Главная Обратная связь

Дисциплины:






Продолжение увещеваний



5:3-6. Разврат и распущенность, пустословие и глупые шутки были весьма характерны для древнего языческого общества, как, впрочем, и для современного. Павел не поступается нравственными принципамиБога в угоду культуре; напротив, он предостерегает тех, кто ведет подобный образ жизни, о том, что для них не будет места среди народа Божьего в грядущем мире. О списке грехов и «наследовании» Царства Божьего см. коммент. к 1 Кор. 6:9,10.

5:7. Здесь Павел говорит не об отделении (такого рода как община Свитков Мертвого моря) или даже частичном отступлении, в котором обвиняли евреев диаспоры строгие последователи законов питания и субботы. Многие в греко-римском обществе, возможно, клеймили христиан за отказ участвовать в аморальных светских мероприятиях, и даже более того — в традиционных религиозных культах, которые рассматривались как признак местного патриотизма.

5:8—13. Веврейских источниках «свет» и «тьма» часто использовались для обозначения добра и зла, соответственно, как это и У Павла здесь. В ряде греческих культов, например в культах «мистерий», особоезначение придавалось ночным празднествам, часто сопровождавшихся оргиями. Поскольку некоторые римские критики чуждых религий связывали христиан с подобного рода аморальными культами, у Павла были все основания говорить об этих культах как о языческих. Люди могут под покровом тьмы совершать дела, которые они не посмели бы вынести на суд общественности (ср.: Ис. 29:15; 47:10).

5:14.Некоторые комментаторы высказывают предположение, что Павел здесь пересказывает текст Писания, наподобие тар-гума, Ис. 60:1 или, возможно, Дан. 12:2. Другие полагают, что это может быть и раннехристианское пророчество или песнь, сочиненная либо самим Павлом, либо каким-то другим пророком (ср.: 1 Кор. 14:37). Возможно любое предположение или сочетание этих двух (пророчество или песнь, в основе которой — библейские тексты); в любом случае, эта цитата знакома и Павлу, и его первым читателям.

5:15—17.«Дорожить временем» -— это, вероятно, использовать время наилучшим образом; ср.: Пс. 89:12. В Дан. 2:8 (LXX) используется фраза «выиграть время». (Другое возможное толкование — «освободиться от современного лукавого века».) То, что «дни лукавы», и это может повлиять на поведение осторожного человека, выражено также в Ам. 5:13. В иудейской традиции «мудрость» и «глупость» в гораздо большейстепени нравственные категории, чем в языческом мире (см., напр.: Иер. 29:23).

5:18.В греческом оригинале повеления в ст. 19—21 вытекают из увещевания Павла «исполняйтесь Духом» и выражают суть жизни, исполненной Духом. Пьянство в иудаизме расценивалось как скандальное поведение (ср.: Прит. 23:20—35).



Многие люди в Древнем мире верили, что пьянство может вызвать своего рода инспирацию — исполнение духом Диониса, бога вина. Наиболее рьяные поклонники Диониса отдавали свой разум под его контроль и участвовали в сексуальных или полных сексуального символизма оргиях (часто эпатируя консервативных римлян). Здесь Павел может противопоставлять такое поведение состоянию людей, исполненных Духом Божьим. Пьянство чаще всего было связано с потерей самоконтроля. А это было свойственно участникам иночных пиров богачей, и разгулов бедного люда в тавернах.

5:19.И греки, и евреи обычно считали, что музыка приходит как вдохновение, об этом также говорится и в Ветхом Завете. Павел выделяет вид славословия, который был характерен для храмовой службы (напр.,псалмы и гимны); у нас нет уверенности в том, что в то время большинство иудейских собраний, например в синагогах, включали пение псалмов и гимнов; «Духовные песнопения», возможно, относятся к богодухно-венным песнопениям (ср.: J Пар. 25:1—6), возможно, спонтанным, которые в древности отличали христианское богослужение практически ото всех других (ср.: 1 Кор. 14:15).

5:20.Только те древние писатели (еврейские и некоторые греко-римские, особенно стоики), которые подчеркивали необходимость вознесения хвалы Богу за все, верили, что Бог (будь то богиня судьбы стоиков или единый Бог иудеев) направляет ход истории.

