Главная Обратная связь

Дисциплины:






Дракон, женщина и младенец



Это видение раскрывает образ, который был широко известен в древней мифологии. В популярном греческом мифе, известном в нескольких вариантах, рассказывается о Лете (Латоне), которая родила Аполлона, скрываясь от чудовища-змея (дракона) Пифона; Аполлон затем стал преследовать змея и поразил его. В египетской истории богиня Исида родила бога солнца Гора, когда красный дракон Тифон преследовал ее; Гор в конце концов убил Тифона. Такие мифы также связывались с римским императором, чье правление здесь сопоставлялось со злым драконом (в отличие от римских преданий, которые рисовали его в образе героя Аполлона). Хотя в этих историях отсутствуют многие детали, которые Иоанн заимствовал из других источников (полностью его рассказ мог быть заимствован из ветхозаветных и еврейских источников), они показывают, что все его читатели могли восстановить сюжетную линию истории; для современного читателя это практически невозможно. Но древние читатели, знакомые с Библией, могли здесь увидеть историю Израиля («is «Израиль» в еврейском и английском языках женского рода), который дал жизнь Иисусу, и сатаны, который противостоит народу Божьему.

12:1.В апокалиптических видениях иногда появляются символические женщины (см., напр.: 4 Езд.; Пастырь Гермы [ раннехристианский автор II в.], который, вероятно, отражает здесь римское влияние, — Плутарх описывает женщину в видениях одного мужчины о загробной жизни). Древние писатели иногда имели в виду астрологические «знамения» на небе, но эти «знамения» были достаточно хорошо известны как опоры(props) в апокалиптических видениях. Солнце, луна и двенадцать звезд помогают отождествить эту женщину с двенадцатью коленами Израиля (Быт. 37:9). Иудаизм в этот период (напр., Иосиф Флавий, Филон; более поздние свидетельства на мозаичных панно синагог и у раввинов) часто связывает двенадцать знаков зодиака с двенадцатью коленами, несмотря на библейский запрет на астрологию. Действительно, в романтической истории об Иосифе и Асе-нефе используется образ двенадцати лучей из типичного греческого мифа о боге солнца. Но эта ссылка на Бытие сама по себе достаточно ясно свидетельствует, что в данном случае это указание на Израиль (ср. также образы Авраама и Сарры как солнца и луны для Исаака в Завете Авраама).

Ветхий Завет рисует верный Израиль (48 Иудею или Иерусалим — в оригинале они женского рода ) как деву или невесту Божью, но их неверность равнозначна проституции; таким образом, это противопоставление небесного Иерусалима (Отк. 21:2) и блудницы-Вавилона (17:5). (2 Вар. и 4 Езд. также следуют модели, принятой в Ветхом Завете, и противопоставляют праведный Сион его угнетателю — нечестивому Вавилону, под которым они подразумевают земной Сион.)



12:2.Праведный Израиль рисовался в образе матери восстановленного в будущем верного остатка Израиля (Ис. 54:1; 66:7—10; Мих. 5:3; ср.: Ис. 7:14; 9:6; 26:18,19); здесь наблюдается смешение с образом Израиля как невесты (Ис. 62:5). В Свитках Мертвого моря также говорится о праведном остатке Израиля, который находится в муках рождения (либо спасенного Израиля — ср.: Отк. 12:17. либо Мессии; что с чем соотносится — до сих пор вызывает споры). Ср.: Ин. 16:21.

12:3.В древних месопотамских мифах изображаются семиглавые чудовища; в более поздних иудейских преданиях поклонение дракону связывается с Вавилоном (см.: Вил и Дракон 23-27). Образ семиглавого змея или дракона характерен для ханаанской мифологии, а израильтяне символически преобразовали его, Бог, разделяющий морские воды, символизировал теперь поражение древнего змея Левиафана, или Лотана (Пс. 73:13—15; ср. также: Пс. 88:10,11; Ис. 27:1; 30:7; 51:9; Иов. 9:13; 26:12,13; Иез. 29:3; о принципе см. в 12:12.Раав [Рахав] в ряде этих текстов становится шифром для Египта — Пс. 86:4). Греческий мифологический герой Геракл тоже борется с семиглавым драконом, лернейской гидрой, хотя число голов быстро меняется!Змея часто ассоциируется с Асклепием; реже змеи в Малой Азии связываются с Афиной. Поклонение змею характерно для многих культур и особенно для общины гностиков 11 в., известной под названием офитов.

