Главная Обратная связь

Дисциплины:






ХОЖДЕНИЕ ЗА ТРИ МОРЯ АФАНАСИЯ НИКИТИНА 4 страница



 


[1] Того же году обретох написание Офонаса тверитина купца... — Запись эта, относящаяся к 1474—1475 гг., скорее всего принадлежит составителю независимого летописного свода 80-х гг. XV в.

[2] ...в Ындѣе 4 годы... — Афанасий Никитин пробыл в Индии, как мы можем полагать, с середины 1471 до начала 1474 г.; см. приведенные далее известия индийских хроник ο времени взятия городов, упоминаемых Никитиным, и указания на соотношения между датами русского календаря и мусульманского лунного календаря.

[3] ...коли князь Юрьи под Казанию был, тогды его под Казанью застрелили. — Речь идет, очевидно, ο походе на Казань русских войск под предводительством брата Ивана III князя Юрия Васильевича Дмитровского, закончившемся в сентябре 6978 (1469) г.; вне комментируемого памятника сведений ο после Ивана III в Ширван Василии Папине нет.

[4] ...Смоленьска не дошед, умеръ. — Смоленск до 1514 г. входил в состав Литовского государства.

[5] Василий Мамырев (1430—1490) — великокняжеский дьяк, оставленный Иваном III вместе с И. Ю. Ряполовским в Москве во время нашествия хана Ахмата в 1480 г. и руководивший в 1485 г. строительством укреплений во Владимире.

[6] За молитву... Афонасья Микитина сына. — Отчество («фамилия») автора «Хождения за три моря» упоминается только в начальной фразе памятника, восполненной в издании по Троицкому списку (в летописном изводе ее нет).

[7] ...море Дербеньское, дориа Хвалитьскаа... — Каспийское море; дарья (перс.) — море.

[8] ...море Индѣйское, дорѣя Гундустанскаа... — Индийский океан.

[9] ...дориа Стебольская. — Черное море именуется также Стебольским (Стамбульским) по греческому народному и турецкому названию Константинополя — Истимполи, Стамбул.

[10] ...от Спаса святаго златоверхаго... — Главный собор Твери (XII в.), по которому и Тверская земля именовалась часто «домом святого Спаса».

[11] Михаил Борисович — великий князь тверской в 1461—1485 гг.

[12] Владыка Геннадий — епископ тверской в 1461—1477 гг., бывший московский боярин Геннадий Кожа.

[13] Борис Захарьич — воевода, возглавлявший тверские войска, помогавшие Василию Темному в борьбе с его противником Дмитрием Шемякой, представитель рода Бороздиных, перешедших впоследствии на московскую службу.

[14] ...монастырь Колязин ко святѣй Троицы... Борису и Глѣбу. — Троицкий монастырь в тверском городе Калязине на Волге был основан игуменом Макарием, упоминаемым у Никитина; церковь Бориса и Глеба находилась в Макарьевском Троицком монастыре.

[15] ...на Углеч... — Углич — город и удел великого княжества московского.

[16] ...приѣхалъ... на Кострому ко князю Александру... — Кострома на Волге входила в число непосредственных владений великого князя московского.



[17] ...в Новгород в Нижней... — Нижний Новгород с 1392 г. входил в состав владений великого князя московского; наместник Михаил Киселев — видимо, отец Φ. Μ. Киселева, получившего жалованную грамоту Ивана III до 1485 г.

[18] ... двѣ недѣли... — Очевидно, ошибка переписчика; эти слова (в Троицкой редакции их нет) повторяются далее в той же фразе.

[19] ...ширваншина... — Ширваншах Фаррух Ясар правил в Ширванском государстве в 1462—1500 гг.

[20] ...Кайсымъ салтан... — Хан Касим, второй по времени правитель Астраханского ханства.

[21] ...на ѣзу... — Ез (закол) — деревянное заграждение на реке для рыбной ловли.

[22] ...тезикы... — Так обычно называли купцов из Ирана.

[23] ...кайтакы... — Кайтак — горная область в Дагестане.

