Главная Обратная связь

Дисциплины:






ПОСЛАНИЕ НА УГРУ ВАССИАНА РЫЛО



Подготовка текста Е. И. Ванеевой, перевод О. П. Лихачевой, комментарии Я. С. Лурье

ВСТУПЛЕНИЕ

«Послание на Угру» ростовского архиепископа (1467—1481 гг.) Вассиана Рыло — один из наиболее замечательных памятников русской публицистики XV—XVI вв. Послание было вызвано политическими спорами, возникшими в русском обществе в связи с нашествием ордынского хана. Архиепископ Вассиан был обеспокоен известиями ο колебаниях Ивана III во время «стояния на Угре» и призывал его к решительной борьбе. Послание Вассиана оценивается исследователями по-разному: некоторые авторы считали, что спор архиепископа с князем свидетельствует ο его принадлежности к «консервативной группе феодалов», но большинство историков и филологов (Л. В. Черепнин, М. Н. Тихомиров, А. Н. Насонов, И. М. Кудрявцев) видели в Вассиане не консерватора, а, напротив, одного из идеологов складывающегося Русского государства, отражавшего в послании на Угру взгляды горожан, также требовавших от Ивана III отпора хану. Вся предшествующая деятельность Вассиана свидетельствует ο его сочувствии государственному единству: в ходе столкновений Ивана III с митрополитом Геронтием Вассиан неизменно поддерживал великого князя.

«Послание на Угру» сохранилось как в отдельных списках, так и в летописных сводах.

Из отдельных наиболее древним является список РГБ, ф. 178 (Музейное собрание), № 3271, последней четверти XV—начала XVI в., состоящий из двух частей. Во второй части рукописи содержится Музейный летописец и отдельные летописные повести (текст «Московской повести ο походе Ивана III на Новгород» см. в наст. томе). Β первой части читается ряд памятников эпистолярного и иного характера и среди них — «Послание на Угру». «Послание на Угру» содержится также в митрополичьем формулярнике начала XVI в. (ГИМ, Син. № 562) и в ряде летописей — в Вологодско-Пермской, включая ее первую редакцию 1499 г., в Софийской II, Львовской и других летописях XVI в.

Текст «Послания на Угру» публикуется по списку РГБ, ф. 178, № 3271, лл. 19 об.—26 с исправлениями по Вологодско-Пермской летописи.

ОРИГИНАЛ

Благовѣрному и христолюбивому, благородному и Богом вѣнчаному, Богом утверженому, въ благочестии всеа вселенныа концих въсиавшему, наипаче же во царих пресвѣтлѣйшему и преславному государю великому князю Ивану Васильевичю всея Руси, богомолецъ твой, господине, архиепископъ Васьянъ ростовскый, благословляю и челом бью.

Благоверному и христолюбивому, благородному и Богом венчанному, Богом утвержденному, в благочестии во всех концах вселенной воссиявшему, самому среди царей пресветлейшему и преславному государю нашему всея Руси великому князю Ивану Васильевичу, богомолец твой, господин, архиепископ Вассиан ростовский шлет благословение и челом бьет.



 

Молю же убо и величество твое, о боголюбивый государю, да не прогнѣваешися на мое смирение, еже первѣе дръзнувшу ми усты къ устом глаголати твоему величеству,[1] твоего ради спасениа. Наше убо, государю великий, еже воспоминати твое, а ваше, еже слушати. Нынѣ же дръзнух написати къ твоему благородству, нѣчто же мало хощу воспомянути от Божественаго писаниа, елико Богъ вразумит мя, на крѣпость и утвержение твоей державѣ.

Молю величество твое, о боголюбивый государь, не прогневайся на меня, смиренного, что давеча дерзнул я заговорить с твоим величеством откровенно, твоего ради спасения. Нам подобает, государь великий, помнить о твоих делах, а вам, государям, нас слушать. Ныне дерзнул я написать твоему благородству, хочу кое-что напомнить из Священного писания, как Бог вразумит меня, на крепость и утверждение твоей державе.

 

Нашедшая ради нынѣшняя скорби и бѣд от безбожных варваръ, Богу тако изволшу нашего ради согрешениа, и тебѣ убо, государю нашему, приѣхавшу во царствующий град Москву ко всемилостивой госпоже Богородици и ко святым чюдотворцем помощи ради и заступлениа, и ко своему отцу митрополиту, и ко своей матери великой княгине, благовѣрным князем и богочтивым бояром добраго ради совѣта и думы, еже како крѣпко стояти за православное христьянство, за свое отчьство противу безбожному бесерменству. Тебѣ же, государю нашему, повинувшеся молению и доброй думѣ и обещавшуся крѣпко стояти за благочестивую нашу православную вѣру и оборонити свое отчьство от бесерменьства, духъ еже лстивых, шепчюще во ухо твоей державѣ, еже предати христьянство, никако же послушавшу, обещавшу ти ся. И митрополиту со всѣм боголюбивым собором тебя, государя нашего, благословившу и знаменавшу,[2] вкупе же и сие прирекшу: «Богъ да сохранит царство твое силою честнаго креста своего и дасть ти побѣду на враги, и покорить под нозѣ твои вся сопротивныя твоя, яко же древле Давыду и Костянтину,[3] молитвами пречистыя его матери и всѣх святых».

По Божьему изволению, наших ради согрешений, охватили нас скорби и беды от безбожных варваров, и ты, государь, приехал в царствующий город Москву за помощью и заступлением ко всемилостивой госпоже Богородице и к святым чудотворцам, к отцу своему митрополиту, и к матери своей, великой княгине, к благоверным князьям и богобоязнивым боярам, за добрым советом — как крепко постоять за православное христианство, за свое отечество против безбожных басурман. Ты, государь, повинуясь нашим молениям и добрым советам, обещал крепко стоять за благочестивую нашу веру православную и оборонять свое отечество от басурман; льстецов же, которые нашептывают в ухо твоей власти предать христианство, не послушав, так ты обещал. А митрополит со всем священным и боголюбивым собором тебя, государя нашего, благословил на царство и к тому же так тебе сказал: «Бог да сохранит царство твое силою честного креста своего, и даст тебе победу над врагами, и покорит под ноги тебе всех противников твоих, как в древности Давиду и Константину, молитвами Пречистой его матери и всех святых».

 

Токмо мужайся и крепися, о духовный сыну, яко же добрый воинъ Христов, по евангельскому великому господню словеси: «Ты еси пастырь добрый, душу свою полагает за овца. А наимник нѣсть, иже пастырь, ему же не суть овца своя; видит волка грядуща, и оставляет овца, и бѣгаеть; и волкъ расхитит и распудить. А наимник же бежить, яко наимникъ есть, и не радит о овцах».[4] Ты же убо, государю, духовный сыну, не яко наимник, но яко истинный пастырь, подщися избавити врученное тебѣ от Бога словесное ти стадо духовных овець от грядущаго волка. А Господь Богъ укрепить тя и поможет ти, и все твое христолюбивое воинство. Нам же всѣм вкупе рекшим: «Аминь», еже есть: «буди».

Только мужайся и крепись, духовный сын мой, как добрый воин Христов, по великому слову Господа нашего в Евангелии: «Ты пастырь добрый, который жизнь свою отдает за овец. А наемник — это не пастырь, ему овцы не свои; он видит приближающегося волка, бросает овец и убегает; а волк расхищает овец и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и не заботится об овцах». Ты же, государь, сын мой духовный, не как наемник, но как истинный пастырь постарайся избавить врученное тебе от Бога словесное стадо духовных овец от приближающегося волка. А Господь Бог укрепит тебя и поможет тебе и всему твоему христолюбивому воинству. Мы же все вместе скажем: «Аминь», то есть: «Да будет так».

 

Тако Господу помогающу, тебѣ же вся сиа, государю нашему, на сердци своем положшу, яко истинный добрый пастырь. Взем Бога на помощі» и пречистую его матерь, и святых его, и святительское благословение, и всенародная молитва, крѣпко вооружився силою честнаго креста, исходиши противу оному окаанному мысленому волку, еже глаголю страшливому Ахмату,[5] хотя изхитити из уст его словесное стадо Христовых овець.

Господь поможет тебе, если ты, государь наш, все это возьмешь на сердце свое, как истинный добрый пастырь. Призвав Бога на помощь, и пречистую его матерь, и святых его, и святительское благословение и всенародную молитву, крепко вооружившись силою честного креста, выходи против окаянного мысленного волка, как называю я ужасного Ахмата, чтобы вырвать из пасти его словесное стадо Христовых овец.

