Главная Обратная связь

Дисциплины:






Я надеюсь, мы еще встретимся



Раннее утро. О морской берег тихо ударяются волны. В воздухе слышится соленый запах воды, смешанный с летней листвой. Палаточный лагерь еще спит после бурной пьяной ночи. Мы приехали.

Я не была здесь около восьми лет и очень скучала по ментоловой обжигающей воде, ночным посиделкам у костра, сопровождающимися поджариванием устриц, ловлей раков и морских ежей и, конечно, походами за грибами размером с тазик. Самые яркие моменты моего раннего детства были связаны с этим уникальным местом, где Японское море впадает в Тихий океан. Но теперь, когда я вспоминаю о нем, память воскрешает только одно – последний этап моей истории.

За три дня до отъезда к морю начались сборы. Из-за пакетов с продуктами на маленькой кухне было невозможно находиться.

Мне было поручено купить то, чем можно перекусывать в течение дня. Что-то вроде печенюшек, конфет, сухариков и чипсов. Наверное, мама и бабушка сомневались в моей способности купить нормальную еду, зная, что ничего кроме овощей, риса и хлебцев меня не заинтересует.

Надев те самые, купленные перед отъездом, маленькие шорты и полосатую майку, я отправилась в бой. Супермаркет находился метрах в пятистах от дома бабушки. Я бежала, нет, я летела туда, не ощущая земли под ногами. Через пять минут мое худощавое тело заходило в место, которого я боялась больше всего.

Перемещаясь от полки к полке, я старательно выбирала сухпаек для родственников. Мне нравилось это дело. Из-за своего стремления быть худой единственное, что я себе позволяла – это исключительно любование продуктами. Мне нравилось просто ходить среди огромных стеллажей с печеньками и конфетами, брать в руки упакованные сладости и смотреть на них, проходить мимо свежеиспеченных булочек, рассматривать мармелад, привлекательно лежащий в коробках, наблюдать, как готовят торты тут же в супермаркете и как люди, не задумываясь, покупают все, на что упал глаз. Я могла часами бродить около этих полок и просто смотреть на продукты, ничего не неся на кассу. Я просто не могла себе это позволить. Мне было страшно. Страшно представить, как я возьму булочку, в которой содержится суточная норма моих калорий, отдам за нее деньги, а потом с неимоверным чувством вины расправлюсь с кондитерским созданием.

Когда желание съесть сладкое становилось невыносимым, я просила маму заехать в магазин, купить мне вкусность на ее усмотрение и скорее отдать мне в рученьки. Иногда она приносила домой шоколадку, кекс, зефир или пирожное, но у меня уже не было страха съесть сладость, ведь ее купила мама, а не я. Страха не было первые пять минут, но он вновь возвращался, как только я съедала последний кусок. После съеденного мне было морально плохо и ничего не хотелось делать. Я боялась, что маленький кусочек снова раздует мое тело.



Зато в тот день, когда мне выпала уникальная возможность набрать полный пакет каких душе угодно булок и печенек, сухариков и чипсов, шоколада и конфет, счастье просто рвалось наружу.

Все находившееся на полках подверглось тщательному и строгому отбору. Мне потребовалось два часа на то, чтобы заполнить корзину прошедшими ГосНастяКонтроль сладостями. Я покупала то, что хотела бы съесть сама, и была на 100 % уверенна, что такого не произойдет.

Я вернулась домой, аккуратно расставила покупки на столе и похлопала в ладоши.

– Ты чего? С ума сходишь? – спросил дядя.

– Нет, просто нравится на это смотреть, – улыбнулась я.

– Тебе нравится смотреть, а мне нравится есть. – С этими словами он взял пакет печенек с кусочками шоколада и фундуком и ушел в другую комнату.

– Не подавись, – крикнула я ему вдогонку и уселась на стул.

– Так, неделя на море. Отлично. Это значит, что у меня есть семь дней на то, чтобы вернуть законный вес. Прекрасно, этого более чем достаточно, – бубнила я, делая заметки в небольшом блокноте.

Через пять минут был составлен четкий план действий, начиная от питания и заканчивая тренировками.

– Если я буду придерживаться его, у меня есть все шансы похудеть на четыре килограмма, – помахав блокнотом, сказала я вошедшей в кухню маме.

– Знаешь, что я хочу тебе сказать?

– И что же?

– Оставь эту безумную идею, вернемся в Красноярск, и будешь снова худеть. Мы приехали отдыхать и расслабляться, пора забыть о диете.

– Я и так о ней забыла, и какой результат? Уже плюс четыре килограмма! – сказала я, и мне стало обидно за себя.

– Если наберешь еще один, ничего не будет. Ты такая же худая, как и была раньше.

– Почему ты не понимаешь меня? – я начинала раздражаться.

– Потому что ты маешься ерундой, – она говорила это издевательски-спокойным голосом, который выводил меня из себя.

– Все, короче. Буду делать, что хочу.

Я продолжила изучать прописанную стратегию.

Любимые и родные 38 килограммов – это все, что было важно.

Три дня на море прошли неплохо. Утром следующего дня я поняла, что ненавижу долго обходиться без цивилизации! Неудобные палатки, отсутствие нормального душа и света. Я смотрела на домики, расположенные чуть выше палаточного городка, и давилась слюнями, наблюдая тот комфорт, в котором пребывали счастливчики, снявшие чудесные дома раньше нас.

Вокруг была неописуемой красоты природа: бирюзовое море, сопки, скалы, морская живность, тусующаяся на берегу, огромные грибы, бабочки размером с ладошку, а меня магнитом тянуло обратно в город.

Меня и моего троюродного брата начало напрягать чрезмерное единение с природой. Мы пытались всячески себя развлечь: устраивали гонки на матрацах по волнам, лазали на камни, ловили раков, жарили их, делали безумные наряды из водорослей, закапывали друг друга в песок, играли в бадминтон, безуспешно пытались прочитать одну книгу на двоих, танцевали с пьяными соседями, ходили за грибами, играли на печенье в покер и все равно сходили с ума от тоски.

Казалось бы, из-за столь насыщенного дня времени на еду не должно было оставаться. Ошибка. План не сработал.

Меня словно подменили. Кто-то забрал ту Настю, которая столько времени боролась за свою худобу. Кто-то нагло пошутил, и теперь эта Настя пропала!!!

В мой ежедневный рацион стали входить: банка сгущенки, печенье, конфеты и шоколад вперемешку, почти как по рецепту Карлсона, сухарики, семечки, суп с картошкой, лапша быстрого приготовления, хлеб, майонез и шашлыки поздним вечером! Все это стало моим питанием. Я набрасывалась на запретные плоды. Я компенсировала все то, от чего отказывалась раньше. От каждого съеденного куска организм получал максимум калорий, боясь снова лишиться еды. Я не слушала, когда мне говорили о том, что из-за голодовок и диеты рано или поздно произойдет такая ситуация, только потому, что всегда считала – мне больше не суждено быть толстой. Моим главным убеждением было: 38 килограммов на веки вечные. Поглощая антиполезные продукты, я успевала давать советы по похудению маме моего троюродного брата, двум соседкам по палатке и еще какому-то мужчине, который каждый день проходил мимо нас. Люди удивлялись, как я столько ем и остаюсь худой. Они даже не догадывались, через что мне пришлось пройти и какие последствия от переедания меня ожидали.

Не буду подробно описывать эти каникулы… Скажу лишь одно, после возвращения в родной город и дом мне было страшно встать на весы, но все-таки пришлось…

45 килограммов.

Все.Это конец.

Возвращение

Мы пролетали над желтеющими деревьями, отдаленными деревнями, заброшенными поселками и полями, на которых трудились десятки рабочих. Стюардесса объявила, что самолет готов совершить посадку и необходимо пристегнуть ремни безопасности, поднять спинки кресел и задвинуть столики. Через пять минут раздался шум опускающихся шасси, а еще спустя пару минут огромные колеса коснулись посадочной полосы.

