Главная Обратная связь

Дисциплины:






Эй, Риз, в чем дело? – Подошел Маркус и они похлопали друг друга по спине. 5 страница

Глава 5.


Риз не мог перестать думать о мягких, сладких губах Киры. Тот факт, что Кира не хотела ехать домой, а хотела побыть с ним, натолкнуло его на мысль о том, что он знает одно место, куда он смог бы ее отвезти. Они выехали со стоянки и направились на юг, в предместье города. Место, куда Риз вез Киру, было особенным для него. Это место было его пристанищем, куда он мог сбежать, когда его отец надирался, место, где он мог просто подумать. Он приезжал сюда несчетное количество раз. Чаще, когда отец напивался и искал скандала. Именно в такие моменты он должен был находить в себе силы, чтобы остаться в городе, а не сбегать, чтобы оставить все позади и больше никогда не оборачиваться.

Много раз Макс предлагал Ризу переехать к нему, но Риз всегда отказывался, ссылаясь, что он должен сам решать такие вопросы. Макс не был ответственным за него, однако он отвечал за него больше, чем его собственные родители, но Риз не хотел был тяжким грузом на плечах Макса, хотя тот утверждал обратное. Он мог бы заниматься своими делами, решать свои вопросы, или же поступить согласно совету Макса и открыть свое сердце и поверить, что он может много чего достичь. Потянувшись к Кире и взяв ее за руку, он заметил, как на ее лице заиграла улыбка. Тот факт, что такой человек, как Кира, смогла затронуть самые потаенные струны его души, оставил его безмолвным. Он не мог раньше и представить, что такой нежный цветок, такая сладкая и приятная, может дать ему шанс. Но вовсе не это сподвигло его помешать Джошу причинить боль Кире. Узнавая ее все больше, он искренне верил, что сможет показать ей себя настоящего. То недолгое время, что они провели вместе, было самым счастливым, которое он только мог припомнить. Возможно те слухи, что ходили о нем и их определенно слышала Кира, определили его в какую-то категорию парней, но она по-прежнему была рядом с ним. Слишком много людей, которые кружили вокруг него, были фальшивыми и лицемерными. Было только трое ребят, которых он мог смело назвать друзьями, это были Маркус, Лео и Кристиан. В течение многих лет они были верны ему, не судили его из-за его происхождения и воспитания, и никогда ничего не требовали взамен. Он мог утверждать, что Кира была такой же. Она дала ему шанс, и она никогда не знает, как много для него это значит.