 

И по твоем отшествии, государя нашего, святителем, митрополиту, вкупе же и нам, богомолцем вашего благородиа, со всѣми боголюбивыми съборы молитву непрестанно сътворяющим, по всѣм святым церквам всегда молебены и святую службу во всей нашей отчинѣ о вашей побѣдѣ съвершающим, и всѣм христианом непрестанно Бога молящим, дабы даровал тебѣ побѣду над супротивныа ти врагы, иже и надѣемся улучити от всемилостиваго Бога.

А когда ты ушел, государь наш, святители, митрополит и мы все вместе с ними, молящиеся за ваше высокородие, со всем боголюбивым собором молитву непрестанно творим, по всем святым церквам всегда молебны и святую службу совершаем по всей нашей отчизне о вашей победе, и все христиане непрестанно Бога молят, чтобы даровал он тебе победу над супротивными врагами, и надеемся получить ее от всемилостивого Бога.

 

Нынѣ же слышахом, яко же бесерменину Ахмату уже приближающуся и христианство погубляющу, наипаче же на тебе хваляшеся и на твое отечьство, тебѣ же пред ними смиряющуся и о мире молящуся,[6] и к нему пославшу. Ему же окаанному одинако гнѣвом дышущу и твоего молениа не послушающу, но хотя до конца разорити христианство. Ты же не унывай, но възверзи на Господа печаль твою и той тя укрѣпит.[7] «Господь бо гордым противится, смиреным же дает благодать».[8] Прииде же убо въ слухы нашя, яко прежнии твои развратници не престают, шепчуще въ ухо твое льстивая словеса, и совещают ти не противитися сопостатом,[9] но отступити и предати на расхищение волком словесное стадо Христовых овець. Внимай убо себѣ и всему стаду, в немже тя Духъ Святый постави.

Ныне же слыхали мы, что басурманин Ахмат уже приближается и губит христиан, и более всего похваляется одолеть твое отечество, а ты перед ним смиряешься, и молишь о мире, и послал к нему послов. А он, окаянный, все равно гневом дышит и моления твоего не слушает, желая до конца разорить христианство. Но ты не унывай, но возложи на Господа печаль твою, и он тебя укрепит. Ибо Господь гордым противится, а смиренным дает благодать. А еще дошло до нас, что прежние смутьяны не перестают шептать в ухо твое слова обманные и советуют тебе не противиться супостатам, но отступить и предать на расхищение волкам словесное стадо Христовых овец. Подумай о себе и о своем стаде, к которому тебя Дух Святой поставил.

 

О боголюбивый вседержавный государю, и молимся твоей державѣ, не послушай таковаго совѣта их, послушай убо вселенныа учителя Павла, глаголюща о таковых: «Открыется гнѣв Божий с небесе на всяко нечестие и неправду человѣком, иже истинну въ неправдѣ держащим, но осуетишася помышленми своими и омрачися неразумное их сердце. Глаголюще быти мудрѣ, обьюродѣша и якоже не искусиша Бога имѣти в разумѣ, предасть их Богъ в неискусен умъ творити неподобная».[10] И паки самому Господу глаголющу: «Аще око твое съблажняет ти, исткни е», или рука или нога, отсѣщи повелѣвает.[11] Не сию же разумѣвай видимую и чювьственую свою руку, или ногу, или око, но ближних твоих, иже совѣтующих ти неблагое, отверзи далече, отгони, сирѣчь отсѣцы и не послушай съвѣта их. И что убо совѣщают ти льстивии сии же лжеименитии, мнящеся быти христиане, но токмо еже повергше щиты своя, нимала съпротивльшеся окаанным сим сыроядцом, предав христианство и свое отечьство, яко бѣгуном скытатися по иным странам.

О боголюбивый вседержавный государь, молим мы твое могущество, не слушай таких советов их, послушай лучше учителя вселенной Павла, сказавшего о таковых: «Разразится гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдой; осуетились они в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце. Называя себя мудрыми, обезумели, и так как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства». А также и сам Господь сказал: «Если глаз твой тебя соблазняет, выколи его», а если рука или нога, то отсечь повелевает. Но понимай под этим не плотскую, видимую руку, или ногу, или глаз, но ближних твоих, которые советуют тебе совершить неправое дело, отринь далеко их, то есть отсеки, и не слушай их советов. А что советуют тебе эти обманщики лжеименитые, мнящие себя христианами? Одно лишь — побросать щиты и, нимало не сопротивляясь этим окаянным сыроядцам, предав христианство и отечество, изгнанниками скитаться по другим странам.

 

Помысли убо, о велеумный государю, от каковы славы и в каково безчестие сводят твое величество! И толиким тмам народа погыбшим и церквам Божьим разореным и оскверненым, и кто каменосердечен не въсплачется о сей погыбели! Убойся же и ты, о пастырю, не от твоих ли рук тѣх кровь взыщет Богъ, по пророческому словеси? И гдѣ убо хощещи избѣжати или воцаритися, погубив врученное ти от Бога стадо? Слыши, что пророк глаголет, яко: «Аще взыграешися, яко орелъ, и аще посредѣ звѣздъ гнѣздо свое сътвориши, то и оттуду тя свергу, рече Господь».[12] И ин же глаголет: «Камо поиду от духа твоего и от лица твоего камо бѣжу; аще възыду на небо, ты тамо еси, и в послѣдних моря рука Божиа наставляет и удержит десница».[13] И гдѣ паки отходиши, пастырю добрый, кому оставляеши нас, яко овца не имущи пастыря? Мы же надѣемся, яко не отринет Господь людий своих и достояниа своего не оставит.[14] Не послушай убо, государю, таковых, хотящих твою честь в безчестие и твою славу в беславие преложити, и бѣгуну явитися и предателю христьанскому именоватися. Но отложи весь страх и возмогай о Господѣ, о державѣ и крѣпости его; «един бо поженет тысящу, а два двигнета тмы».[15] По пророческому словеси: «И не суть бо бози их, яко же Богъ наш».[16] И рече Господь: «Где суть бози их, иже уповаша на ня, яко близ день погыбели их».[17] И паки: «Лукъ силных изнеможе, а немощни препоясашася силою»; «Господь мертвит и живит», и «Дасть крѣпость князем нашим, и възнесет рогъ Христа своего».[18] И паки: «Близ Господь призывающим и, всѣм призывающим и воистинну»[19] и «не в силѣ коньстѣй въсхощет, ни в лыстех мужьскых благоволит, благоволит Господь на боящихся его и на уповающих на милость его».[20] Слыши, что глаголет Димокрит, философом первый: «Князю подобает имѣти умъ ко всѣм временным, а на супостаты крѣпость, и мужество, и храбрость, а къ своей дружинѣ любовь и привѣт сладок».[21] Въспоминай же реченная неложными усты Господа Бога нашего Исус Христа: «Аще весь миръ человѣкъ приобрящет, а душю свою отщетит, и что дасть измѣну на души своей!»[22] И паки: «Блаженъ человѣкъ, иже положит душю свою за другы своя».[23]

Подумай же, великоумный государь, от какой славы к какому бесчестью сводят они твое величество! Когда такие тьмы народа погибли и церкви Божий разорены и осквернены, кто настолько каменносердечен, что не восплачется о их погибели! Устрашись же и ты, о пастырь — не с тебя ли взыщет Бог кровь их, согласно словам пророка? И куда ты надеешься убежать и где воцариться, погубив врученное тебе Богом стадо? Слышишь, что пророк говорит: «Если вознесешься, как орел, и даже если посреди звезд гнездо совьешь, то и оттуда свергну тебя, говорит Господь». А другой пророк говорит: «Куда пойду от Духа Твоего и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; и на краю моря рука Божья поведет (меня) и удержит десница». Куда же ты уходишь, пастырь добрый, кому оставляешь нас, словно овец, не имеющих пастыря? Мы же надеемся, что Господь не оттолкнет людей своих и достояния своего не оставит. Не слушай же, государь, тех, кто хочет твою честь в бесчестье и славу в бесславье превратить и чтобы стал ты изгнанником и предателем христиан назывался. Отложи весь страх, будь силен помощью Господа, его властью и силой, ведь «один разгонит тысячу, а двое — тьму». По пророческому слову: «их боги — совсем не то, что наш Бог». Господь сказал: «Где боги их, на которых они надеялись, ибо близок день погибели их». И еще он сказал: «Лук сильных ослабел, а немощные препоясались силою»; «Господь живит и мертвит»; «Он даст крепость князьям нашим и вознесет рог помазанника своего». И еще: «Близок Господь к призывающим его, всем призывающим его воистину» и «Не на силу коня смотрит он, не к быстроте ног человеческих благоволит, благоволит Господь к боящимся его и уповающим на милость его». Слышал, что сказал Демокрит, древнейший из философов: «Князь должен трезво рассуждать о всем происходящем, а против супостатов быть крепким,и мужественным, и храбрым, а к своей дружине иметь любовь и ласку». Вспоминай сказанное неложными устами Господа Бога нашего Иисуса Христа: «Хоть человек и весь мир приобретет, а душе своей повредит, какой даст выкуп за свою душу?» И еще: «Блажен человек, который положит душу свою за друзей своих».