Все четыре часа, проведенные в неудобном самолетном кресле, я только и делала, что рассматривала свой выпирающий живот, боролась с мыслями о съеденных за две недели калориях, ощущала, как джинсы сжимают бока и как второй подбородок снова возрождается из лишнего жира. Птица Феникс, только жирная!!!

Главная задача на ближайшие две недели – вернуть свою форму любыми способами.

Три. Два. Один. Прилетели!

В зале ожидания нас встречал папа с двумя милыми букетами роз.

– Какая прелесть! – вдохнув аромат любимых цветов, я поцеловала его в щеку.

– С возвращением! – улыбнулся он.

Всю дорогу от аэропорта до дома я рассказывала ему лишь о том, как на отдыхе не могла контролировать себя и ела как ненормальная. Оказалось, что остальное было абсолютно неважно. Морские приключения и то, что происходило в эти две недели на другом конце России, не имели никакого значения. Я была разбита.

– Не расстраивайся так, возьмешь себя в руки и снова вернешь вес. Но как по мне, так сейчас ты вообще идеальная, – ласково прокомментировал ситуацию отец.

– Идеальная? Да я обросла жиром! – сердито ответила я.

– Не буду даже спорить с тобой. Это бесполезно!

– Верно говоришь.Остальной отрезок дороги я предпочла молчать, чтобы не сорваться на родителей. Хорошо, что мне хватило на это ума.

Диета сделала меня неуравновешенной, раздражительной истеричкой. Раньше я не была тем человеком, в которого меня превратила идея стать худой. Злоба. Агрессия. Нервозность. Мне много раз говорили, что той доброй и милой Насти больше нет. Но я не хотела в это верить и отвечала: «Это вы изменились, а я осталась прежней!» А вскоре мне стали совсем безразличны их замечания, критика и упреки, ведь не было ничего важнее торчащих костей.

Сорок минут пути по полям, лесам и холмам, и вот передо мной знакомый район, улица и дом.

– Ну, все, выгружаемся, – усмехнулся папа и остановился у подъезда.

Вернувшись домой, я поняла, что не скучала по так называемым друзьям, возможно, потому, что моя персона была им безразлична. Им было глубоко плевать, что со мной, где я и, вообще, жива ли я. Только Мистер О. все никак не оставлял мои сознание, подсознание, сердце и ту часть живота, где обычно кружатся бабочки. Только по нему истосковалась вся моя сущность, истосковалась по тому, от кого за четырнадцать дней я не получила ни одного сообщения…

Дома нас встретила бабушка, папина мама, и после затянувшихся объятий и целования собачонки, я направилась к весам.

Два метра мне показались дорогой к Верховному Суду Мира Анорексиков…

Остановившись в десяти сантиметрах от страшной техники, я не решалась встать на прозрачную поверхность и увидеть цифры – результат моего расслабления. Я надеялась, что это будет 43, максимум 44 килограмма, но нет, надежды не оправдались. Ровно 45 кг высветились на маленьком электронном табло. Жуткий холод, появившийся в пятках, за считанные секунды достиг мозга костей. Мне казалось, что это сон, вот-вот я проснусь, и этих страшных цифр как не бывало. Я даже ущипнула себя за руку – никакого сна, только страшная реальность.

Настроение было совершенно испорчено.

Опустив голову, я поплелась в свою комнату, не обращая ни на что внимания. Я нуждалась в поддержке одного-единственного человека, которому было совершенно не до меня. Новые фотографии, куча надписей на стене от разных девушек и веселые статусы в «ВК». Мистер О. оставался Мистером О.

В комнату вошла бабушка и спросила:

– Хорошо отдохнули?

– Да, вот только я там все время ела, 45 килограммов сейчас! Представляешь? – И еще один беззащитный человек стал слушателем душераздирающей истории моего обжорства.

В отличие от папы, она меня внимательно выслушала, посочувствовала моему горю и сказала:

– Если будет необходимость, начну выгонять тебя из кухни палкой.– Спасибо, – эти слова подняли мне настроение. Я была ей безумно признательна.

16:00.

Прошло около часа с того момента, как мне открылась страшная правда. Я сидела на кухне и ела. Нет, не салатик, которым мне следовало питаться неделю, чтобы сбросить хотя бы 2 кило, это была картошка с жареной курицей, а на десерт гора бабушкиного хвороста.

– Все, с завтрашнего дня начну худеть и к универу верну свою худобу, – гордо заявила я, поглощая восьмой кусочек жареного теста.

Трое в комнате улыбнулись.

Вечером мне написал А. Парень был очень рад моему возвращению и предложил встретиться.

«Когда?» – написала я.

«Как можно скорее:*»

– Боже! Зачем мне твои поцелуйчики? – В гневе я швырнула телефон на диван.

«Ну, так что?» – после двадцати минут моего молчания написал он.Я была зла и расстроена и, вероятно, на нервной почве решила высказать А. все, что думаю и чувствую. Настала пора перестать мучить беднягу. После этого разговора на два месяца наше общение прекратилось.

Только недавно я поняла, что диета вырезала из моей жизни кучу интересных событий, незабываемых вечеринок и праздников, походов в кафе и кино, а из-за Мистера О. я прожила три года, терзаясь пустыми ожиданиями, надеждами и несбыточными мечтами.

Август

Мне все еще не было понятно, как лишние 7000 граммов появились в моей жизни.

Каждое утро я засыпала с мыслью о 38 килограммах, а просыпаясь, первым делом смотрела на себя в зеркало и говорила:

– Не все так плохо, ключицы торчат, ляжки вместе не сходятся, тебе нужно начать работать над собой, и снова вернется костлявая фигура.

Это было утешение.

Ежедневные попытки отказаться от большого количества еды не приводили к желаемым результатам. Я тщетно пыталась побороть желание есть.

Первые недели августа были самыми терпимыми и продуктивными. Я ходила в баню, бегала, старалась двигаться как можно больше, но, к сожалению, привычка ужинать не покидала меня. Я не ела после 18:00 только тогда, когда уезжала гулять, что случалось крайне редко… Пристрастие к сухофруктам не приносило мне ничего хорошего, кроме ежевечерних лишних 1000 калорий. Отлично! Молодец, Настя!

Я стала позволять себе на завтрак одно из следующих блюд: блины с фруктовой начинкой, взбитыми сливками и шариком мороженого, вареники с клубникой и малиной, сырники с йогуртом или молочную овсяную кашу с кусочками банана и корицей. Я ругала себя за съеденное, но ничего не могла с этим поделать.

Как-то, просиживая еще один летний день дома, я усердно составляла план похудения, сопоставляла калорийность продуктов с суточной нормой, которая резко возросла (в 4,5 раза) и рассчитывала расход энергии. Завершив важную работу, я принялась объяснять бабушке, что меня ждет в ближайшие две недели.

Как и тогда, несколько месяцев назад, ко мне вернулась необходимость говорить о еде, диетах и съеденных кусках. Так как друзья давно сказали моей персоне «до свиданья» и я не состояла ни в каких группах в «ВК», где могла бы поделиться своими переживаниями, а родители постоянно были на работе, только бабушке оставалось выслушивать мое нытье. Иногда она говорила по телефону, а я продолжала свою пламенную речь. Я поражаюсь ее терпению.

Надо заметить, если на форумах в социальных сетях кто-нибудь о чем-нибудь спрашивает не так, как надо, или о том, что неоднократно обсуждалось, его начинают разрывать на куски, оскорблять и помечать плашкой «бан».