[24] ...к Бакѣ, гдѣ огнь горить неугасимы... — Вероятно, речь идет ο пламени в местах выхода нефти или ο храме огнепоклонников.

[25] Α ту убили Шаусеня... — Β дни памяти имама Хусейна (погиб в Месопотамии в VII в.) участники процессии восклицают: «Шахсей! Вахсей!» (Шах Хусейн! Вах Хусейн!); эти дни отмечаются шиитами в начале года по мусульманскому лунному календарю (в 1469 г. ошур байрам приходился на конец июня—начало июля). Запустение округа Рея связано с войнами XIII в.

[26] ...батманъ по 4 алтыны... — Батман (перс.) — мера веса, достигавшая нескольких пудов; алтын — денежная счетная единица, заключавшая в себе шесть денег.

[27] ...а ежедень поимаеть его море по двожды на день. — Морские приливы в Персидском заливе имеют полусуточный характер.

[28] И тут есми взял первый Великъ день... — Из дальнейшего изложения следует, что в Ормузе Никитин отметил третью Пасху за пределами Руси. Возможно, путешественник хотел сказать, что это первый праздник, который он встретил, придя к Индийскому океану.

[29] ...в Радуницу. — Радуница — девятый день после Пасхи.

[30] ...в таву с конми. — Тава (маратск. даба) — парусное судно без верхней палубы. Массовый завоз лошадей в Индию осуществлялся для пополнения конницы и нужд местной знати в течение многих веков.

[31] ...краска да лекъ. — Речь идет ο синей краске индиго (ср. далее «да чинят краску нил») и приготовлении лака.

[32] ...фота на головѣ, а другая на гузнѣ... — Путешественник говорит ο чалме (перс. фота) и дхоти (инд.), которые, так же как и женская одежда сари, изготовлялись из несшитой ткани.

[33] ...Асатхан Чюнерскыа индийскый, а холоп меликътучаровъ. — Асадхан Джуннарский, выходец из Гиляна, упоминается в индийских хрониках как лицо, близкое великому везиру, Махмуду Гавану, носившему титул мелик-аттуджар (повелитель купцов).

[34] ...кафары... — Кафир (арабск.) — неверный, так сначала Никитин называл индусов, пользуясь термином, принятным среди мусульман; позднее он называл их «гундустанцы» и «индѣяны».

[35] Хоросанцы — здесь и далее: мусульмане не индийского происхождения, выходцы из различных областей Азии.

[36] Зима же у них стала с Троицына дни. — Имеется в виду период муссонных ливней, длящийся в Индии с июня по сентябрь. Троица — пятидесятый день после Пасхи; приходится на май-июнь.

[37] ...кози гундустанская... — Гоуз-и хинди (перс.) — кокосовые орехи.

[38] ...в татну. — Речь идет ο соке, добываемом из коры пальмиры.

[39] ...да варят кичирисъ... — Кхичри — индийское блюдо из риса с приправами.

[40] Шешни — по-видимому, зеленые листья дерева Dalbegria sissor, которые в Индии с древнейших времен употреблялись в качестве корма лошадей.

[41] ...в Оспожино говѣйно на Спасов день. — Спасов день приходится на 6 августа; Успенский пост длится с 1 августа до Успенья; ...на Оспожин день... — Успенье, приходится на 15 августа.

[42] ...к Бедерю, к болшому их граду. — Бидар являлся в это время столицей Бахманидского султаната.

[43] Кулонкерь, Кулонгерь... — Неясно, какой именно город имеет в виду А. Никитин.

[44] ...колко ковов... — Ков (инд.) — мера длины, в среднем около десяти километров.

[45] Камка — цветная шелковая ткань, расшитая золотом, парча.

[46] ...по кентарю... — Кантар (арабск.) — мера веса, превышавшая три пуда.

[47] ...шихбъ Алудин... — Шейх Алаеддин, местный мусульманский святой.

[48] ...а на русскый на Покров святыя Богородица. — Покров приходится на 1 октября. Далее, однако, Никитин указывает, что дни памяти шейха Алаеддина отмечают через две недели после Покрова.

