Главная Обратная связь

Дисциплины:






Эй, мужик. – Рядом стоял Лео и к ним подтянулся Кристиан, чтобы поздороваться.



Как дела, Кира? – Маркус обнял ее, словно они много лет были друзьями. Все, что она могла, это стоять шокированной.

Привет. – Риз оттолкнул Маркуса и притянул Киру к себе поближе, обхватывая руками ее талию.

Прости, чувак. Просто показываю девчонке свою любовь. – Маркус улыбнулся ей, но чтобы Маркус не говорил, взгляд Риза был красноречивей. – Все, что пожелаешь, мудак. – Маркус снова улыбнулся, и она скорей почувствовала, чем услышала, как засмеялся Риз.

Ты бы тоже себя так вел, если бы твоей девчонкой была Кира. – Риз наклонился и поцеловал ее макушку, и пульс Киры пошел в пляс. Ей нравилось, что ему безразлично, что о нем подумают другие, когда он показывает свои чувства.

Да, чувак, ты прав. – Кристиан позвал Маркуса за новой порцией пива, Маркус повернулся к ребятам снова. – Думаю, что должен позаботиться об этих сучках. Ребята, пиво будете? – Риз взглянул на Киру, та отрицательно покачала головой. – Нет, чувак, нам и так хорошо.

Круто, чувак. – Они последовали за Маркусом к остальным ребятам, и Маркус принялся знакомить Киру со всеми. – Шейн, Зак, Майк, это Кира, девушка Риза. – Трое парней из школы подняли банки вверх и кивнули в знак приветствия. Тот факт, что Маркус назвал Киру девушкой Риза, заставил ее еще больше покраснеть. Келли, которая сидела на коленях у Майка, посмотрела на нее, но улыбку, которую она адресовала Кире, ничего не значила, но была довольно искренняя. – Джейк и Кольт учаться в одном университете с Мэйсоном.

Кстати, где твой мудак брат? – усмехнулся Кольт, а некоторые ребята засмеялись. – Он должен был вернуться еще двадцать минут назад с пивом.

Он наверно подцепил какую-нибудь цыпочку в местном круглосуточном магазине. – Пробормотал кто-то и все начали смеяться, соглашаясь.

Маркус закатил глаза, и, должно быть, видел ее замешательство, потому что он сказал: “Мейсон, это мой брат и больше, чем шлюха... - он оборвал его глаза Риз, и она сразу чувствовала себя неуютно, потому что она знала, что он мне приписывает. “Давайте просто скажем, что он любит женщин.” Он откашлялся и пробормотал о поиске пиво внутри. Он направился в темноту, и в сторону дома.

Маркус закатил глаза, и, должно быть, заметил ее замешательство, потому что сказал: - Мэйсон мой брат, и он самая настоящая шлюха… - Он замолчал, поймав взгляд Риза, и ей сразу стало неуютно. – Скажем так, он очень любит женщин. – Он откашлялся и что-то пробубнил про пиво и направился в сторону дома.

Риз сел на один из раскладных стульев и притянул Киру к себе на колени, чем удивил ее и смутил. Он прижался губами к ее уху и прошептал: - Все хорошо, Кира?



Для нее это было немного бестактно, но она любила ощущать его жесткость, любила чувствовать его сильное тело, и то, как она хотел, чтобы все видели, что она принадлежит ему. Глядя на него, она облизала губы и просто кивнула. Он сжал рукой ее бедра и притянул ближе к себе так, что ее спина упиралась ему в грудь. Келли по-прежнему молчала и с кем-то переписывалась, единственный раз, когда она посмотрела на нее, когда Майк что-то сказал ей на ухо и она захихикала. Маркус вернулся через десять минут, а позади него шла версия его самого, только старше лет на десять. Она предположила, что это и есть Мэйсон. Он нес по двенадцать банок пива в каждой руке и кивнул всем в знак приветствия.

После знакомства с Мэйсоном, они еще пару часов сидели у костра и разговаривали. Кира не могла не смеяться над пьяными и грязными историями Мэйсона и других ребят. Похоже, что пиво многим развязало язык. Если бы не это обстоятельство, то многие бы вели себя более скованно.

Риз откинул волосы Киры за спину и прошептал низким голосом на ухо: - Ты хочешь уйти? Уже вроде как поздно. – Он позволил своим губал пройтись у нее за ушком, и она вздохнула, спать – это последнее, о чем она думала. Она повернулась к Ризу и стала целовать место у него за ухом. Она почувствовала, как напряглось его тело, и она могла поклясться, что слышала, как он резко втянул воздух, но не перестала целовать.

Она целовала его, медленно спускаясь к шее, не прерываясь, наверняка на них смотрели, но ей было плевать. – Я на самом деле хотела бы уйти, но это совсем не то, чего я хочу, Риз.

Да, он остановил их ранее, говорил, что лучше не спешить, но Кира отчаянно хотела быть с ним. Он был так близко, его тело такое горячее, она только и думала о том, какой он будет в ее постели голый и потный. Она смотрела ему в глаза, что он точно понял, что она имела ввиду, ну, по крайней мере надеялась, что это так. Он тяжело сглотнул, словно пытался что-то решить, и притянул ее ближе к себе. Он застонал, когда ее задница коснулась его паха.

- Кира… - Он вцепился пальцами ей в бедра, и ослабил хватку, но она хотела не это почувствовать.

- Ты отвезешь меня домой, Риз? – Они смотрели друг на друга. Он не ответил, а она спросила снова. – Отвезешь, Риз?

- Это то, чего ты действительно хочешь, красавица? – Его голос источал тепло, что солнце могло сойти за конкурента, Риз удерживал ее в ловушке своего взгляда.

Он предоставлял ей выбор. Говорил двусмысленно. Он заставлял ее чувствовать такой, какой она никогда себя не чувствовала, что в мире нет никого, кроме нее. Отдать себя ему было большим шагом, таким образом она целиком и полностью дарила себя ему, что все моменты будут теперь связаны только с ним. Она оглянулась, понимая, что на них никто не смотрит. В сущности, они находились в своей маленькой вселенной. Кира снова посмотрела на Риза, тот смотрел на нее безотрывно. В его словах не было давления, даже если она была единственной, кто все это начал.

- Риз, я никогда не хотела ничего больше. – И это чистая правда. Искры вспыхнули в глазах. Он отвел взгляд, и она поняла, что он подумывает над тем, чтобы еще подождать. Он был честен, но она хотела, чтобы сегодня он был с ней. В следующее мгновение они уже покидали вечеринку. Он крикнул ребятам через плечо, что придет позже. Они дошли до машины и Кира подумала, что он откроет ей дверь, так как он протянул руку, но вместе этого он повернул ее и прижал спиной к машине и поцеловал ее. Его сильные руки заключили ее в теплую клетку, а его язык скользнул в ее рот. Кира ничего так не желала, пусть бы он взял ее даже в своей машине у всех на виду. Он слишком быстро разорвал поцелуй, он смотрел на нее тяжелым взглядом и дышал он также. Кире ничего не оставалось, как открыть дверь машины и сесть в нее. Ноги дрожали, когда забиралась на пассажирское сиденье. Он двигался плавно, огибая машину, даже не смотря на довольно внушительный стояк.

