Главная Обратная связь

Дисциплины:






СЕВЕРНОРУССКИЙ ЛЕТОПИСНЫЙ СВОД 1472 года 5 страница



[92] ...пришед Феодоръ Басенокъ... — Ο роли Басенка в сражении с татарами в 1455 г. в великокняжеском летописании не упоминается.

[93] ...под Русу... — Старая Русса, один из древнейших центров Новгородской земли, к югу от Новгорода.

[94] Иоанъ Васильевичь Оболеньский Стрига з братьею, да Феодоръ Васильееичь Басенок, удалый воевода, новогородцевъ смердов били... — Β великокняжеском летописании роль Стриги-Оболенского и Басенка в походе на Новгород в 1456 г. изображается иначе: они польстились на «товар» (трофеи) и были захвачены новгородцами врасплох и «устрашишася»; лишь из страха перед великим князем они, вступив в сражение, стали стрелять по новгородским коням и благодаря этому одержали победу. Β новгородской летописи утверждается, что сражение шло с переменным успехом и на стороне москвичей воевали татары.

[95] ...во Ажелбицахъ... — Яжелбицы (Яжелобицы), село в 127 км к юго-востоку от Новгорода (в Деревской пятине), место заключения Яжелбицкого мира 1456 г., значительно усилившего административную и судебную власть великого князя в Новгороде.

[96] ...архиепископъ Еуфимий... — Евфимий II, архиепископ новгородский с 1434 (фактически уже с 1429) по 1458 г.

[97] ...князь велики Иоанъ Феодорович Рязанский. — Великий князь, занимавший рязанский престол с конца 20-х гг. XV в. После смерти Ивана Федоровича опекуном его малолетнего сына Василия стал Василий Темный, пославший в Рязань московских наместников.

[98] ...князя Васильа Ярославича... — После ареста бывшего сподвижника Василия II в 1445—1447 гг. Василия Ярославича серпуховское удельное княжество было присоединено к Москве. Сын Серпуховского князя Иван Васильевич бежал в Литву, где заключил договор с другим эмигрантом, Иваном Можайским, ο совместной борьбе за освобождение своих «отчин».

[99] ...родися... сынъ, и нарекоша ему Иванъ. — Иван Иванович Молодой, сын Ивана III, с 1473 г. носил титул великого князя и считался, очевидно, соправителем отца; умер в 1490 г.

[100] ...посылалъ на Вятку Ряпаловьскых... — Вятская земля представляла собой до Ивана III вечевую республику и обладала известной самостоятельностью; во время феодальной войны вятчане поддерживали галицких князей. Князья Ряполовские-Стародубские служили московским князьям с XIV в.; в 1446—1447 гг. помогали Василию II в борьбе за власть.

[101] ...Григорей Перфушков у вятчан посулы поимал, да имъ норовил... — Перфушков (Перхушков) — ловчий великого князя. Это известие, сохранившееся в СС, изложено в Е более сдержанно (говорится, что Перхушков «норовил» татарам); но в Е под следующим годом сообщается ο заточении Перхушкова за взяточничество и измену. Очевидно, в Севернорусском своде читались оба известия. Впоследствии Григорий Перхушков стал княжеским волостелем на соседних с Кирилловым монастырем двинских землях.



[102] ...святое Ведение на Симановьском дворѣ в городѣ. — Церковь Введения Богородицы во дворе Симонова монастыря в Москве.

[103] ...князя Ивана Юрьевичя... — Князь Иван Юрьевич Патрикеев, сын Юрия Патрикеевича, видный сподвижник Ивана III, впоследствии подвергшийся опале; отец известного церковного деятеля Вассиана (Василия) Патрикеева.

[104] ...Орловъ да Котельничь, а под Хилинымъ стоял долго... — Орлов (ныне — Халтурин) и Котельнич — города Вятской земли, Хилин (СС — Хылынов, Хилынов) — Хлынов, главный город Вятской земли, с конца XVIII в. — Вятка.