Жены и мужья

Раздел 5:21 — 6:9 представляет собой нечто вроде «наставления семье». Во времена Павла многие римляне были обеспокоены распространением «религий с Востока» (напр., культа Исиды, иудаизма и христианства), которые, по их представлениям, могли подорвать семейные устои, традиционно высоко ценившиеся у римлян. Члены религиозных меньшинств часто пытались поддержать эти ценности, используя характерную форму убеждения, которая получила свое развитие начиная с Аристотеля. Эти наставления, касавшиеся взаимоотношений между членами семьи, обычно вызывали много споров, особенно отношения между мужем и женой, отцом и детьми, хозяином и рабом. Павел заимствует эту форму дискуссии непосредственно из греческих и римских сочинений на тему нравственности. Но, в отличие от большинства древних авторов, Павел отрицает фундамент, на котором зиждется этот семейный кодекс: абсолютная власть главы дома, отца семейства.

5:21.«Повинуясь друг другу» — это конечная формула исполнения Духом, поскольку Христос есть Господь. Все семейные кодексы, которые предлагает Павел, базируются на этой концепции. Но хотя призыв к женам, детям и рабам подчиняться во всем был традиционным, призывать всех членов группы (в том числе отцов семейств, paterfamilias) повиноваться друг другу было делом неслыханным.

5:22—24.Большинство древних писателей считали, что жены должны повиноваться своим мужьям, проявляя кротость и смирение; в некоторых брачных договорах предписывалось даже абсолютное повиновение. Это требование имело смысл особенно для греческих философов, которые и помыслить не хотели о женах как о равноправных партнерах. Здесь играл свою роль и еще один фактор — возрастной, который был важен для греческой культуры: мужья обычно были старше своих жен, часто лет на десять (мужчины, как правило, вступали в брак в возрасте около тридцати, а женщины — начиная с подросткового возраста).

В этом отрывке, где (•£ в оригинале) речь идет об «уважении», «почитании» и повиновении жены своему мужу (ст. 22), есть только один пример общего взаимного повиновения христиан друг другу. (Глагол взят из ст. 21 и, следовательно, не может иметь другого значения.)

5:25.Хотя предполагается, что мужья должны любить своих жен, в древних семейных кодексах, или правилах семейного общежития, этот пункт не значился; такие правила предписывали мужу заставлять жену подчиняться ему. Хотя Павел поддерживает древний идеал повиновения жен своим мужьям, свойственный его культуре, он помещает его в контекст взаимного повиновения: мужья должны любить своих жен, как Христос любит Свою Церковь, с готовностью отдавая свою жизнь за нее. Однако, связывая христианство со стереотипными установлениями своей культуры, он тем самым ниспровергает ее ценности, возвышая принципы, принятые в христианстве. И мужья, и жены должны повиноваться друг другу и любить друг друга(5:2,21).

5:26.Выражение «банею водною» — это, возможно, метафора, указывающая на омовение невесты перед брачной ночью (омовение было естественным в любом случае, когда требовалось произвести особое впечатление на другого). После этого омовения невеста натиралась благовониями и надевала свадебное платье. Церемония обручения в иудаизме также обозначала «освяшение невесты», ее отделение для своего мужа. «Слово», естественно, относится к спасающему Евангелию Христа (см.: 1:13).

5:27. После приготовления невесты (5:26) идет следующий этап еврейской свадьбы — переезд невесты из дома своего отца в дом жениха, куда ее торжественно вводили.

Выражение «славная Церковь» (или «во славе») также вписывается в образ брачного облачения невесты.

5:28—32.Хотя греческие и римские моралисты иногда отмечали особую близость мужа и жены, этот образ был особенно ярким в иудаизме, и Павел здесь, как и Иисус, основывается на Быт. 2:24; эта мысль ясноотражена в Еф. 5:31. Аналогия с «главой» (главенствующей ролью) из 5:23 здесь становится образом единства, а не власти.

5:33.Писатели иногда завершают книгу или раздел заключением; Павел здесь подытоживает мысль раздела 5:21—32: жена должна уважать своего мужа, а муж должен любить свою жену. Хотя древние моралисты говорили об уважении женами своих мужей (а иудейские учителя также ожидали и обратного), они подчеркивали и повиновение жены мужу; наставление Павла женам древнему читателю могло показаться слишком слабым.