Тишина заполнила салон, когда Риз сел в машину, но тяжелое дыхание обоих говорило, о чем думали и чего хотели их тела. Она попросила отвезти ее домой и он сделал это в рекордно короткое время. Как только они остановились на подъездной дорожке и он заглушил двигатель, они несколько минут сидели молча. Реальность того, что они собирались сделать, то, о чем она просила его, поглотила его. Да, у него был большой опыт в сексе, он никогда не парился по этому поводу, но именно сейчас он нервничал, как девчонка.

- Кира….

- Риз? – Она знала, что он собирался сказать, отговорить ее от этого снова, но это последнее, чего она хотела.

Она слышала, как он сглотнул, прежде чем ответить. – Да, малыш?

Она повернулась на своем месте и посмотрела на него. Кира хотела, чтобы он увидел, что то, что она собирается сказать, это именно то, чего она хочет.

- Я хочу этого. Я хочу тебя.

Время словно замерло, Риз притянул ее к себе и поцеловал. Она знала, что никогда не сможет привыкнуть к тем ощущениям, которые он пробуждает в ней, даже простым поцелуем. – Отведи меня в дом, Риз.

Через несколько мгновений они были в доме и уже в ее комнате. Кира закрыла дверь и прислонилась к ней, а потом посмотрела на Риза. Он осмотрел ее комнату, пробежал пальцами по комоду, подоконнику, потом, наконец, остановился у ее кровати. Она была королевских размеров, но Риз сделал вид, что не сравнивал. Единственным источником света, была луна, которая мягко светила через окно. Риз посмотрел на Киру и сказал: - Подойди, Кира. – Она любила слышать, как звучит ее имя, когда он произносит его, так низко и глубоко, но он был наполнен таким огнем, который мог сжечь ее до тла.

Она стояла перед ним в нескольких дюймах и вдохнула его запах. Она хотела ощутить его руки на своем теле, так сильно хотела, как будто это ее жизненно важный вздох..

- Я хочу, чтобы ты прикоснулся ко мне, Риз. – Она не знала, откуда взялась эта смелость, но останавливаться она не собиралась. Она не позволит своему страху победить.

- Черт. – Он грубо рванул ее на себя и прижал к своему восставшему органу и закрыл глаза при таком контакте. – Ты так хорошо пахнешь. – Его губы были такими мягкими, практически нерешительными, он покрывал мягкими поцелуями ее висок, скулы, шею. Он положил свою руку ей на шею и склонил ее голову набок, глубоко вздохнул и простонал: - Как лаванда…

В ее трусиках стало влажно, клитор пульсировал.

- Я мог бы провести всю ночь, просто изучая языком твое тело, просто заполняя каждый миллиметр, чтобы ты была моей. – Он приблизился к ее губам и прошептал: - Тебе ведь это нравится, да, малышка? – Его язык коснулся ее нижней губы: - Тебе нравится быть моей. – Его язык переместился на верхнюю губу. – Чтобы ты знала, если хоть один мудак тебя захочет трахнуть, я сломаю ему все гребаные кости.

По ее телу прошла дрожь. Она знала, что он говорит правду, и она любила то, каким собственником он был.
Его слова возбуждали и будоражили кровь, когда он прижал ее к своей груди, Кира молча умоляла о большем. – Ответь мне, красавица. – Он схватил ее за задницу и прижал к себе, она застонала от такого контакта. – Да, Риз, я хочу быть твоей. Только твоей.

Он зарычал, каждое слово он прорычал. – И ты моя. Только моя. Больше ничья. – Он стянул с нее платье и она осталась стоять перед ним в простых трусиках и лифчике. Она подумала, что он хотел увидеть на ней сексуальное белье, но он подарил ей такой взгляд, что если б на ней были панталоны, он бы этого вовсе не заметил. – Боже, ты прекрасна, Кира. Ей нравилось то, как он на нее смотрел. От этого она хотела быть под ним еще больше, еще больше быть на нем. Прямо сейчас.

- Пожалуйста, Риз. – Риз не стал тянуть. Он позволил Кире снять с него рубашку. В темноте она могла разглядеть очертания его татуировок, увидела его мощную, крепкую грудь, его соски были проколоты, грудные мышцы не были тронуты чернилами, ровно как и волосами. Он был таким большим, гладким и твердым. – Детка, я не хочу спешить. Но если ты продолжишь так на меня смотреть, я не сдержусь. – А ей вовсе не хотелось, чтобы он сдерживался. Риз шагнул к Кире и провел руками по ее телу. В мгновение и он потянулся к застежке лифчика и тот уже лежит на полу. Потом он зацепил пальцами резинку ее трусиков и спустил по бедрам. Он взирал на нее голодными глазами. – Кира…- простонал он. – Я никогда не видел ничего прекрасней. – Он не заставил ее долго стоять раздетой. Он снял с себя джинсы и трусы. Он предстал перед ней во всем великолепии, от чего ее дыхание участилось. Риз обхватил рукой ее талию, а вторую запустил в волосы, наклоняя голову в сторону, открывая доступ к шее. Риз поцеловал уголок рта, скулу, шею и повалил ее на кровать. Постель казалась ей такой холодной или, может, дело было в том, что ее тело горело в огне. Кира раздвинула ноги и Риз устроился между нами. Кира втянула воздух, когда почувствовала член Риза уперся в ее складки. Риз потянулся к штанам, достал презерватив и натянул его. – Я хочу попробовать тебя. Позволь мне попробовать тебя, Кира. – Он втянул ее сосок в рот и стал посасывать, покусывать, Кира выгнулась и застонала. Риз исследовал руками ее тело и его губы опускались все ниже, не пропуская ни миллиметра. Кира просто кивнула, не в силах сказать ни слова. - Я хочу это услышать от тебя. – Сказал он, продолжая пытку поцелуями. – Я хочу, чтобы ты сказала, что хочешь почувствовать мой рот на своей киске. – Он говорил грязные слова, но они только заводили ее, разжигали огонь, что она хотела кричать.

- Пожалуйста, Риз, потрогай меня там. – Почему он так стесняется? Он был в дюйме от ее киски, и когла она попросила, он лизнул ее клитор, втянул его в себя, потом лизнул ее скалодки и проник языком внутрь. Кира задрожала и застонала от удовольствия. Движения Риза были быстрыми, он не щадил, он распалял, дразнил, заводил, сосал и лизал все сильней, а когда ввел палец, и принялся неистово водить в ней, Кира задрожала от экстаза и все ее тело превратилось в желе, как и мозг. Она не соображала, и не поняла, как Риз навис над ней. Потом она все-таки пришла в себя, когда Риз поцеловал ее губы и она ощутила свой вкус. Желая большего, Кира запустила руку в его волосы и углубила поцелуй, подалась бедрами ему навстречу и застонала, когда почувствовала его член у входа в ее киску.