Помимо нового завтрака привычным делом стали частые перекусы в виде хлеба, который я не ела примерно семь месяцев, орешков, французских крекеров, сыра, леденцов и шоколадных конфет. Мне стало просто необходимо постоянно что-нибудь жевать. Жвачка, которая служит отвлекающим маневром, не спасала. Организму требовалась именно вредная еда. Именно та, которая была под запретом. Через две недели, осознав, что у меня появилась зависимость от сладкого, мучного и жареного, я попросила маму не покупать хотя бы булочки и печенюшки.

– Деловая ты, нам-то хочется вкусненького, – выдала она.

– Ну, пожалуйста, всего одну неделю, я перестала себя контролировать!

– А как раньше ты справлялась? Тебе не мешало присутствие конфет на столе, когда ты ела луковый суп. – Это был самый подходящий момент, чтобы вспомнить подобное!

– Так сложно, что ли? Я не знаю, почему сейчас все иначе. – И снова истерика из-за пропавшей силы воли.

Мама ничего не ответила, и, конечно, моя просьба была успешно проигнорирована. Все продолжалось.

Одним чудесным теплым днем мне позвонила Ю. и попросила встретиться. Нам не хотелось ехать в центр города, и мы отправились покорять нашу «деревеньку».

19:30.

SMS от Ю.: «Я немного задержусь и зайду за тобой в 20:00, хорошо?»

«Конечно» – ничего другого не оставалось ответить.

Скажу честно, я хотела, чтобы девушка пришла минут на двадцать позже. Почему?! Потому что на кухне готовился ужин!!! Я не верила своим мыслям…

Полчаса не прошли впустую. На белой тарелке оказалась калорийная вечерняя пища. Я ела так быстро, что даже не успевала почувствовать вкус, вероятно, думая, что если быстренько схомячу кусок жареного мяса с картошкой, ничего не отложится в мой жалкий, беспомощный организм.

Когда зашла Ю., я начала жаловаться ей на свою печальную жизнь, на что девушка ответила:

– Не переживай, начнется учеба, и снова похудеешь. – Если бы ее слова были правдой, если бы все было так, как она сказала тем вечером, если бы… Всегда «если бы».

– Надеюсь, так и будет!

– Если хочешь знать мое мнение, тебе сейчас очень хорошо.

Я наиграно улыбнулась в ответ, но на самом деле почувствовала приступ дикого разочарования.

День за днем проходили стремительно. И вот уже 20 августа, а в зеркале никаких изменений в лучшую сторону.

В одежде я казалась худее, чем без нее, но по рукам и лицу становилось заметно, что энное количество кило прибавилось.

Если сравнивать 45 килограммов до похудения и после, то после я почему-то была худее. Это меня утешало, и, видимо, поэтому я продолжала поедать ненужные калории.

Одним дождливым днем я поехала покупать вещи к новому учебному семестру. В сопровождении любимой музыки я бродила среди сотен платьев, футболок, маек, кардиганов, пуловеров, брюк, шорт и юбок. Уверенно схватив понравившиеся джинсы 32-го размера, я пошла в примерочную.

Ненавижу зеркала и свет в примерочной! Тебя либо визуально разносит, либо сужает так, что хочется пойти поесть.

Прекрасные серые джинсы еле сошлись на моих бедрах, подчеркнув округлые бока и жирок на животе. Первые пять минут было обидно. Но я убеждала себя, что скоро похудею и уже через две недели все будет отлично.

– Завтра же начну борьбу с лишними килограммами, а пока возьму 34-й размер, – утешила я себя в последний раз.Завтра так и не наступило. Никогда.

Cбой

1 сентября. Второй курс. Вес 45 килограммов.

Была среда. Я зашла в аудиторию, в ту самую аудиторию, в которой год назад начался нелегкий путь борьбы с лишними килограммами. Ситуация повторялась, мне казалось, что я вернулась на 365 дней назад. Мне стало страшно от мысли, что вновь придется испытать все пройденные мучения.

Переступив порог аудитории, я поймала на себе пару любопытных взглядов. Я бы тоже таращилась на девушку, которая всего три месяца назад была худенькой, а теперь превратилась в жирную личинку. Мне казалось, у многих в головах крутилась одна только фраза: «Посмотри, как ее разнесло!» Неудивительно. Становилось сложнее скрывать лишние жиры.

В тот день я была облачена в кружевную коричневую юбку и белую майку, которые прикрывал жакет, потому что юбочка стала маловата и майка облегала немного торчащие бока.

Надежда снова похудеть еще не умерла. Вера в себя находилась на волосок от смерти.

Перерыв. Улица. Все курильщики в сборе.

– Представляете, я поправилась на четыре килограмма! – сказала одна из тех худых девушек, которых я впервые увидела ровно год назад.

– Я бы пищала от радости, если бы поправилась на четыре килограмма, – ответила я.

– Да, ни фига! С ума сошла? – она выпучила глаза.

– Я поправилась на семь, – сказала я и ушла.

Наконец-то моему мозгу открылась вся трагичность ситуации. До меня дошло, что еще 5 килограммов, и все вернется к тому, с чего началось. Вероятно, я боялась вспомнить эти страшные исходные цифры, но сейчас мысли о них прорывались наружу.

Первый учебный день был коротким, и уже в час дня я оказалась дома. Погода располагала к прогулкам, но гулять мне было не с кем. Мистер О. проигнорировал мое предложение прогуляться, с А. мы поругались, К. еще оставалась на учебе, а Ю. была занята новым парнем, остальным не было дела до меня. Дома сидеть совершенно не хотелось, и я решила немного пробежаться по лесу. Я надела спортивные брюки, которые раньше слетали с меня при первом же шаге, а теперь наоборот прилегали так плотно, что было неприятно шевелиться, и отправилась в лес.

Свежий воздух, запах ели, шишки под ногами, желтеющие листья берез, +18 С°.

Я бежала сломя голову, все быстрее и быстрее, не обращая внимания на происходящее вокруг. Мне нужно было избавиться от ужасного ощущения тяжести, но в тоже время, пробегая метр за метром, я начинала все сильнее думать о том, что дома меня ждет овощной суп, немного сухофруктов и булочка, которую можно съесть, потому что еще только 14:30.

Два дня спустя мне суждено было снова оказаться в санатории, который сделал меня худее и подтянутей. Я, мама и еще две знакомые женщины ехали туда на медиа-форум. По пути им захотелось заехать в супермаркет и купить что-нибудь вкусненькое. Я могла остаться в машине, но пошла вместе с ними, полюбоваться на полки с продуктами. Привычка обильно питаться не избавила меня от страха купить что-нибудь кроме яблока.

– Тебе чего взять? – спросила мама, зная мое отношение к покупке еды.

– Немного сухофруктов.

С полки их взяла мама, потому что мне было запрещено это делать.

300 граммов инжира, 400 граммов сушеных ананасов, 200 граммов кешью и 300 граммов миндаля – именно это называется «НЕМНОГО».

Пачка инжира не дожила даже до середины нашего пути в санаторий. 650 килокалорий сверх того, что было съедено за день.

Посмотрев на последнюю инжирину, я дала себе слово, что с этого вечера начинаю возвращать свою былую форму. Лгунья.

Вечером был фуршет по случаю открытия медиа-форума, на котором подавались легкие салатики, рыба, креветки и другие морские твари, но нет, зачем мне это?! Торты, пирожные, сыр, мясо на гриле, картофельные дольки, жареный сыр – манили меня. И еще – любимое шампанское, первый раз после дня рождения и второй после дня, когда я начала худеть.

Время на форуме летело быстро. Слушая умных людей, я теряла счет времени, но все-таки пару раз успела посетить фитобочку и спортзал. Мое материальное тело находилось там, а астральное – около большого, уставленного различными вкусностями стола на втором этаже.