 

И сей убо, яко слышим, безбожный сей агарянский язык приближися ко странам нашим, къ отечьству тии. Уже бо многыа сумежныа странам нашим поплѣни и движется на ны. Изыди убо скоро, въ срѣтение ему изыди, взем Бога на помощь и пречистую Богородицю, нашего христианства помощницю и заступницу, и всѣх святыхъ его. И поревнуй преже бывшим прародителем твоим, великим князем, не точию обороняху Русскую землю от поганых, но и иныа страны приимаху под себе, еже глаголю Игоря, и Святослава, и Владимера,[24] иже на греческих царих дань имали, потом же и Владимира Манамаха, како и колико бися съ окаанными половци за Русскую землю, и инеи мнози, иже паче нас вѣси.

А это, как мы слышим, безбожное племя агарян приблизилось к земле нашей, к вотчине твоей. Уже многие соседние с нами земли захватили они и движутся на нас. Выходи же скорее навстречу, призвав Бога на помощь и пречистую Богородицу, нам, христианам, помощницу и заступницу, и всех святых его. Последуй примеру прежде бывших прародителей твоих, великих князей, которые не только обороняли Русскую землю от поганых, но и иные страны подчиняли; я имею ввиду Игоря, и Святослава, и Владимира, которые с греческих царей дань брали, а также Владимира Мономаха, — как и сколько раз бился он с окаянными половцами за Русскую землю, и иных многих, о которых ты лучше нас знаешь.

 

И достойным хвалам великый князь Дмитрие, прадѣд твой, каково мужьство и храбьство показа за Доном[25] над тѣми же окаанными сыроядци, еже самому ему напреди битися и не пощадѣ живота своего избавлениа ради христьанскаго! И видѣвъ милосердый человѣколюбивый Богъ непреложную его мысль, како хощет не токмо до кровѣ, но и до смерти страдати за вѣру и за святыя церкви, и за врученное ему от Бога словесное стадо Христовых овець, яко истинный пастырь, подобяся преже бывшим мученикомъ. Святии бо мученици на страданиа и раны любве ради Божиа, якоже на пищу, святии на смерть течаху. Тако и сей боголюбивый и крѣпькый смерть яко же приобрѣтение вмѣняаше. Не усумнѣся, ни убояся татарьскаго множества, не обратися въспять, и не рече въ сердци своем: «Жену имѣю, и дѣти, и богатество многое; аще и землю мою возмут, то инде вселюся».[26] Но без сомнѣниа скочи в подвигъ и напред выѣха, и в лице ста противу окаанному разумному волку Мамаю, хотя исхытити от устъ его словесное стадо Христовых овець. Тѣм же и всемилостивый Богъ дерзости его ради не покоснѣ, ни умедли, ни помяну перваго его съгрѣшениа, но въскорѣ посла свою помощь, аггелы и святыя мученикы, помогати ему на супротивныа. Тѣм же Господа ради подвизавыйся и донынѣ похваляем есть и славим, не токмо от человѣкъ, но и от Бога. Аггелы удиви и человѣкы возвесели своим мужеством, и с подвизающимися ему иже до смерти, от Бога согрѣшением оставление приаша и вѣнци мученичьскыми почтени быша, равно якоже первии мученици, иже вѣры ради пострадаша от мучителей, исповѣданиа ради Христова умроша. Сии же такожде и в послѣднее врѣмя за вѣру и за церкви Божиа умроша и равно с сими вѣнца приаша. А иже тогда от супротивных уязвляеми и по побѣдѣ живи обрѣтошася, сии кровию своею отмыша первая съгрѣшения и яко побѣдители крѣпци врагом явишася, и великим хвалам и чести достойни быша не токмо от человѣкъ, но и от Бога.

А достойный похвал великий князь Дмитрий, прадед твой, какое мужество и храбрость показал за Доном над теми же окаянными сыроядцами — сам он впереди бился и не щадил жизни своей ради избавления христиан. И видел милосердный человеколюбивый Бог твердое его намерение, что хочет он не только до крови, но и до смерти страдать за веру и за святые церкви, за врученное ему Богом словесное стадо Христовых овец, как истинный пастырь, уподобиться древним мученикам. Ибо святые мученики ради любви Божией на страдания и раны как на пир шли, а святые на смерть. Так и этот боголюбивый и крепкий смерть за приобретение считал. Он не усомнился, не убоялся татарского множества, не обратился вспять, не сказал в сердце своем: «У меня жена, и дети, и богатство многое; если и возьмут мою землю, поселюсь где-нибудь в другом месте». Но без сомнения устремился он на подвиг, и вперед выехал, лицом к лицу встретил окаянного разумного волка Мамая, чтобы вырвать из его пасти словесное стадо Христовых овец. Поэтому, за его отвагу, всемилостивый Бог не замедлил, не задержался, не вспомнил его прежних грехов, но быстро послал ему свою помощь — ангелов и святых мучеников, помогать ему против его врагов. Поэтому он, пошедший на подвиг Господа ради, и доныне похваляем и славим не только людьми, но и Богом. Ангелов он удивил и людей возвеселил своим мужеством, а те, что подвизались вместе с ним до смерти, от Бога получили оставление грехов и мученическими венцами почтены были, так же как и древние мученики, которые за веру пострадали от мучителей, за исповедание веры Христовой умерли. А эти так же, в последние времена, за веру и за церкви Божий умерли и равно с теми венцы приняли. Те же, которые тогда были ранены врагами и после победы остались живы, — те кровью своей омыли прежние грехи и как победители великие врагов явились и были достойны великой хвалы и чести не только от людей, но и от Бога.

 

Тако же убо и нынѣ, аще поревнуеши своему прародителю, великому и достойному хвалам Димитрию, и тако же потщися избавити стадо Христово от мысленаго волка, и Господь Богь, видѣвъ твое дерзновение, такожде поможет ти и покорит врагы твоя под нозѣ твои. И здрав и ничим же врежен побѣдоносець явишися Богу съхраняющу тя, и осѣнит Господь над главою твоею въ день брани. Аще ли убо ты, о крѣпкый, храбрый царю, и еже о тебѣ христолюбивое воиньство до крове и до смерти постражут за православную христову вѣру и за Божиа церкви, яко истиннии присная церковная чада, в ней иже породишася духовною и нетлѣньа банею, святым крещениемъ, якоже мученици своею кровию, блажени бо и преблажени будут в вѣчном наслѣдии, улучивше сие крещение, по немже не възмогут согрѣшити, но восприимут от Вседержителя Бога вѣнца нетлѣнны и радость неизреченную, ихже око не видѣ и ухо не слыша, и на сердце человѣку не взиде.[27] Яко же первии мученици и исповѣдници, тако сии послѣднии будут, бо рече Господь: «Первии послѣднии, а послѣднии первии».[28]

Так и теперь, если последуешь примеру прародителя твоего, великого и достойного похвал Димитрия, и так же постараешься избавить стадо Христово от мысленного волка, то Господь Бог, увидев твое дерзновение, также поможет тебе и покорит врагов твоих под ноги твои. И здрав и невредим победоносцем будешь перед Богом, который сохранит тебя, и покроет Господь главу твою своею сенью в день брани. Если бы ты, о крепкий и храбрый царь, и твое христолюбивое воинство до крови и смерти пострадали за православную веру христианскую и за Божий церкви, как истинные во всем чада церкви, в которой родились духовно банею нетления, святым крещением, как мученики своею кровью, — блаженны и преблаженны будут в вечном наследии, получив это крещение, и после него не смогут согрешить, но получат от Вседержителя-Бога венцы нетленные и радость неизреченную, какой око не видело, и ухо не слышало, и на сердце человеку не входило. Как первые мученики и исповедники, так и эти последние будут, ибо сказал Господь: «Первые — последние, и последние — первые».