- Детка, будет больно, но потом, видит Бог, будет охеренно, клянусь. – Кира положила руки ему на плечи. Ей хотелось, чтобы ему тоже было хорошо, но она спросила: - А ты..? – Это для нас обоих первый раз, Кира. – Она верила ему, доверяла, но не смогла спросить, спал ли он раньше с девственницами. – Если бы я мог сделать так, чтобы и для меня это было впервые, я бы сделал. Я бы ждал. – Он скользнул губами по ее коже и начал медленно в нее входить. – Как бы я хотел забрать всю эту боль. – Кира обвила ногами его талию и кивнула: - Я знаю, Риз, поэтому хочу тебя. - Она знала, что будет больно, но она понятия не имела, как ее тело примет его, учитывая его размеры. Риз двигался не спеша, плавно скользя в ней и выходя из нее, Кира постаралась расслабиться, когда поняла, что слишком напряжена. Когда она расслабилась, Риз снова вошел в нее, и резкая боль заставила ее вскрикнуть.

- Прости, малышка. - Он повторил эти слова как мантру не один раз. Ее мышцы сжались вокруг него, вызывая хриплый стон. Боль отступила и она провела рукой по его спине. Он уперся локтями по обе стороны от ее головы и навис над ней. Он выглядел темным и опасным, как падший ангел, ее падший ангел.

Сначала он двигался медленно, но потом ускорился. Он развела ноги чуть шире и тоже начала двигаться вместе с Ризом, подаваясь бедрами ему навстречу. Он не сводил глаз с ее лица, и каким-то образом, это делало ситуацию еще более интимной. Удовольствие теперь пересиливало дискомфорт. Ее дыхание сбивалось. Бисеринки пота покрывали их тела, и лунный свет, проникающий сквозь окно, заставлял их тела блестеть. – Кира…, - простонал Риз, когда он откинул голову назад, вены на его шее вздулись. – Ты так хорошо ощущаешься.

Он врезался в нее снова и снова, и ее оргазм подкатывал все ближе. Его член двигался в ней снова и снова, доводя до исступления. Оргазм, который она испытала, ыбл бурным. – Вот так, малышки. Отпусти себя. – все, что она могла слышать, было его тяжелое дыхание. – Посмотри на меня. Черт, Кира. Посмотри. На. Меня.

Заставив себя открыть глаза, Кира посмотрела на него. Риз сделал еще пару движений и тоже кончил, застонал глубоко и протяжно. Он не сводил с нее глаз, когда кончал. Ее мышцы сжимались вокруг его члена. Он опустил голову ей на плечо, его руки тряслись от напряжения. Риз скатился на бок так, что они лежали лицом к лицу, его член был все еще внутри него, все еще довольно твердый. Потом он вышел из нее, когда эрекция спала и перетащил ее на себя. Она лежала на его плече и слушала, как бешено бьется его сердце, пока не перешло на нормальным ритм.

Риз пошел в ванную, чтобы привести себя в порядок. Когда он вернулся с мокрым полотенцем, он осторожно вытер Киру и это вызвало у нее слезы. Это так не граничило с тем жестким парнем, которого он из себя строил.

- Риз? – Звук такающий часов на тумбочке нарушал тишину.

- Да, детка? – Он провел рукой по ее спине, провел кончиком пальцев по ее позвоночнику.

Она хотела спросить его о родителях и все, что слышала. Кира отдала ему свою девственность, и полностью ему открылась. Она считала, что это правильно, но не могла найти слов, чтобы затронуть эту тему.

Так что вместо этого она сказала: - Не хочешь поговорить о своих родителях или еще о чем-нибудь, что давит на тебя? – Она ждала, что он отстранится, но вместо этого он просто крепче ее обнял.

- Нет, детка, но спасибо за желание выслушать меня. – Он поцеловал ее макушку. – Не очу испортить этот момент.

Ровный ритм сердца ее усыплял. Она верила ему и была уверена, что когда он будет готов, он сам с ней поговорит. Он прижимал ее к себе всю оставшуюся часть ночи, и Кира поняла, что вполне может влюбиться в плохого парня.

Риз прислушивался к глубокому дыханию Киры, когда она заснула на его груди. Он сказал правду, когда сказал, что спить с ней в первый раз. Он никогда не был с девственницей, и то, что она выбрала его, неизвестные эмоции накрыли его. Она была такая хорошая и жила в таком правильном мире, а он был таким куском дерьма, что это даже смешно. Он хотел быть достойным ее, достойным ее любви, потому что, черт возьми, он уже любил ее. Как такое вообще возможно, что такой, как он, может испытывать подобные чувства? Он крепче прижал ее к себе и поцеловал в макушку. Она пошевелилась под боком, но не проснулась. Его поглотил запах лаванды, Риз закрыл глаза и вздохнул так сильно, как только мог. Он хотел, чтобы ее аромат проник в каждую клеточку его тела. Если бы он не дождался конца учебного года, чтобы быть с ней, все могло сложиться по другому. Если бы она была с ним раньше, то смогла бы заполнить его внутреннюю пустоту. Теперь уже поздно переживать по поводу «а что, если..». Сейчас она в его объятиях и Риз не собирался ее отпускать.

Роидители Киры и ее брать домой приехали в воскресенье поздно вечером, и Кира не понимала, насколько соскучилась по брату, пока не увидела, как он выходит из машины. Когда он увидел ее, улыбка расцвела на его лице.

- Ты, как всегда, загляденье, Губер. – Кира закатила глаза, когда Алекс назвал ее прозвищем, которое дал ей, когда Кире было пять лет. Он обнял ее и она позволила потеряться себе в его тепле.

- Мне жаль, что я не приехала с мамой и папой.

- Не волнуйся. Я вообще в них не нуждался, но ты же знаешь маму.

Он перебросил руку через ее плечо и повел в дом. – Давай я заберу вещи, а потом мы с тобой сходим и наверстаем упущенное. У меня такое чувство, что я не видел тебя целую вечность. – Он оставил ее в гостиной, пока нес несколько своих сумок наверх. Так приятно видеть его дома, но она боялась, что ее вид расскажет, что она была с Ризом. Не было никаких сомнений, Алекс знал о нем, о его репутации, поэтому ей нужно быть осмотрительней.

Спустя час Алекс вышел на кухню. Грузовик отъехал от их дома. Кира посмотрела на брата. – Ты голоден? – Он покачал головой. - Мне нужно кое-куда съездить и кое-что забрать. – После того, как они перекусили, брат и сестра отправились в парк. Алекс заглушил двигатель. Они некоторое время молчали. Когда Алекс только начал водить, они здесь бывали чаще. Небольшой пруд располагался у площадки, и как правило, все здесь было бесплатно. – Не хочешь поболтаться на нашем старом месте? – Кира кивнула и выбралась из машины. Они обошли пруд и направились в тень, которую создавали деревья. Кира здесь не была годами, так что сегодня она получала удовольствие от этого похода. Они уселись на несколько валунов, друг напротив друга. Пока Алекс ел, Кира наслаждалась окружающей тишиной. Пока Алекс не потянулся, и лона не заметила кое-что на его руке.

- Алекс, черт возьми, что это такое? – Она подалась вперед и задрала рукав его рубашки. Темные чернила закрученными линиями начинались на его запястье и проходили через всю руку, захтывая спину. - Когда ты сделал татуировку? – Она опустила рубашку и села на место. – Родители знают? – Они наверняка взбесились бы, если б увидели. В этом плане у нее были самые обычные родители.