***

Кира точно знала, куда вознамерился поехать Риз. В предместье города было озеро. Это была частная собственность, которая принадлежала одному пожилому человеку, который несколько лет назад потерял жену и охотился на белок. Все в школе знали про это озеро и даже ходили слухи, что пьяные школьники приезжали сюда и устраивали пьяные оргии. Риз припарковал автомобиль и заглушил двигатель, как только они достигли заблокированных ворот на въезд на озеро.
- Что мы делаем? - прошептала Кира, хотя можно было сказать, что старик Клайн все равно бы их не услышал.
- Ты можешь не шептать, Кира, - сказал Риз, подавив смешок. Кира сморщила носик и принялась изучать темноту, которая была прямо перед ними. Звук, который послышался с водительского места тут же привлекло внимание Киры. На мгновение ее парализовал вид футболки, которая как влитая сидела на Ризе и она живо представила себе его обнаженный живот. Но такая картинка быстро испарилась из ее мыслей, ровно как и появилась. Прежде, чем она успела открыть дверцу и выйти из машины, Риз ее опередил. Он помог ей выйти из машины, но оставил стоять на месте, а сам залез обратно в салон и достал большое одеяло. Кира переводила взгляд с Риза на одеяло и обратно.
Он хохотнул и покачал головой:
- Ты чертовски мила со всей своей скромностью. - Он указал на одеяло. - Это для того, чтобы просто сидеть. Слово скаута.
Кира не стала заострять внимания на том, что сомневалась, будто бы он был скаутом. Он снова взял ее за руку и они медленно направились в темноту. Несмотря на жару, она дрожала. Риз обернул руку вокруг плеч Киры и прижал к себе. Ей сразу же стало жарко и бисеринки пота побежали по ее позвоночнику. Его тело было твердых во всех правильных местах, и ей больше ничего не хотелось, чтобы они стали одним целым. Слишком быстро они оказались у озера. Его полностью окружали деревья, она луна пробивалась сквозь густые ветки и проливала нежный свет на озеро, который каскадом струился по воде. Он позволил своим рукам упасть, но он просунул свою ладонь в ладонь Киры и продолжил путь по темноте. Кира словно приросла к земле и Риз остановился, а потом посмотрел через плечо на Киру.
- Подожди. Это частная собственность. Что, если мистер Клайн нас поймает?
Он улыбнулся и повернулся к ней лицом.
- Кира, Клайну лет девяносто. Он не слышит телефонный звонок даже когда рядом с телефоном стоит, что тогда говорить о расстоянии в пять акров от его дома? Кроме того, я приезжаю сюда на протяжении многих лет. Нас не поймают. - Он сжал ее руку и повел ее к большому сараю, который находился от озера на расстоянии нескольких ярдов. (прим. пер. Ярд (англ. Yard) — британская и американскаяединица измерениярасстояния. Сейчас метрический ярд равен трём метрическимфутам (36 дюймам) или 0,9144 метра ). Выглядел сарай довольно жутковато. Он был практически развален. Мусор валялся на земле и Кира переступала через доски и палки. Внутри тоже было не так уж опрятно, но Риз просто переступил через все это барахло, затем привлек к себе Киру и обнял за талию. Он поднял ее и они сцепила свои ноги, чтобы ее сандалии не упали.
Она не могла не заметить, как напряглись его бицепсы, когда он поднял ее, как он вкусно пах, как дорогой парфюм, смешанный с чистым, цитрусовым ароматом. Когда перестала пялиться на Риза, она обвела сарай взглядом. Он был очень старый. У крыши, если ее можно так назвать, дыр было больше, чем она могла вообразить. Когда Риз начал двигаться, в нос ударил запах сырости и плесени. Следуя за Ризом, Кира задалась вопросом, что он может показать ей в таком убогом месте, как это?
- Вот здесь подходящее место, - Риз повернул направо и Кира подумала, что там, возможно, раньше была жилая комната. Потолок был высоким, и был усеян зияющими дырами, но не эта причина стала ступором Киры на пороге комнаты. Там, на полу было сияние лунного света в форме сердца. Она посмотрела на потолок и увидела, что края дыр были сломаны.
- Это не котята или что-то там еще, но я подумал, что ты хотела бы чего-то необычного. - Он взял одеяло и расстелил его на земле.
- Котята? - Она засмеялась и села рядом с ним на одеяло, все еще смотря на сердце, которое мягким лунным светом сочилось в помещение. Кира протянула руку и почувствовала тепло от синеватого свечения.
- Ну, я имею в виду, что котята не самая неожиданная вещь на свете, но скажи, где ты видела, чтобы луна светила сердцем?
Она посмотрела на него.
- Это просто невероятно. Я никогда этого не забуду. Спасибо, что показал мне это. - Возможно сарай и был ужасен, но такой сюрприз делал его особенным.
- Я не просто пригласил тебя сюда, чтобы показать тебе это.
- Нет? - Она повернулась к нему так, что их тела соприкоснулись. Она покачала головой и посмотрела вниз на одеяло.