У иудеев было много историй об огромном чудовище-змее, левиафане, которого убивают и преподносят на блюде во время мессианского пира (ср, со 2 Вар. и более поздними раввинами). Здесь дракон связывается со змеем из Быт. 3 и дьяволом (Отк. 12:9).

12:4.Образ звездных войн использовался в Ветхом Завете (Суд. 5:20, иносказательные выражения для описания неба, проливающего дождь), в Сивиллиных оракулах (об огненном мире) и некоторых греческих источниках. Ветхозаветные тексты и более поздние еврейские источники изображают Израиль или тех, кто обратил других к правде (Дан. 12:3; ср.: 8:10), и ангелов (1 Енох.; вероятно, также Ис. 24:21 и 2 Вар.) как звезды. Иудейские предания обычно рассматривают падение ангелов, относя его ко времени Адама (отказ поклоняться образу Бога в Адаме) или чаще — ко времени Ноя (сексуальные грехи), но Откровение связывает их падение с восстанием против Христа.

12:5.Вергилий и другие римские писатели тоже восхваляют рождение божества мужского пола, которое спасет мир; первый римский император Август быстро занял место божественного спасителя в имперской идеологии. В Откровении, однако, император является марионеткой дракона, тогда как Иисус — божественный вождь группы, преследуемой за отказ поклоняться императору.

В разных вариантах греко-римских и ближневосточных мифов божественного младенца укрывали до его возмужания, когда он смог убить дракона. Здесь он остается у престола Божьего до тех пор, пока не приходит час уничтожить дракона. В свете Пс. 2:6-9, Ис. 9:6,7 и Мих. 5:3, «рождение», вероятно, означает смерть Иисуса, Ею воскресение и мессианское воцарение, а не Его буквальное рождение (ср.: Ин. 16:21).

12:6.Когда Бог вывел Свой народ из плена, они блуждали по «пустыне» до полного искупления (т. е. до получения наследия в Земле обетованной). Как и в других местах "'Нового Завета, промежуток времени между первым и вторым пришествиями Иисуса сравнивается с отрезком истории Израиля в период между исходом из Египта и вступлением в Землю обетованную. Иудеи также ожидают нового исхода в свете окончательного избавления в пустыне.

Со времени Иисуса, очевидно, прошло уже более 1260 дней (см. также коммент. к 11:2), но символические цифры были традиционными для апокалиптических текстов. Хотя «1260 дней» сопоставляются со временем великой скорби у Даниила, в Откровении, по-видимому, этим символом обозначено последнее испытание в ходе современной истории. Цифры у Даниила были заимствованы из Иеремии (Дан. 9:2,24), и некоторые апокалиптические авторы также описывают другие символические периоды бедствий как «1260 дней», указывая скорее на характер, чем на продолжительность конкретного отрезка времени.

(В Ветхом Завете, в более поздних еврейских и греческих прорицаниях используется язык более древних пророчеств. Некоторые пророчества и другие тексты сопоставимы по своему содержанию с такими более ранними текстами; в другие эпохи они просто заимствовали язык древних профетических образов — без особого конкретного наполнения. Что касается буквальных 1260 дней, то Иосиф Флавий, а возможно, и авторы Евангелий соотносили их со временем 66—70 гг. н. э. Маккавейская литература сопоставляла их с эпохой Антиоха Епифана, а многие христиане, вероятно, рассматривали это как буквальный отрезоквремени перед вторым пришествием "Христа, как явствует из писаний Отцов "Церкви последующих веков.)

Это означает войну

То, что 1260 дней из Отк. 12:6 охватывают весь период времени между первым и вторым пришествиями Христа, ясно из контекста. Этот период начинается с момента восхищения Иисуса (12:1 —6) и начала спасения (12:10), охватывает период преследования христиан (12:11—17) и, в соответствии с ходом истории, принятым в Откровении (знакомым первым читателям), несомненно, завершается пришествием Христа, Который одерживает победу над драконом (см. коммент. к 12:1—6).

