Главная Обратная связь

Дисциплины:






Нет никакого предпочтения богатым



В Палестине, как и в других частях Римской империи, богатые притесняли бедных (2:6,7). Но стремление уделять особое внимание обращенным в веру богатым людям за счет бедных считалось аморальным (2:4). Этот язык справедливости, беспристрастности обычно описывал ситуацию в судах, но, поскольку синагоги служили одновременно и домами молитвы, и общественными судами, этот преимущественно юридический образ относится к любым собраниям в синагоге.

2:1. Еврейская мудрость подчеркивала, что почитающие Бога не должны проявлять предпочтения (букв.: «лицеприятия») к определенным людям. Выражение «Господь славы» обычно относилось к Богу (напр., в 1 Енох.; ср.: Пс. 23:7,8).

2:2. Моралисты и сатирики высмеивали проявление подобострастия по отношению к богатым из корыстных целей, которое часто доходило до самоуничижения; приводились и гипотетические примеры в рамкахизвестного приема "диатрибы. В Риме богатые сенаторы носили золотые кольца; некоторые из них стремились снискать себе популярность среди разных групп населения. Но не только они носили кольца; вВосточном Средиземноморье золотые кольца тоже связывались с большим богатством и высоким положением в обществе. Богатых людей можно было узнать и по одежде, которая резко отличалась от обычной; крестьяне, как правило, имели только одну смену верхней одежды, которая быстро изнашивалась и загрязнялась.

«Собрание» буквально означает «'"синагога»; здесь Иаков либо обращает свое наставление ко всей иудейской общине, либо к иудео-христианским собраниям (ср.: 5:14), потому что они считали себя мессианскими синагогами.

2:3. В еврейских юридических текстах осуждались судьи, которые во время заседания суда заставляли одних участников судебного разбирательства стоять, а другим позволяли сидеть; эти слушания обычно происходили в синагогах (2:2). Во избежание пристрастного суждения о людях по одежде некоторые раввины II в. требовали от участников судебного процесса появляться в зале суда в обычной, скромной одежде.

2:4. Римский закон отдавал преимущество богатым. Представители низшего сословия при решении спорных экономических вопросов в суде не могли выдвигать обвинения против тех, кто принадлежал к высшему обществу; законы предписывали более строгое наказание за одни и те же проступки для людей из низшего сословия. Библейский закон, большинство иудейских законов и греческие философы традиционной школы такие различия отвергали как безнравственные. В обычное время общество с уважением относилось к богатым людям, которые занимались благотворительностью, но зилоты считали своими врагами техпредставителей иерусалимской знати, которые сотрудничали с римской властью. В Ветхом Завете осуждались те, кто относился к людям с учетом их экономического положения, а судей в народе Божьем призывали быть справедливыми и беспристрастными, взирая на пример Бога.



2:5. Бог слышит стенания бедных, которые наиболее уязвимы с точки зрения закона (ср., напр.: Втор. 15:9). В ряде иудейских преданий подчеркивается особое благочестие бедного, который зависит только от Бога.

2:6. В римских судах предпочтение отдавалось богатому, который мог возбудить дело против бедного, тогда как люди из низшего сословия не могли начать процесс против представителей высшего общества. Теоретически иудейские суды должны были избегать такой дискриминации, но, как и в большинстве культур, состоятельные люди, естественно, имели преимущества перед бедными: они и сами могли более искусно представить свои доводы, и нанять адвокатов, которые вели их дело.

2:7. В иудаизме часто говорилось о «священном имени» ( в русском синодальном переводе — «доброе имя») или использовались другие словосочетания вместо имени Бога: Иаков, возможно, относит этот божественный титул к Иисусу (ср.: 2:1). В Ветхом Завете выражение «быть названным таким-то именем» означает, что имя того или иного лица — это сам носитель этого имени, сама личность, ее характер; это особенно относится к Богу. Некоторые представители галилейской знати (напр., в Тивериаде), по общим иудейским стандартам, считались неблагочестивыми. Но это обвинение особо связывалось с антихристианской оппозицией; причины этого кроются в отношении саддукеев к христианам в Иерусалиме (Деян. 4:1; 23:6—10).

2:8. «Закон царский», т. е. указ императора, был выше справедливости сановников, а поскольку иудаизм беспрекословно признавал власть Бога как Верховного Царя, Его закон мог описываться таким образом.Христиане могли его совершенно естественно относить к учению Иисуса; как и для других иудейских учителей, для Иисуса отрывок из Лев. 19:18 был олицетворением всего закона (ср.: Мк. 12:29—34).

2:9,10.Иудейские учителя различали «более тяжкие» и «более легкие» грехи, но понимали, что Бог требует соблюдения даже «малейшей» заповеди, награждая повинующегося закону вечной жизнью и карая егонарушителей. Намеренное нарушение даже малейшего предписания было равнозначно нарушению всего закона: этот тезис отражает наиболее распространенную точку зрения. (Древние писатели часто формулировали общие принципы в резкой, выразительной манере, но на практике весьма снисходительно относились к нарушителям заповедей.)