- Уже да. – Он усмехнулся, и облокотился о ствол дерева. – Он приехали раньше, чем я думал, и открыл им дверь в одних шортах. – Думаю, мама в шоке.

Его улыбка стала шире. – Это мягко сказано, но что они могут сделать? Я взрослый человек и сам оплачиваю свои счета. – Он был прав, но его татуировка все же выглядела хорошо. – Хочешь посмотреть? – Она кивнула. – Он встал и задрал свою рубашку. Он повернулся, и она открыла рот. Большая часть спины была пркрыта чернилами запутанных линий.

- Почему ты не сказал мне, что у тебя… Я имею ввиду… Черт, Алекс. Слишком много чернил.

Он опустил рубашку и снова сел. – Честно?

Она смотрела на него так, словно он сошел с ума.

Он усмехнулся: - Все началось, когда я проиграл пари.

- У тебя это из-за пари? – Недоверие слышалось в ее голосе. По крайней мере, у него хватило ума изобразить смущение. – Пьяный спор, да. На следующее утро, что у меня на спине Скуби Ду. – Кира расхохоталась. Из глаз брызнули слезы. – Это дорогого стоит.

Ее телефон оповестил о входящем сообщении и Кира вытащила телефон из кармана и посмотрел ана экран. Улыбка озарила ее лицо, когда она увидела, что это Риз.

Риз: Чувствую себя неловко. Всю ночь думал о тебе :)

Если бы она могла, то она упала бы в обморок. Она убрала телефон обратно и увидела, что Алекс смотрит на нее понимающим взглядом.

- Что? – спросила она.

- Не смотри на меня «что» взглядом. Я знаю этот взгляд.

Кира изобразила невинность. – Как смотреть?

- У тебя взгляд девушки, которая запала на парня. – Она по-прежнему молчала. Кира не хотела скрывать свои отношения от Алекса, но она немного опасалась того, что он может сказать. Алекс типичный старший брат, когда дело доходит до парней. – Так, сестренка, кому я должен надрать задницу.

Она засмеялась, но тут же прекратила, когда поняла, что Алекс говорит серьезно. – Прекрати, Алекс. – Кира смотрела куда угодно, но не на брата. – С футболом все хорошо?

- Не меняй тему, Кира.

- Ничего я не меняю. – Жесткий взгляд сказал ей, что он не уступит. – Ладно-ладно. Я встречаюсь кое с кем, но тебе не нужно меня защищать или еще что. – Он приподнял бровь на ее признание. – Он на самом деле хороший парень и хорошо ко мне относится.

- Я не должен волноваться, что моя сестра встречается с кем-то в первый раз?

Она расправила плечи. – Я и раньше встречалась..

Его взгляд был красноречивее слов. – Если парень с тобой флиртует и играет на тубе, еще не значит, что он серьезен по отношению к тебе, Губер. Так кто же он? – Она не собиралась дискутировать с Алексом, что у нее было двое парней, и какая разница, если один из них играет на тубе? В этот момент ее руки казались ей самым интересным предметом. Проще просто выплюнуть. Он все равно узнает. – Риз Трентон. – Она сказала это мягко и быстро, Алекс молчал, Кира подумала, что он не услышал ее, если да, то просто отлично.

- Риз Трентон? – Протянул он его имя.

Она кивнула. – Я так понимаю, ты его знаешь.- Черт, Кира. – Он встал и начал вышагивать. – Ты хоть знаешь, кто он? Я прекрасно знаю, какие слухи о нем ходят. – Он остановился прямо перед ней и посмотрел с несчастным выражением. – Я слышал слухи, даже не ходя в школу.

- Мне плевать на все это, Алекс. Это всего лишь слухи. Он совершенно другой. Он хороший парень. – Она заметила, что при упоминании Риза, живот сводит приятной

- Я надеру ему задницу. – Она не сомневалась, что он так и поступит, но в Ризе было что-то опасное и темное. Он был беспощаден, это было понятно по тому, как он защищал ее на вечеринке у Хэйдена.

- Не нужно этого делать, Алекс. Он ко мне относится с уважением. Он добр ко мне. – Брат смотрел с непроницаемым лицом.

- Из всех парней ты умудрилась выбрать именно его. – Это был не вопрос, и она поняла, что он ведет беседу с самим собой. – теперь я хочу, чтобы ты встречалась с тубистом. – Кира расхохоталась. – Мне это не нравится, Кира.

- Неважно, нравится тебе это или нет, Алекс. Я большая девочка, и могу сама принимать решения. Мне нравится, что ты заботишься обо мне, но это моя жизнь. – Он смотрел на нее долго, а потом покачал головой, принимая поражение. Он знал, она права. – Кроме того, если бы я верила слухам, я бы поставила вас в категорию распутников. – Она улыбнулась, потому что последнее было верно сказано. Не всегда верь тому, что говорят другие. Иногда нужно выяснить для себя, где правда, а где ложь. Это было то, что она сделала с Ризом.
- Черт, Кира. – Он провел рукой по темно-каштановым волосам снова сел к ней лицом. – Просто пообещай мне кое-что. – Она улыбнулась и кивнула, потому что любила брата, и он доверил ей право решать самой. – Будь осторожна с ним. У него жесткое прошлое. – Его взгляд стал жестким. – И ты мне сразу скажешь, если он скажет что-то обидное, или сделает, да? – Хоть он и был серьезен, Кира не могла сдержать улыбки. Он всегда оберегал ее.

- Да, Алекс. Я буду осторожна, и спасибо тебе за все.

 

Глава 9.

— Риз, ты видела снимки с вечеринки Харрисона? — Риз захлопнул свой шкафчик, запирая его, и повернулся, чтобы смотреть на Маркуса.
— Какие снимки? — Спросил Риз на ходу. Ему было наплевать на камеры телефона, в ж*пу пьяные людишки снимали их, пока он выбивал дерьмо из Криса. Он заслужил хорошей взбучки, особенно после того, как он посмел открыть свой рот о Кире. Он направился в столовку и схватил газировку. Он посмотрел на часы, и почувствовал легкое головокружение, ему было непривычно, что Кира вошла в его жизнь, наполнив ее. Она будет здесь с минуты на минуту, и он ничего не мог поделать с улыбкой, которая образовалась на губах.
Маркус сидел напротив него за столом. Он вытащил свой сотовый и нахмурился на вопрос Риза о снимках.