Естественно, я не похудела ни на грамм, но вес и не прибавился. Несмотря на количество калорий, которое я поглощала в последний месяц, вес держался на одном месте.Вернувшись в город, я думала, что из-за нагрузок в университете и прибавившейся работы смогу похудеть. Я рассчитывала, что у меня не будет времени есть. Его вообще не должно было быть!!! Оказалось все с точностью до наоборот…

31. Диетолог? Психолог?

Каждый Божий день я давала себе обещание, что съедаю последний кусок и через минуту начинаю терять свои килограммы. Я превратилась в одну из тех девушек, которые только рассуждают о своем лишнем весе, проблемных местах и о намерениях похудеть, но почему-то ничего реального для этого не предпринимают. Я, как они, думала, что в один день все возьмет и само собой преобразуется. Я не могла взять себя в руки и пересилить желание съесть жирный кусок курицы, я только хотела, мечтала, жаждала снова стать стройной.

Из-за постоянного обжорства я становилась еще более нервной, чем в те месяцы, когда получала минимум еды. В те дни я была пусть злая, но худая, а теперь – злая и толстая. Осознание этого еще больше бесило меня.

Меня раздражали худые девушки и те, кто успешно худел, я презирала тех, кто ест и не толстеет. Мне хотелось убить тощих девушек, которые говорили или писали в сетях, что они толстые, с одной лишь целью – получить очередной комплимент в свой адрес.

Каждый вечер я строила грандиозные планы похудения и борьбы с соблазном, но все было зря. Моему похудению был положен окончательный, железобетонный конец.

Обычно в выходные происходило самое большое обжорство. В один из таких осенних дней меня захлестнула очередная волна истерики по поводу моей жалкой толстой жизни.

– Отведите ее к диетологу! Посмотрите, как ей тяжело сейчас, бедный ребенок! – сказала бабушка родителям, которые не понимали, что мне необходима помощь.

Они ничего не хотели слушать.

– Ей это не нужно, она же похудела однажды, – ответил папа.

– То было раньше, а сейчас все иначе. Вы разве не видите? – бабушка повысила голос.

– Захочет и похудеет, – спокойно ответила мама. – Она сама идет к холодильнику после того, как скажет, что на диете.

– Значит, нужно ей как-то помочь. Она же не из-за желания поесть к нему идет, – бабушка была права на все сто процентов.

Я решила, что пора вмешаться в разговор:

– Почему вы меня не слушаете? Я не понимаю, что со мной происходит и почему я не могу взять себя в руки! Что-то пошло не так, и сейчас нет той Насти, у которой была железная сила воли! Нет больше стимула! Я сама обращусь за помощью, если вы не хотите встать на мою сторону! – я буквально сотрясалась от рыданий.

– Куда ты обратишься? – поинтересовался папа.

– К диетологу, к психологу.

– И ты думаешь, тебе это поможет?

– Я не знаю, что мне поможет, но уж точно не пожирание булок ночью! – И снова слезы.

– Ладно, хорошо. Сделаем так, как ты хочешь, только перестань реветь. – Маму это все явно достало, и она вышла из комнаты.

– Теперь все будет хорошо, и скоро вернется твоя худенькая фигурка, – ласково сказала бабушка и оставила меня одну.

Снова и снова я пыталась разобраться, что со мной происходит и куда подевалась моя сила воли. Я недоумевала: как девушка, боявшаяся съесть лишний огурец, разъелась до прежних размеров и почему она ничего не делает, а если и делает, то сил ей хватает только на полдня борьбы. Меня развернуло на 180 градусов. Все стало просто ужасно.

К диетологу и психологу я так и не попала. Я была уверена, что диетолог посоветует мне отказаться от мучного, сладкого, определит суточное потребление калорий 1200 и скажет добавить физические нагрузки, а психологу я ничего рассказывать не хотела.

Трагическим итогом стали 49 килограммов, которых я достигла спустя два учебных месяца.

От критической точки меня отделяли всего 1000 граммов и одна неделя.

Еда взяла надо мной абсолютный верх.

Вследствие компульсивного переедания – расстройства приема пищи – у меня начались так называемые компульсии1, более известные в народе как «компульсивы». Мои симптомы совпадали с этим ужасным расстройством. Я впихивала в себя пищу даже тогда, когда совершенно не хотела есть. Я ела с невероятной скоростью, невзирая на чувство дискомфорта в желудке, ела после десяти часов вечера, днем и ночью ела, ела, ела. Потом мне становилось стыдно за это. Находясь в состоянии постоянного стресса, я была агрессивной, испытывала ненависть к худым людям. Меня трясло от того, что кто-то может взять себя в руки, а я нет…

Лучше застрелиться

Октябрь. Все становится только хуже. С каждой секундой… Мои проблемы не уменьшаются, они лишь увеличиваются. Во всем виновата я, никто другой. Я не хочу признавать этого, я пытаюсь, стараюсь. Безуспешно.

В один из дней октября жестокая реальность предстала передо мной в виде серых шорт, которые пролежали в шкафу с начала сентября. Этот шокирующий и правдивый вечер надолго останется в моей памяти. Эта малюсенькая вещь, раньше свободно болтавшаяся на исхудавших ногах, стала мала до такой степени, что просто не налезала на меня. Я смотрела на свое отражение в зеркале и плакала, потому что не понимала, как можно было довести себя до такого состояния. Остальная одежда также была мала. Пришлось надевать старый хлам, а утром ехать в магазин.

Мне было стыдно выходить на улицу и смотреть на свое отражение в витринах. Все, что я замечала, – это круглые бедра, жирные ноги и широченное лицо. Спустя какое-то время дело дошло до того, что вместо прогулок, походов в кино, встреч с «друзьями» я предпочитала остаться дома и поесть. У меня и так не осталось друзей, кроме К. и Ю., которые вечно были заняты, и мы редко встречались, а я еще умудрилась променять эти нечастые моменты общения на еду.

Еда. Еда. Еда. Еда. Еда.

Этот период моей жизни был не очень приятным. Снова появились проблемы в общении, отношениях, семье и себе самой. Мне казалось, что как только я худею, все нормализуется, а как поправляюсь, все катится к чертям.

В университете я всегда чувствовала себя лишней. Мои одногруппницы регулярно обсуждали совместные прогулки, на которые звать меня было не обязательно. «Ну, ты же все равно бы не пошла» – единственная отговорка. Откуда им знать?

Еще в начале сентября я стала работать в одном молодежном журнале. Мне нравилась моя работа. Постоянное общение с людьми, разработка мероприятий по продвижению журнала, посещение различных конференций и презентаций. Нужно было держать себя в форме, выглядеть на 5+, чтобы не было стыдно появиться перед коллегами. Однако даже это меня не мотивировало. Абсолютный пофигизм.

В те мучительные месяцы, когда я стремительно худела, мой организм подвергся немыслимым испытаниям. Я издевалась над ним, не давая себе есть, теперь он сделал ответный ход… Этот подонок начинал забирать свое назад и вбирать максимальное количество калорий из любых потребляемых продуктов. Если при обычном питании, без попыток похудеть, из булочки организм забирает 300 калорий, то в моем случае он стал забирать 330. Это касалось таких продуктов, как йогурт, мясо, яблоки и огурцы.

Мне больше не хотелось заниматься спортом, потому что было противно от ощущения соприкосновения жирных ляжек. Я не ходила на физ-ру, потому что все помнили, как на мне болтались штаны. Я не ходила на фитнес, потому что там все были худые, а я нет. Я перестала ходить в баню, потому что было неприятно показываться с такой фигурой, даже перед родными.

Я ничего не делала, чтобы вновь похудеть. Почему? Потому что понимала, что потребуется как минимум два месяца, чтобы вернутся хотя бы к 44 килограммам.