Казалось, что прошла вечность, прежде чем он снова заговорил.
- Ты нравишься мне, Кира, очень. - Он снова посмотрел на нее.
Она облизала свои внезапно пересохшие губы.
- Ты тоже нравишься мне, Риз.
Он мельком глянул на нее, но от нее не ускользнула улыбка, которая появилась на его лице. То, как он на нее снова посмотрел, с таким желанием в глазах, она увидела свое зеркальное отражение, это было так потрясающе и желание было очень сильным.
- Я могу обнять тебя?
Она покрылась мурашками и кивнула. Риз прислонился к стене и она на мгновение заколебалась, по потом придвинулась к нему. Устраиваясь возле Риза, он, как виноградная лоза, обвил руки вокруг Киры и устроил ее так, что она оказалась между его бедрами. Кира откинула голову назад и устремила взгляд на небо, которое было видно через крышу. Луна была такой яркой и так высоко над ними излучала мягкое сияние.
Они смотрели на звезды, которые сложно было не заметить. Пусть они сидят в старом, грязном сарае, но вид им открывался до безумия красивый. Какое-то время сидели молча, но молчание уже становилось неловким. Звук ветра действовал успокаивающе.
- Мои родители — пьяницы, а дома появляются, чтобы взять чистую одежду, а потом снова уходят на несколько дней. - его слова ошеломили Киру, но она молчала и ждала, когда он продолжит. - Когда я говорю, что моя жизнь дома — дерьмо, именно это я и имею ввиду. Я всегда во всем должен полагаться только на себя самого, и я с детских лет знаю, что не могу ни на кого рассчитывать.
Она проглотила ком в горле, который появился от переполнявших ее эмоций.
- Мне так жаль, Риз. - Он кольцом обвил свои руки вокруг ее тела, а она положила свои руки на его предплечья.
- Кира, пожалуйста. Мне не нужно сочувствие. Особенно твое. Я не поэтому делюсь этим с тобой. - Когда она почувствовала его губы на макушке, все исчезло. Она закрыла рот, не желая усугублять ситуацию. Было понятно, что он прилагал все усилия, чтобы все это рассказать, и наименьшее, что она могла сделать, так это дать ему раскрыться.
- Мне было шестнадцать, когда я сделал свою первую татуировку. Я знаю парня, у которого свой салон. Макс был мне больше отцом, чем мой собственный, и я провел бесчисленное количество часов с ним там. - Он глубоко вздохнул, как-будто ему тяжело давались слова. - Когда я сделал еще одну татуировку на руке, в семнадцать лет, мой отец даже глазом не моргнул. Тоже самое было с матерью. Либо пил он, либо пила она. Чаще оба напивались. Я не знаю, может я делал это с целью привлечь их внимание, или просто валял дурака. Черт, я до сих пор не знаю. - Кира смотрела на его татуировки и печаль маленького мальчика, у которого никого не было, нахлынула на нее, как волна. - Я просто их набивал, не думая ни о чем. Я пил и курил, вляпался в большую неприятность, но никого не было рядом, чтобы сказать мне, что я поступаю неправильно. Макс несколько раз сажал меня перед собой и разговаривал со мной, но я никогда его не слушал. Я просто удивлен, что не загремел за решетку за то, что вытворял.
Кира хотела его как-то успокоить, но она ждала, она не знала, как он поступит дальше. Слушая его рассказ, ее сердце разбивалось, но также открывало представление о том, кем был на самом деле Риз. И это еще больше разбило ее сердце.
- Я получил статью и не горжусь этим, я восстал и причинил людям боль, но тогда для меня это ничего не значило. - Он пошевелился и повернул Киру так, что они смотрели друг на друга. Он взял ее лицо в свои ладони и пристально посмотрел на нее. - Я не ищу сочувствия, мне нужно, чтобы ты приняла это. - Его глаза смотрели в ее так, будто он видел ее душу. - Ты сможешь принять меня таким, какой я есть, Кира? - Из глаз Киры потекли слезы. - Черт, Кира, я не хотел, чтобы ты плакала. - Он прижал ее к себе и положил свой подбородок на ее макушку. Она закрыла глаза и не могла сдерживать себя, она просто ненавидела это. Он был такой сильный и уверенный в себе, даже не смотря на весь сумбур в его жизни. Да, она может и знала что-то о нем за эти четыре года, но сейчас она точно знала, что все-таки представляет из себя Риз Трентон. Она общаются всего неделю, и это действительно было много, и она не чувствовала, что они обнажены друг перед другом. Это было сумасшествие, но она чувствовала себя очень хорошо. Кира склонила к себе его голову и поцеловала его со всей эмоцией, которую он заклинал в ней.
Это было так жестко и так страстно, а она даже не подозревала, что в ее сердце есть такие эмоции. Она обвила руками его шею и прильнула к нему поближе. От ощущения его накачанной груди напротив ее тело, ее трусики стали влажными. Раньше она никогда не занималась сексом, но именно в этот момент она захотела сделать это с ним, с Ризом.