 

Аще ли же еще любопришися и глаголеши, яко: «Под клятвою есмы от прародителей, — еже не поднимати рукы противу царя, то како аз могу клятву разорити и съпротив царя стати»,[29] — послушай убо, боголюбивый царю, аще клятва по нужди бывает, прощати о таковых и разрѣшати нам повелѣно есть, иже прощаем, и разрѣшаем, и благословляем, яко же святѣйший митрополит, тако же и мы, и весь боголюбивый събор, — не яко на царя, но яко на разбойника, и хищника, и богоборца. Тѣм же луче бѣ солгавшу живот получити, нежели истинствовавшу погибнути, еже есть пущати тѣх в землю на разрушение и потребление всему христьанству и святых церквей запустѣние и осквернение. И не подобитися окаанному оному Ироду, иже не хотѣ клятвы преступити и погибе. И се убо который пророк пророчествова, или апостол который, или святитель научи сему богостудному и скверному самому называющуся царю повиноватися тебе, великому Русских стран христьанскому царю!

Если же ты будешь спорить и говорить: «У нас запрет от прародителей — не поднимать руку против царя, как же я могу нарушить клятву и против царя стать?» — послушай же, боголюбивый царь, — если клятва бывает вынужденной, прощать и разрешать от таких клятв нам повелено, и мы прощаем, и разрешаем, и благословляем — как святейший митрополит, так и мы, и весь боголюбивый собор: не как на царя пойдешь, но как на разбойника, хищника и богоборца. Уж лучше тебе солгать и приобрести жизнь вечную, чем остаться верным клятве и погибнуть, то есть пустить их в землю нашу на разрушение и истребление всему христианству, на святых церквей запустение и осквернение. Не следует уподобляться окаянному тому Ироду, который не хотел клятвы нарушить и погиб. А это что — какой-то пророк пророчествовал, или апостол какой-то, или святитель научил, чтобы этому богомерзкому и скверному самозванному царю повиноваться тебе, великому страны Русской христианскому царю!

 

Но точию нашего ради согрѣшениа и неисправления к Богу, паче же отчааниа, и еже не уповати на Бога, попусти Богъ на преже тебе прародителей твоих и на всю землю нашю окаанного Батыа, иже пришед разбойнически и поплѣни всю землю нашу, и поработи, и воцарися над нами, а не царь сый, ни от рода царьска. И тогда убо прогнѣвахом Бога, и Богь на ны прогнѣвася и наказа нас, яко же чадолюбивый отець, по глаголющему апостолу: «Егоже любит Господь, наказает, бьет же всякого сына, егоже приемлет».[30] И се убо тогда и нынѣ той же Богъ и в вѣкы, потопивый фараона и избавлей Израиля, и преславная съдѣявы. И аще убо, государю, покаешися от всего сердца и прибѣгнеши под крѣпкую руку его, и обѣщаешися всѣм умом и всею душею своею престати от первых твоих, еже прилучитися, яко человѣку, согрѣшити. Человѣчьско бо еже согрѣшати, рекше падати, и покаанием возстаати, аггельское же не падати, бѣсовское же не возстаяти и отчаятися. «И сотвориши суд и правду посредѣ земля». Любов же имѣти ко ближним и не насиловати никому же, и милость показати к согрѣшающим, да милостива Господа обрящеши в день зол.

И не только ради наших прегрешений и проступков перед Богом, но особенно за отчаяние и маловерие попустил Бог на твоих прародителей и на всю нашу землю окаянного Батыя, который пришел по-разбойничьи и захватил всю землю нашу, и поработил, и воцарился над нами, хотя он и не царь, и не из царского рода. Мы ведь тогда прогневили Бога, и он прогневался на нас и наказал нас, как чадолюбивый отец, по словам апостола: «Кого любит Господь, того он наказывает; бьет всякого сына, которого принимает». И так вот — тогда, и теперь, и вовеки тот же Бог, который потопил фараона, и избавил израильтян, и преславное совершил. Покайся, государь, от всего сердца и прибегни под крепкую руку его, и обещай всем умом и всей душою своею отказаться от того, что было прежде, когда случалось тебе, как человеку, согрешать. Человеку свойственно согрешать, то есть падать, и через покаяние воставать, а ангелам свойственно не падать, а бесам — не воставать и отчаиваться. «Да сотворишь ты суд праведный посреди земли». Нужно иметь любовь к ближним, никого не притеснять и быть милостивым к виноватым — да обрящешь Господа милостивым в Страшный день.

 

Не словом же кайся, а въ сердци ина помышляй, не приимлет бо Богь таковаго покааниа, но точию же словом, то и сердцемь. Яко же благоразумный разбойник на крестѣ не в долзѣ времени, но единѣм словом спасенъ бысть, истинно, всѣм сердцемъ позна свое согрѣшение к Творцу возпий: «Помяни мя, Господи, егда приидеши во царствии сии».[31] Но милостивый и щедрый Господь не токмо согрѣшениа прости ему, но и раю наслѣдника сотвори его. Сицевому поревнуй покаанию, истинное бо покаяние — престати от грѣха. Аще убо сице покаемся, и тако же помилует ны милосердый Господь, и не токмо свободит и избавит, яко же древле израильских людей от лютаго и гордаго фараона, нас же, новаго Израиля, христианских людей, от сего новаго фараона, поганого Измаилова сына Ахмета, но нам и их поработит. Яко же дрѣвле согрѣшающии израильтяне к Богу, и поработи их Богъ иноплеменником; егда же покаахуся, тогда воставляет имъ Богъ от их колѣна судиа и избавляаше их от работы иноплеменник, и работаху имъ иноплеменници. Яко же се, егда работаху въ Египтѣ, и избави их Господь от работы египетскиа Моисеом, рабом своим. Потом же дарова имъ Господь Исуса сына Навгина, еже и введе их в землю обѣтованиа, прием 29 царствъ, и вселишася ту. И по сем согрѣшиша сынове Израилеви Господу Богу, и Господь Богъ предасть их в работу в руцѣ врагом ихъ. И пакы покаашася, и постави имъ Господь Богъ Июду от рода их, и изби хананея и ферзея и поима царя их Аданивезека.[32] И повелѣ Июда Аданивезеку отсѣщи по запятье руку его и плѣсне ногу его. Сей же Аданивезек самъ глаголя: «Седмидесят царем отсѣкох конець рукам ихъ и окорнени збирахуся под трапезою моею; яко же бо сътворих, тако же и отда ми Богъ». И приведоша и во Иерусалимъ и умре ту. Июда же не усумнѣвся и не рече тако, яко не царь есмь сый, ни от рода царьскаго, како царю съпротивлюся, но на Бога надѣяние и всю надежу имѣа, царя царем побѣжааше. Поимав же и казнию повелѣв казнити его, и взя землю их, поработи их сыном Израилевом. И паки, егда согрѣшаху сынове Израилеви Господу Богу, тогда предааше их в руцѣ врагом ихъ и работаша имъ. И егда покаашася, тогда воставляше имъ от рода их судиа, яко же се глаголю Годаниила, и Аода, и Девору с Вараком, и Гедеона, погубившаго трема сты множество тысящь мадиамлян, даже и до Самсуна,[33] убившаго ослею челюстью тысящу муж. И иных многых въставляше имъ Богъ и избавляаше их от работы иноплеменник, и работаша имъ иноплеменници.