Вместо того чтобы работать над собой и возвращаться к идеалу, я ела. «Куда еще хуже?» – думала я, проглатывая очередной кусок пирожка. Глупая.

Я перестала смотреть на себя в зеркало. Ездить по магазинам также не было никакого желания, потому что другого размера кроме XXS для меня не существовало, а сейчас это была M-ка впритык. В гардеробе появилась куча длинных просторных маек и кардиганов, способных скрыть ужастики моего тела.

Когда я шла по универу, мне казалось, что все шепчутся у меня за спиной: «Смотри, она так поправилась».

С Мистером О. общение прервалось, и уже месяца два о нем ничего не было слышно. Только один раз мы случайно встретились в торговом центре. Папа попросил меня съездить с ним, прикупить новых вещей, и я с удовольствием согласилась. Стоило мне зайти в огромный холл, как я тут же увидела его. Мы поговорили так, словно наше общение не прекращалось ни на минуту, так, как в прежние времена.

После этого парень снова исчез. Ему стала присуща такая черта – на минуту появляться в моей жизни и неожиданно пропадать. Я не писала ему первой, просто не хотела навязываться. Лучше бы я переборола свою гордость. Правда, иногда так правильнее.

И вот на дворе конец октября, а от него ни привета, ничего…

Слава богу, что К. меня поддерживала и успокаивала, без нее было бы тяжелее. Она говорила, что парень не стоит моих переживаний, что нужно его забыть. Никогда не верьте девушкам!!!

В надежде успокоить свой возбужденный мозг и сердечные чувства я начала снова общаться с А. Он первым написал и попросил прощения за свое безобразное поведение. Хотя на 99 % была виновата я.

Мы стали гулять, ходить в кафе, постоянно созваниваться и закидывать друг друга сообщениями. Он снова начал казаться мне милым. На месяц я отвлеклась от гнетущих мыслей и даже смогла немного сбросить вес – на боннском супе. Такой гадости мне раньше не приходилось есть… Но ради потерянных трех килограммов стоило поглощать эту мерзость. Выдержала я всего три дня, на восемьдесят шестой час только при мысли об этом вареве меня выворачивало наизнанку. Вместо этого «волшебного» супа я решила съесть немного тушеных овощей с курицей, потом конфеты, чипсы и еще какую-то бесполезную еду. И снова сброшенные килограммы вернулись ко мне. Естественно, нужно было кому-то нажаловаться, и как раз, по счастливой случайности, в этот день я собиралась встретиться с А.

– Тебе не нужно худеть, ты же нормальная, – сказал он, когда я поведала ужасную историю о мерзком супе с сельдереем. Парень всегда говорил эту фразу, только раньше я весила 38, а не 48.

– Мне лучше знать, когда я нормальная.

– Ты хочешь быть как летом?

Какой догадливый человек!

– Да, да, да!!! – я срываюсь на него и кричу это так громко, чтобы слышали все. – Да, я хочу быть как летом! Хочу весить 38 килограммов и ни грамма больше! Мне необходимо это!

– Ты ненормальная.

– Можно подумать, ты адекватный.

– Еще одно подобное слово…

Я не дала ему закончить:

– И что? Снова смешаешь меня с дерьмом? Ну давай, что ты молчишь?

– Не хочу с тобой разговаривать.

– Ну и пожалуйста, хоть нормально вечер пройдет.

– Я смотрю, ты стала сильно много разговаривать.

– От тебя научилась.

Такие диалоги у нас случались часто. Иногда мне это нравилось, можно было выплеснуть все накопившееся на «беззащитного» А. Если ему можно говорить все, что хочется, и я буду. Как ко мне люди, так и я к ним. Это закон, а законы нарушать нельзя.

А

Жизнь опять преподносила сюрпризы. Так получилось, что мы стали встречаться с А. Я устала ждать человека, которому все равно. Устала надеяться на светлое будущее, лелеять несбыточные надежды. Пора было заканчивать придумывать сказку и выбираться в реальную жизнь.

Я поддалась кратковременно всплеску чувств и уступила парню, который добивался меня уже несколько месяцев. Первое время все шло отлично, даже настолько отлично, что иногда от этой идеальности меня начинало тошнить.

А. отвлекал от мыслей о похудении, он говорил, что не нужно бороться с лишними килограммами, потому что сейчас я такая, какой он первый раз меня увидел, и вообще, я выгляжу прекрасно.

– Ну а что ты еще можешь сказать своей девушке? Ты такая толстая, что мне противно с тобой идти? – вопрос последовал после очередной речи о моей «нормальности».

– Нет, Настя. Ты правда хорошо выглядеть стала. И мне не противно с тобой идти, что за бред?!

– Знаешь, что я большего всего не люблю?

Он так глупо на меня посмотрел, что мне стало смешно.

– Чего ты так угараешь?

– Ничего. Так вот, я ненавижу, когда мне врут! А ты делаешь это каждый день, – спокойно ответила я.

– И когда же? – А. делал вид, что не понимает.

– Когда говоришь, что со мной все хорошо.

– Почему ты сама не понимаешь? Почему тебе нужно всех выбесить, но остаться при своем мнении?

– Потому что оно у меня есть, и если я думаю, точнее, знаю, что сейчас выгляжу намного хуже, чем в мае или июне, то не нужно говорить обратное. Ты же видишь, что меня это выводит, но нет, все равно продолжаешь. Тебе нравится это делать?

– Хорошо, я тебя понял. Буду говорить, что ты толстая.

– Прекрасно, вот так и говори.

На этом наш разговор закончился, но уже на следующий день А. принялся за свое. До него никак не доходило, что иногда лучше промолчать, а не злить меня еще больше.

Наши совместные дни превращались в сплошную ссору или выяснение отношений. Я старалась не реагировать на его слова. Но А. продолжал доставать меня словесными нападками, используя удивительный талант залезать под кожу самому броненосцу.

Мы уже встречались около полутора месяцев, когда А. решил «порадовать» меня трехдневным игнором. Вечером четвертых суток он написал: «Я не знаю, что делать. Я запутался. Мне нужно время!» На вопрос «Это все?» он ответил молчанием. «Невероятно классный парень» решил бросить меня в тот момент, когда, к моему собственному удивлению, у меня возникли к нему хоть какие-то положительные чувства. При этом я понимала, что стала встречаться с А. только лишь для того, чтобы вычеркнуть из памяти человека, с которым мне по-настоящему было хорошо.

34. «Мы встречались»

Поправиться на 11 килограммов, оказывается, было не самым страшным в этом году.

Самое страшное случилось в середине ноября.

Мы с родителями собирались переезжать в новую квартиру и уже больше месяца перевозили вещи. Никакой мебели, только одежда, обувь, книги, всевозможные вазы, статуэтки, посуда, цветы и куча различных безделушек. Сорок семь огромных коробок уже ждали на новом месте жительства, на очереди оставалось еще около пятидесяти.

Последние четыре года я умоляла родителей купить квартиру в центре, но никакой реакции не было, потому что папе, видите ли, очень нравилось это местечко за городом, где мы жили последние шестнадцать лет. Только после одного плачевного случая он изменил свое решение, и мы были вынуждены приобрести большую светлую квартиру почти в центре.

Я возлагала огромные надежды на переезд. Я рассчитывала, что там, на новом месте, не будет времени поесть, так как меня будут окружать спортзалы и прочее. Снова ложь. Я люблю врать сама себе.

Моя старая комната опустела. В ней оставались только шкаф, компьютерный стол и телек. Диван продали, и две недели приходилось спать на матраце, в окружении кучи коробок. Я чувствовала себя беженцем, но мысль о предстоящем переезде поднимала настроение.