[105] ...на Городище, и удариша на него шилники... — Городище — резиденция великого князя в Новгороде; шильники — термин, которым московское и общерусское летописание именует новгородскую бедноту; московская великокняжеская летопись упоминала, что противники великого князя в начале 70-х гг. нанимали «смердов, убийц, шилниковъ и прочих безъименитых мужиков». О нападении шильников на Басенка в 1460 г. великокняжеское летописание не упоминает; кроме комментируемого свода об этом кратко сообщали Льв и С II.

[106] ...царь Ахмутъ Большые Орды... — Ахмат (Ахмед), хан Большой Орды, имя которого появляется в русских источниках с 1460 г. (его отношения с Сеид-Ахметом, нападавшим в предшествующие годы, неясны).

[107] ...к Переяславълю к Рязаньскому... — Переяславль-Рязанский (ныне Рязань) — главный город Рязанского княжества с XIV в. (прежний центр, Старая Рязань, был разрушен татаро-монголами в 1237 г.).

[108] Казат улан мирза. — Упоминается только в этом рассказе Севернорусского свода; в великокняжеском летописании ο нем ничего не говорится. (Улан — член княжеского рода, мирза — княжеский сын).

[109] ...перед княжимъ двором Васильевича, в Боровитьскихъ воротѣхъ, заложили церковь камену святаго Иоана Предтечи. — Судя по СС, речь идет ο княжьем дворе Юрия Васильевича Дмитровского у Боровицких ворот Кремля. Великокняжеская летопись сообщает ο строительстве церкви Рождества Иоанна Предтечи у Боровицких ворот под 1461 г.; в 1493 г. она сгорела.

[110] ...поставиша на митрополию Феодосиа... — Β Е прибавлено: «своими епископы на Русь»; Феодосий был вторым после Ионы митрополитом, поставленным (на основе специальной «благословенной» грамоты Ионы) без санкции Константинополя. Ростовским архиепископом стал в 1462 г. бывший кирилловский игумен Трифон, но комментируемый свод ничего не сообщает об этом, возможно, потому, что архиепископство Трифона было непродолжительным и окончилось вынужденной отставкой.

[111] ...у Михаилова Чюда в монастыри... — Чудов Михаила архангела монастырь в Кремле.

[112] ...Володку Давидова... — Владимир Давыдов Красный был связан с сыном Василия Ярославича Серпуховского Иваном и привез на Русь договор, заключенный в Литве между двумя эмигрантами — Иваном Васильевичем (сыном Василия Ярославича) и Иваном Андреевичем Можайским.

[113] ...недостойно бяше православному великому осподарю, по всей подсолнечной сущу, и такими казньми казнити... во святый Великий пост. — Β СС этих слов нет, но казнь серпуховских дворян определена как «незнаемая». Выражение «осподарю по всей подсолнечной» сходно с обращением публицистов XVI в. (Филофей) к русскому государю как единому «во всей поднебесней» христианскому царю.

[114] Хотунь — город на реке Лопасне. Хотунь упоминается и в завещании Василия II, но в великокняжеском летописании среди владений князя Юрия Дмитровского Хотунь не названа.

[115] ...Романовъ город на Волзѣ... — севернее Ярославля Романов, предназначенный по завещанию Василия II его вдове, был передан в 1472 г. Андрею Углицкому после смерти его брата Юрия Дмитровского в возмещение за включение всего Дмитровского княжества в число владений Ивана III. Поэтому данное известие, как и последующие известия ο Вышгороде, селе Голтяевой, городах Тарусе и Городце, могло быть написано только до перераспределения владений Юрия Васильевича, умершего в сентябре 1472 г.

[116] ...Вышегород Поротовьский да Марьины села Голтяевы... — Поротва (Протва) — приток Оки. Мария Федоровна (Голтяева) — дочь московского боярина Федора Голтяя, бабка Бориса Волоцкого по матери; в СС указано, что Борис был «въскормленником Голтяевы» и приведено его прозвище — «Скупой».

[117] ...придалъ ему городокъ Торусу... — Торуса (Таруса) — город и княжество, отошедшее κ Москве (от князей суздальско-нижегородских) в 1393 г.

[118] ...при князи Александрѣ Феодоровиче Ярославьскомъ... — Александр Федорович — последний представитсль династии ярославских князей, восходящей к смоленскому князю Федору Ростиславичу; после потери своих вотчин в 1463 г. продолжал жить в Ярославле и умер в 1471 г.