[49] Есть в том Алянде... — Никитин передает местные поверья, отразившие культ совы (гхукук) и культ обезьяны.

[50] Мамоны — здесь и далее: некрупный хищник.

[51] Весна же у них стала с Покрова... — Имеется в виду начало нового сезона в октябре после периода муссонных ливней.

[52] Α салтан невелик — 20 лѣт... — Β год приезда Никитина в Индию султану Мухаммеду III было семнадцать лет, в год отъезда — двадцать.

[53] Есть хоросанець меликтучар боярин... — Так Никитин называет великого везира Махмуда Гавана, выходца из Гиляна.

[54] ...тысяща человѣкъ кутоваловых... — Кутувал (перс.) — комендант крепости.

[55] ...футунов... — Возможно, что Никитин так называет золотую монету фанам.

[56] ...о заговѣйне ο Филиповѣ... — Филиппов пост длится с 14 ноября до Рождества, которое приходится на 25 декабря.

[57] ...до Великого заговейна... — Великий пост начинается за семь недель до Пасхи, т. е. в феврале—начале марта.

[58] ...а имя ми Офонасей, а бесерменьское имя хозя Исуфъ Хоросани. — Обычай пользоваться восточными именами, созвучными христианским, был распространен среди европейцев, живших на Востоке. Хозя Юсуф Хоросани — ходжа (господин) Юсуф из Хорасана.

[59] ...буты... — Бут (перс.) — идол, кумир; здесь: боги индийского пантеона.

[60] ...бутхана. — Бутханэ (перс.) — дом идола, кумирня.

[61] ...на чюдо бутово. — Здесь: ежегодный праздник в честь Шивы, отмечаемый в феврале-марте.

[62] ...по двѣ шешькѣни... — Шешкени — серебряная монета, шесть кени.

[63] ...лекъ... — Лакх (инд.) — сто тысяч.

[64] в бутхане же бут вырезан... — Здесь: статуя Шивы; его атрибуты: змей, обвивающий его тело (у Никитина — «хвост»), и трезубец.

[65] ...аки Устенеянъ царь Цареградскый... — Статуя в Константинополе Юстиниана I (527—565 гг.).

[66] ...стоит волъ велми велик, а вырѣзан ис камени... — Статуя быка Нанди, спутника Шивы.

[67] ...сыты. — Сыта — медовый напиток.

[68] ...жител... — Житель — медная монета.

[69] ...до бесерменьскаго улу багря. — Улу байрам — великий праздник, то же, что курбан байрам (праздник жертвоприношения) — один из главных праздников в исламе, отмечается 10—13 числа месяца зу-ль-хиджжа по мусульманскому лунному календарю, соотношение которого с солнечным календарем меняется ежегодно. Далее Никитин указывает, что праздник состоялся в середине мая; это позволяет установить год — 1472 г.

[70] ...а от Мошката... — По-видимому, вставка летописца; эти слова противоречат указанному времени пути; в Троицком списке они отсутствуют.

[71] ...алачи, да пестреди... — Алача — ткань из шелковых и бумажных нитей; пестрядь — хлопчатобумажное полотно.

[72] ...да адряк... — Адрак (перс.) — вид имбири.

[73] ...да фатисы, да бабугури, да бинчаи, да хрусталь, да сумбада. — Фатис — камень, употреблявшийся на изготовление пуговиц; бабагури (перс.) — агат; бинчаи — вероятно, банавша (перс.) — гранат; хрусталь — возможно, берилл; сумбада — корунд.

[74] ...в локот... — Локоть — древнерусская мера длины, равная 38—47 см.

[75] ...Шабатское пристанище... — Полагают, что это либо Бенгалия, либо страна Чамба в Индокитае.

[76] ...по тѣнке на день... — Танка — серебряная монета; в разных местностях разного достоинства.

[77] ...маникъ, да яхут, да кирпук... — Мани (санскр.) — рубин; якут (арабск.) — яхонт, чаще сапфир (синий яхонт), реже рубин (лал); кирпук (искаж. карбункул) — рубин.