В один из поздних вечеров я переписывалась с людьми в «ВК». На столе находилась кружка чая и привычная вазочка с сухофруктами. Они были для меня наркотиком. «Сухофруктовый наркоман» – так называла меня мама. Обычно я ела много сушеного инжира, чернослива, банана, ананаса, горстями поглощала арахис, миндаль, кешью и фундук. Мало того, что на них уходила приличная часть моей зарплаты, так еще и ощущения после съеденного не были приятными. Но я продолжала употреблять сухофрукты в огромных количествах.

Я была так рада переезду! Ничто не могло отравить столь прекрасный настрой на светлое будущее, и даже сухофрукты казались мне безобидными огурцами.

Прожевав очередной кусок банана, я увидела сообщение от К…

«Можно я приеду к тебе ночевать?»

До определенного дня девушка была частым гостем в моей квартире.

«Уже некуда, мы все упаковали. Через неделю переезжаем. Ура!»

«Здорово, позовешь на новоселье?»

«Конечно, как я могу тебя не позвать?»

К. была моей лучшей подругой и неотъемлемой частью прошлой жизни. Она была тем человеком, который выслушивал все мои переживания и был всегда рядом. Ей можно было позвонить в час ночи, сказать, что мне плохо, и она бы приехала, но…

Как можно было быть такой дурой??? Почему я верю всем, каждому кусту. Наивная девочка.

«Я рада:)»

Мои сознание и подсознание даже не подозревали о возможности получить это убийственное сообщение, перевернувшее абсолютно все в моей жизни. Сообщение, которое полностью изменило меня, отношение к людям, к их словам, поступкам и разговорам. Этот вечер принес в мою голову корзиночку новых мозгов, с появлением которых я по-другому посмотрела на всех и все.

Прошло уже два года после того вечера, а в моей жизни так и не появилось ни одного человека, которому бы я смогла полностью доверять, рассказывать все, о чем думаю, и с которым хотела бы поделиться сокровенными мыслями. Все мне кажутся лжецами.

«Настя, мне нужно тебе сказать…»

Последовало несколько секунд молчания, и вот на экране монитора, как гром среди ясного неба, то самое сообщение!

«Мы встречались».

Сердце начало пульсировать с такой силой, что, казалось, оно вот-вот вырвется наружу. Пальцы онемели. Я догадывалась, о ком идет речь, но никак не хотела верить в это. Я отбрасывала дурные мысли, боролась с этими догадками. К. говорила мне раньше, что ей нравится один парень, он ее возраста и у них все хорошо. Это не мог быть ОН!!!

Однако страшная мысль не давала мне покоя, и с опаской я написала:

«С кем?…»

Меньше всего мне хотелось получить тот самый, роковой ответ.

«С ним…»

Это был Мистер О. Все… Мне все еще сложно вспоминать это… Моя лучшая подруга, которая знала обо всем, обо всех моих чувствах…

«Сколько?»

«Два месяца, но сейчас все. Мы расстались. Я так боялась тебе сказать…»

Я хотела уничтожить их обоих. Во мне проснулась неимоверной силы ненависть, которую я никогда не испытывала прежде. У меня не было слов, я не знала, что написать в ответ, и отправила: «………»

К. не унималась, ей хотелось сделать еще больней: «Мы любили и любим друг друга. Но не можем встречаться».

На это мне все-таки нужно отправить пару слов. С яростью я била по клавиатуре, не успевая вытирать слезы.

«Я вас ненавижу!!! Ненавижу! Как ты могла так поступить со мной? Ты все знала! Зачем??? За что ты так со мной?»

Ее ответ окончательно выбил меня из колеи:

«Если у меня есть чувства, почему я должна им противостоять и не встречаться с ним только потому, что тебе будет больно?»

Я перечитала этот набор слов несколько раз, думая, что из-за заплаканных глаз мне мерещится не то, что есть на самом деле. Действительно, К. это написала. Я не один раз в жизни жертвовала общением с парнями только для того, чтобы ей не было обидно, я прекращала общаться с теми, кто мне нравился, и все из-за К. Однажды я отказалась встречаться с парнем только потому, что он тоже ей симпатизировал.

У меня больше не было желания знать эту девушку.

Было очень больно. Я не могу передать, насколько, такое невозможно выразить словами.

Это было первым предательством в моей жизни. Я не думала, что оно будет от самого близкого друга. Я верила ей. Девушка знала о моих чувствах к Мистеру О., она видела, как я переживаю и как меняюсь, когда мы начинаем общаться с ним. К. просто лицемерила, выслушивая меня. Она всегда говорила, что мне нужно забыть о нем, что он не мой человек. Теперь-то я понимаю, в чем было дело…

На долгое время я вычеркнула этих двоих из своей жизни, удалила все фотографии, стерла номера телефонов, выкинула из «друзей» на всевозможных сайтах. Все напоминания были уничтожены.

В тот судьбоносный вечер я плакала, захлебываясь слезами. Статус и сообщение от К. на стене в «ВК» вызвали интерес у А. (на тот момент мы еще были вместе). От него прилетело сообщение: «Что случилось?» Я не хотела говорить ему правду, потому что парень думал, что Мистер О. мне давно безразличен.

Временами я сомневалась в адекватности К., но быть настолько… (я не могу подобрать прилагательное) нельзя. В этот же вечер она добавила на свою страничку фотографии, где они были вместе с Мистером О., прикрепив надпись вроде: «Нам так было хорошо, спасибо за это время».

В шоке были все. Наши общие знакомые недоумевали, они не могли понять, как лучшая подруга могла выкинуть подобное.

Правду говорят – друзья познаются в беде.

У многих проснулось желание навредить ей, особенно у Ю. За долгие годы знакомства я никогда не видела ее такой злой. У девушки был план мести, который таки не осуществился, к сожалению…

Уснуть было сложно. Тяжелые воспоминания одолевали меня.

На следующий день, когда я пришла в университет, одногруппницы уже знали о том, что произошло. Как только я зашла в аудиторию, одна из них подбежала ко мне и обняла.

– Как ты, Настюш?

Сил сдерживаться не было, и очередная порция крокодильих слез предстала на всеобщее обозрение. Многие университетские собратья не понимали, что происходит, и косились с разных уголков аудитории. Я не обращала никакого внимания на их любопытные очи. Единственное, что мне оставалось – реветь, уткнувшись в плечо темноволосой девушки.

Естественно, болтовню самого ненормального и неадекватного преподавателя в университете я пропускала мимо ушей. Три часа я пролежала на парте, уставившись в одну точку.

Моя лучшая подруга показала свое истинное лицо, а Мистер О. – просто типичный парень.

Я не могла поверить, ведь еще недавно он сказал: «К., она еще такая маленькая», а через две недели они начали встречаться.

Как такое возможно?

Многие из наших общих знакомых говорили…

Нет, я не могу такое написать.

Несколько дней я не могла есть. Мне было не до этого. На работе я появилась всего два раза, и то, чтобы отвезти документы. Маме я, естественно, ничего не сказала. Не люблю ее посвящать в такие подробности своей жизни.

Когда мое состояние нормализовалось и я начала соображать, что из моей жизни пропали: а) лучшая подруга; б) парень, который делал меня счастливой, – я начала есть. Не важно, что это было: сухари, хлеб, пельмени, колбаса, торты, пирожные, шоколад, сыр, яйца, сухофрукты, мороженое, котлеты, картошка.

Нужно было заедать свое горе.

Диета. Срыв. Диета

К середине декабря на весах прибавилось еще шесть килограммов. За 5 месяцев – плюс 15 кило, девять из которых пришлись на последние два месяца.

Это обстоятельство нанесло урон не только моей внешности, но и здоровью. Так же, как нельзя быстро худеть – нельзя с такой же скоростью набирать вес. У организма в прямом смысле происходит сдвиг по фазе. Сначала за полтора месяца теряются 12 килограммов, а потом за два месяца набираются 9. Нужно быть очень сильным организмом, чтобы пережить такое. Мой оказался «настоящим мужиком».