Стоики (в отличие от эпикурейцев) заходили даже дальше, заявляя, что все грехи равны. Суть в том, что если нарушался закон о беспристрастном отношении к людям (Лев. 19:15) или общий принцип любви, который лежит в его основе (Лев. 19:18), то, значит, отрицался авторитет Бога (Иак. 2:8). Иудейские учителя часто для обозначения греха использовали метафору «претыкания».

2:11.В иудейских преданиях притеснение бедного иногда сравнивалось с убийством (ср. также: 5:6). Но, возможно, Иаков здесь намекает на тех верующих, которые, как зилоты, были слишком религиозными, чтобы совершить прелюбодеяние, но, не задумываясь, могли пролить кровь представителей иудейской элиты. В то время, когда писалось данное послание, эти «убийцы» ( известные под названием «кинжальщиков»)регулярно убивали ножами знатных иудеев во время службы в храме (см. коммент. к Деян. 21:20-22).

2:12.Древние оценивали поведение человека по его словам и поступкам; см. коммент. к 1 Ин. 3:18. Некоторые богословы указывали, что многие философы считали себя самыми мудрыми, свободными и дажецарями, они связывали «закон свободы» с «законом царским» (2:8). Иудейские учителя верили, что закон небесного царя освобождает человека от ига его земных дел. В выражении «закон свободы», как в 1:25, вероятно, подразумевается избавление от греха.

2:13.Иаков подчеркивает, что если его читатели — беспристрастные судьи, то они могут ответить Богу, Который есть беспристрастный Судья; Его нелицеприятный суд прославляется повсюду: и в Ветхом Завете, и в иудейских преданиях. Иудейские учителя определяли характер Бога с позиций милости и справедливости и полагали, что милость превыше справедливости. Они согласились бы с Иаковом в том, что отсутствие милости отнимает право на милосердие, и у них были свои собственные соображения на этот счет.

Вера и дела

Как полагают некоторые исследователи, Иаков, возможно, выступает против неверного толкования учения Павла, но более вероятно, что это его реакция на показное иудейское благочестие, которое подбросило дров в костер мятежа, в итоге приведшего к войне (ср.: 1:26,27; 2:19). Иаков использует слово «вера» в несколько ином смысле, чем Павел, но никто не может возразить против другого его значения: истинная вера — реальная основа для человеческой жизни, а не просто пассивное восприятие доктрины. Для Иакова вера, в которой отсутствует пристрастие (2:8,9) и насилие (2:10—12), — это не просто теоретическое понятие, он считает, что она должна практиковаться в повседневной жизни.

2:14—16.Бог заповедовал Своему народу заботиться о бедных (Втор. 15:7,8); несоблюдение этой заповеди свидетельствует о нарушении Его закона. Выражение «идите с миром» было формулой прощальногоблагословения у иудеев, но при этом считалось, что каждый иудей должен, по возможности, оказывать гостеприимство нуждающимся в этом собратьям. «Грейтесь» — это указывает на то, как холодно и неуютнобыло бездомному, особенно зимой на высотах, где расположен был Иерусалим. Моралисты часто намеренно пользовались такими безликими выражениями («если кто говорит»), приводя свои доводы; читатель должен был оценить логику абсурда в системе доказательств и согласиться с аргументами автора. Иудеи видели в Аврааме самое яркое выражение такого гостеприимства (ср.: 2:21—23 и коммент. к Евр. 13:2).

2:17.Многие писатели, и Эпиктет среди них, использовали слово «мертвый» в этом смысле; это яркий пример синонима «бесполезный» (см. коммент. ко 2:26).

2:18.«Но скажет кто-нибудь» — обычная вводная фраза для представления воображаемого оппонента, возражение которому входило в систему аргументации автора. Сила возражения проявлялась во фразе: «тыимеешь веру, а я имею дела»; ответ звучит так: вера должна подкрепляться делами. «Покажи мне» — обычная просьба подтвердить слова, которую использовали и другие моралисты, особенно Эпиктет.

2:19,20.Концепция единого Бога была в основе иудейской веры и исповедовалась каждодневно, как Шема — кредо веры (Втор. 6:4 и связанные с этим тексты). Таким образом, под «верой» Иаков понимает монотеизм, который во многих течениях иудаизма обозначался термином 'emunah. Далее он говорит: «Ты хочешь поправить основное учение? Это само по себе бессмысленно». То, что бесы знали истину о Боге и дрожали перед Его именем, было широко известно, даже из папирусов магов и волхвов (которые специализировались в том, что, с библейской точки зрения, было запретной демонологией; ср. также: 1 Енох.). Иудейские учителя, вероятно, соглашались с Иаковом, что исповедовать единого Бога нужно от всего сердца; монотеизм подразумевал, что Бог был единственным объектом человеческого поклонения и любви (Втор. 6:4,5).

