чтобы не поправиться, и в какое время суток желательно принимать пищу, чтобы похудеть. Разбуди меня посреди ночи, и я доложу, сколько километров необходимо пройти, чтобы сбросить стандартный набор в «МакДаке», и что съеденные 7000 калорий гарантированно дадут прибавку в весе на один килограмм.

Диеты. Калории. Худоба. Они стали моими лучшими друзьями. Теперь все было завязано на еде, на похудении. Если я набирала лишний килограмм – жизнь останавливалась.

Первое время все было хорошо. Я никому не рассказывала о том, что худею, просто отказывалась от столовских пирожков и шоколадок и перестала обедать в университете, ссылаясь на то, что плотно позавтракала дома. Никто даже не подозревал о моих планах. Первый день диеты

Утро. Передо мной на столе – маленькая шоколадная конфета с орехами и большая чашка чая.

– Приятного аппетита! – мама отвернулась, чтобы скрыть свои эмоции.

Я даже не заметила, как съела эту жалкую пародию на привычную плитку шоколада. В животе заурчало.

– В этой конфете достаточно калорий для жизнедеятельности организма, – утешала я себя, но мой желудок не унимался, продолжал громко возмущаться и требовать привычного завтрака. Митинг закончился только после второй горячей чашки зеленого чая.

Приехав на учебу, я ощутила легкий голод, но старалась изо всех сил внушить себе, что мне это только кажется.

Перемена. Новая порция освоившихся студентов уже точно знала, где находится самое важное место в университете – столовая – и прямиком следовала туда. В небольшом помещении уже образовалась здоровая очередь голодающих. Я шла в столовую лишь для того, чтобы купить воды.

– Настя, тебе один или два пирожка брать? – говорит по привычке моя тощая одногруппница.

Я срываюсь и покупаю этот кусок жира. Почему нельзя было отказаться? Не знаю.

– Один, я дома позавтракала, не особо хочется.В тот момент я себя ненавидела и успокаивала обещанием, что такое безобразие происходит последний раз в моей жизни.

Занятия закончились, но мой мучительный день продолжался. Он тянулся мистически долго. Время играло в свои игры.

Тогда мы еще жили вместе с бабушкой, которая всегда готовила безумно вкусно и сытно. Я ела все, что мне приготовят. Обычный рацион в школьные годы и первые дни моей университетской учебы был примерно таков: завтрак – два обжаренных блинчика с творогом или два больших сырника с изюмом и джемом, жареная картошка или колбасно-сырный бутерброд. Часов в двенадцать специфический перекус – небольшая пицца или пирожок. Обед – первое: суп, настоящий русский наваристый суп; второе: не перечисляя всех блюд меню, упомяну лишь, что начиналось оно простой толченкой с жареной курицей, заканчивалось мясной запеканкой с сыром и базиликом, а сверху пара стаканов пакетированного сока. И, конечно, десерт: торты, пирожные, конфеты или сладкие блины. Ужин: жареная картошка с мясом, манты, курица на соли или драники. Я ела и не задумывалась о том, что нужно худеть. Я не была жирной, по крайне мере, никто и никогда не говорил мне, что у меня проблемы с весом. Обычная девушка, с якобы привлекательными для парней формами. Я много двигалась и не толстела со стремительной скоростью, и все же вес постепенно прибавлялся. Я росла, соответственно, и вес должен был увеличиваться. Вес – да, но жир – нет.

В тот злополучный первый диетический день на кухне меня ждал овощной суп.

Раньше я на дух не могла переносить овощи в любом проявлении, а тут мне предстояло съесть целую тарелку капусты, моркови, брокколи, лука, кукурузы и картофеля, сваренных в подсоленной водичке.

Надо было видеть выражение моего лица, когда сев за стол, я пододвинула тарелку с едой. Чтобы было не совсем противно, я добавила ложку сметаны и взяла кусок черного хлеба. Дальше мои действия стали абсолютно неадекватными. Зажав нос двумя пальцами левой руки, я начала есть, даже не жуя, а просто глотая мелко нарезанные овощи.

– Такое чувство, что тебе кусок говна в рот положили, – со смехом прокомментировала ситуацию бабушка.

Я посмотрела на нее и жалобно простонала:

– Не могу больше.

– А надо, сама же худеть собралась, – без капли сочувствия в голосе ответила бабушка.

С трудом доев свой ненавистный супчик, я пошла в комнату. Чувство голода пришло классически – через четыре часа. Я начала считать минуты до очередного приема пищи. Как мне хотелось забежать на кухню, взять большую тарелку, положить в нее макароны и куриный рулет, запить все это соком и на десерт съесть кусок шоколадного торта… Мне с трудом удалось развернуть свои мысли от кухни в сторону заданного на завтра конспекта о древних славянах. Славяне-то меня и спасли от опасности сорваться.