Риз аккуратно уложил ее на спину. Пол такой же твердый, как и все тело Риза. Он поместил свои бедра между ее раздвинутых ног и прижал свой возбужденный член к ее лону. Ее юбка задралась, но сейчас в Кире не осталось и следа скромности. Она издала стон, когда ощутила его прикосновение там. Какого это ощутить его плоть в своей? Эти мысли забегали в ее голове, она зарылась руками в его волосах и она прижималась к нему все ближе. Его теплый язык скользил в ее теплом ротике, словно он занимался с ней любовью, хотя жаль, что они не занимались этим. От толчка его бедер, Кира издала грудной стон напротив его губ и она сжала свои бедра, чтобы быть еще ближе к нему.
- Пожалуйста, Риз, - пробормотала она напротив его губ. - Я хочу почувствовать тебя всем телом. - Кира понятия не имела, откуда взялись эти слова. Она, конечно, не была знатоком в этом деле, но с Ризом было так легко, что слова сами слетали с губ так легко и непринужденно. Его руки сместились и замерли на внешней стороне ее обнаженного бедра. Член Риза была таким твердым, что ему казалось, он вот-вот взорвется. Он медленно скользил рукой по ее ноге. Он скользил медленно, выше и выше, пока его пальцы не коснулись ее киски. Температура возрастала, грудь Киры была покрыта бисеринками пота. Они подались навстречу друг другу, их языки яростно соприкасались, пока она не почувствовала, что полностью растворилась во всем, что было Ризом Трентоном.
- Ты такая вкусная, Кира. - Он провел губами по ее челюсти, плавно скользя по шее туда, где так отчаянно бился пульс. Он также продолжал давить своим возбужденным органом в сердцевинку Киры. Он мог чувствовать сквозь ткань своих джинс на сколько сильно ее трусики промокли? Для нее это была неизведанная территория, но она не хотела, чтобы он останавливался. Его пальцы застыли на резинке ее трусиков, не двигаясь с места.
- Потрогай меня, Риз. Потрогай меня.
Он застонал ей в шею, его тело было напряжено, дыхание сбивчивое.
- Ты понятия не имеешь, как долго я мечтал услышать от тебя эти слова. - Было так странно слышать эти слова из уст Риза, но она так устала подвергать сомнению его самого и сои чувства к нему.
- Пожалуйста. - Она подалась бедрами к нему. Было не важно, о чем она просила, как говорила это, Кира уже прошла прошла пункт застенчивости ко всему происходящему. Ее грудь болела и казалась тяжелой. Она прижалась к груди Риза, ее соски стали еще тверже и еще более чувствительней. Страсть кружила в воздухе, но это было так прекрасно, и она хотела подарить себя плохому парню.
- Скажи, чтобы я остановился, Кира. - сказал он, но не сдвинулся с места, и провел пальцем по трусикам в самом влажном месте.
- Нет, Риз. Трогай меня. - Захныкала она, когда начал давать ей то, в чем она нуждалась.
Он мучительно медленно двигался под ее трусиками к ее сладкому местечку, которое жаждало ощутить его, и когда он, наконец, проник пальцем в ее влажные складочки, она закусила губу и застонала. Сила его дрожащего тела, которое возвышалось над Кирой, могла конкурировать с землетрясением. Двигая пальцами внутри Киры, он большим пальцем надавил на клитор и она вскрикнула в экстазе. Она готова была отключиться, пока подавалась бедрами к его руке все ближе, но удовольствие было таким сильным, таким интенсивным.
Она никогда не испытывала подобного, хотя он даже не проник в нее. Что было бы с ней, если бы каждый дюйм его твердого естества проник бы в нее? Она точно могла утверждать, что он был довольно большим, это было довольно... ощутимо. Это было бы больно, она не сомневалась, но она не сомневалась, что за болью таилось наслаждение, от которого захватывает дух. Ее должен был смутить тот звук, который звучал между ними, когда он водил своими пальцами по ее влажным складкам.
-
Ты так готова для меня. - Положил свою ладонь на ее киску и слегка дразнил подушечкой большого пальца, а по ее телу прошла дрожь. Ее ноги тряслись, когда она опустила их на землю. Он лизнул ее шею и слегка прикусил, что вызвало новую волну удовольствия в теле девушки. Когда он ввел в нее большой палец, Кира вскрикнула напротив его губ. Он ввел совсем немного, а у нее уже перед глазами мелькали сладострастные огни.
- Черт, детка, ты такая тугая и горячая! - Он не вводил палец дальше, а просто водил им у ее входа. - И ты вся мокрая. - Мышцы его живота скрутило в тугой узел от дикого возбуждения. Он завладел ее губами в страстном, обжигающем поцелуе. Он неистово владел ее ртом и в это же время ввел палец глубже во влагалище. Он двигал пальцем в ней, владел ее языком, он трахал ее ртом, и трахал ее киску одновременно. Он повернул свое запястье и коснулся ее клитора, а потом ввел в нее еще один палец. Он водил по ее клитору, пока он не стал тугим и неизбежно приближал ее к оргазму. Она понимала, что он делает специально, ради нее. Она не хотела, чтобы это заканчивалось, она сосредоточилась на ощущениях.