Не словом кайся, в сердце об ином помышляя, — не приемлет Бог такого покаяния — но только если в словах будет то же, что и в сердце. Как благоразумный разбойник на кресте сразу же, лишь за одно только слово спасся, ибо он истинно, всем сердцем познал свое согрешение и к Творцу возопил: «Помяни меня, Господи, когда приидеши во царствие твое!» А милостивый и щедрый Господь не только согрешения ему простил, но и сделал его покаянию подражай, ибо истинное покаяние — отречься от греха. Если мы так покаемся, то так же помилует нас милосердный Господь, и не только освободит и избавит нас, как некогда израильтян от лютого и гордого фараона, — нас, нового Израиля, христианских людей, от этого нового фараона, поганого Измайлова сына Ахмета, — но и нам их поработит. Так же некогда согрешали израильтяне перед Богом, и отдал их Бог в рабство иноплеменникам; когда же каялись они, тогда ставил им Бог от племени их правителей и избавлял их от рабства иноплеменников, и были иноплеменники у них в рабстве. Так же, когда были израильтяне в рабстве в Египте, избавил их Господь от египетского рабства через Моисея, раба своего. Потом даровал им Господь Иисуса Навина, который привел их в землю обетованную, захватил двадцать девять царств и вселился туда. А после этого согрешили сыны Израиля перед Господом Богом, и Господь Бог предал их в руки врагов их. И снова покаялись они, и поставил им Господь Бог Иуду из рода их, и он разбил хананеян и ферезеев и захватил царя их Адонивезека. И повелел Иуда отсечь Адонивезеку руки по запястье и ступни ног его. Этот же Адонивезек сам сказал: «Семидесяти царям отсек я кисти рук их, и они, покалеченные, собирали крохи под столом моим; как я сделал, так и воздал мне Бог». И привели его в Иерусалим, и умер он там. Иуда же не усомнился, не сказал, что, мол, не царь я, и не из рода царского, и как мне царю сопротивляться — он на Бога упование и надежду имел и царя царей победил. Поймав его, он повелел его казнить, и взял землю их, и поработил их сынам Израилевым. И снова, когда согрешали сыны Израиля перед Богом, тогда предавал он их в руки врагов их, и были они в рабстве у них. А когда каялись, тогда ставил им правителя из их рода — я имею в виду Гофониила, и Аода, и Девору с Бараком, и Гедеона, погубившего тремястами воинов много тысяч мадиамлян, и кончая Самсоном, который убил ослиной челюстью тысячу человек. И многих других правителей ставил им Бог, и избавлял их от рабства у иноплеменников, и были у них в рабстве иноплеменники.

 

Нынѣ же той же Господь, аще покаемся вседушевно престати от грѣха, и возставит нам Господь тебе, государя нашего, яко же дрѣвле Моисиа и Исуса и иных, свободивших Израиля. Тебе же подасть нам Господь свободителя новому Израилю, христоименитым людем, от сего окааннаго, хвалящагося на ны, новаго фараона, поганаго Ахмата. Но его велерѣчие покорит Господь под нозѣ твои и послет ти способникы, аггелы своя и святыя мученикы, и смятут ихъ, и погибнут. Тѣм же и пророческии рещи, Богом утверженый царю, — напрязи, и спѣй, и царствуй истинны ради, и кротости, и правды; и наставит тя чюдне десница твоя,[34] престолъ твой правдою, и кротостью, и судом истинным свершен есть,[35] и жезл силы послет ти от Сиона, и удолѣеши посрѣди враг твоих.[36] Тако глаголет Господь: «Аз воздвигох тя, царя правды, призвах тя правдою и приях тя за руку десную, и укрѣпих тя, да послушают тебѣ языци. И крѣпость царем разрушу, отворю ти двери и гради не затворятся. Аз пред тобою поиду и горы поравнаю, и двери мѣдныа сокрушу, и затворы желѣзныа сломаю».[37] Се твердое, и честное, и крѣпкое царство дасть Господь Богъ в руцѣ твои, Богом утвержденый государю, и сыновомъ сыновъ твоих в род и род в вѣки.

И ныне этот же Господь, и если покаемся от всей души и отречемся от греха, то поставит нам Господь тебя, государя нашего, как некогда Моисея и Иисуса, и иных, освободивших Израиль. Тебя даст нам Господь как освободителя нового Израиля, христианских людей, от этого окаянного, возносящегося над нами нового фараона, поганого Ахмата. Но его похвальбу обрушит Господь под ноги твои и пошлет тебе пособников, ангелов своих и святых мучеников, и сметут они их, и те погибнут. И пророки сказали бы: Богом утвержденный царь, соберись с силой, преуспей и царствуй истины ради, и кротости, и правды; и Бог чудесным образом направит твою десницу, престол твой правдой, кротостью и судом истинным создан будет, и жезл силы пошлет тебе Господь от Сиона, и одолеешь ты окруживших тебя врагов. Так говорит Господь: «Я воздвиг тебя, царя правды, призвал тебя правдой, взял тебя за руку правую, укрепил тебя, чтобы покорились тебе народы. Силу царей я разрушу, и отворю тебе ворота, и города не затворятся. Я пойду перед тобой, сравняю горы, двери медные сокрушу и затворы железные сломаю». И тогда непоколебимую и безупречную царскую власть даст Господь Бог в руки твои, Богом утвержденный государь, и сыновей сынов твоих в род и род и вовеки.

 

Тѣм же убо от чистыа вѣры, молитвою к Богу день и нощь, въ молитвах и молбах, литиами и соборы святительскыми, и божественными возношенми вашими, потребную и лѣпую память о благочестивѣй вашей державѣ и царскиа вашеа побѣды исповѣдаем во святыхъ тайнах, яко да покорени будут врази ваши под ногами вашими и да одолѣете среди ратных. Да разсыплются поганыа страны, хотящая брани, от Божиа молниа омрачаеми, яко пси гладни языки своими землю да лижют, и аггель Господень буди поганяа их.[38]

Итак, от чистой веры молитвою к Богу день и ночь, в молитвах и мольбах, литиями и соборами святительскими, божественными возношениями вашими необходимое и подобающее поминовение о благочестивой державе вашей и царской вашей победе совершаем за литургией, чтобы покорены были враги ваши под ноги ваши, чтобы одолели вы их в сражениях. Да рассыплются поганые страны, рвущиеся в бой, ослепляемые Божьей молнией, и пусть они, как псы голодные, языками своими землю лижут, и ангел Господень погоняет их.

 

Радуемся и веселимся, слышаще доблести твоя и крѣпость и твоего сына Богомъ данную ему побѣду, и великое мужество, и храбрость, и твоего брата, — государей наших, показавшим противу безбожных агарянъ. Но по еуангельскому великому словеси: «Претерпѣвый до конца, той спасенъ будет».[39] Молю же и о сем царское твое остроумие, и Богом данную ти премудрость, да не позазриши моему худоумию. Писано бо есть: «Дай премудру вину, премудрѣе будет, сказай праведному, приложит приимати» и «еже разумѣти закон помысла есть блага. Сим бо образом много лѣтъ поживеши и приложат тие ся лѣта животу».[40] Съ сими же всѣми да будет милость великаго Бога Господа нашего Исус Христа, молитвами пречистыя его матере и всѣх святыхъ и великих чюдотворець земли нашеа, пресвященных митрополит русскых Петра, Алексѣя и Ионы, и Леонтия, епископа ростовскаго, чюдотворца Исаиа и Игнатиа и преподобных и богоносных отець наших Сергиа, Варлаама и Кирила[41] и прочих, и нашего смирениа благословение на тебѣ, нашем государи, и на твоем сыну, и на твоем государьствѣ, и на твоей братии, на ваших князех, и болярех, и воеводах, и на всем вашем христолюбивом воиньствѣ. И мирно да будет и многолѣтно ваше государьство, побѣдно, со всѣми послушающими вас христолюбивыми людьми да пребудет во вся дни живота вашего в вѣкы вѣком. Аминь. Лѣта 89.[42]

Радуемся и веселимся, слыша о доблести и крепости твоей и о победе твоего сына, данной ему Богом, и о великом мужестве и храбрости твоего брата, — государей наших, ставших против безбожных этих агарян. Но по евангельскому великому слову: «Претерпевший до конца спасется». Молю же твое царское многоумие и Богом данную тебе премудрость, да не пренебрежешь моим худоумием. Ибо сказано: «Дай наставление мудрому, и он будет еще мудрее, научи правдивого, и он приумножит знание, потому что познание святыни — разум. Таким образом много лет проживешь и прибавится тебе лет жизни». И с этим всем да будет милость великого Бога Господа нашего Иисуса Христа, молитвами пречистой его матери и всех святых, и великих чудотворцев земли нашей, преосвященных митрополитов русских Петра, Алексия, и Ионы, и Леонтия, епископа ростовского, чудотворцев Исайи и Игнатия, преподобных и богоносных отцов наших Сергия, Варлаама и Кирилла, и прочих, и нашего смирения благословение на тебе, нашем государе, и на сыне твоем, и на твоем государстве, и на твоей братии, и на всех князьях, и боярах, и воеводах, и на всем вашем христолюбивом воинстве. И мирно и многолетне да будет ваше государство, победно со всеми послушающими вас христолюбивыми людьми, да пребудет во все дни жизни вашей и во веки веков. Аминь. В год 89 (1481).