Дети и отцы

Еврейские и греко-римские авторы были единодушны в том, что дети должны уважать своих родителей и, пока не станут взрослыми, также и повиноваться им. Заповедь почитать родителей известна из Ветхого Завета (Исх. 20:12; Втор. 5:16), при этом в ней подразумевается и достойный образ жизни детей, которые не должны позорить своих родителей в глазах благочестивого общества (Втор. 21:18—21). Многие иудейские писатели считали, что почитание родителей было самой главной заповедью.

В то же время детей часто воспитывали, используя методы физического наказания; за воспитание детей отвечали отцы. Павел был среди тех немногих древних писателей, которые, по-видимому, не одобряли методов насилия в воспитании (6:4). (В греческом и римском обществе даже к новорожденным детям относились более сурово, поскольку младенец обретал законный статус только после официального признания его своим отцом; младенца могли оставить на произвол судьбы или, если ребенок родился неполноценным, убить его.) Древние христиане и иудеи единодушно осуждали аборты и отказ от ребенка. В этом тексте, однако, говорится о наказании младших членов семьи.

Рабы и господа

Господа часто жаловались на то, что их рабы ленивы, особенно когда они остаются без присмотра. Павел, вселяя в рабов новую надежду и предлагая новый стимул для работы, призывает их с усердием трудиться.

Павел говорит, что рабы, как и жены, должны повиноваться главе дома, — как если бы это был Христос, но это обязательство взаимное. Лишь немногие писатели в Древнем мире полагали, что рабы теоретически равны своим господам в духовном отношении (ср.: Иов. 31:13—15), и, насколько известно, только Павел заходит так далеко, полагая, что на практике господа должны делать то же самое для рабов, что и рабы дляних (6:9).

Как-то Аристотель пожаловался на некоторых философов, почитавших рабство злом, но философы, которых он цитировал, не столь отчетливо и недвусмысленно выразили свою мысль, как Павел здесь. Павелвыступает против практического аспекта (как рабы могут разбираться в своей ситуации!) и не рассматривает вопрос о том, должно ли быть отменено рабство (это не относится к его теме в контексте семейного кодекса); даже насильственным путем нельзя было упразднить рабство в Римской империи. Но подход Павла к решению этой проблемы не оставляет сомнений в том, что бы он ответил, если бы перед ним был поставлен теоретический вопрос об отмене рабства: все люди равны перед Богом (6:9), а потому существование рабства противоречит воле Божьей. Более подробно о рабстве см. во введении к Посланию к Филимону.

Духовные доспехи

Хотя Павел не преследует цели использовать здесь формальный риторический подход, в структуре этого послания фрагмент 6:10—20 выполняет роль peroratio, эпилога, заключения, которое не оставляет читателя равнодушным. Философы иногда описывали свое противостояние чуждым им идеям как борьбу, спортивные соревнования атлетов или военное сражение; они также использовали списки добродетелей, о чем в общей форме говорит здесь Павел. Увещевание Павла напоминает речь генерала, выступающего перед своим войском накануне сражения.

В Ветхом Завете есть много описаний, где Израиль представлен как воин Господень, и Бог Сам выступает в образе воителя, экипированного по полной форме, — «возложив на Себя правду» (см.: Ис. 59:17; ср.: Прем. 5:17—20). И хотя Павел заимствует этот образ из Ветхого Завета, его читателям он напоминал о римском воине, который находится в полной боевой готовности перед сражением. Большинство взрослых людей из тех, кто присутствовал при чтении этого послания, рисовали в своем воображении римских солдат и могли передать этот образ своим духовным соратникам, с которыми они вместе боролись против козней дьявола, сражались с демоническими силами, действующими в мире; Бог оснащает Своих воинов Своими доспехами.

Павел опускает некоторые детали военного оснащения римского воина в своем описании, напр., он отмечает только меч, не упоминая копья (pilum). Павел, возможно, не ставил себе целью провести четкую параллель между христианскими духовными доспехами и военным оснащением (ср.: 1 Фес. 5:8); скорее он хочет показать своим читателям, что они должны знать, что им нужно для полной победы.

6:10,11.В день сражения римские воины должны были во что бы то ни стало отстоять свою землю, не отступить. Пока они твердо стоят вместе, плотно смыкая свои ряды, ихлегионы практически непобедимы.

6:12.Из Ветхого Завета мы узнаем, что некоторые люди осознавали, что их борьба носит духовный характер (ср.: Быт. 32:22— 32; Дан. 10:10-21). И Павел, и Даниил считали, что в этой битве можно победить, лишь молитвенно повинуясь Богу и выполняя Его волю, а не борясь с враждебными силами (Дан. 10:12,13,21).Некоторые языческие божества назывались «правителями мира», и термины добрых и злых ангелов для занимающих высокие иерархические позиции стали в тот период весьма популярными; «духи злобы поднебесные» — это идиоматическое выражение греческого языка.