— Эти, парень. — Маркус практически сунул телефон в лицо, и Риз выхватил его из его рук. Первые фотографии были кадрами драки его и Криса. На остальных Риза кулак встретился с Криса челюстью. Он протянул телефон обратно, не заботясь о них. Да, это было доказательство, но он знал, что они далеко не пошли бы. Маркус покачал головой. — Продолжай смотреть. — Брови Риза нахмурились при прокручивании множества одинаковых фотографий, но вот следующие снимки внутри него заставили все остановиться. Кто-то сфотографировал несколько фотографий, где девушка Криса целует его, и ее руки блуждали по всему его телу. Риз знал, что прикосновения были невинными, что он не хотел чего-либо большего, но они абсолютно точно выглядели адски подозрительно. Он знал правду, знал, что пытался ее оттолкнуть, но по фото казалось, будто он прижимал ее к себе.
— Где ты, бл*дь, это взял, и почему кто-то выжидает, а не сразу публикует их спустя столько дней после гребанной вечеринки? — Он провел пальцем по экрану и пролистал остальные, но они были все точно такие же. Риз заметил, что не было ни одного снимка, где он отодвигает ее подальше от себя. Гнев, раскаленный до бела обжигал, перемещаясь по его венам.
Маркус поднял руки, и осторожный взгляд появился на его лице. — Андреа отправила мне их вместе с двадцатью другими неизвестными номерами. Я знаю, что Кристиан и Лео тоже получили их. Ты не получил?
Риз покачал сердито головой.
— Черт, мужик, не сомневаюсь, что это распространится как лесной пожар, и вся чертова школа увидит это. — Маркус посмотрел вокруг, прежде чем нагнуться. — Я знаю, что ты не сделал ничего, чтобы поставить под угрозу то, что ты имеешь со своей девушкой, не тогда, когда я могу сказать, что она нечто особенное для тебя. Если это дойдет до нее, она увидит в снимках то, чего на самом деле не существует. Я был там, Риз, и я знаю, что ты оттолкнул ту пташку, но эти фотографии. — Он указал на телефон. — Сразу понятно, что этим вы не ограничились. — Риз бросил телефон на стол. Его сердце ударилось о ребра. Оглядев кафе, он заметил, что Кира еще не пришла. Ему нужно добраться до нее и объяснить все. Он не хотел, чтобы она поняла все неправильно, потому что он не мог опровергнуть эти снимки. Что, черт возьми, она подумает, если вообразит, что он был близок с ней сразу после какой-то другой пташки? Мерзкое чувство распространилось через него, и он резко встал.
— Мне нужно найти Киру.
***
— Эй. — Кира обернулась, когда услышала сзади Андреа. Обманчивая нежность в ее голосе не осталось незамеченным Кирой. Андреа была в костюме чирлидерши — большой сюрприз — и ее отряд встал у нее за спиной, подозрительные ухмылки сверкали на их лицах. Прежде чем Кира смогла вставить слово, Андреа снова заговорила. — Если ты думаешь, что Риз хочет от тебя что-то, помимо твоей задницы, то ты ошибаешься.

Какого черта на нее нашло? С тех пор, как Кира подошла к столу Риза, спустя столько дней, Андреа не высовывалась, и девушка оставила ее в покое. Она старалась не обращать внимания на Андреа, потому что Кира знала, что реакция была именно такой, к которой стремилась другая девушка. Она прошла вперед, чтобы уйти, но Андреа остановилась перед ней. Андреа ухмыльнулась, и Кира почувствовала, как ее гнев и раздражение растет.
— И что ты хочешь, Андреа? — Она скрестила руки на груди и пристально посмотрела на девушку. Кира была сыта эти по горло и помимо нее имела достаточно другого мелкого дерьма. — Я понимаю, что ты расстроена, потому что Риз не хочет тебя, но вымещать это на мне смешно. — Раньше Кира не была так словесно открыта и не могла постоять за себя, и она признала, что ощущала себя чертовски хорошо, особенно говоря все, что крутиться в голове Андреа.
Андреа сузила глаза, и протянула руку назад, как будто пытаясь сдержать ее друзей, когда они сделал шаг ближе.
— Несмотря на это, я просто хотела показать тебе, что ты не более, чем любая другая девушка, которую он трахал. — Андреа наклонилась и медленно заговорила. — И ты позволила ему трахнуть себя, верно? — Это был вопрос, но опять же это не так. Прежде чем Кира смогла бы уйти, Андреа протянула группу фотографий. — Я воспользовалась возможностью, чтобы распечатать их для тебя, видишь, я единственная, кто позаботился о тебе. — Она злорадно улыбнулась. — Подумала, что, может быть, тебе захочется по-настоящему взглянуть на них, и ты должна действительно знать, с чем имеешь дело. Потому что, сладкая, если ты планируешь познать вкус Риза Трентона на неделе, то ты должна знать, возле кого стоишь.
Кира посмотрела на Андреа и на фотографии. Они были шероховатые, но достаточно ясно она могла видеть Риза, дерущегося с еще одним парнем.
— У меня нет желания смотреть на фотографии, где дерется Риз. — Она отошла, чтобы снова уйти, но Андреа преградила ей путь. Кира почувствовала, как кровь в венах начала кипеть. — Я здесь закончила, Андреа. Валите на х*й с моего пути. — Удивление вспыхнуло на лице Андреа, и Кира призналась, что была сама удивлена.
Андреа, смирившись с ее отпором, сказала: — Нет, я думаю, ты захочешь увидеть это. — Андреа пихнула снимки в грудь Кире и, развернувшись, ушла. На мгновение Кира просто стояла там и хотела выбросить их, но любопытство оказалось сильнее ее, и она посмотрела на них. На первых снимках Риз драться с каким-то парнем. Вид гнева на лице Риза был совершенно пугающим, но это не то, что заставило ее сердце замереть. На фото, на которое она уставилась, был Риз в кресле с рыжей девушкой на коленях. Они определенно целовались, и по тому, как Риз прижал ее к себе, было совершенно ясно, что он наслаждался. Если бы не штамп даты и времени в нижней части фото она бы проигнорировала снимки и просто думала, что они были сделаны, прежде чем они стали встречаться. Очевидно, что теперь она так не подумает. На остальные мелькали их поцелуи, и желчь поднялась в ее горло. Ему было так легко забыть о ней? Слезы скатывались по ее щекам, и она услышала пронзительный смешок всего в нескольких метрах от нее. Ей не нужно было поднимать голову, чтобы понять, что это Андреа и ее лемминги остались наблюдать, как до нее дойдет, что была никем для Риза. (Примеч.Лемминги — небольшие мышевидные грызуны, размером немного меньше крысы, с коротким хвостом.) Когда она выбежала из школы последнее, что она услышала, был кудахтающий смех и жестокие слова Андреа.
— Я ведь сказала тебе, что Ризу ничего от тебя не нужно, помимо куска твоей задницы.
Оказавшись на улице, она быстро позвонила Алексу, чтобы тот забрал ее. Десять минут спустя он остановился перед школой, и она побежала к грузовику. Слезы не остановочным потоком стекали по ее щекам, и она надеялась, что Алекс не начнет пилить ее, почему она так расстроена. Не тут-то было, хотя бы потому, что, как только она закрыла дверь, он начал с вопросов. По крайней мере, он поехал дальше, она не могла видеть Риза прямо сейчас, и волновалась все это время, пока ожидала Алекса, что он выйдет из здания, чтобы найти ее. Ее телефон завибрировал, но она не потрудилась посмотреть на него.