 


[1] ...еже первѣе дръзнувшу ми... глаголати твоему величеству... — Вассиан имеет в виду, очевидно, разговор, происходившин между ним и Иваном III во время поездки великого князя в Москву в конце сентября—начале октября 1480 г.

[2] ...митрополиту со всѣм боголюбивым собором тебя... благословившу и знаменавшу... — Согласно «Повести ο стоянии на Угре» митрополит Геронтий также был в числе лиц, «моливших» в Москве Ивана III стоять «за православное христианство».

[3] ...Давыду и Костянтину... — Имеется в виду библейский царь Давид и Константин Великий.

[4] «Ты еси пастырь добрый... не радит ο овцах». — Ср. Иоан. 10, 11—13.

[5] ...страшливому Ахмату... — Имеется в виду ордынский хан Ахмат (Ахмед).

[6] ...тебѣ же пред ними смиряющуся и ο мирѣ молящуся... — Переговоры с Ахматом происходили, очевидно, во время стояния на Угре во второй половине октября 1480 г., чем и определяется время написания «Послания...».

[7] ...възверзи на Господа печаль твою и той тя укръпит. — Ср. Пс. 54, 22.

[8] «Господь... смиреным же дает благодать». — Притч. 3, 34.

[9] ...прежнии твои развратници не престают... и совещают ти не противитися сопостатом... — Ο «духах лстивых», шепчуших «во ухо твоей державѣ, еже предати христьянство», Вассиан говорил и в начале послания. Имена этих «развратников» и «духов лстивых» могут быть раскрыты благодаря летописным рассказам (Независимый свод 80-х гг. и Московский свод), где упоминаются противники войны среди советников Ивана III — боярин Иван Васильевич Ощера, представитель рода Сорокоумовых-Глебовых, служивших московским князьям еще с XIV в., и Григорий Андреевич Мамон из рода Нетши, находившегося до Ивана III на службе у удельных князей.

[10] «Открыется гнѣв Божий... творити неподобная». — Рим. 1, 18, 21, 22 и 28.

[11] «Аще око твое събляжняет... отсещи повелѣвает. — Марк. 9, 43 и 47; Мф. 18, 8, 9.

[12] «Аще взыграешися... рече Господь». — Иер. 49, 16.

[13] «Камо поиду... и удержит десница». — Пс. 138, 7—10.

[14] ...не отринетъ Господь людий своих и достояниа своего не оставит. — Пс. 93, 14.

[15] «един бо поженет... двигнета тмы». — Вт. 32, 30.

[16] «И не суть бо... Бог наш». — Вт. 32, 31.

[17] «Где суть бози их... погыбели их». — Вт. 32, 37 и 35.

[18] «Лулъ силных изнеможе... възнесет рогъ Христа своего». — I Цар. 2, 4, 6 и 10. Β Библии слово «рог» символически обозначает силу, крепость, могущество (см. подробнее в статье М. П. Алексеева «Пророче рогатый» Феофана Прокоповича. — Β кн. «Из истории русских литературных отношений XVIII—XX вв.». М.—Л., 1959, с. 17—43).

[19] …«Близ Господь... и воистинну»... — Пс. 144, 18.

[20] «не в силѣ коньстѣй... на милость его». — Пс. 146, 10.

[21] ...что глаголет Димокрит, философом первый... привѣт сладок». — Слова античного философа Демокрита (V в. до н. э.) заимствованы Вассианом из «Пчелы», греческого сборника изречений XI в., переведенного уже в XII—XIII вв. Характеристика Демокрита, как первого (возможно, в смысле — наиболее древнего) из философов, в «Пчеле» отсутствует — она принадлежит Вассиану.

[22] «Аще весь миръ... на души своей!» — Мф. 16, 26.

[23] «Блажен человѣк... за другы своя». — Иоанн. 15, 13.

[24] ...Игоря, и Святослава, и Владимера... — Речь идет о киевских князьях X в. Игоре, его сыне Святославе и ο Владимире Святославиче Святом.

[25] ...великый князь Дмитрие, прадѣд твой, каково мужьство и храбьство показа за Доном... — Ссылка Вассиана на Дмитрия Донского (к этому же примеру он обращается и далее), очевидно, имела особое значение; его оппоненты, «лстивые духи» и «развратники», отговаривавшие Ивана III от сражения с ханом (Ощера и Мамон), ссылались, судя по рассказу Независимого свода 80-х гг., в поддержку своей позиции на пример Дмитрия Донского, не оказавшего сопротивления Тохтамышу. Β противовес этому сторонники решительной борьбы с ханом вспоминали ο роли Дмитрия Ивановича в Куликовской битве. Характерно, что и известный нам текст «Задонщины» (краткий вариант) был переписан кирилло-белозерским писцом Ефросином в 1479—80 гг. к столетию Куликовской битвы; к близкому времени некоторые исследователи (Β. Α. Кучкин, А. И. Плигузов и др.) относят и создание «Сказания ο Мамаевом побоище».

[26] Жену имѣю и дѣти и, богатество многое; аще и землю мою возмут, то инде вселюся... — Этот отвергаемый Вассианом аргумент против борьбы с ханом представляет значительный интерес потому, что он перекликается с рассказами других источников об Угре. Β заключительной части «Повести ο стоянии на Угре», помещенной в Типографской летописи, содержащей призыв к «храбрым, мужественным сынам» русским, автор упоминает «великих государей», бежавших от турок с «имѣнми многими и з женами и з дѣтми» и «скитающихся, яко странных»; он умоляет бога избавить православных христиан от такой же участи. Близость этих текстов дает основание предположить, что и ростовская «Повесть об Угре» вышла из кругов, близких к Вассиану.

[27] ...но восприимут от Вседержителя... не взиде. — 1 Кор. 2, 9.

[28] «Первии послѣднии, а послѣднии первии». — Мф. 20, 16.

[29] «Под клятвою есмы от прародителей, — еже не поднимати рукы противу царя, то како аз могу клятву разорити и съпротив царя стати»... — Этот текст также передает (хотя едва ли точно) возможную аргументацию противников борьбы с ханом. Русские князья, получая ярлык на великое княжение, несомненно, приносили какую-то присягу («клятву») ханам, митрополиты «правым сердцем» молились за ханов и их «племя» и «благословляли» их; ханы неизменно именовались в древнерусских источниках «царями». Сторонники подчинения хану, несомненно, ссылались на законность (легитимность) власти ордынского «царя», опираясь на принципы, сформулированные в апостольских посланиях («Несть бо власти, аще не от Бога», «Бога бойтеся, царя чтите...»). Слова из «Послания на Угру» ο «клятве царю» содержатся и в особом рассказе ο стоянии на Угре в кратком кирилло-белозерском летописце (ТОДРЛ, т. XVIII. М.—Л., 1962, с. 289—293), но там они приводятся как слова самого Ивана III.

[30] «Его же любит Господь... его же приемлет». — Евр. 12, 6.

[31] «Помяни меня, Господи, егда придеши во царствии сии». — Лк. 23, 42.

[32] ...востави имъ Господь Богъ Июду... и изби хананея и ферзея и поима царя их Аданивезека. — Здесь, как и перед этим, в упоминании Моисея, Иисуса Наввина, Вассиан передает сюжеты Библии. Сказание ο победе израильского судьи Иуды над царем Адонивезеком содержится в Книге Судей (Суд. 1, 5—7). Это же сказание упоминается в кирилло-белозерском рассказе об Угре, причем явная немотивированность его и дословное совпадение с посланием Вассиана дает основание полагать, что кирилло-белозерский рассказ основан на послании Вассиана.

[33] ...Годаниила, и Аода, и Девору с Вараком, и Гедеона... и до Самсуна... — Библейские персонажи, израильские воители, описанные в Книге Судей после рассказа ο победе над Адонивезеком. Гофониил победил ханаанеев, Аод — моавитян, Варак, посланный пророчицей Деворой (Деборой), одержал победу над союзом ханаанских племен, Гедеон — над мадианитянами, Самсон над филистимлянами (Суд. 1, 13; 3, 18—284; 7, 13—16).

[34] ...напрязи, и спей, и царствуй... десница твоя... — Ср. Пс. 44, 5.

[35] ...престол твой... свершен есть... — Пс. 44, 7.

[36] «и жезл силы... посрѣди враг твоих» — Пс. 109, 2.