Вечер. Ужин.

Родители и бабушка ели жареное мясо с картофельной запеканкой, а я довольствовалась рисом и рыбой в легкой сливочной подливке. Мне было сложно в одночасье отказаться от всего привычного и начать строго следовать правилам диеты, поэтому я решила, что к новому питанию буду приучать себя постепенно. Это было самым лучшим решением. Так нужно делать в любой диете, постепенно отказываться от сладкого, жирного или мучного, так легче психологически, и вероятность сорваться становится минимальной.

– Почему ты ешь не то, что мы? – спросил папа.

– Потому что хочу немного сбросить вес.

– Но отказаться от жареной еды – мало, ты же понимаешь? Необходимы физические нагрузки.

– Точно, точно, – поддержала его мама. – Покажу тебе пару упражнений.

– Спасибо, – я была им безумно благодарна за поддержку и помощь.Это была первая ночь, когда я не смогла уснуть. Несмотря на сытное меню, меня мучил голод, я думала о еде, о том, что я хочу скорее схуднуть и начать снова есть все, что хочу.

Срыв

Когда худеешь, просто необходимо с кем-то делиться, кому-то выговариваться. Ты должен ощущать поддержку. Знать, что ты не один, – одна из составляющих успеха диеты. Без этого никак.

Семья мне помогала первые четыре месяца, а потом… Потом я стала невыносима.

Родителям начали надоедать мои навязчивые разговоры о калориях, съеденной пище и похудении. Друзья отвернулись от меня еще в первый месяц моего окончательного помешательства на диете. Они не слушали меня, считали это полным бредом.

Бабушка сдалась последней. Она стоически выдерживала все мои разговоры на эту надоедливую тему, и вот настало время, когда и она решила сказать: «Стоп! Хватит!» Теперь она молча кивала головой, не поддерживая разговора.

Сейчас я прекрасно понимаю их всех, ведь человеку, который не стремится скинуть лишние килограммы, который не заинтересован в этом, а даже наоборот, считает диету глупостью, трудно выносить такие беседы. Тем более в том объеме, в котором это преподносила я.

Спустя время у меня никого не осталось. Никого. Я была одна в этом устрашающем мире худобы.

Уже две недели я держалась молодцом и ела исключительно согласно правилам диеты. Вес начал уменьшаться. Первый килограмм жира покинул мое тело! Я была безумно рада, ведь тогда мне казалось, что это очень много. У меня появились силы идти дальше, к своей заветной цели – к своим 45.

Однажды после занятий в универе я встретилась с подругой детства. Мы не виделись уже около полугода, и мне не терпелось узнать, что происходит у нее в жизни и рассказать, как теперь живу я.

Немного прогулявшись по миленькому скверу недалеко от университета, мы поехали домой. В автобусе, болтая о всяких мелочах, я упомянула о похудении.

– А я ненавижу диеты, ем все, что хочу, – сказала она.

– Я хочу немного скинуть, чтобы не быть такой… полной, – задумавшись, ответила я.

– Да ты же хорошенькая, – она улыбнулась.

– Тебе так кажется!

– Ничего мне не кажется, ты не видела толстых людей, что ли? Они спят и видят быть такой же «полной», как ты, – она старалась вправить мне мозги, но вот только из нее выходил плохой мозгоправ.

– Издеваешься? Я очень далека от нормального тела, хотя по формуле – рост и вес почти в норме.

– Даже не буду с тобой больше говорить на эту тему.

– Как тебе будет угодно, – я улыбнулась, потому что знала, что она не права.

– Кстати, не хочешь ко мне зайти? – спросила девушка.

– Почему бы и нет, только я домой сначала забегу. Оставлю вещи, переоденусь, поем и к тебе.

– У меня и поешь! – как-то возмущенно ответила девушка.

– Не могу, у меня специальная еда.

– Ах, ну да, ну да.

Залетев домой, я мигом направилась на кухню.

С двенадцати часов меня мучил голод, и мне как можно скорее хотелось поесть.

– Где еда? – не разуваясь, спросила я у бабушки.

– На кухне все.

В три прыжка я оказалась за столом, где меня ожидали рыба и овощной салат.

Быстро расправившись с обедом, я побежала к подруге.

Мы сидели на диване, и в очередной раз я слушала увлекательный рассказ о ее новом ухажере, не таком, как все, самом лучшем и прочее. Посреди своего повествования она спросила:

– Не хочешь чаю?