[78] ...родится аммоны... — Аммон — драгоценный камень, возможно алмаз.

[79] Продают почку по пяти рублев... — Почка — мера веса для драгоценных камней («тяжелая» — одна двадцатая и «легкая» — одна двадцать пятая золотника, соответственно: 0.21 г и 0.17 г).

[80] ...аукыиков (в Троицком списке: аукыковъ) — текст неясен. Предполагают указание на а) тип кораблей (арабск. — гунук); б) расстояние.

[81] Мѣсяца маиа 1 день Велик день взял есми в Бедере... — Четвертую Пасху за пределами Руси Никитин отметил не в положенный срок; Пасха не бывает позже 25 апреля (по юлианскому календарю).

[82] ...а бесермена баграм взяли в середу мѣсяца... — Курбан байрам в 1472 г. приходился на 19 мая.

[83] Первый же Велик день взял есми в Каинѣ, а другый Велик день въ Чебокару... — Относительно этого места высказаны предположения, что Каин либо искаженное название какого-то пункта в Закавказье, либо Наин в Иране; но Никитин посетил Наин после Чапакура, в таком случае следует, что первую за пределами Руси Пасху Никитин встретил в Чапакуре, а вторую — в Наине.

[84] ...да к рылу привязаны великыа желѣзныа гири. — Никитин принял за гири большие колокольцы, которые вешали на шею слону.

[85] Да коней простых тысяща в снастѣхъ златых... — При выезде знатных особ было принято выводить верховых лошадей в полном конском уборе, демонстрируя богатство и знатность владельца.

[86] Саадак — набор вооружения: лук в чехле и колчан со стрелами.

[87] ...играет теремцомъ... — Имеется в виду парадный зонт чхатра (инд.), символ власти.

[88] ...махтумъ... — Махдум (арабск.) — господин. Почетный титул, который великий везир Махмуд Гаван получил в мае 1472 г. после взятия Гоа.

[89] ...бегляри. — Беги (тюрк., ч. от бег, бей) — представители феодальной знати (арабск. синоним — эмир).

[90] Яишу мырзу убил Узоасанбѣгъ... —Джеханшах Кара-Коюнлу, правивший в Иране и ряде соседних областей, был убит в ноябре 1467 г. в сражении с войсками своего соперника Узуна Хасана Ак-Коюнлу.

[91] ...а султан Мусяитя окормыли... — Султан Абу-Саид, правивший в Средней Азии, вторгся в Закавказье. Окруженный войсками Узуна Хасана и его союзника Фаррух Ясара попал в плен и в феврале 1469 г. был казнен.

[92] ...а Едигерь Махмет... — Мухаммед Ядигар — соперник Абу-Саида, временно захвативший власть после его гибели.

[93] ...два города взял индийскых... — Согласно индийским хроникам во время войны 1469—1472 гг. были взяты два прибрежных города Сангамешвар и Гоа; последний, как видно из переписки Махмуда Гавана, был занят 1 февраля 1472 г.

[94] ...стоял под городом два года... — Речь идет об осаде крепости Келна во время той же войны.

[95] ...взяли три городы великие. — Согласно индийским хроникам во время похода в Телингану в 1471—1472 гг. были заняты три важные крепости — Варангал, Кондапалли, Раджамандри. Войсками командовал Малик Хасан, носивший титул низам-ал-мульк.

[96] ...пришли... — Ошибка переписчика: в Летописном изводе — пришие; в следующей фразе содержится правильно написанное слово «пришли».

[97] ...у бинедарьскаго князя... — Вирупакша II, махараджа Виджаянагара, правил в 1465—1485 гг. Далее Никитин называет его «индийский авдоном» и «индийский султан кадам».

[98] Султан выѣхал из града Бедеря восмой мѣсяць по Велице дни. — Султан Мухаммед III, как устанавливается из переписки Махмуда Гавана, выступил в поход на Белгаон 15 марта 1473 г.

