Главная Обратная связь

Дисциплины:






Наказание нарушителей



Следует иметь в виду, что отрывок, посвященный церковной дисциплине, звучит в контексте милосердия и прощения; прощение смягчает (но не аннулирует) обличительную силу этих текстов, направленных против нераскаявшихся нарушителей порядка в христианской общине. В самом контексте делается акцент на возвращение заблудших собратьев в лоно церкви, а не на утверждение их непоправимой вины.

18:15.Этот обычай был широко принят у евреев; в Свитках Мертвого моря, у "рав-винов и в других материалах подчеркивалось, что решение спорных вопросов следует начинать наедине. Не вызванное необходимостью публичное обличение считалось грехом, а умение принимать критику еврейские учителя рассматривали как важное достоинство.

18:16.Еврейские вожди опирались на Втор. 19:15 (ср.: 17:6,7) для обоснования необходимости двух свидетелей. ( Раввины использовали этот принцип настолько буквально, что доходило до абсурда: одногосвидетеля, который схватил за руку убийцу с окровавленным ножом в руке, было недостаточно.) Соблюдение в этом вопросе всех юридических процедур требовалось для того, чтобы истец мог возбудить судебное дело; здесь Иисус не противоречит еврейской практике конфиденциального увещания, опроса свидетелей и, наконец (если не последует раскаяние), судебного разбирательства (18:17).

18:17.Церковь по определению функционировала как древняя "синагога, а синагоги были не просто домами собраний для молитвы и изучения закона, но и общественными центрами, где провинившийся член общины подвергался наказанию. Наказание могло принимать самые разные формы, начиная от публичной порки и кончая той или иной степенью отлучения от общины. Самое суровое наказание предусматривало полное изгнание еврея из общества, после чего он считался просто язычником. Язычники и мытари (а мытари воспринимались как пособники языческих властей) исключались из религиозной жизни еврейскогообщества. Последнее предупреждение провинившемуся человеку перед возбуждением судебного дела (напр.: Втор. 25:8) было актом милосердия.

18:18.Многие евреи считали, что Верховный суд действует на основании полномочий, вверенных ему Божьим небесным трибуналом, — в смысле ратификации его постановлений (время глагола в греческом тексте также указывает на то, что вначале было небесное решение). Те, кто судит, основываясь на "законе Божьем, ясно и точно представляют Его волю.

Понятия «связано» и «разрешено», обычно используемые для обозначения заключения в тюрьму и освобождения из заточения, соответственно, служат естественной метафорой осуждения или оправдания в суде. Как термины, подтверждающие законное право "раввинов толковать Писание, они могли, естественно, относиться и к судебному процессу.



18:19,20.Слова «двое или трое», несомненно, относятся к «двум или трем свидетелям» из 18:16. Возможно, в этих стихах подразумевается либо прошение о проклятии, сопровождающее изгнание еврея из общества, либо молитвы о покаянии и последующем прощении изгнанного члена общины (см.: 1 Ин. 5:16). В любом случае, следует отметить, что именно свидетели, согласно "Ветхому Завету, первыми исполняли решение суда (Втор. 17:7); здесь они должны были первыми молиться.

Минимальный кворум, необходимый для проведения собрания "синагоги, составлял десять человек, но часто высказывалась мысль, что Бог присутствует и тогда, когда двое или трое собираются вместе для изучения Его закона. Таким образом, присутствие Иисуса представлено здесь как равное присутствию Бога (ср. также: Мф. 1:23; 28:20). (Одним из наиболее распространенных именований Бога у позднейших раввинов было«Присутствие», т. е. Вездесущий.)

Прощение прощающих

18:21,22.«Седмижды семьдесят» (некоторые комментаторы видят здесь семьдесят семь) в действительности вовсе не означает 490; это типичное выразительное средство еврейского языка, используемое здесь, чтобы сказать: «Никогда не таи зла». Поскольку истинное покаяние подразумевает отвращение от греха, некоторые позднейшие раввины ограничили возможность прощения за конкретный грех до трех раз; вероятно, Петр думал, что его предложение прощать до семи раз было великодушным.