- Не сдерживайся, детка. Я хочу, чтобы ты кончила. - Он издал рычащий звук. Он двигал большим пальцем все быстрей и быстрей, а потом посмотрел на лицо Киры. Ее глаза были закрыты. Ее рот был приоткрыт, а потом ее глаза распахнулись от еле сдерживаемого удовольствия. Схватив Риза за руку, она откинула голову назад и снова закрыла глаза. Она вцепилась в него ногтями и вскрикнула. Удовольствие мягкой поволокой накрыло ее тело, начиная с кончиков пальцев и до самой макушки головы. Когда она спускалась с небес на землю, то подняла голову и посмотрела на Риза, он внимательно наблюдал за ней. Он мягко потянул за волоски на лобке, тем самым продолжая ее дразнить и чувство умиротворения поглотило девушку. Это был ее первый оргазм, и ей его подарил не кто-нибудь, а Риз Трентон. Ее тело покалывало от еще одного желания. Она безумно хотела ощутить член Риза в себе. Глубоко в себе.
Она хотела что-то сказать, но в это время Риз накрыл ее губы своими. Он подарил ей медленный, чувственный поцелуй, который снова разжег желание у обоих. Она хотела прервать поцелуй повернув голову, но Риз не дал ей этого сделать, его губы опустились ниже и он уже целует ее ключицу. Пользуясь моментом, что ее руки свободны, она потянулась к пуговице на его брюках. Она не делала этого прежде, и ничего не знала о сексе или как соблазнить парня, но инстинкт взял свое и побудил ее к действиям. Она расстегнула пуговицу и уже почти полностью расстегнула молнию, прежде чем он накрыл ее руку своей.
Она посмотрела на него, его глаза были закрыты, дыхание сбивчивым.
- В чем дело? - От разочарования, что он ее остановил, щеки Киры неистово запылали. Он уткнулся лбом в ее лоб и глубоко вздохнул, глаза его были также закрыты. Было ясно, что он хотел ее, но что-то мешало это сделать.
-
Это не правильно. - Он открыл глаза и стал изучать ее лицо. - Я так сильно хочу оказаться в тебе, что не могу здраво мыслить. Так нельзя. - Сначала его слова привели Киру в восторг, по его последняя фраза была произнесена с хмурым выражением лица. - Верь мне, когда говорю, что хочу тебя, Кира. Я чертовски сильно хочу тебя. - Чтобы подтвердить свои слова, он взял ее руку и и положил ее ладонь на свой возбужденный член. Даже через джинсы его объем поразил девушку. Он был такой же большой, как и все тело Риза. - Просто я не хочу заниматься с тобой любовью в этом старом сарае. - Он поцеловал ее и она почувствовала, как его член дернулся. Ее сердце билось очень быстро, как бы ей этого не хотелось, но она понимала, что Риз был прав. Она не хотела бы потерять свою девственность на грязном полу в сарае. Риз привстал, поправил одежду на Кире и лег на спину, притянув Киру к себе, она положила голову ему на грудь. Его сердце билось так равномерно: тук-тук, тук-тук, это успокаивало Киру. Кира подняла руку и принялась водить пальцем по его татуировке на бицепсе.
Какое время между ними сохранялось молчание, но оно не было тягостным, оно было умиротворенным и девушка приветствовала это.
- Я до сих пор не могу поверить, что ты сделал столько татуировок до своего восемнадцатилетия. - Его грудь затряслась от его мягкого смеха.
-
Мне девятнадцать лет.
Кира подняла голову и посмотрела на него.
- Да?
Он убрал прядь волос с ее лба и улыбнулся:
- Да, со вчерашнего дня.
- О, это хорошо. - Она поцеловала его и положила голову обратно на его грудь. - Я ничего не слышала об этом в школе. Ты должен был сказать мне. Я бы испекла тебе пирог.
Риз напрягся и она снова подняла голову, чтобы посмотреть на него. Он смотрел на крышу.
- Риз? - Поворачивая его лицо к себе, она задавалась вопросом, что же не так она сказала.
-
Я не отмечаю свой день рождения, никогда, и мои друзья это прекрасно знают. - Он улыбнулся, но улыбка оказалась грустной и вымученной. Он может поступать как холодный и жесткий парень, но она знала, что в глубине души он страдает, но он никогда в этом не признается. От этого ее сердце сжалось. Он никогда не праздновал день рождения? Какие родители могут так поступить с собственным ребенком? Он так долго был один, что она хотела дарить ему праздник каждый день. Она не хотела, чтобы он переживал это снова и снова. Она поразилась интенсивности своих мыслей, но они ее больше не пугали. На самом деле она испытывала прилив счастья, думая о счастье Риза.
- Ты действительно сделала бы это для меня? - Она всматривалась в его холодные голубые глаза, которые выглядели такими тусклыми из-за голубого сияния луны. Он не дал ей ответить на вопрос, поясняя, что он имел ввиду: - Ты действительно испекла бы пирог на мой день рождения?