— Кира, какого черта?
Она не ответила, просто смотрела в окно и пыталась заставить себя перестать плакать. Прошло еще несколько минут, прежде чем он задал ей вопрос еще раз.
— Кира, скажи мне, что за х*йня.
Она фыркнула, не желая говорить об этом, но знала, что Алекс не отстанет. Он свернул грузовик на обочину дороги так резко, что ей пришлось вцепиться руками в приборную панель или она бы врезался в него. — Ты расскажешь мне, что происходит, Кира. — Его голос упал до низкого рычания, и она посмотрела на него. Она и забыла, как страшен взгляд Алекса, когда он расстроен.

Она прошептала: — Ничего.
Его лицо потемнело. — Не пори чушь. — Его челюсти работали, и он посмотрел в лобовое стекло. — Это все Трентон? Он тебя обидел?
Когда она не сразу ответила, его голова снова дернулась вперед. Мышцы под его челюстями работали взад и вперед, и она поняла, что он едва контролирует себя.
— Вот и все. Я иду в эту школу и выбью все дерьмо из этого ублюдка. — Он взялся за коробку передач грузовика и выехал обратно на дорогу. Она протянула руку, и положил ее на его предплечье. Слезы продолжали течь по ее лицу, и это злило ее еще больше.
— Он не сделал мне больно, не так, как ты думаешь.
— Кира, ты плачешь из-за него. Меня не волнует, оскорбил ли тебя в кафетерии. Он причинил тебе боль, и я заставлю его понять, что если он тронет тебя, он будет иметь гребанное дело со мной.
Кира закрыла глаза, не желая этого нагнетать. Это была последняя неделя школы. Она могла продержаться. Ее мобильный по-прежнему вибрировал от сообщений, и, когда она, очевидно, не отвечала, начинались звонки. — Я просто хочу домой. — Взмолилась она. — Пожалуйста, Алекс. — Дыхание, которое она задержала, вышло из нее в порыве, когда после нескольких долгих секунд Алекс наконец направился в сторону их дома. — Спасибо, Алекс.
— Пока не благодари меня, Кира. — Ей не нужно было спрашивать, что он имел в виду, потому что невысказанные угрозы все еще висели в воздухе.
Как только он подъехал, она не стала ждать его. Забежав в дом и захлопнув дверь ее спальни за собой, Кира зажмурилась, когда слезы полились еще сильнее, как только она оказалась одна. Она заперла дверь, и шмякнулась лицом на кровать. Глубоко вздохнув, она закричала в подушку так громко, как только могла. Он чувствовала себя лучше, но это не дало облегчение. Зазвонил телефон, в сотый раз, и она поднялась и схватила сотовый. Улыбчивое лицо Молли осветило экран. Она хотела проигнорировать, но без сомнения все в школе знали об ее унижении. Проводя по экрану пальцем, она ответила. — Алло?
— Боже, Кира. Йен и я пытались связаться с тобой. Где ты? — Беспокойство в голосе Молли было искренним. Она могла слышать, как из Яна сыпался целый ряд вопросов на заднем плане, все ли с ней в порядке.
— Я в порядке, я позвонила Алексу и он забрал меня.
— Кира. — Голос Молли смягчился. — Ты в порядке?
Слезы начали снова течь, и, черт возьми, Молли услышала.
— Прости меня, Кира.
— Как ты узнала? — Она действительно не была удивлена, а может она просто мазохистка, раз желает узнать подробности. Несколько секунд прошли в безмолвии, и Кира спросила: — Все знают, не так ли? — Молли глубоко выдохнула и ответила на ее вопрос.
— Некоторым были посланы сообщениями, но к ним же были прикреплены и снимки.
Кира закрыла глаза, но потрясения уже не было, только чувство унижения накатывало снова и снова.
— Андреа была права, Молли. Его интересовала только моя задница. — Кира еще не рассказала Молли о том, что потеряла девственность с Риз, но с резкий вдох на линии все и так сказал сам за себя. Ее лучшая подруга знала.
— Мне так жаль, дорогая.
Кира фыркнула и засмеялась, но это было неестественно и вряд ли с чувством юмора.
— Он сошел с ума, Кира.
— О чем ты говоришь? — Она схватила салфетку и вытерла под глазами.
— Риз. Он с ума сошел, когда узнал, что Андреа сделала те снимки и ты уехала. Он сел в свою машину пять минут назад.
Кира покачала головой, хотя никто не видел этого движения. — Он был расстроен тем, что его поймали.
— Я не знаю, Кира. Я видела, как он был расстроен, он был словно пропитан ядом. Выражение его лица... Боже, Кира. Это было адски страшно. Он ругался и кричал, но я не могла разобрать его слов.

Она поговорила несколько минут с Молли, но она вдруг так вымоталась за сегодня. Нажав на отбой, она отбросила телефон в сторону. Она смотрела в потолок, и делала глубокие, успокаивающие вдохи. Да, никакое дерьмо не могло помочь. Она должна была верить слухам, и знать, что Риз не был типом, чтобы быть только с одной девочкой, но она любила его, черт возьми. Да, бл*дь, она любила его. Эта мысль врезалась в ее голову, и она, зажмурившись, закрыла лицо руками. Она любила его, и было ясно, что он не разделяет тех же чувств. Жестокие, разрушительные рыдания украли ее дыхание, и она пожелала, чтобы боль волшебным образом исчезла.
Может, ей стоит поговорить с ним, узнать его версию этой истории. Это было совсем непохоже на него, проведя с ним время и, видя, как он обращался с ней, но фотографии были четки и безошибочны. Ее телефон снова начал звонить, а затем перешло на голосовую почту. Несколько минут спустя звук шин, визжащих прямо снаружи, заставили ее подскочить и кинуться к окну.

О Боже.
Риз захлопнул дверь машины и брал штурмом входную дверь, на ходу зове ее по имени. — Кира. — Он остановился и посмотрел в ее окно. Боль на его лице была искренняя, и она хотела спуститься к нему, отчаянно, но страх и боль мешали ей, и она застыла как вкопанная. Прежде чем она успела принять решение идти или не идти к нему Риз разгромил мешавшую ему входную дверь. Мгновение спустя она увидела, как Алекс пробирался к Ризу быстрыми, сердитыми шагами. С закрытым окном она не могла слышать то, о чем они говорили, но по выражению лица Алекса, было понятно, что он был в ярости. Прежде чем она смогла оторвать себя от окна Алекс отвел руку назад и кулаком ударил Риза по лицу. Риз упал на спину, явно удар застал его врасплох, но через секунду уже стоял на ногах. Кровь в уголке рта и из его носа шла струйкой. Он стер ее тыльной стороной руки и повернул голову, чтобы сплюнуть полный рот крови. Он поднял руки, чистый акт капитуляции, но гнев на лице Алекса, был подобен молнии на небе. Он бил Риза снова и снова, посылая его на землю еще раз. Через несколько секунд Алекс был на нем и продолжал бить его, как сумасшедший. Все происходило так быстро, но такое чувство, что происходило все в замедленной съемке. Больше всего ее шокировал тот факт, что Риз отказался защищаться. Кира бросилась вниз по лестнице, и выскочила за дверь.
Как только она оказалась снаружи, она могла услышать заполненные гневом слова, которые произносил Алекс. Они были мерзкими, и суровыми, она никогда не слышала, чтобы ее брат так выражался.