[37] «Аз воздвигох тя... затворы железныа сломаю» — Ис. 45, 1—2.

[38] ...яко пси гладни... поганяа их. — Пс. 36, 3.

[39] «Претерпѣвый... спасенъ будет». — Мф. 10, 22.

[40] «Дай премудру вину... лѣта животу». — Притч. 9, 9—11.

[41] ...пресвященных митрополит русскых Петра, Алексѣя и Ионы, и Леонтия, епископа ростовскаго, чюдотворца Исаиа и Игнатиа и преподобных и богоносных отець наших Сергиа, Варлаама и Кирила... — Здесь перечисляются московские митрополиты — Петр (начало XIV в.), Алексей (конец XIV в.) и Иона (середина XV в.), затем ростовские святители — епископ Леонтий (XII в.), Исайя (XI в.) и Игнатий (XIII в.), затем святые, основатели монастырей — Сергий Радонежский (конец ХІѴ в.), Варлаам Хутынский (конец ХІІ—нач. XIII в.), Кирилл Белозерский (конец XIV — начало XV в.). Имена этих святителей и порядок их перечисления различаются в разных версиях «Послания на Угру».

[42] Лѣта 89. — Дата дана, по всей видимости, по сентябрьскому стилю и не противоречит датировке послания октябрем 1480 г. Β Вологодско-Пермской летописи указано еще, что послание писалось «на Москве, на Дорогомилове», но это единичное указание отсутствует в остальных текстах послания.

ПЕРЕВОД

Благоверному и христолюбивому, благородному и Богом венчанному, Богом утвержденному, в благочестии во всех концах вселенной воссиявшему, самому среди царей пресветлейшему и преславному государю нашему всея Руси великому князю Ивану Васильевичу, богомолец твой, господин, архиепископ Вассиан ростовский шлет благословение и челом бьет.

 

Молю же убо и величество твое, о боголюбивый государю, да не прогнѣваешися на мое смирение, еже первѣе дръзнувшу ми усты къ устом глаголати твоему величеству,[1] твоего ради спасениа. Наше убо, государю великий, еже воспоминати твое, а ваше, еже слушати. Нынѣ же дръзнух написати къ твоему благородству, нѣчто же мало хощу воспомянути от Божественаго писаниа, елико Богъ вразумит мя, на крѣпость и утвержение твоей державѣ.

Молю величество твое, о боголюбивый государь, не прогневайся на меня, смиренного, что давеча дерзнул я заговорить с твоим величеством откровенно, твоего ради спасения. Нам подобает, государь великий, помнить о твоих делах, а вам, государям, нас слушать. Ныне дерзнул я написать твоему благородству, хочу кое-что напомнить из Священного писания, как Бог вразумит меня, на крепость и утверждение твоей державе.

 

Нашедшая ради нынѣшняя скорби и бѣд от безбожных варваръ, Богу тако изволшу нашего ради согрешениа, и тебѣ убо, государю нашему, приѣхавшу во царствующий град Москву ко всемилостивой госпоже Богородици и ко святым чюдотворцем помощи ради и заступлениа, и ко своему отцу митрополиту, и ко своей матери великой княгине, благовѣрным князем и богочтивым бояром добраго ради совѣта и думы, еже како крѣпко стояти за православное христьянство, за свое отчьство противу безбожному бесерменству. Тебѣ же, государю нашему, повинувшеся молению и доброй думѣ и обещавшуся крѣпко стояти за благочестивую нашу православную вѣру и оборонити свое отчьство от бесерменьства, духъ еже лстивых, шепчюще во ухо твоей державѣ, еже предати христьянство, никако же послушавшу, обещавшу ти ся. И митрополиту со всѣм боголюбивым собором тебя, государя нашего, благословившу и знаменавшу,[2] вкупе же и сие прирекшу: «Богъ да сохранит царство твое силою честнаго креста своего и дасть ти побѣду на враги, и покорить под нозѣ твои вся сопротивныя твоя, яко же древле Давыду и Костянтину,[3] молитвами пречистыя его матери и всѣх святых».

По Божьему изволению, наших ради согрешений, охватили нас скорби и беды от безбожных варваров, и ты, государь, приехал в царствующий город Москву за помощью и заступлением ко всемилостивой госпоже Богородице и к святым чудотворцам, к отцу своему митрополиту, и к матери своей, великой княгине, к благоверным князьям и богобоязнивым боярам, за добрым советом — как крепко постоять за православное христианство, за свое отечество против безбожных басурман. Ты, государь, повинуясь нашим молениям и добрым советам, обещал крепко стоять за благочестивую нашу веру православную и оборонять свое отечество от басурман; льстецов же, которые нашептывают в ухо твоей власти предать христианство, не послушав, так ты обещал. А митрополит со всем священным и боголюбивым собором тебя, государя нашего, благословил на царство и к тому же так тебе сказал: «Бог да сохранит царство твое силою честного креста своего, и даст тебе победу над врагами, и покорит под ноги тебе всех противников твоих, как в древности Давиду и Константину, молитвами Пречистой его матери и всех святых».

 

Токмо мужайся и крепися, о духовный сыну, яко же добрый воинъ Христов, по евангельскому великому господню словеси: «Ты еси пастырь добрый, душу свою полагает за овца. А наимник нѣсть, иже пастырь, ему же не суть овца своя; видит волка грядуща, и оставляет овца, и бѣгаеть; и волкъ расхитит и распудить. А наимник же бежить, яко наимникъ есть, и не радит о овцах».[4] Ты же убо, государю, духовный сыну, не яко наимник, но яко истинный пастырь, подщися избавити врученное тебѣ от Бога словесное ти стадо духовных овець от грядущаго волка. А Господь Богъ укрепить тя и поможет ти, и все твое христолюбивое воинство. Нам же всѣм вкупе рекшим: «Аминь», еже есть: «буди».

Только мужайся и крепись, духовный сын мой, как добрый воин Христов, по великому слову Господа нашего в Евангелии: «Ты пастырь добрый, который жизнь свою отдает за овец. А наемник — это не пастырь, ему овцы не свои; он видит приближающегося волка, бросает овец и убегает; а волк расхищает овец и разгоняет их. А наемник бежит, потому что наемник, и не заботится об овцах». Ты же, государь, сын мой духовный, не как наемник, но как истинный пастырь постарайся избавить врученное тебе от Бога словесное стадо духовных овец от приближающегося волка. А Господь Бог укрепит тебя и поможет тебе и всему твоему христолюбивому воинству. Мы же все вместе скажем: «Аминь», то есть: «Да будет так».

 

Тако Господу помогающу, тебѣ же вся сиа, государю нашему, на сердци своем положшу, яко истинный добрый пастырь. Взем Бога на помощі» и пречистую его матерь, и святых его, и святительское благословение, и всенародная молитва, крѣпко вооружився силою честнаго креста, исходиши противу оному окаанному мысленому волку, еже глаголю страшливому Ахмату,[5] хотя изхитити из уст его словесное стадо Христовых овець.

Господь поможет тебе, если ты, государь наш, все это возьмешь на сердце свое, как истинный добрый пастырь. Призвав Бога на помощь, и пречистую его матерь, и святых его, и святительское благословение и всенародную молитву, крепко вооружившись силою честного креста, выходи против окаянного мысленного волка, как называю я ужасного Ахмата, чтобы вырвать из пасти его словесное стадо Христовых овец.

 

И по твоем отшествии, государя нашего, святителем, митрополиту, вкупе же и нам, богомолцем вашего благородиа, со всѣми боголюбивыми съборы молитву непрестанно сътворяющим, по всѣм святым церквам всегда молебены и святую службу во всей нашей отчинѣ о вашей побѣдѣ съвершающим, и всѣм христианом непрестанно Бога молящим, дабы даровал тебѣ побѣду над супротивныа ти врагы, иже и надѣемся улучити от всемилостиваго Бога.

А когда ты ушел, государь наш, святители, митрополит и мы все вместе с ними, молящиеся за ваше высокородие, со всем боголюбивым собором молитву непрестанно творим, по всем святым церквам всегда молебны и святую службу совершаем по всей нашей отчизне о вашей победе, и все христиане непрестанно Бога молят, чтобы даровал он тебе победу над супротивными врагами, и надеемся получить ее от всемилостивого Бога.