[119] ...у святаго Спаса в монастыри... — Спасо-Преображенский монастырь в Ярославле, существовал уже с начала XIV в.

[120] ...князь велики Феодоръ Ростиславичь Смоленский, и з дѣтми, со княземъ Костянтиномъ и з Давидомъ... — Федор Ростиславич, потомок смоленских князей Ростиславичей, получил Ярославль в конце XIII в. в приданое. Федор Ростиславич был участником многих войн конца XIII в., приводил на Русь татарскую рать; в 1296 г. осаждал Смоленск. Иван Грозный напоминал Курбскому (потомку ярославских князей), что Федор «в Смоленске на Пасху колико крови пролиял есть» (Переписка Ивана Грозного с А. Курбским. М., 1981, с. 19).

[121] ...прощати множество людей... — Т. е. исцелять от болезней (это исцеление рассматривалось как «прощение» грехов, вызвавших болезнь). Здесь игра словом «прощатися», употребленном далее и в обычном смысле (ярославские князья «прощалися» со своими вотчинами).

[122] Сии бо чюдотворци явишася не на добро всѣм княземъ ярославскимъ... — Иронический рассказ ο ярославских чудотворцах в комментируемом своде, возможно, связан с кругами, близкими к ростовскому архиепископу Трифону, ο неверии которого в явленные в 1463 г. мощи сообщается в житийном рассказе, включенном в Независимый свод 80-х гг. (см. ниже). Лицами, близкими к Трифону, вероятнее всего, могли быть монахи Кириллова монастыря, где он был прежде игуменом.

[123] Алексей Полуектович — дьяк великого князя, в 60—70-х гг. попал в опалу из-за того, что его жена, согласно своду 80-х гг., обвинялась в соучастии в отравлении «зельем» великой княгини Марии Борисовны, но в 1473 г. снова занял видное место в государственных делах; участвовал в новгородском походе.

[124] ...новый чюдотворець, Иоанъ Огафоновичь, сущей созиратай... — Β научной литературе высказывалось предположение об идентичности этого лица с Иваном Васильевичем Стригой-Оболенским, не раз выступавшим в роли великокняжеского воеводы и наместника и бывшим в 60-х гг. наместником в Ярославле.

[125] ...цьяшосъ. — Слово «дьявол» зашифровано здесь так называемой «простой литореей», при которой согласные «б, в, г, д, ж, з, к, л, м, н» заменяются соответственно на «щ, ш, ч, ц, х, ф, т, с, р, п».

[126] ...князь велики... рязаньский женися на Москвѣ... — Великий князь рязанский Василий Иванович (в Ε ошибочно «Иванъ Васильевичь», в СС имени нет) с 1456 г. жил в Москве; после женитьбы вернулся в Рязань с женой.

[127] ...поставили на Москвѣ Иосифа Грека архиепископом в Кесарию Филиппову... — Кесария Филиппова (Палестинская) — город и епархия в составе иерусалимской патриархии, находившейся под властью египетских султанов. Β великокняжеском летописании говорится ο поставлении Иосифа митрополитом кесарийским в связи с поездкой на Русь его брата, иерусалимского патриарха, терпевшего «истому» от «египетского салтана» и умершего по дороге в Кафе (Феодосии). Отдельный рассказ об этом поставлении, сохранившийся в рукописной традиции, имеет черты легенды (легендарный рассказ ο землетрясении в Иерусалиме, анахронистическое упоминание иерусалимского патриарха Иоакима и т. д.).

[128] Феодосий митрополит остави митрополию... — Ср. рассказ Независимого свода 80-х гг. (ниже).

[129] Филипп — Филипп I занимал митрополичий престол до 1473 г.

[130] ...великаа князини Марьа тферянка... — Ср. рассказ Независимого свода 80-х гг.

[131] ...Трифонъ остави архиепископью ростовськую. — Β Типографской летописи отставка Трифона в 1467 г. объясняется тем, что он был «болен вельми»; в уже упомянутом рассказе Независимого свода отставка эта объясняется Божьей карой за неверие Трифона в ярославских чудотворцев.