6:13. Термин «день злый» может относиться к любому времени суда или испытаний (см., напр.: Ам. 6:3). Но некоторые богословы думают, что он указывает на период серьезнейших испытаний, которые предстоит пережить еврейскому народу перед концом света (ср.: Дан. 12:1). Павел в другом месте (ср.: Рим. 8:22,23) относит это к текущему моменту. О выражении «устоять» см. в коммент. к 6:10,11.

6:14.В выражении «препоясавши чресла» речь может идти о кожаном фартуке под доспехами или металлическом поясе, которые служили для защиты брюшной полости. «Броня» обычно состояла из кожаного покрытия с металлом и прикрывала грудную клетку во время сражения; шлем (6:17) использовался только в битве, и его не носили в другое время. Римские воины выступали плечом к плечу навстречу врагу, так что доспехи требовались им только для защиты спереди. В Ис. 59:17 (ср.: Прем. 5:18) эта броня правды (праведности) — истинное «всеоружие Бо-жие» (6:13).

6:15.Римские воины были обуты в сандалии или ботинки (точнее — полуботинки, римские caliga), поэтому они уверенно двигались вперед на врага; они были хорошо оснащены и подготовлены к сражению. Павел заимствует этот образ, опираясь, в частности, на Ис. 52:7, где возвещается победная, радостная весть о наступлении с Христом на позиции врага, противостоящего воинству Божьему.

6:16.Римские воины были экипированы большими, высотой в четыре фута, квадратными деревянными щитами, обшитыми кожей. Перед сражением, в котором раскаленные стрелы могли попасть в щит, кожу пропитывали водой. После того как римские легионеры смыкали свои ряды, фронтальный ряд со щитами продвигался вперед, а стоящие позади них держали щиты над ними — так что они были фактически неуязвимы для горящих стрел.

Греческий и римский боги любви (Эрос и Купидон, соответственно), как считалось, выпускали огненные стрелы, и некоторые из читателей Павла могли усмотреть в его описании намек на противостояние искушениям плоти, похоти, хотя Павел, похоже, стремился представить опасность в более широком плане (ср.: Пс.10:2; 56:5; 57:4-8; 63:4; возможно, также: Пс. 119:1-4; Прит. 25:18).

6:17.Бронзовый шлем с боковыми стойками защищал голову; его надевали обычно только во время сражения. О фразе «шит спасения» см. в Ис. 59:17; ср. коммент. к Еф. 6:14. Меч (gladius, длиной 20—24 дюйма) был оружием ближнего боя, а длинные пики, которые носили воины передовых рядов, больше не использовались. Таким образом, Павел имеет здесь в виду, что к этому сражению должны присоединитьсяособенно те, кто не знает Слова Божьего (Благой вести, Евангелия), после того как они облекутся в духовные доспехи, перечисленные здесь. Служение Павла, тем самым, носит стратегический характер, поскольку подразумевает сомкнутые ряды носителей истины, которые с дерзновением проникают во вражеские ряды ее противников (ст. 19, 20).

6:18,19.Если молитва за других (ст. 18) продолжает тему военной баталии из предыдущего контекста, она может показать, что воины должны стоять плечом к плечу в битве — как единое несокрушимое целое. Римский воин сам по себе был уязвимым, но в составе объединенного римского легиона — практически непобедим. «С дерзновением», т. е. самоотверженно, смело — это тоже термин военных. Молиться в Духе, вероятно, означает одухотворенную молитву (ср.: 1 Кор. 14).

6:20.Посланцы, послы, обычно пользовались уважением из-за почтительного отношения к пославшим их. Как к вестникам, к ним не относились враждебно, даже если они были представителями вражеского государства. Павел, исполнявший роль посла самого великого царя и самого величайшего Царства (6:20), вместо надлежащих ему почестей был заключен в Риме в темницу за свою миссию мира (6:15). В греческойлитературе истинный философ отличался смелыми и искренними высказываниями. Как и в 3:1 — 13, в этом разделе присутствует пафос, эмоциональное звучание; хотя одно из важнейших назначений молитвы —ходатайство, она также являет собой пример для Церкви.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...