Это было душераздирающе. Прежде чем позволить слезам катиться по щекам, она уткнулась в его шею и глубоко вздохнула. Как она могла привязаться к кому-то за такое короткий срок? Она на самом деле сумасшедшая, или это гораздо больше, чем она могла себе представить?
Схватит его рубашку, она пробормотала в его шею:
- Да, Риз, я бы сделала не только это для тебя. Я была тебе гораздо больше.
Она вообще осознавала, что такими словами заставляла его заботиться о ней еще больше? Он обнял ее еще крепче, и они лежали так долго, пока ее веки не отяжелели от внезапно навалившейся усталости. Она могла так проспать всю ночь, и это было бы просто волшебно, но Риз помог ей подняться и повел ее к машине. Все время, что они шли к машине, Риз держал ее за руку, прикасался к ней, и она чувствовала себя с ним единым целым и умиротворенной. Она хотела, чтобы он чувствовал тоже самое.

 

Глава 6.

У Киры завибрировал телефон, оповещая о входящем сообщении, она потянулась к телефону, сообщение было от Молли.

Молли: Ты встала?

Кира: Да. Что случилось?

Молли: Я могу зайти к тебе где-то через час?

Кира: Конечно. Все в порядке?

Молли: Да. Я просто хотела поговорить про Йена.