[132] ...посылал под Казань царевича Каисыма... — Казанское царство (ханство) образовалось уже в 1445 г., но первые столкновения Москвы с Казанью начались в 60-х гг. Казанским ханом в 1468 г. был Абреим (Ибрагим), сын основателя ханства Махмета (Улу-Мухаммеда); его брат, царевич Каисым (Касим), стал вассалом Москвы и возглавлял русский поход на Казань.

[133] ...князя Ивана Юрьевича, да князя Ивана Васильевича Стригу... — Иван Юрьевич Патрикеев — см. коммент. выше; Иван Васильевич Стрига-Оболенский (в Ε не упоминается) — сын Василия Ивановича Оболенского (Косого), неоднократно бывший наместником и воеводой Ивана III.

[134] ...Васияна Рыла... — Вассиан Рыло, занимавший ростовский архиепископский престол до своей смерти в 1481 г., был видным церковным и политическим деятелем, автором «Послания на Угру» Ивану III (см. коммент. к «Повести о стоянии на Угре»).

[135] ...понял княжну Елену, мизоцьского князя дщерь. — Елена, дочь князя Романа Мезецкого, умерла в 1483 г. (великокняжеские своды сообщают ο женитьбе Андрея под следующим, 1470 г.).

[136] ...послалъ на Казань рать судовую, а берегомъ послал брата своего... — Описание казанского похода 1469 г. в комментируемом своде существенно отличается от рассказа великокняжеской летописи (там не упоминается ο разделении рати на судовую и береговую и об участии Юрия и Андрея Васильевичей).

[137] ...Иван Дмитреевич, нарицаемый Руно... — Воевода Ивана III, впоследствии (ок. 1481 г.) подвергшийся опале. Β великокняжеском летописании ничего не говорится об отрицательной роли Руна в походе 1469 г.; напротив, указывается, что он был избран всеми воинами «по своей воли» главным воеводой, «чтобы единаго всем слушати»; далее говорится, что, придя под Казань, где жители еще спали, воевода «повелѣша трубити, а татар начаша сѣчи и грабити и в полон имати». Β Ε рассказ, сходный с рассказом СС (помещенным в комментируемой реконструкции), дополнен словами «ини по[ча]ли трубить ..., они же воскакавше, и в воротахъ почали битися», возможно, заимствованными из великокняжеского летописания.

[138] ...Хрипунъ княжь Семеновъ сынъ Ряполовьского... — Федор Семенович Хрипун Ряполовский, сын известного деятеля времен Василия II и Ивана III Семена Ивановича Ряполовского. Β великокняжеской летописи ο походе Федора Хрипуна на татар сообщается под предыдущим, 1468 г.

[139] ...убили тогды на Волзѣ князя Данила Васильевичя Ярославьского да Никиту Костянтинова сына Бровцина, да устюжанъ много, а Тимофѣя Плещѣева Юрлища полонили... — Даниил Васильевич Ярославский — великокняжеский воевода, внук князя Ивана Васильевича, занимавшего ярославский престол в начале XV в. Тимофей Юрло — представитель старого боярского рода Плещевых; после пленения вернулся на Русь и умер в 1496 г. в чине окольничего.

[140] ...князь же Юрьи помирися с нимъ на всей своей воли... — Этот рассказ ο победе Юрия Васильевича Дмитровского под Казанью в сентябре 6978 (1469) г. совершенно уникален в летописании XV в. — великокняжеские своды XV в. ничего не сообщают об этой победе над Казанью (известие это проникает в официальное летописание только в XVI в.); ростовский свод 80-х гг. XV в. (Типографская летопись) сообщает ο победе под предыдущим 6977 годом, не выделяя роли Юрия (Георгия) Дмитровского и ничего не говоря ο неудаче Руна.

[141] ...Прохоръ... на епископью на Сарайскую. — Сарайский (Сарский) епископ с середины XV в. пребывал уже не в Сарае (столице Золотой Орды), где православная епископия была учреждена в XIII в., а ъ Москве. Прохор был архиепископом до 1493 г.