– Можно.

Это же просто чай. Чай, которым дело не ограничилось.

Она достала пирожные и какое-то печенье со сгущенкой.

– Ты издеваешься? – жалобно пропищала я.

– Ну, извини, не все же тут худеют, – и с улыбкой отправила аппетитную печеньку себе в рот.

Это был мой первый серьезный срыв. Я ела пирожные и печенье, а в моей голове непрерывно крутилось: «Ну, я же на диете, ну, блин. Остановись!»

– Насть, забей, живи полной жизнью. Потом худеть будешь! – подливала масла в огонь подруга.

Набив животы калорийными сладостями, мы пошли гулять, но мое настроение было напрочь испорчено. Я ощущала, как сброшенный килограмм возвращается в мое тело, как распухает мое лицо и ноги и как противно мне становится от самой себя.

– Слушай, я пойду уже, а то много всего нужно сделать. По учебе валят не по-детски.

– Жаль, ну ладно. Увидимся еще.

Я помахала ей рукой и быстро побежала домой.

Родители еще не вернулись, дома была только бабушка.

– Почему ты такая грустная? – спросила она.

– Наелась сладостей, – чуть ли не со слезами ответила я и с раздражением кинула куртку на пуфик.

– Ну перестань. Нашла из-за чего расстраиваться. Это не конец света. Ты две недели держалась – похудела. Можно один раз и расслабиться, – успокаивала меня бабушка.

– Я никогда не похудею такими темпами, – грустным голосом пробубнила я и пошла к себе в комнату.

– Сегодня на ужин сделаю тебе салат, и все твои сладости компенсируются.

– Спасибо, – я криво улыбнулась.После этого все мои походы к друзьям прекратились. Боязнь сорваться взяла верх над общением. Мне не хотелось вновь пережить то ужасное ощущение – безволия, досады и презрения к самой себе.

Физкультура

Видимо, наш организм не приспособлен к быстрой смене рациона. Несмотря на то, что я питалась довольно-таки сбалансированно, меня часто мучили легкое головокружение и слабость.

Так, в один прекрасный день, на физкультуре, добегая второй круг в большом спортивном зале, я почувствовала, что сейчас упаду от слабости. Ноги подкосились, а в глазах помутнело. Еще шаг – и я бы клюнула носом в пол, но вовремя подбежавшая одногруппница не дала мне этого сделать.

– Настя? Ты что? Что с тобой? – она была напугана больше меня.

– Все хорошо уже, голова закружилась.

– На ровном месте?

– Наверно, потому что я есть меньше стала.

Вот так первая партия людей узнала о моей диете.

– Ты на диете?

– Не совсем, просто ограничила потребление пищи, – садясь на скамейку, ответила я.

– Это и есть диета.

– Ну да, да. Я на диете.

Через пару минут равномерного дыхания мне стало лучше. Я испугалась случившейся ситуации.

– Зачем тебе худеть?

«Что за вопрос вообще? Зачем человеку худеть? Наверное, чтобы лучше выглядеть!» – думала я.

– Издеваешься, что ли? – я не верила ей.

– Нет. Мне кажется, что ты абсолютно нормальная.

– Тебе кажется.

– Ну ладно, только смотри аккуратнее, чтобы такого больше не повторялось, хорошо? – она вопросительно на меня посмотрела.

– Хорошо.

Тогда меня еще волновало состояние моего здоровья, поэтому на пару дней диета была оставлена, а количество еды, особенно на завтрак, увеличено.

Без него-то вообще нельзя жить, можно не ужинать, не обедать, но вот завтрак – это святое. Именно с него начинается правильная работа пищеварительного тракта каждые сутки. Даже обидно, что, не позавтракав, на обед или ужин съедаешь больше, чем хотелось бы.

В те часы я наблюдала, как мои родители становятся безумно счастливыми, потому что их дочь снова начинает есть больше привычного. Они были уверены, что ко мне снова вернулся здравый смысл и я забросила глупую идею, но спустя 72 часа все вернулось назад.

Мне нельзя было потерять хватку и лишиться достигнутых результатов. Сила воли только-только начала зарождаться, и допустить ее исчезновения было недопустимо.

И все же случай в спортзале встряхнул серое вещество в моей голове, и подход к завтраку был изменен. Конфете, в которой содержится около 70 килокалорий, я предпочла банан. Сытости больше, энергии хватает до обеда, и нет сахара. Новый завтрак сделал свое дело, в хорошем смысле слова. Я не испытывала потребности есть до часу дня, и к тому же теперь все питание было правильным и натуральным.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...