 

Кира положила телефон на кухонный стол и взяла тарелку с хлопьями. После того, как они расстались, она только и делала, что думала о Ризе. Она полночи пролежала в постели, рассматривая потолок и касалась губы пальцами, которые все еще трепетали от поцелуя с Ризом. Конечно, не только губы затрепетали. Когда она, наконец, уснула, то тут же была разбужена лязгом тарелок и шкафов на кухне в семь утра. Кира поспала совсем немного, ведь уснула только после двух ночи. И вот она сидит, после нескольких часов сна, и чувствует себя чертовым зомби.
- Ты вернулась вчера довольно поздно, Кира, - сказала ее мать, не отвлекая внимания от горы посуды в раковине.
- Да, извини. Я оставила записку, так что на нее рассчитывала, - сказала она, но голову держала опущенной, и возила ложку по терелке с Cheerios (Cheerios-это американская марка сухих завтраков фирмы " General Mills. В некоторых странах, включая Соединенное Королевство, Cheerios продается в рамках марки "Нестле"; в Австралии и Новой Зеландии, Cheerios продается как Uncle Tobys.)
- Нет, все в порядке, мы просто удивлены, что ты так долго гуляла. Было весело? – Ее мама оглянулась через плечо. Кира могла четко слышать невысказанное недовольство матери. Ты никогда никуда не ходишь, Кира. Ты должна больше бывать с друзьями. Прежде чем ты уже будешь взрослой, как мы с отцом и с детьми на руках. Они не раз говорили об этом, о том, что обеспокоены ее социальным положением прокаженного. – Итак, ты расскажешь мне про своего нового мальчика? – Кира мысленно застонала и подняла глаза на мать. Она на самом деле не хотела говорить об этом, но она всегда делилась с мамой, и если этого не происходило, она не находила себе места.
- Это просто мальчик из школы. Его зовут Риз Трентон, он тоже старшеклассник. – На лице мамы отобразились все эмоции.
- Ты сказала Трентон? – То, как она задала вопрос, натолкнуло Киру на мысль, что ответ должен быть незамедлителен.
- Да, а что? – реакция матери немного шокировала ее.
- Этот Риз, сын Хьюго и Каролин Трентон?

- Он не называл мне имена своих родителей, а что?

Ее мать села в кресла напротив нее и поднесла чашку к губам, сделав глоток, ее взгляд скользнул к окну кухни.
- Ничего. Просто, если его родители те, о ком я думаю, что это меня немного волнует.

Кира спросила в третий раз: - А что? – Когда мать сразу не ответила, Кира сказала: - Ты не можешь просто так взять и сказать, что-то вроде этого, а потом просто взять и… ничего не сказать.

Она тяжело вздохнула и поставила чашку: - Кира, это просто…. Хьюго разрушает все вокруг, и разрушает Каролин. Хьюго пьяница, играющий в азартные игры, играющий на все деньги, которые только способен найти, и он потянул Каролин с собой на дно. Они живут на окраине, прямо возле железной дороги, на Маккинли и Харрисон.

Кира молчала, не зная, что сказать. Неужели ее мать говорит о семье Риза? Если да, то он не шутил, когда говорил, что живет не на той стороне дороги. Она думала, что он шутит, напоминая ей “Pretty in Pink” ( фильм Джона Хьюза 1986 года), но это не так. Он был честным и говорил буквально.

 

- Они скрытные, и не вызывают никаких проблем довольно долгое время.

Кире становилось все более неуютно после каждого слова матери: - Что ты имеешь ввиду под проблемами?

- Ничего, дорогая, правда. Кроме того, шансы, что он сын Хьюго и Каролин довольно малы. Ну, я имею ввиду, что никто не слышал о них много лет.

- Нет, мам. Скажи мне, пожалуйста.

Мама крутила чашку двумя руками. – Ну, Каролин всегда старалась быть опрятной и трезвой. Она работала в Cookies House, но эта столовая уже давно закрыта. По правде сказать, мы дружили когда-то и ходили вместе в школу, но потом я уехала в колледж, а она осталась здесь. Когда я вернулась, у нее уже был ребенок и она была замужем за Хьюго. Проще говоря, Хьюго всегда был гнилым человеком, что в школе, что тогда. Он всегда оскорблял, унижал, морально и физически. Потом они пропали, но появлялись время от времени. – Она сделала глоток кофе, прежде чем продолжить. – Хотя это было много лет назад. Я не видела и не слышала о них много лет, но знаю, что они до сих пор живут там.