— Алекс. Прекрати, пожалуйста. Ты убьешь его. — Она кричала снова и снова, но ее брат походил на машину. Она подбежала к нему и схватила его за руку, он поднялся на дыбы. В следующую секунду она растянулась на заднице в нескольких метров. Воздух покинул ее, и звезды заплясали перед ее глазами. На мгновение она не знала, что произошло, но потом она поняла свою ошибку. Она не должна была подходить к Алексу, когда он был так разъярен. Хрюкающий звук Алекса заставил ее посмотреть на парней и увидеть, как кулак Риза пришелся в живот брата.
— Ты можешь бить меня сколько хочешь, но когда ты поднимаешь руку на мою девушку, а затем на меня, у тебя настоящие чертовы проблемы.
Алекс поднялся с земли, и двое мужчин уставились друг на друга. Секунду спустя Алекс оказался рядом с ней и провел руками по ее волосам.
— Кира, мне так жаль. Я не хотел. Я был так зол, и даже не понял, что это ты схватила меня за руку. — Он помог ей и притянул к своей груди, чтобы обнять. — Ты в порядке?
— Я в порядке, Алекс. — Она посмотрела через плечо и увидела, как Риз наблюдает за ней настоящими и осязаемыми чувствами, она не могла остановить поток слез.
— Кира. — Голос Риза был напряженным, и он сглотнул, прежде чем он снова заговорил. — Если ты только поговоришь со мной, дай мне объяснить. — Его лицо было в синяках и в крови, и он держал одну руку на уровне груди, но единственное его внимание было сосредоточено на ней.
— Вам не о чем говорить, кретин. Ты обидел мою сестру, и это делает тебя моей проблемой, — сказал Алекс, не отпуская ее. Она внутренне вздрогнула от слов ее брата. Риз закрыл глаза и поморщился.

Он снова открыл глаза, и она могла поклясться, что увидела слезы в уголках. — Пожалуйста, Кира. Просто дай мне пять минут, и после я не побеспокою тебя снова.
Она знала, что это необходимо решить сейчас. Отстраняясь от Алекса, она посмотрела на брата. — Я буду в порядке.
Он покачал головой. — Я не оставлю тебя с ним наедине. — Он перекрыл неприятный яркий свет освещающий Риза прежде чем посмотреть на нее.
— Алекс, я буду в порядке. Просто дай мне несколько минут побыть наедине с ним, ладно? — Ее брату потребовались несколько минут, чтобы согласиться, и когда он возвратился в дом, она чувствовала вес неловкости, висящий в воздухе.

— Кира, детка. — Он сделал шаг вперед, но она выставила руку, чтобы остановить его.
— Пожалуйста, не надо, Риз. Просто не верю. — Она сердито вытерла щеки и смахнула слезы. Он отвел глаза, гнев и боль отобразились на его лице. Кира видела фотографии своими глазами, и тяжело было думать, что они были неправдивыми, но за то время, что она провела с Риз, она желала поверить его словам. Она любила его, но ее рациональное мышление говорило ей, что он мог сказать, чтобы вернуть все как раньше?
— Я знаю, что ты видела, что я делал на тех фотографиях, но я клянусь, что это не то, чем они кажутся. — Он сделал еще один шаг, и она ступила назад.
— Пожалуйста, Риз, просто прекрати.
Его ноздри раздувались, и он прикусил язык, прежде чем кивнуть. — Я знаю, что я облажался, но я клянусь всем, Кира, я не обманывал тебя. Она подошла ко мне, и прежде, чем я осознал, что она делает, она уже сидела у меня на коленях и целовала меня. Я попытался оттолкнуть ее, и поэтому она смотрелась, будто я удерживал ее.
Кира опустила взгляд на землю и закрыла глаза. Его голос звучал так искренне, и она не могла не верить ему. Как она могла не верить, когда он заставлял ее чувствовать себя рядом с ним так уютно, ну, кроме сейчас.
— Детка, ты должна мне поверить. — Он звучал ближе, и она подняла глаза и посмотрела на него. Его эмоции были открытыми, чтобы увидеть все. Мерзкие мысли, которые посещали ее в прошлом, не появлялись сейчас. Осенью она уедет учиться в OSU, и сейчас не было похоже, что они говорили о каких-то планах, касающихся их отношений. (Примеч. Университет штата Огайо (англ. Ohio State University) — государственный исследовательский университет, расположенный в городе Колумбус, штат Огайо.)— Риз, что мы делаем? — Они возможно ходили в одну ту же школу в течение последних четырех лет, и он, возможно, был парнем, которому она отдала свою девственность, но на самом деле они не знают друг друга. Они знали друг друга в течение нескольких недель, но было такое чувство, что она знала его всю ее жизнь. Неужели она жалеет, что переспала с Ризом? То, что она действительно хотела сделать, было, упасть в его объятия и забыть всю эту драму, но она знала, что это ничего не решит. — Я не понимаю, о чем ты говоришь, Кира. — Он подошел ближе, и она не отошла. — Ты ведь веришь мне, давай забудем про это, детка.
Если все могло бы быть так просто, но она знала, что это будет только пластырем на большой картине. — Риз, ты не думал о том, что будет, когда я уеду в школу осенью?
Замешательство появилось на его лице. Он, вероятно, подумал, что было что-то не так с нею, раз она так резко сменила тему. — Я клянусь тебе, Кира. Пожалуйста, ты должна мне поверить.
Новая волна горя нахлынула на нее. Он все еще думал, что она говорила о снимках, когда в действительности она дело было не в этом.
— Я верю тебе, Риз, я действительно так считаю. — Облегчение, которое нахлынуло на его лицо, заставило ее сердце разорваться.
— Это хорошо, детка. — Его голос был искренним, и наполненное радостью выражение отобразилось на его лице.
Ее грудь сжалась крепче. Она увидела слезу выскользнувшую из уголков его глаз. Он остановился прямо перед ней, но не приблизиться и не прикоснулся. Она не думала, что смогла бы справиться с этим, если бы он прикоснулся к ней, не с ее дрожащими эмоциями.

— Я думал, что потерял тебя, Кира. Боже, я не хочу даже думать об этом. — Он закрыл глаза, и его слезы скатились со щек. — Я не могу объяснить, почему люди делают то, что они делают, но ведь ты же веришь мне... — он закрыл лицо руками, и его грудь напряглась.
Кира заплакала сильнее, когда был он опустил руки и посмотрел на нее с беспокойством. — Кира, детка, я клянусь, что все будет хорошо. Мы сильнее, чем все, кто хочет нас поссорить.
— Риз, я говорю не о фотографии, я говорю о нас. — Она повернулась к нему спиной и уставилась на закрытую парадную дверь. Действительно ли Алекс за ней был, в состоянии услышать все, что происходило тут?
— Я не понимаю. — Его голос был напряженным, но она не могла заставить себя смотреть ему в лицо.
— Мне просто нужно немного времени, чтобы подумать, разобраться в том, что я делаю. — Заставить себя посмотреть ему в лицо снова оказалось сложнее, чем она думала, но только когда она смотрела в его глазах, она чувствовала реальную боль. Его взгляд был лишен всяких эмоций, как будто он смотрел сквозь нее. — Может быть, все это был знак или чем-то похожим? Даже если это не так, как я только могла подумать будто парень, вроде тебя и такая девушка как я долго продержатся? — Она не была особенной, пухленькая девушка, на которую никто не обращал внимания, до тех пор, пока Риз Трентон не заметил ее. Она не хотела времени, не хотела пространства между ними, но вся эта драма заставила ее понять, что они действительно не знали друг друга.