 

Нынѣ же слышахом, яко же бесерменину Ахмату уже приближающуся и христианство погубляющу, наипаче же на тебе хваляшеся и на твое отечьство, тебѣ же пред ними смиряющуся и о мире молящуся,[6] и к нему пославшу. Ему же окаанному одинако гнѣвом дышущу и твоего молениа не послушающу, но хотя до конца разорити христианство. Ты же не унывай, но възверзи на Господа печаль твою и той тя укрѣпит.[7] «Господь бо гордым противится, смиреным же дает благодать».[8] Прииде же убо въ слухы нашя, яко прежнии твои развратници не престают, шепчуще въ ухо твое льстивая словеса, и совещают ти не противитися сопостатом,[9] но отступити и предати на расхищение волком словесное стадо Христовых овець. Внимай убо себѣ и всему стаду, в немже тя Духъ Святый постави.

Ныне же слыхали мы, что басурманин Ахмат уже приближается и губит христиан, и более всего похваляется одолеть твое отечество, а ты перед ним смиряешься, и молишь о мире, и послал к нему послов. А он, окаянный, все равно гневом дышит и моления твоего не слушает, желая до конца разорить христианство. Но ты не унывай, но возложи на Господа печаль твою, и он тебя укрепит. Ибо Господь гордым противится, а смиренным дает благодать. А еще дошло до нас, что прежние смутьяны не перестают шептать в ухо твое слова обманные и советуют тебе не противиться супостатам, но отступить и предать на расхищение волкам словесное стадо Христовых овец. Подумай о себе и о своем стаде, к которому тебя Дух Святой поставил.

 

О боголюбивый вседержавный государю, и молимся твоей державѣ, не послушай таковаго совѣта их, послушай убо вселенныа учителя Павла, глаголюща о таковых: «Открыется гнѣв Божий с небесе на всяко нечестие и неправду человѣком, иже истинну въ неправдѣ держащим, но осуетишася помышленми своими и омрачися неразумное их сердце. Глаголюще быти мудрѣ, обьюродѣша и якоже не искусиша Бога имѣти в разумѣ, предасть их Богъ в неискусен умъ творити неподобная».[10] И паки самому Господу глаголющу: «Аще око твое съблажняет ти, исткни е», или рука или нога, отсѣщи повелѣвает.[11] Не сию же разумѣвай видимую и чювьственую свою руку, или ногу, или око, но ближних твоих, иже совѣтующих ти неблагое, отверзи далече, отгони, сирѣчь отсѣцы и не послушай съвѣта их. И что убо совѣщают ти льстивии сии же лжеименитии, мнящеся быти христиане, но токмо еже повергше щиты своя, нимала съпротивльшеся окаанным сим сыроядцом, предав христианство и свое отечьство, яко бѣгуном скытатися по иным странам.

О боголюбивый вседержавный государь, молим мы твое могущество, не слушай таких советов их, послушай лучше учителя вселенной Павла, сказавшего о таковых: «Разразится гнев Божий с неба на всякое нечестие и неправду человеков, подавляющих истину неправдой; осуетились они в умствованиях своих, и омрачилось несмысленное их сердце. Называя себя мудрыми, обезумели, и так как они не заботились иметь Бога в разуме, то предал их Бог превратному уму — делать непотребства». А также и сам Господь сказал: «Если глаз твой тебя соблазняет, выколи его», а если рука или нога, то отсечь повелевает. Но понимай под этим не плотскую, видимую руку, или ногу, или глаз, но ближних твоих, которые советуют тебе совершить неправое дело, отринь далеко их, то есть отсеки, и не слушай их советов. А что советуют тебе эти обманщики лжеименитые, мнящие себя христианами? Одно лишь — побросать щиты и, нимало не сопротивляясь этим окаянным сыроядцам, предав христианство и отечество, изгнанниками скитаться по другим странам.

 

Помысли убо, о велеумный государю, от каковы славы и в каково безчестие сводят твое величество! И толиким тмам народа погыбшим и церквам Божьим разореным и оскверненым, и кто каменосердечен не въсплачется о сей погыбели! Убойся же и ты, о пастырю, не от твоих ли рук тѣх кровь взыщет Богъ, по пророческому словеси? И гдѣ убо хощещи избѣжати или воцаритися, погубив врученное ти от Бога стадо? Слыши, что пророк глаголет, яко: «Аще взыграешися, яко орелъ, и аще посредѣ звѣздъ гнѣздо свое сътвориши, то и оттуду тя свергу, рече Господь».[12] И ин же глаголет: «Камо поиду от духа твоего и от лица твоего камо бѣжу; аще възыду на небо, ты тамо еси, и в послѣдних моря рука Божиа наставляет и удержит десница».[13] И гдѣ паки отходиши, пастырю добрый, кому оставляеши нас, яко овца не имущи пастыря? Мы же надѣемся, яко не отринет Господь людий своих и достояниа своего не оставит.[14] Не послушай убо, государю, таковых, хотящих твою честь в безчестие и твою славу в беславие преложити, и бѣгуну явитися и предателю христьанскому именоватися. Но отложи весь страх и возмогай о Господѣ, о державѣ и крѣпости его; «един бо поженет тысящу, а два двигнета тмы».[15] По пророческому словеси: «И не суть бо бози их, яко же Богъ наш».[16] И рече Господь: «Где суть бози их, иже уповаша на ня, яко близ день погыбели их».[17] И паки: «Лукъ силных изнеможе, а немощни препоясашася силою»; «Господь мертвит и живит», и «Дасть крѣпость князем нашим, и възнесет рогъ Христа своего».[18] И паки: «Близ Господь призывающим и, всѣм призывающим и воистинну»[19] и «не в силѣ коньстѣй въсхощет, ни в лыстех мужьскых благоволит, благоволит Господь на боящихся его и на уповающих на милость его».[20] Слыши, что глаголет Димокрит, философом первый: «Князю подобает имѣти умъ ко всѣм временным, а на супостаты крѣпость, и мужество, и храбрость, а къ своей дружинѣ любовь и привѣт сладок».[21] Въспоминай же реченная неложными усты Господа Бога нашего Исус Христа: «Аще весь миръ человѣкъ приобрящет, а душю свою отщетит, и что дасть измѣну на души своей!»[22] И паки: «Блаженъ человѣкъ, иже положит душю свою за другы своя».[23]

Подумай же, великоумный государь, от какой славы к какому бесчестью сводят они твое величество! Когда такие тьмы народа погибли и церкви Божий разорены и осквернены, кто настолько каменносердечен, что не восплачется о их погибели! Устрашись же и ты, о пастырь — не с тебя ли взыщет Бог кровь их, согласно словам пророка? И куда ты надеешься убежать и где воцариться, погубив врученное тебе Богом стадо? Слышишь, что пророк говорит: «Если вознесешься, как орел, и даже если посреди звезд гнездо совьешь, то и оттуда свергну тебя, говорит Господь». А другой пророк говорит: «Куда пойду от Духа Твоего и от лица Твоего куда убегу? Взойду ли на небо — Ты там; и на краю моря рука Божья поведет (меня) и удержит десница». Куда же ты уходишь, пастырь добрый, кому оставляешь нас, словно овец, не имеющих пастыря? Мы же надеемся, что Господь не оттолкнет людей своих и достояния своего не оставит. Не слушай же, государь, тех, кто хочет твою честь в бесчестье и славу в бесславье превратить и чтобы стал ты изгнанником и предателем христиан назывался. Отложи весь страх, будь силен помощью Господа, его властью и силой, ведь «один разгонит тысячу, а двое — тьму». По пророческому слову: «их боги — совсем не то, что наш Бог». Господь сказал: «Где боги их, на которых они надеялись, ибо близок день погибели их». И еще он сказал: «Лук сильных ослабел, а немощные препоясались силою»; «Господь живит и мертвит»; «Он даст крепость князьям нашим и вознесет рог помазанника своего». И еще: «Близок Господь к призывающим его, всем призывающим его воистину» и «Не на силу коня смотрит он, не к быстроте ног человеческих благоволит, благоволит Господь к боящимся его и уповающим на милость его». Слышал, что сказал Демокрит, древнейший из философов: «Князь должен трезво рассуждать о всем происходящем, а против супостатов быть крепким,и мужественным, и храбрым, а к своей дружине иметь любовь и ласку». Вспоминай сказанное неложными устами Господа Бога нашего Иисуса Христа: «Хоть человек и весь мир приобретет, а душе своей повредит, какой даст выкуп за свою душу?» И еще: «Блажен человек, который положит душу свою за друзей своих».

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...