12:7,8. Михаил, упоминаемый и в Ветхом Завете, был одним из главных небесных архангелов, ангелом-хранителем Израиля (Дан. 10:13,21; 12:1; у каждого народа был свой ангел-хранитель). В древней еврейскойлитературе и поэтических воззваниях Михаил изображался вождем небесного воинства, главным посланцем Бога (ср:. Иуд. 9); в Свитках Мертвого моря все люди принадлежали к одному из двух лагерей: Князя света или князя тьмы. Здесь преобразован язык еврейских мифов о первом небесном сражении, где говорится о войне на небе, которая привела к падению князя зла и его ангелов. А здесь речь идет о последней битве, в которой одержана победа над силами зла после смерти и вознесения Иисуса (Ин. 12:31; 16:11). Поскольку Михаил иногда представляется в роли ходатая Израиля перед Богом, а "сатана — в роли обвинителя Израиля, образ войны здесь обретает характер суда, а также великой борьбы.

12:9.Дракон отождествляется со змеем из Быт. 3; он должен быть сокрушен «семенем жены» (Быт. 3:15).

12:10.В Книге Иова сатана изображен обвинителем праведного на суде Божьем. В более поздних текстах он предстает в роли искусителя (собирающего доказательства преступления), но он всегда остается обвинителем; в более поздних "раввинистических текстах утверждается, что он обвинял Израиль день и ночь перед Богом, за исключением Дня "искупления. Этот стих показывает, что завершенная работа Христа прекратила действие обвинительной силы сатаны, направленной против праведного.

12:11.Юридические свидетельства верующих более весомы перед престолом Божьим, чем обвинения сатаны, и предмет их свидетельства — завершенная работа Христа во имя верующих в Него (1:2,5,9; 2:13). «Не возлюбили души своей даже до смерти» — это лексика военной доблести и мужества (Суд. 5:18); «побеждающие» одержали победу через свою веру, вплоть до мученической смерти.

12:12.Во многих иудейских преданиях о конце света говорится, что сатана, Велиар, развяжет войну против народа Божьего в конце времен ("Свитки Мертвого моря). Власть сатаны всегда находилась под контролем Бога, она была дана на определенный период времени, чтобы дать ему и его приспешникам проявить свою суть.

12:13,14.О Боге говорится, что когда Он вывел Свой народ из Египта и вел его по пустыне, то носил его «на орлиных крыльях» (Исх. 19:4; Втор. 32:11), и в ряде других "ветхозаветных текстов говорится о том, что Бог укрывает его в тени крыл Своих (Пс. 16:8; 35:8; 56:1,2; 60:5; 62:8; 90:5; ср.: Иер. 49:22). В более поздних еврейских текстах подчеркивается, что Бог защищает Свой народ, в том числе и обращенных в иудаизм, «под крыльями [Своего] присутствия». «В продолжение времени, времен и пол-времени» — это относится к трем с половиной годам, как у Даниила (7:25; 12:7; ср.: 4:32). Чудодейственное дарование пищи в пустыне также напоминает о небесной манне, которая насыщала Израиль в пустыне в древности. Ветхозаветные пророки ииудеи ожидали нового исхода, наподобие первого, когда Бог окончательно избавит Свой народ от всех его врагов; ранние христиане рассматривали это понятие в рамках своего спасения при "первом пришествииХриста и вхождения в грядущую эру "Царства при Его втором пришествии (см. коммент. к Рим. 8:12-17).

12:15.В одной из самых распространенных версий греческого мифа о Лете (Латоне) и Аполлоне (см. введение к 12:1—6) бог моря прячет Лету в глубинах морских до наступления родов; подругой версии, дракон возбудил против нее вражду морских вод, но земля помогла ей, вознеся ее на остров Делос. Воды, потоки, реки в Ветхом Завете — это типичные образы суда (см., напр., в Иер. 47:2 — война) и испытаний (Пс. 31:6;68:15), но Бог гарантировал безопасность Своему народу в новом исходе, как это было, когда Он провел Израиль через Красное море (Ис. 43:2).

12:16.В иудейских преданиях творения, верные Богу, иногда помогали праведным укрыться от их нечестивых преследователей; так, например, дерево спрятало Исайю от его преследователей, а земля поглотила и тем самым сохранила священные сосуды храма, ср.: Быт. 4:10 и Чис. 16:31,32.

12:17.«Семя женщины» — ссылка на Быт. 3:15; семя женщины в конечном итоге сокрушит голову змея, но только после того, как змей ужалит потомка женщины в пяту.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...