2:21-24.Иаков связывает Быт. 15:6 с жертвоприношением Исаака (Быт. 22), как и в иудейском предании. Это событие было кульминацией выражения веры в Бога не только в иудейской традиции, но и в самом библейском повествовании. (Бог заключил завет-договор с Авраамом и его потомками, потому что любил его и дал ему обетование [Втор. 7:7—9], которое Авраам воспринял с верой, и тем самым проявил повиновение Богу. Бог принял его веру, которая подкреплялась полным повиновением Ему [Быт. 26:4,5]. Подобное воззрение несколько отличалось от раввинистических представлений 11 в. Раввины говорили о том, что Бог разделил воды Красного моря, учитывая заслуги патриархов. Учение Иакова не согласуется также и с современной концепцией веры, когда говорят, что достаточно произнести молитву веры, раз и навсегда.Считается, что такая вера не требует посвящения всей жизни и помыслов и будет иметь силу, даже если вообще забудется.)

Авраам был объявлен «праведным» при жертвоприношении Исаака, когда Бог показал, что снова признает (Быт. 22:12) первоначальную веру Авраама, которая выдержала последнее испытание. В "Ветхом Завете Авраам назван другом Бога (2 Пар. 20:7; Ис. 41:8), и более поздние иудейские авторы с восхищением использовали этот его титул.

2:25. Как и в случае с Авраамом, пример Раав не вызывал сомнений или споров среди иудейских читателей Иакова. Как и Авраам, Раав снискала известность своим гостеприимством (см. коммент. ко 2:14— 16); ее действия по спасению соглядатаев помогли спастись и ей самой (Нав. 2:1—21; 6:22-25).

2:26.Большинство людей в древности, втом числе и иудеев, принимали концепцию взаимодействия между телом и духом, или душой; все, кто верил в существование духа, или души, соглашались, что при их разделении наступает смерть.

Своеволие языка

Иаков теперь предупреждает об опасности неконтролируемых высказываний (1:19,26): никто не имеет права проклинать другого, сотворенного по образу Божьему (3:9—12).

3:1. Иудейские мудрецы также предостерегали против лжеучений и считали, что учителя должны понести кару за то, что способствовали отступлению от веры других людей. Некоторые люди, стремившиеся стать учителями, обучали «мудрости», ведущей к насилию (3:13—18).

3:2. Утверждение о том, что согрешают все, было постулатом иудейского учения; заявление о том, что язык человека служит инструментом греха и злодеяний, тоже было общеизвестной истиной в иудаизме (см.: Прит. 11:9; 12:18; 18:21 и др.).

3:3,4. Такие метафоры, как удила, которыми управляют лошадью, и руль, с помощью которого управляют кораблем, широко использовались в качестве иллюстраций в древнем Средиземноморье, поскольку всем они были близки и понятны, за исключением совсем неграмотных крестьян (они не поняли бы и многие другие намеки, если бы услышали послание Иакова). Еврейские тексты часто изображали мудрость, разум и Бога как идеальных лоцманов, но Иаков здесь подчеркивает не осуществление общего контроля или наличиесилы, он просто говорит о силе воздействия малого инструмента (ст. 5).

3:5,6. Другие авторы также сравнивали распространение слухов с лесным пожаром, который мгновенно охватывает огнем лесной массив. Здесь же язык рассматривается как средоточие зла, которое побуждаетчеловека к совершению насилия. Болтливый язык наносит много вреда (Пс. 51:2—5) и зажигает опасный огонь (Пс. 38:2-4; 119:2-4; Прит. 16:27; 26:21; Сир. 28:21-23). Пламя, которое возгорается из искры «геенны», показывает, куда это ведет; огонь часто присутствует в иудейских образах "геенны, а также у Иисуса, когда Он предрекает гибель нечестивых.

3:7,8.Созданный по образу Божьему (ст. 9), человек предназначен быть владыкой над всем миром животных (Быт. 1:26). Но хотя все другие создания покоряются повелениям Бога (Быт. 1:28; 9:2), язык, как самая опасная змея, полон смертоносного яда (Пс. 139:3; ср.: 57:2-7, Свитки Мертвого моря и другие еврейские источники). Философы-стоики тоже иногда размышляли о господстве человека над животными.

3:9,10. Некоторые другие иудейские учителя также отмечали несовместимость действий языка: языком можно и прославлять Бога, и проклинать других людей, сотворенных по Его образу; они даже признавали, что любые действия человека по отношению к другим означают, что он совершает их по отношению к Богу, потому что все созданы по Его образу. Читатели Иакова вряд ли могли игнорировать эту мысль. Данныйтекст поясняет, о каких превратных речах говорится в 3:1-12: полных антагонизма и несовместимых высказываний. Хотя гневная, испепеляющая риторика или боевой клич, призывающий к сражению с заклятыми врагами, были несовместимы с поклонением Богу, это закрепилось в иудейскойнационалистической традиции (со времен Маккавеев).

3:11,12.Иаков приводит еще два общих примера о несовместимых вещах. Смоквы, маслины и виноград были самыми распространенными сельскохозяйственными продуктами в гористой части Иудеи и вместе с пшеницей составляли основную часть урожая в Средиземноморской области в целом. Выражение «все должно приносить плод по роду своему» считалось прописной истиной в греко-римском обществе (ср. также: Быт. 1:11,12,21,24,25).





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...