[99] ...а правую вѣру Богъ вѣдает. Α праваа вѣра Бога единаго знати, и имя его призывати на всяком мѣсте чисте чисто. — Это высказывание Афанасия Никитина, непосредственно примыкающее к написанной по-персидски фразе: «А Мухаммедова вера годится», свидетельствует ο своеобразии его мировоззрения. Оно не может быть сведено к простой идее веротерпимости: слова «Бог ведает» в другом месте у Никитина означают неуверенность — «дале Богь вѣдает, что будет». Никитин считает обязательным свойством «правой веры» только единобожие и моральную чистоту. Β этом отношении его мировоззрение сближается со взглядами русских еретиков конца XV в., утверждавших, что «приятным Богу» может стать представитель любого «языка», лишь бы он «творил правду».

[100] ...за мѣсяць до улу багряма... — Β 1473 г. начало этого праздника приходилось на 8 мая.

[101] ...и розговѣхся с ними, и Велик день взял в Кельбери... — Следовательно, шестую Пасху Никитин отметил в мае, т. е. не в срок, так же как и предыдущую.

[102] ...один город взяли индийской... — Город Белгаон, осада и взятие которого в 1473 г. подробно описаны в индийских хрониках.

[103] Под городом же стояла рать мѣсяць... — Речь идет ο неудачной осаде города Виджая-нагар.

[104] ...поидох ко Аменьдрие, и от Камендрия к Нярясу, и от Кинаряса к Сури... — Неясно, ο каких именно городах между Аландом и Дабхолом говорит путешественник.

[105] ...до Велика дни за три мѣсяцы бесерменьскаго говѣйна. — Никитин указывает здесь на соотношение в данном году двух переходящих дат мусульманского и православного календаря. Β 1474 г. начало поста Рамазан приходилось на 20 января, а Пасха на 10 апреля.

[106] Α на турскаго... — Турецкий султан Мехмед II правил в 1451—1481 гг.

[107] ...на караманского... — Власть в Карамане в эти годы несколько раз переходила из рук в руки. Наместником султана был Мустафа, сын Мехмеда II. Наследственным правителем Карамана был Пир Ахмед (ум. в 1474 г.), союзник Узуна Хасана.

[108] ...шубаш да паша... — Су-баши — начальник охраны города; паша — наместник султана.

ПЕРЕВОД

В год 6983 (1475) (...). В том же году получил записи Афанасия, купца тверского, был он в Индии четыре года, а пишет, что отправился в путь с Василием Папиным. Я же расспрашивал, когда Василий Папин послан был с кречетами послом от великого князя, и сказали мне — за год до Казанского похода вернулся он из Орды, а погиб под Казанью, стрелой простреленный, когда князь Юрий на Казань ходил. В записях же не нашел, в каком году Афанасий пошел или в каком году вернулся из Индии и умер, а говорят, что умер, до Смоленска не дойдя. А записи он своей рукой писал, и те тетради с его записями привезли купцы в Москву Василию Мамыреву, дьяку великого князя.

 

За молитву святыхъ отець наших, Господи Исусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, раба своего грѣшнаго Афонасъя Микитина сына.[6]

За молитву святых отцов наших, Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй меня, раба своего грешного Афанасия Никитина сына.

 

Се написах свое грѣшное хожение за три моря: 1-е море Дербеньское, дориа Хвалитьскаа;[7] 2-е море Индѣйское, дорѣя Гундустанскаа,[8] 3-е море Черное, дориа Стебольская.[9]

Записал я здесь про свое грешное хождение за три моря: первое море — Дербентское, дарья Хвалисская, второе море — Индийское, дарья Гундустанская, третье море — Черное, дарья Стамбульская.

 

Поидох от Спаса святаго златоверхаго[10] и сь его милостию, от государя своего от великаго князя Михаила Борисовича[11] Тверскаго, и от владыкы Генадия[12] Тверскаго, и Бориса Захарьича.[13]

Пошел я от Спаса святого златоверхого с его милостью, от государя своего великого князя Михаила Борисовича Тверского, от владыки Геннадия Тверского и от Бориса Захарьича.