18:23.О выражении «Царство Небесное подобно...» см. в коммент. к 13:24. Здесь речь идет о языческом царе, возможно, об одном из греческих правителей Египта до завоевания его римлянами. Под «рабами» здесь могут подразумеваться его приближенные из рабов, которые были богаче почти всех вместе взятых свободных людей в Египте, где большинство населения составляли крестьяне. Но в данном случае «рабами», скорее,названы сатрапы провинций, которые состояли на службе у правителя в качестве откупщиков; они тоже были царскими вассалами. Правитель, вероятно, позволял им получать выгоду при сборе налогов в казну, но требовал эффективной работы; это было время года, когда правитель собирался проверить их счета.

18:24.Многие крестьяне и наемные работники всячески противились необходимости платить налоги, но это не освобождало сборщиков налогов от обязанности представить царю требуемую сумму. Ученики, да и Сам Иисус, вероятно, не могли сдержать улыбки при упоминании суммы, которую задолжал царю один из его рабов: 10 тыс. талантов составляли больше, чем годовой доход самого царя, если не больше всей наличности, обращавшейся в то время в Египте! Талант серебра составлял 6 тыс. драхм, что эквивалентно 6 тыс. дневных заработков обычного палестинского работника; 10 тыс. талантов, таким образом, соответствовали бы примерно 60 млн дневных заработков (в другой период — 100 млн). Хотя в ту эпоху налоги были непомерно высокими, особенно для крестьян, Иосиф Флавий сообщает, что в правление Ирода годовое поступление в казну от Галилеи и Переи составило всего 200 талантов; поэтому такой долг, естественно, представляет собой "гиперболу.

Древний иудаизм часто рассматривал грехи как долги перед Богом (см. коммент. к 6:12).

18:25. Цари из династии Птолемеев (которая правила в Египте в эллинистическую эпоху) никогда не принимали никаких отговорок и не учитывали никаких смягчающих обстоятельств. По языческим обычаям того времени, которые евреи считали ужасными, за неуплату долга в рабство забирались члены семьи. Математика здесь не помогает; средняя цена раба составляла от 500 до 2 тыс. дневных заработков, следовательно, царь не мог компенсировать и одной тысячной доли своих потерь на такой продаже. Но любой царь, обладавший элементарными математическими познаниями, не позволил бы человеку накопить такойдолг!

18:26.«Я заплачу» — стандартная формулировка в древних долговых обязательствах. Но в свете 18:24 это абсолютно невозможно.

18:27. Учитывая жестокость царей древнего Ближнего Востока и огромную величину долга, вероятность того, что царь мог простить этого раба, в реальном мире была так же ничтожна, как и вероятность существования подобного долга. Иногда правителям приходилось прощать прошлые задолженности египетских крестьян по налогам, если из-за неурожая те были просто не в состоянии заплатить, но такие долги были сравнительно небольшими.

18:28.Сто динариев были средней зарплатой рабочего за сто дней, что для сборщика налогов было небольшой суммой, после того как он завершил свои расчеты с царем (18:23). Кроме того, это была просто смехотворная сумма по сравнению с той, которую он был должен царю. Но, очевидно, прощенный раб, так и не усвоив принцип милосердия, решил проявить бескомпромиссность и сполна взыскать деньги со своих должников. Подобное поведение разгневанных кредиторов описывается и в других произведениях древней литературы.

18:29,30.Находясь в тюрьме, человек не мог заплатить долг (ст. 34), если друзья не помогали ему собрать требуемую сумму.

18:31—33.Царьбыл, естественно, разгневан; прощеный раб лишил другого его раба возможности исполнять порученное дело, вследствие чего царь понес еще большие убытки. Царю было выгоднее убедить людей в своем милосердии и доброте, чем продать первого раба; но поскольку прошел слух о том, что этот первый раб, его представитель, действовал бессердечно, это неблагоприятно отразилось и на его собственной репутации.

18:34.По еврейскому закону истязания запрещались, но евреи знали, что у язы-ческих царей (как и у Ирода) это было в обычае. Поскольку этот раб уже не пользовался расположением царя, он, вероятно, потерял и друзей, которые осмелились бы ему помочь, но даже если бы такие нашлись, величина долга делала его ситуацию безнадежной. Он был обречен на пожизненное заключение.

18:35. Утрирование ситуации в данной притче делало ее смешной, что действовало весьма успокоительно на древних слушателей, но устрашающие подробности долгового рабства, истязаний и т. д. заставляли ихзадуматься обо всем всерьез. Вероятно, эта история показалась древним слушателям захватывающей.





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...