Не в силах собраться в кучу, я только и делала, что ела, но не переставала убеждать себя, что это последний раз, последний день, вечер, утро, минута, час, секунда. У меня все начиналось с несуществующего завтра.

Я была раздавлена.

Безумное желание снова стать худышкой почему-то не играло существенной роли. Оно не было таким сильным мотивом, как «я люблю анорексичных девушек».

Декабрь пролетел незаметно быстро, и каждый день был похож на предыдущий. Никаких шагов в лучшую сторону не было, только откат назад, с каждыми сутками все дальше от заветной цели.

Моя жизнь превратилась в замкнутый круг из еды.

В январе снова приехала бабушка, которой показалось, что я не поправилась.

Естественно, она не хотела признавать тот факт, что ее внучку разнесло как бегемота, поэтому на мой вопрос: «Как сильно я поправилась?», она ответила:

– Мне кажется, ты такая же осталась.

– Издеваешься?

– Нет, ну может чуть-чуть щечки появились.

НЕНАВИЖУ, КОГДА КТО-ТО УПОМИНАЕТ МОИ ЩЕКИ!!!

– Только без этого, пожалуйста. – Я ушла в комнату, чтобы избежать продолжения разговора.

После фразы о щечках я решила взяться за ум и разработала свою собственную программу похудения. Моя основная проблема была, есть и, вероятно, будет в том, что, когда я сажусь на диету, заранее знаю, чем и в каких количествах мне предстоит питаться в течение недели. Это сразу сбивает и не дает двигаться дальше. Психология такая у человека.

Я сделала три красивых конвертика, обозначив их «завтрак», «обед» и «ужин», а на маленьких стикерах написала то, чем я буду питаться. Когда наступало время еды, я вытаскивала бумажку, и каждый раз для меня было сюрпризом, что же мне предстоит поглотить. На завтрак преимущественно были каша, сухофрукты и йогрут, на обед – овощные блюда, рыба или мясо, на ужин – вода, сок или яблоко. В конвертиках также имелись «счастливые» стикеры с шоколадом, панкейками и пирожными. За три недели я похудела до 45, но на радостях снова начала есть, и вес быстренько вернулся назад. Даже в универе одна девушка заметила изменения в моем теле. Это было первым и последним серьезным прорывом.

Прошла зима. После 45 килограммов ничего нового не произошло. Еда, калории, отсутствие спорта. Безнадежные мечты. Еда и еще раз еда.

Периодически ко мне возвращалась вера в то, что когда-нибудь в зеркале я увижу ту себя, которая приводила меня в восторг и заставляла других говорить «она такая худая», ту себя, которую я почти сумела полюбить.

Торчащие ключицы, выпирающие скулы, худые запястья, миниатюрные ножки, плоский живот с торчащими тазовыми косточками, выпирающий позвоночник – каждое утро, подходя к зеркалу, я хотела увидеть именно этот образ, но реальность была совсем другой. Сейчас на меня снова смотрела та девушка, которая впервые шагнула в аудиторию на четвертом этаже полтора года назад. Только эта девушка была намного толще прошлой.

В миллионный раз я давала себе обещание, что с завтрашнего дня еще раз начну тот нелегкий путь – что с завтрашнего дня я буду бегать, что с завтрашнего дня я не буду есть сладкое и что с завтрашнего дня я начну меняться.

Моя жизнь превратилась в сущий кошмар.

Диета, срыв, обещание выдержать следующую. Диета, срыв, обещание выдержать следующую. Диета, срыв, обещание выдержать следующую.

Диета «АВС», «шоколадная диета», «питьевая диета», диета «двойка», «белковая диета», «яблочная диета», [4] … Все впустую.

Я завидовала девушкам, которые смогли похудеть. Каждый вечер, пересматривая их фотографии «до и после», я не верила, что такое возможно. Я думала, что все это подстроено, но потом вспоминала себя и начинала завидовать результатам, силе воли, которой у меня не осталось и телам тех, кого я видела на своем мониторе.

Мне пришлось убрать все маленькие вещи с глаз, чтобы не расстраиваться, но собственные летние фотографии доводили меня до истерики. Я не верила, что могла быть когда-то настолько худой. Было сложно осознавать, что когда-то мне представился шанс быть такой, а я его упустила, точнее – проела.

«Я готова отдать все, только чтобы мне вновь стать худой и вернуть свои законные килограммы, с которыми мне было так хорошо. Я больше никогда не совершу подобной ошибки!» – такие слова я говорила себе при всяком удобном случае, особенно после зажора.

Каждый день – сплошная неудачная попытка похудеть. Меня уже ничто не мотивировало, а ведь я видела, что нужно срочно избавляться от слоя ненавистного жира, и понимала, что при таком весе, с такими ляхами и расплывшимся лицом я не могу нормально существовать. Мне хотелось чувствовать необыкновенную легкость, но нет… Зачем мне это, когда можно было сожрать кусок курицы в десять вечера?

Срывы, диета, срывы, диета, срывы, очередная диета…

Почему-то до моего сознания не доходило, что нужно перестать жрать и начать работать над собой, трудиться, ждать, и скоро все станет как раньше.

Необходимы время и неприступная, нерушимая вера в себя.

К тому же моя «обменка» была напрочь испорчена. Теперь, чтобы избавиться от одного жирного кило, мне требовалось минимум пять дней, а раньше это занимало всего сорок восемь часов.

Был еще один пунктик, который сбивал меня с пути просветления. Как только мне стоило решиться взять себя в руки и озвучить маме, что завтра я сажусь на диету или вообще не ем, так именно в это утро или день ей нужно было:

а) приготовить что-нибудь антидиетическое;

б) купить всяких вкусностей;

в) сбить меня фразочками типа: «будешь есть?», «тебе что-нибудь приготовить?», «не люблю я диеты, глупости придумала», «я там разных штучек вкусных купила».

Это сразу ставило крест на задуманном.

Очередная неудачная попытка закончилась, и я все послала к чертям. Мне надоело мучить себя, надоело париться из-за каждого куска, надоело постоянно сидеть на диетах, зная, что в итоге это ни к чему не приведет.

Я решила не обращать внимания и начать жить как все. Не париться.

Меня хватило на день.

Диеты настолько сильно влились в мою жизнь, что я не могла так просто с ними распрощаться. Ежедневная мысль, что я больше не буду худеть, а, значит не верну свое тощее тело, просто не давала мне покоя, и приходилось начинать все сначала.

Окончательный предел наступил осенью 2011 года. Не знаю, как, не знаю, почему – на весах 60 килограммов.

С 38 до 60. С размера XXS до L. С тощей девушки до жирной коровы.

И только после этого я наконец-то взялась за ум. С той осени мне снова представился шанс взять себя в руки и начать худеть. Только все было по-другому. Теперь я действительно худела для себя.

Постепенно, медленно, без голодовок и без отказа от любимой еды. Я завтракала, обедала и ужинала. У меня был один перекус в виде батончика-мюсли и кружки кофе. В моем рационе всегда были свежие овощи и фрукты. Утром я ела сладкое, а на ужин салат с рыбой или рисом, каждый день старалась проходить минимум 5 километров и никогда не заводила разговоров о том, что снова худею.У меня получилось.

Послесловие

Все изменилось три года назад. Вся моя жизнь.

Диета разрушила абсолютно все, взяв верх над моей личностью.

Худоба сделала меня счастливой лишь на пять месяцев, а попытки вернуть ее назад украли два года жизни.

Мне потребовалось семьсот двадцать дней, чтобы избавиться от страха выпить стакан сока или купить себе шоколадку без угрызения совести. Семнадцать тысяч двести восемьдесят часов ушло на то, чтобы начать жить прежней жизнью, без диет.