 

И поидох вниз Волгою. И приидох в манастырь Колязин ко святѣй Троицы живоначалной и къ святым мучеником Борису и Глѣбу.[14] И у игумена ся благословив у Макария и у святыа братии. И ис Колязина поидох на Углеч,[15] и с Углеча отпустили мя доброволно. И оттуду поидох, с Углеча, и приѣхалъ есми на Кострому ко князю Александру[16] с ыною грамотою великого князя. И отпустил мя доброволно. И на Плесо приѣхая есми доброволно.

Поплыл я вниз Волгою. И пришел в монастырь калязинский к святой Троице живоначальной и святым мученикам Борису и Глебу. И у игумена Макария и святой братии получил благословение. Из Калягина плыл до Углича, и из Углича отпустили меня без препятствий. И, отплыв из Углича, приехал в Кострому и пришел к князю Александру с другой грамотой великого князя. И отпустил меня без препятствий. И в Плес приехал без препятствий.

 

И приѣхал есми в Новгород в Нижней[17] к Михайло х Киселеву, к намѣстьнику, и к пошлиннику к Ывану к Сараеву, и они мя отпустили доброволно. А Василей Папин проѣхал мимо город двѣ недѣли,[18] и яз ждал в Новѣгороде в Нижнем две недѣли посла татарскаго ширваншина[19] Асанбега а ѣхал с кречаты от великого князя Ивана, а кречатов у него девяносто.

И приехал я в Нижний Новгород к Михаилу Киселеву, наместнику, и к пошленнику Ивану Сараеву, и отпустили они меня без препятствий. А Василий Папин, однако, город уже проехал, и я в Нижнем Новгороде две недели ждал Хасан-бека, посла ширваншаха татарского. А ехал он с кречетами от великого князя Ивана, и кречетов у него было девяносто.

 

И приѣхал есми с ними на низ Волгою. И Казань есмя проѣхали доброволно, не видали никого, и Орду есмя проѣхали, и Усланъ, и Сарай, и Берекезаны есмя проѣхали. И въѣхали есмя в Бузанъ. Ту наѣхали на нас три татарины поганые и сказали нам лживые вѣсти: «Кайсым салтан[20] стережет гостей в Бузани, а с ним три тысящи татар». И посол ширваншин Асанбѣгъ дал имъ по однорятке да по полотну, чтобы провели мимо Хазтарахан. А оны, поганые татарове, по однорятке взяли, да вѣсть дали в Хазтараханъ царю. И яз свое судно покинул да полѣз есми на судно на послово и с товарищи своими.

Поплыл я с ними вниз по Волге. Казань прошли без препятствий, не видали никого, и Орду, и Услан, и Сарай, и Берекезан проплыли и вошли в Бузан. И тут встретили нас три татарина неверных да ложную весть нам передали: «Султан Касим подстерегает купцов на Бузане, а с ним три тысячи татар». Посол ширваншаха Хасан-бек дал им по кафтану-однорядке и по штуке полотна, чтобы провели нас мимо Астрахани. А они, неверные татары, по однорядке-то взяли, да в Астрахань царю весть подали. А я с товарищами свое судно покинул, перешел на посольское судно.

 

Поѣхали есмя мимо Хазтарахан, а мѣсяць свѣтит, и царь нас видел, и татарове к нам кликали: «Качма, не бѣгайте!» А мы того не слыхали ничего, а бежали есмя парусом. По нашим грехом царь послал за нами всю свою орду. Ини нас постигли на Богунѣ и учали нас стреляти. И у нас застрелили человѣка, а у них дву татаринов застрѣлили. И судно наше меншее стало на ѣзу,[21] и они нас взяли да того часу разграбили, а моя была мѣлкая рухлядь вся в меншем судне.

Плывем мы мимо Астрахани, а месяц светит, и царь нас увидел, и татары нам кричали: «Качма — не бегите!» А мы этого ничего не слыхали и бежим себе под парусом. За грехи наши послал царь за нами всех своих людей. Настигли они нас на Богуне и начали в нас стрелять. У нас застрелили человека, и мы у них двух татар застрелили. А меньшее наше судно у еза застряло, и они его тут же взяли да разграбили, а моя вся поклажа была на том судне.