[142] Вездѣ бо Бог помогаше великому князю за его исправление. — Эта концовка рассказа ο походе на Новгород показывает, что составитель комментируемого свода в основном сочувствовал великому князю, хотя упоминание ο том, что Иван III «разъярився» (СС — «разгнѣвася») на новгородцев, восходит здесь к новгородской повести. Дата Шелонской битвы «иуля 14» дана по СС — в Е ошибочно «иуля 4».

[143] ...поставили игумена Филофия ис Ферапонтовы пустыни на Пермь... — Филофей был епископом пермским до 1503 г. Ферапонтов монастырь (именуемый в актах XV в. обычно «Ферапонтовой пустынью») был основан в конце XIV—начале XV в. сподвижником Кирилла Белозерского Ферапонтом в 20 км от Кириллова монастыря.

[144] ...поставленъ бысть во епископы на Рязань Феодосий... — Феодосий был епископом рязанским до 1495—1496 гг.

[145] ...послалъ князя Феодора ... Пестрого воевати Перми Великиѣ... — Князь Феодор Давыдович (в Ε ошибочно «Феодорович») Стародубский-Пестрый — воевода Ивана III, участник похода на Новгород в 1471 г. После 1472 г. Пермская земля (область, населенная коми-пермяками) признала вассальную зависимость от великого князя.

[146] ...заложи церковь Успение святыя Богородица... а разруши церковь камену... — Эта первая попытка перестройки Успенского собора окончилась неудачей; новый Успенский собор был построен в 1479 г.

[147] ...к рецѣ Окѣ под город под Олексин... — Алексин — город на границе с Великим княжеством литовским, уже с первой половины XV в. включался в число непосредственных владений великого князя московского.

[148] Семион Васильевичь Беклемишевъ — представитель рода служилых землевладельцев, известных с начала XV в. Иронический рассказ ο Семене Беклемишеве передан в Ε короче, чем в СС.

[149] ...князь Василий Михайлович Удалый... — Сын удельного князя Верейско-Белозерского Михаила Андреевича, уже с 1468 г. выступавший в роли великокняжеского воеводы.

[150] Юрьи Васильевичь изъ Серпохова... — По завещанию Василия II, Серпухов входил в число владений Юрия Васильевича Дмитровского, роль которого (в частности, в войне с Ахматом в 1472 г.) постоянно подчеркивается комментируемым сводом.

[151] Петръ Феодорович Челяднинъ — боярин, сын Федора Михайловича Челяднина (см. коммент. выше).

[152] ...князь велики стоить под Ростиславлемъ... — Ростиславль — город на Оке в Рязанском княжестве.

[153] ...царевичь Даниаръ Касымовичь... — Один из главных воевод в походе на Новгород в 1471 г.

[154] ...киличиа Григориа Влънина... — Григорий (Гридя) Иванов Волнин, дьяк, посол («киличей») Ивана III при Ахмате; в 1477 г. принимал участие в окончательном присоединении Новгорода.

[155] ...княгини великая... разболѣся... — Мать Ивана III Мария Ярославна (в иночестве Марфа) умерла позже, в 1485 г.

[156] ДОПОЛНЕНИЯ В ТЕКСТЕ ЕРМОЛИНСКОЙ ЛЕТОПИСИ, СВЯЗАННЫЕ С ВАСИЛИЕМ ДМИТРИЕВИЧЕМ ЕРМОЛИНЫМ. – Далее приводятся записи ο Ермолине, которых нет ни в СС, ни в других летописях, и которые, очевидно, были добавлены при составлении на основе Севернорусского свода уникального текста, дошедшего до нас в Ермолинской летописи (названной так открывшим ее Α. Α. Шахматовым). Об обстоятельствах и причинах составления такой летописи, связанной с Ермолиным, могут быть высказаны только предположения. Возможно, что Ермолинская летопись, доведенная до 1481 г., была составлена после смерти Ермолина (строительная деятельность его оборвалась в 1472 г., но дата смерти неизвестна) как своего рода памятный летописный свод, — подобно тому как ее протограф, Севернорусский свод 1472 г., мог быть составлен в память Юрия Васильевича Дмитровского, а Троицкая летопись начала XV в. — в память митрополита Киприана. Василий Дмитриевич Ермолин — видный деятель русской культуры второй половины XV в., выходец из богатого купеческого рода, породнившегося с боярами Сорокоумовыми-Глебовыми и связанного с Троице-Сергиевым монастырем (там постриглись дед Ермолина Ермола-Ефрем и его отец Дмитрий-Дионисий). Ермолины в памятниках XV в описываются как люди весьма ученые (отец Василия умел говорить «русски, гречески, половецки»), но недостаточно благочестивые и склонные к «духу хульному». Впрочем, сам Ермолин проявлял интерес не только к искусству (скульптуре, архитектуре), но и к духовной письменности — ему принадлежит «Послание от друга к другу», в котором он сообщает своему корреспонденту, писарю литовского короля, «пану Иакову», как ему получить «добрый список» «Пролога с осмогласником».