Я жалела о том, что когда-то решила похудеть. Мне хотелось вернуться в 2009 год и никогда не превращать свое здоровое тело в скелет. Помешательство на своей фигуре и худобе не принесло ничего хорошего. Время без диет – прекрасное время, вернуть которое было невероятно сложно.

Сейчас 2012 год, диета отпустила меня из своих заложников. Я снова могу жить. Мой вес 45 килограммов. Мой рост 160 сантиметров.

Избавиться от пятнадцати лишних килограммов было непростой задачей. На это ушло чуть больше шести месяцев, но только в этот раз все было намного мягче, без истерик, психологов и страха, который преследовал меня каждую секунду прошлого похудения.

Прошлый опыт открыл мне несколько важных правил:

1) Не голодать. От этого только хуже. Организм все равно возьмет свое. С ним бесполезно даже пытаться бороться.

2) Не сидеть на жестких диетах и не мучить себя одним яблоком в день. Потом срываешься на все, что попадается на глаза.

3) Позволять себе вкусности в маленьком количестве, когда хочется. Через какой-то отрезок времени их потребление значительно уменьшается, и желание съесть очередную конфету пропадает.

4) Не отказываться от походов на дни рождения, в гости, на шашлыки… Это не жизнь. Это мука.5) И самое главное! Не говорить себе, глядя в зеркало: «Я толстая», наоборот, нужно хвалить себя за еще один пройденный день и думать, что еще немного усилий – и фигура будет самой прекрасной.

Примечание

Диета ABC

Правила этой диеты очень просты. В течение 50 дней необходимо потреблять определенное количество калорий, распределенных по дням.

Первые два дня лично мне дались прекрасно. На пятые сутки мне, во-первых, надоело считать калории, во-вторых, захотелось есть. Мне сложно оценить эффективность данной диеты, поскольку я не выполняла ее даже на десять процентов.

1:500 calories (or less)

2:500 calories (or less)

3:300 calories

4:400 calories

5:100 calories

6:200 calories

7:300 calories

8:400 calories

9:500 calories

10:fast

11:150 calories

12:200 calories

13:400 calories

14:350 calories

15:250 calories

16:200 calories

17:fast

18:200 calories

19:100 calories

20:fast

21:300 calories

22:250 calories

23:200 calories

24: 150 calories

25:100 calories

26:50 calories

27:100 calories

28:200 calories

29:200 calories

30:300 calories

31:800

32:fast

33:250 calories

34:350 calories

35:450 calories

36:fast

37:500 calories

38:450 calories

39:400 calories

40:350 calories

41:300 calories

42:250 calories

43:200 calories

44:200 calories

45:250 calories

46:200 calories

47:300 calories

48:200 calories

49:150 calories 50:fast

Шоколадная диета

Я всегда мечтала есть шоколад и худеть. Эта диета именно для сладкоежек, которые никак не могут побороть свою сладкую слабость. Продолжительность шоколадной диеты семь дней, а ее суть очень проста: на 24 часа полагается только 100 граммов шоколада и больше ничего.

Единственный факт, который меня расстроил – это то, что после двух дней от любимого лакомства стало подташнивать.

Питьевая диета

Суть ее в том, что 30 дней запрещено принимать любую твердую пищу. Разрешается только пить, и не важно, что и в каком количестве. Только одно неприкосновенное «но»! Алкоголь в это разрешенное не входит.

Я была очень удивлена, когда по прошествии 10 дней все еще не сорвалась. В мой рацион входили йогурты, горячий шоколад, бульоны, соки и многое другое, но результата не наблюдалось – ни на весах, ни в зеркале. Даже килограмм отказался распрощаться со мной.

Пришлось отступить.

Диета «двойка»

В этой диете требуется в течение десяти дней съедать по 2 продукта, 200 граммов, 200 миллилитров.

В моем случае количество допустимых продуктов умножилось на два, а количество дней разделилось на 5.

1-й день:2 больших яблока

2-й день:2 апельсина

3-й день:200 г риса (масса готового риса)

4-й день:200 г сыра (можно плавленый) 5-й день:200 г творога

6-й день:2 банана

7-й день:2 литра воды

8-й день:200 г йогурта

9-й день:2 больших огурца 10-й день:2 литра кефира

Белковая диета

Как и любая другая диета, белковая обязывает отказаться от привычной еды, вредных конфет и чипсов и неделю питаться согласно определенным правилам.

Меня хватило до обеда первого дня.

Й день

Завтрак: стакан кефира

Обед: 2 яйца вкрутую, 20 г сыраУжин: овощной салат

Й день

Завтрак: стакан кефира

Обед: вареное яйцо и яблокоУжин: вареное яйцо

Й день

Завтрак: чай без сахара

Обед: 150 г творогаУжин: овощной салат

Й день

Завтрак: стакан кефира

Обед: яйцо, 8 черносливин или свежих сливУжин: яйцо

Й день

Завтрак: чай без сахара

Обед: 100 г свежей капусты или морковиУжин: яйцо

Й день

Завтрак: кофе без сахара

Обед: 2 яблока или 2 апельсинаУжин: стакан простокваши или кефира

Й день

Завтрак: стакан кефира

Обед: 30 г сыра, апельсин или яблокоУжин: 2 яйца

Яблочная диета

Яблочная диета оказалась самой терпимой и подходящей для меня. Наверное, потому, что я очень люблю яблоки и потому, что она дает хоть какое-то чувство сытости. Однако это все же диета, и сброшенные килограммы имели честь вернуться назад.

День 1.Яблочный

Минус 1–2 кг

Завтрак: 3 протертых яблока, смешанных с лимонным соком по вкусу. Можно добавить горсть грецких орехов.

Обед: салат из 150 г яблок, 30 г зеленого лука, 20 г петрушки и 1 яйца. Яблоки натирают на крупной терке, а зеленый лук и петрушку мелко нарезают, и все посыпают натертым вареным яйцом.Ужин: 5 средних яблок.

День 2.Яблочно-рисовый

Минус 1–1,5 кг

Завтрак: 100 г сваренного без соли риса и 3 яблока.

Обед: яблоки с рисом. Яблоки промывают, очищают от кожицы и удаляют сердцевину. Яблоки заливают горячей водой, добавляют лимонный сок и цедру от лимона. Яблоки и цедру варят до мягкости и оставляют до подачи в теплом месте. Отварной рис смешивают с полученным яблочным пюре. Блюдо готово.Ужин: 100 г сваренного без соли риса.

День 3.Яблочно-творожный

Минус 2 кг

Завтрак: 2 яблока и 0,5 кружки нежирного творога.

Обед: яблоки нарезают тонкой соломкой и кладут в воду, подкисленную лимонным соком. Смешивают нежирный творог с двумя чайными ложками меда и горстью грецких орехов. Пропитанную яблочную соломку добавляют в творожную массу.Ужин: 150 г нежирного творога.

День 4.Морковно-яблочный

Минус 2 кг

Завтрак: 3 больших потертых моркови и одно тертое яблоко.

Обед: салат из моркови и яблок. Очищенную морковь и яблоки натирают на крупной терке. Добавляют 2 чайные ложки меда, лимонную цедру, все перемешивают и выкладывают в салатницу.Ужин: 4 запеченных яблока и 1 чайная ложка меда.

День 5.Морковно-свекольный

Минус 2 кг

Завтрак: 2 вареных моркови и 1 вареная свекла.

Обед: 2 яйца, 1 вареная свекла и тарелка овсяной каши.Ужин: морковь в неограниченном количестве, натертая на терке, с добавлением тростникового сахара или меда.

День 6.Повторить день 1

День 7.Повторить день 2





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...