 

А в болшом суднѣ есмя дошли до моря, ино стало на усть Волги на мели, и они нас туто взяли, да судно есмя взад велѣли тянути вверхъ до ѣзу. И тут судно наше болшее пограбили и четыре головы взяли рускые, а нас отпустили голыми головами за море, а вверхъ нас не пропустили вѣсти дѣля.

Дошли мы до моря на большом судне, да стало оно на мели в устье Волги, и тут они нас настигли и велели судно тянуть вверх по реке до еза. И судно наше большое тут пограбили и четыре человека русских в плен взяли, а нас отпустили голыми головами за море, а назад, вверх по реке, не пропустили, чтобы вести не подали.

 

И пошли есмя в Дербенть, заплакавши, двема суды: в одном судне посол Асанбѣг, да тезикы,[22] да русаков нас десеть головами; а в другом судне 6 москвич, да шесть тверич, да коровы, да кормъ нашь. А въстала фуртовина на море, да судно меншое разбило о берег. А ту есть городок Тархи, а люди вышли на берегъ, и пришли кайтакы[23] да людей поимали всѣх.

И пошли мы, заплакав, на двух судах в Дербент: в одном судне посол Хасан-бек, да тезики, да нас, русских, десять человек; а в другом судне — шесть москвичей, да шесть тверичей, да коровы, да корм наш. И поднялась на море буря, и судно меньшее разбило о берег. И тут стоит городок Тарки, и вышли люди на берег, да пришли кайтаки и всех взяли в плен.

 

И пришли есмя в Дербенть, и ту Василей поздорову пришел, а мы пограблени. И билъ есми челом Василию Папину да послу ширваншину Асанбѣгу, что есмя с нимъ пришли, чтобы ся печаловал о людех, что их поимали под Тархи кайтаки. И Асанбѣг печаловался и ѣздил на гору къ Булатубегу. И Булатбегъ послал скорохода ко ширваншибегу, что: «господине, судно руское розбило под Тархи, и кайтаки, пришед, люди поимали, а товар их розграбили».

И пришли мы в Дербент, и Василий благополучно туда пришел, а мы ограблены. И я бил челом Василию Папину и послу ширваншаха Хасан-беку, с которым мы пришли, — чтоб похлопотал о людях, которых кайтаки под Тарками захватили. И Хасан-бек ездил на гору к Булат-беку просить. И Булат-бек послал скорохода к ширваншаху передать: «Господин! Судно русское разбилось под Тарками, а кайтаки, придя, людей в плен взяли, а товар их разграбили».

 

И ширваншабегъ того же часа послал посла к шурину своему Алиль-бегу, кайтачевскому князю, что: «судно ся мое разбило под Тархи, и твои люди, пришед, людей поимали, а товаръ их пограбили; и ты чтобы, меня дѣля, люди ко мнѣ прислал и товар их собрал, занже тѣ люди посланы на мое имя. А что будет тебѣ надобе у меня, и ты ко мнѣ пришли, и яз тебѣ, своему брату, не бороню. А тѣ люди пошли на мое имя, и ты бы их отпустил ко мнѣ доброволно, меня дѣля». И Алильбегъ того часа люди отслал всѣх в Дербентъ доброволно, а из Дербенту послали их к ширванши в ърду его, коитулъ.

И ширваншах послал тотчас посла к шурину своему, князю кайтаков Халил-беку: «Судно мое разбилось под Тарками, и твои люди, придя, людей с него захватили, а товар их разграбили; и ты, меня ради, людей ко мне пришли и товар их собери, потому что те люди посланы ко мне. А что тебе от меня нужно будет, и ты ко мне присылай, и я тебе, брату своему, ни в чем перечить не стану. А те люди ко мне шли, и ты, меня ради, отпусти их ко мне без препятствий». И Халил-бек всех людей отпустил в Дербент тотчас без препятствий, а из Дербента отослали их к ширваншаху в ставку его — койтул.