[157] ...во Фроловьскыхъ воротехъ... — Имеются в виду Фроловские (Спасские) ворота Кремля.

[158] ...мученикъ Георгий... рѣзанъ на камени, а нарядомъ Васильевимъ, Дмитриева сына Ермолина. — Имеется в виду приписываемая Ермолину скульптура святого Георгия, частично сохранившаяся (ныне в Государственной Третьяковской галерее). «Нарядчики», или «предстатели», — своеобразные подрядчики или руководители артели мастеров.

[159] ...святое Вознесение обновлено внутри града... — Церковь женского монастыря Вознесения в Кремле была первоначально воздвигнута в 1407 г.

[160] ...у Троици поставили трапезу камену... — Речь идет, очевидно, ο монастырской столовой и поварне (не сохранившихся), с барельефной иконой Одигитрии, также приписываемой Ермолину.

[161] ...в Володимери обновили двѣ церкви камены, Воздвижение въ торгу, а другую на Золотых Воротехъ... — Обе эти церкви были поставлены в XII в., храм Воздвиженья не сохранился.

[162] ...во градѣ Юрьевѣ в Полском... святый Георгий... а рѣзаны на камени вси... — Юрьевский собор начала XIII в., сохранившийся в том виде, в каком его восстановил В. Ермолин, принадлежал к числу наиболее замечательных памятников домонгольского зодчества. Под 6738 (1230) г. в Ε к известию (сходному с известием в Московском своде) ο построении этой церкви князем Святославом добавлено: «...созда чюдну велми, рѣзанымъ каменемъ»; возможно, что это добавление принадлежит тому же летописцу, который писал ο строительных работах Ермолина. Не имея возможности восстановить все рельефы древнего собора, Ермолин бережно собрал уцелевший резной камень и пустил его в кладку фасадов без какой-либо определенной системы.

[163] ...Иванъ Голова Володимеровъ... — Иван Владимирович Голова-Ховрин — сын Владимира Григорьевича Ховрина. Рассказом ο «пре» (ссоре) Ермолина с Головой-Ховриным оканчиваются известия ο Ермолине в Е — возможно, потому, что в 1472 г. его строительная деятельность окончилась.

ПЕРЕВОД

В год 6933 (1425). Скончался благоверный и христолюбивый князь великий всея Руси Василий Дмитриевич двадцать седьмого февраля во вторник в три часа ночи.

 

Митрополитъ Фотѣй сь тоя же нощы посла по брата его Юрьа въ Звенигородъ Окинфа, онъ же, не ида на Москву, иде к Галичу, а на великомъ княжении сѣде Василей Васильевичь. И князь Юрьи взя перемирие до Петрова дни с нимъ.

В ту же ночь митрополит Фотий в Звенигород Иоакинфа послал за братом князя Юрием, но тот, не заходя в Москву, направился к Галичу, а на великое княжение сел Василий Васильевич. И князь Юрий заключил перемирие с ним до Петрова дня.

 

Того же лѣта преставися князь велики Иван Михайловичь Тверской.[2]

В тот же год скончался князь великий Иван Михайлович Тверской.

 

В лѣто 6934. На лѣто ходил Витовтъ[3] ко Пьскову, а был под Опочками да под Вороночем.[4]

В год 6934 (1426). Летом ходил Витовт на Псков, был под Опочкой да под Вороначем.

 

В лѣто 6935. Моръ <...> великъ.[5]

В год 6935 (1427). Моровое поветрие (...) страшное.