- Ты никогда ничего больше не слышала про их сына?

- Она его показала всего однажды.

- Никто никогда не пытался ей как – нибудь помочь? – Беспокойство, что Каролин осталась с таким ужасным человеком, как Хьюго, оставило неприятный привкус во рту у Киры.

Ее мать наблюдала за ней через кухню.- Кира, некоторые из нас пытались открыть ей глаза, чтобы она увидела, кто он есть на самом деле. Она знала его в школе, она знала, какой он жалкий и гнилой. Поэтому это было настоящим шоком, когда мы узнали, что она с ним. Мы говорили ей, что он утащит ее на дно. Она не послушала нас и выгнала. – Печальная тень легла на лицо матери, но она быстро ее прогнала. – Это печальная ситуация, но иногда люди отказываются смотреть правде в глаза и отказываются от помощи людей, которые о них заботятся. Никто не хочет от нее отворачиваться, но что мы должны делать, когда она столько раз прогоняла нас? Мы много чего пытались сделать. Ты можешь пытаться и пытаться до самого последнего вздоха, чтобы заставить увидеть человека правду, но, в конце концов, они все сделают по-своему.

- А что на счет полиции? Никто никогда не задумывался, что с маленьким мальчиком? – Грусть охватила Киру, она знала, что мать говорит о родителях Риза. Она просто знала. Нутро подсказывало, что это- правда, от этого ей стало не по себе.

- Дорогая, мы слишком много раз их вызывали, что сбились со счета. Я не знаю, как им удалось его спрятать, но они это сделали. Мальчика никто не похищал, не было ничего, чтобы мы могли сделать.
Кира по-прежнему чувствовала отвращение к тому, как жил Риз. У него не было ничего хорошего в жизни.

- У тебя есть планы на сегодня? С Молли или, может, с Йеном? – Ее мама идеально сменила тему, но этот разговор еще долго не оставит Киру в покое.

Кира уставилась на свою тарелку с хлопьями. – Чуть позже придет Молли. – Мать что-то сказала Кире, но та была поглощена своими мыслями. Она осталась одна на кухне, желудок скрутило в тугой узел, и она отодвинула тарелку, аппетит пропал. Ей хотелось поговорить об этом с Ризом, но как, черт побери, можно говорить о том, что, скорее всего, является болезным для человека?


После того, как Кира переоделась, и ждала Молли в гостиной. Долго ждать не пришлось, Молли зашла через главный вход, даже не потрудившись постучать, и села возле Киры на диван. Глядя на ее глупую улыбку, Кира поняла, что с Йеном все нормально.
- Я так думаю, что с Йеном все в порядке?
Улыбка Молли стала шире и Кира рассмеялась. Она была рада за счастье подруги.

-Да, я попросила его зайти и поговорить. – Молли положила голову на спинку дивана и повернулась к Кире лицом. – Ты бы видела его лицо, когда я его пригласила в дом. Клянусь, он выглядел так, словно я тащила его на электрический стул. – Они обе засмеялись, но Кире было не по себе, зная, через какие муки он прошел. – Мы разговаривали несколько часов. Я рассказала ему обо всем, что чувствую. Я объяснила, чт испугалась того, что мы сделали. Он слушал меня терпеливо и не проронил ни слова, пока я не закончила свою речь. – Мооли сделала паузу, прежде чем снова заговорить. – Он сказал , что любит меня, Кира. – Молли села, волнение и удивление отобразилось на ее лице.
- Что он сказал? – Кира подскочила на диване, и она знала, что на лице у нее такое же удивление, как и у Молли. – Боже мой, Моллс. Что ты ему сказала? – Ее лучшая подруга смотрела в пол, но на ее лице играла улыбка.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...