 

А мы поехали к ширъванше во и коитулъ и били есмя ему челом, чтобы нас пожаловалъ, чѣм доити до Руси. И он намъ не дал ничего, ано нас много. И мы, заплакавъ, да розошлися кои куды: у кого что есть на Руси, и тот пошелъ на Русь; а кой должен, а тот пошел куды его очи понесли. А иные осталися в Шамахѣе, а иные пошли роботать к Бакѣ.

Поехали мы к ширваншаху в ставку его и били ему челом, чтоб нас пожаловал, чем дойти до Руси. И не дал он нам ничего: дескать, много нас. И разошлись мы, заплакав, кто куда: у кого что осталось на Руси, тот пошел на Русь, а кто был должен, тот пошел куда глаза глядят. А иные остались в Шемахе, иные же пошли в Баку работать.

 

А яз пошелъ к Дербенти, а из Дербенти к Бакѣ, гдѣ огнь горить неугасимы,[24] а изъ Баки пошелъ есми за море к Чебокару.

А я пошел в Дербент, а из Дербента в Баку, где огонь горит неугасимый; а из Баку пошел за море — в Чапакур.

 

Да тутъ есми жил в Чебокарѣ 6 мѣсяць, да в Сарѣ жил мѣсяць, в Маздраньской земли. А оттуды ко Амили, и тутъ жилъ есми мѣсяць. А оттуды к Димованту, а из Димованту ко Рею. А ту убили Шаусеня,[25] Алеевых детей и внучатъ Махметевых, и онъ их проклялъ, ино 70 городовъ ся розвалило.

И прожил я в Чапакуре шесть месяцев, да в Сари жил месяц, в Мазандаранской земле. А оттуда пошел к Амолю и жил тут месяц. А оттуда пошел к Демавенду, а из Демавенда — к Рею. Тут убили шаха Хусейна, из детей Али, внуков Мухаммеда, и пало на убийц проклятие Мухаммеда — семьдесят городов разрушилось.

 

А из Дрѣя к Кашени, и тутъ есми был мѣсяць, а из Кашени к Наину, а из Наина ко Ездѣи, и тутъ жилъ есми мѣсяцъ. А из Диесъ къ Сырчану, а изъ Сырчана къ Тарому, а фуники кормять животину, батманъ по 4 алтыны.[26] А изъ Торома к Лару, а изъ Лара к Бендерю, и тутъ есть пристанище Гурмызьское. И тут есть море Индѣйское, а парьсѣйскым языкомъ и Гондустаньскаа дория; и оттуды ити моремъ до Гурмыза 4 мили.

Из Рея пошел я к Кашану и жил тут месяц, а из Катана — к Наину, а из Наина к Йезду и тут жил месяц. А из Йезда пошел к Сирджану, а из Сирджана — к Тарому, домашний скот здесь кормят финиками, по четыре алтына продают батман фиников. А из Тарома пошел к Лару, а из Лара — к Бендеру — то пристань Ормузская. И тут море Индийское, по-персидски дарья Гундустанская; до Ормуза-града отсюда четыре мили идти.

 

А Гурмызъ есть на островѣ, а ежедень поимаеть его море по двожды на день.[27] И тут есми взял первый Великъ день,[28] а пришел есми в Гурмыз за четыре недѣли до Велика дни. А то есми городы не всѣ писал, много городов великих. А в Гурмызе есть солнце варно, человѣка сожжет. А в Гурмызе был есми мѣсяць, а из Гурмыза пошел есми за море Индѣйское по Велице дни в Радуницу,[29] в таву с конми.[30]

А Ормуз — на острове, и море наступает на него всякий день по два раза. Тут провел я первую Пасху, а пришел в Ормуз за четыре недели до Пасхи. И потому я города не все назвал, что много еще городов больших. Велик солнечный жар в Ормузе, человека сожжет. В Ормузе был я месяц, а из Ормуза после Пасхи в день Радуницы пошел я в таве с конями за море Индийское.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...