 

В лѣто 6936. Витофтъ ходилъ къ Новугороду и стоялъ у Порхова; они же добиша ему челомъ 5000 рублевъ, владыка зъ бояры новогородьскыми 5000 рублевъ другую даша ему, а за полонъ дастъ владыка свою тысячю рублевъ.

В год 6936 (1428). Витовт ходил на Новгород и стоял у Порхова, но жители откупились от него пятью тысячами рублей, да архиепископ новгородский с боярами еще пять тысяч рублей дали ему, а на выкуп пленных дал архиепископ от себя тысячу рублей.

 

Тое же зимы мѣсяца ноября 17 преставися преподобный игумен Никонъ, чюдный старець[6] в 5 час дни.

В ту же зиму месяца ноября в семнадцатый день скончался преподобный игумен Никон, чудный старец, в пятом часу дня.

 

В лѣто 6937. Приходиша татарове к Галичю и града не взяша, а волости повоеваша, а на Крещение приидоша изгономъ на Кострому, и поплѣнише ю, и отъидоша на Низ Волгою. Князь же великы Василей, то слышавъ, посла за ними дядь своихъ, князя Андрѣя и Костянтина, и с ними Ивана Дмитреевича;[7] они же до Нижнего Новагорода ходивъ, и не угониша ихъ, и възвратишася.

В год 6937 (1429). Приходили татары к Галичу и города не взяли, но волости пограбили, а на Крещение напали изгоном на Кострому и, взяв ее, ушли в низовья Волги. Князь же великий Василий, о том прослышав, послал за ними дядей своих, князей Андрея и Константина, и с ними Ивана Дмитриевича; те же, до Нижнего Новгорода дойдя, не догнали их и возвратились.

 

В лѣто 6938. Въ Смоленьсце явися волкъ голъ, безъ шерьсти, и много людей ѣлъ, а в Троцехъ[8] озеро стояло семь дней кроваво. Того же лѣта Витофтъ умре,[9] бывъ на великомъ княжении 38 лѣт. И сѣде по немъ Швитригайло.[10] А князь Юрьи разверже миръ съ великымъ княземъ и, оставя Галичь, сѣде, шедъ, в Нижнемъ Новѣгородѣ; и князь великы посла на него рать с дядею своимъ, княземъ Костянтиномъ. Онъ же то слыша, и отъиде за Суру, и ста на брезе, и князь Костяньтинъ, стоявъ противу, възвратися, зане не бяше, какъ преити на нь. И князь Юрьи по отшествии ихъ пакы прииде в Новъгородъ. Того же лѣта Айдаръ[11] повоевалъ землю Литовьскую, и градъ взя Мченескъ, и Григорья Протасьева поималъ,[12] а Киева не доиде за 80 верстъ, воюя.

В год 6938 (1430). В Смоленске объявился волк голый, без шерсти, и многих людей поел, а на Троках озеро стояло семь дней кровавым. И в год тот Витовт умер, пробыв на великом княжении тридцать восемь лет. А сел на княженье после него Свидригайло. Князь же Юрий расторг мир с великим князем и, Галич оставя, захватил, пойдя, Нижний Новгород; и князь великий послал на него войско с дядею своим, князем Константином. Он же, о том прослышав, ушел за Суру и стал на берегу, а князь Константин, постояв на другом берегу, возвратился, так как не знал, как настичь его. Князь же Юрий после отхода их снова вернулся в Новгород. В тот же год Айдар разорил землю литовскую, и город взял Мценск, и Григория Протасьева захватил, а Киева не достиг лишь на восемьдесят верст, продвигаясь вперед.

 

В лѣто 6939. Князь великы Василей посылалъ князя Феодора Давидовича Пестрого на Болгары, и, шедъ, взя ихъ. Въ то же лѣто знамение бысть на небеси: столпы огнены. Тогда же засуха велика была, земля и болота горѣлы, мъгла же стояла 6 недѣль, яко и солнца не видети, и рыбы въ водѣ мерли. Того же лѣта Фотѣй митрополитъ преставися.[13] Князь великы в Орду поиде, и князь Юрьи после поиде, и дастъ царь Махметъ[14] великое княжение Василью Васильевичу.

В год 6939 (1431). Князь великий Василий посылал князя Федора Давидовича Пестрого на Болгары, и, отправясь, тот взял этот город. В тот же год предзнаменование было на небе: столбы огненные. Тогда же засуха большая была, земля и болота горели, мгла же стояла шесть недель, так что и солнца не видно и рыба в воде дохла. В тот же год Фотий митрополит скончался. Князь великий в Орду пошел, и князь Юрий за ним пошел, и дал царь Магомет великое княжение Василию Васильевичу.

 

В лѣто 6940. Преставися князь Андрѣй Дмитреевичь.[15] И князь велики вышолъ и сѣде на великомъ княжении.[16] И князь Юрьи иде въ свой Звенигородъ, а придалъ ему царь Дмитровъ.[17]

В год 6940 (1432). Скончался князь Андрей Дмитриевич. И князь великий вернулся из Орды и сел на великом княжении. Князь же Юрий пошел в свой Звенигород, и добавил ему царь Дмитров.

 

В лѣто 6941. Женися князь великы Василей Васильевичь, февраля 8, и на той свадбѣ Захарья Ивановичь Кошкынъ имался за поясъ у князя Васильа у Юрьевича у Косого,[18] и князи и бояре разьѣхашася по домом. И князь Василей да князь Дмитрей Шемяка совокупяся, и поидоша къ отцю своему въ Галич. Тое же весны князь Юрьи Дмитреевичь съ дѣтми, Иванъ Дмитреевичь с ним,[19] совокупя силу многу, и приидоша к Москве безвѣстно на великого князя, канунъ Мироносицам, в суботу, апрѣля 5, на Клязму, за 20 верстъ. Князь же великы выиде противу ихъ не во мнозе и, побився мало, и побеже къ Москве <...>. И взявъ матерь и княгиню свою, и поиде къ Тфери, а со Тфери иде на Кострому. Князь же Юрьи сѣдъ на Москвѣ, и посла дѣтей своихъ, Василья да Дмитрея, за великымъ князем, и сказаша его на Костромѣ; онъ же и самъ поиде за нимъ и прииде х Костромѣ; и доби челомъ князь великы дяде своему, князю Юрью, и дасть ему Коломну городъ въ удѣлъ, а миръ свелъ Семенъ Ивановичь Морозовъ, любовникъ княжь Юрьевъ.[20] Москвичи же вси, князи и бояре, и воеводы, и дѣти боярьскые, и дворяне, от мала и до велика, — вси поѣхали на Коломну к великому князю, не повыкли бо служити удѣлнымъ княземъ,[21] и Иванъ Дмитриеевичь с дѣтьми. Видѣвше же се князь Василей да Шемяка, и убиша Семена Морозова, боярина отца своего, в набережныхъ сѣнехъ, рекуще: «Ты учинилъ ту беду отцю нашему и намъ. Издавна еси коромолникъ, а нашь лиходѣй, не дашь намъ у отца нашего жити». И въструбивше, поѣхаша с Москвы и поидоша на Кострому. Князь же Юрьи видѣвъ, яко непрочно ему седѣние на великомъ княжении, и посла къ великому князю, да идетъ на свой стол, а самъ иде въ свой градъ в Рузу,[22] а князь великы прииде с Коломъны на Москву и помирися со княземъ Юрьемъ, и докончалные поимали на том и крестъ целовали, что великому князю въ его отчину не въступатися, а князю Юрью княжения не хотѣти, ни дѣтей своихъ приимати, ни помочи имъ не дати на великого князя. И, умирився, князь Юрьи поиде въ Галич, а князь великы князя Юрья Патрекѣевича посла[23] воеводою на Юрьевичи со всѣмъ своимъ дворомъ. Они же отступиша съ Костромы и сташа на Куси, а в то время приспѣша къ нимъ вятчане, и от отца прииде имъ помочь, и бысть имъ бой, и одолѣша Юрьевичи, и воеводу, князя Юрья Патрекѣевича, яли, и приидоша опять на Кострому и, какъ Волга стала, и ни пошли к Турдѣевымъ врагомъ <...>.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...