Нужно просто подойти к нему, обнять его и попросить его сказать, что все будет хорошо. Да, это было именно то, что ей нужно сделать, потому что мысли ее были дикими от эмоций, и она не была в состоянии ясно мыслить. Все будет хорошо, правда? Прежде чем она успела сделать шаг, он заговорил.
— Время друг от друга... — он отвернулся, и на несколько долгих, мучительных минут он не двигался. Он повернулся и снова посмотрел на нее. — Ты веришь мне, но еще нужно время? По сути, ты просто отказываешься от нас?
Ее рот открылся, но из него ничего не вышло. Все распутывалось прямо на ее глазах, и это было, как будто кто-то украл ее голос.
— Ты отказываешься от нас? — Спросил он снова, его голос стал сильнее от его боли.
— Это неправда, Риз. — Его грудь резко поднималась и опускалась. — Я забочусь о тебе, я… — прежде чем она могла сказать ему, что она совершила ошибку, сомневаясь в них, и прежде чем она могла признаться, что любит его, он поднял руку, останавливая ее слова.
— Я не хочу тебя обидеть или мешать тебе думать о подобных вещах. Просто знай, что я сделаю все для тебя, Кира. — Он шагнул ближе. — Черт, я бы сделал все что угодно. — Она молчала на его признание. Он прочистил горло несколько раз. — Ты знаешь, я всегда чувствовал себя ублюдком. Я использовал девушек не более, чем на вечер, напивался, чтобы заглушить моих демонов, и воевал с жизнью с помощью боли, которую я чувствовал. Затем появилась ты, и я почувствовал нечто большее, чем гнев. Ты принесла свет в мою жизнь, и я не хочу от этого отказываться.
Его слова были так открыты и честны, что всхлип вырвался из ее груди. Если бы она хотя бы договорила все что думала, возможно, все бы закончилось хорошо. — О, Риз… — прежде чем она смогла выдавить из себя эти слова, она оказалась в его объятиях, а его губы прижались к ее. Поцелуй не был сексуальным, но был наполнен обещанием и печалью. Их слезы смешались, и соленый вкус капал на ее губы.
Затем он ушел. Просто. Ушел. Вот так. Колени грозили подогнуться, когда она смотрела, как он отъезжает.
Алекс подошел к ней сзади и положил руки ей на плечи, давая ей молчаливую поддержку, которая была ей так нужна. Ее пальцы чесались позвонить Ризу, чтобы сказать, чтобы он вернулся и все снова будет хорошо, но вместо этого она повернулась к Алексу, уткнулась в грудь и молча заплакала.

Глава 10.

Спустя неделю.

Последняя школьная неделя прошла довольно быстро, и большую часть этого времени она не видела Риза. В моменты, когда они пересекались, он никогда не смотрел на нее и не говорил с нею, несмотря на ее попытки поговорить с ним. Звонить ему ни к чему не привело, так как он не отвечал, и отправка смс дала тот же результат. Один-единственный раз, когда ей удалось на самом деле поговорить с ним, он отвлекся и пытался скрыть свою боль. Он не дал ей времени, чтобы действительно объясниться с ним, прежде чем он снова ушел. Это ее вина, что он чувствовал необходимость отправлять ее каждый раз в “пространство”. Она должна была быть сильнее и признаться ему, что полюбила его раньше, чем все это произошло. Она должна была просто выпалить все, чтобы он знал правду.
На церемонии вручения дипломов она просто пошла и ушла, не чувствуя никакого волнения. Риз даже не вышел, несмотря на то, что назвали его имя. Она испытывала боль при мысли, что его не было там, где он должен стоять, его не согласие с таким великим достижением, она сожалела о многих вещах, которые она совершила. Она хотела пойти к нему, сказать ему так много, что было закупорено внутри нее. Верный своему слову, он оставался вдали от нее, несмотря на ее попытки снова сплести свои отношения вместе. Он чрезмерный человек по своей природе, и, таким образом, их ситуация была в этой же категории.
Он поглощал ее мысли, день и ночь, и все, что она хотела так это его большие, сильные руки обвившие вокруг нее. За последние несколько дней Молли и Йен пытались поговорить обо всем, что произошло, но Кира хранила все детали для себя. Это было пыткой даже, несмотря на то, что они отдыхали друг от друга, потому что в реальности это было не то, что хотела. Возможно, сначала и хотела, но потом она поняла, что он был единственным человеком для нее. Все, что они видели в выражении ее лица, говорило о том, чтобы оставить все как есть.
Она не решалась долго после того, как все произошло, чтобы пройтись по смс Риза и голосовых сообщениях, которые он оставил для нее в тот день, когда казалось, что мир рушиться вдали от нее. Они были душераздирающи честными, и его низкий голос вызвал тоску внутри ее так, что она не смогла до конца дослушать остальные.
— Кира, почему бы тебе просто не пойти и не поговорить с ним? — Молли сидела рядом с ней на кровати и откинула свои волосы от лица.
— Ты не понимаешь, Молли. Я пыталась поговорить с ним, бесчисленное количество раз, но он считает, что мне нужно время. — Кира закрыла лицо и выдохнула. — Я оттолкнула его. Я не могу даже извиниться или сказать ему, что я люблю его, потому что он не отвечает на мои звонки и сообщения.
Алекс был с ней, но тот, в ком она нуждалась, думал, что делает лучше для них. Она не сказала родителям, но знала, что ее мать видела перемены в ней. К счастью, она не требовала ответов.
— Кира, это на самом деле очень легко. — Молли наклонилась к ней, и они уперлись лбами. — Он — подвергшая пыткам душа. — Она посмотрела на Молли. — У него нет никого, кто бы заботился о нем, и то, что он делает, причиняет вам обоим боль, и он думает, что так будет правильно. Я о том, чтобы дать ему время, но я вижу ваши страдания. — Молли откинула прядь волос от ее лица и улыбнулась. — Он любит тебя, я точно могу это сказать. — Услышав от Молли, что Риз любит ее, заставило сердце Киры колотится быстро. Может он и вправду ее любит? — Я не говорю, что Риз — это ангел, но он и не ужасный, пугающий мудак, который каждый стремится быть похожим на него. Ты должна следовать за воим сердцем, потому что прежде чем ты это поймешь, поезд уйдет.
Кира покачала головой и посмотрела на Молли. — Когда ты стала такой умной? —Молли усмехнулась. — Когда ты смотришь на нас, что ты видишь?
Молли выглядела смущенной. — Что ты имеешь в виду?
— Именно это. Когда ты видишь, Риз и меня вместе, что ты видишь?
Лицо Молли смягчилось, и она улыбнулась. — Ты и эти чертовы глубокие вопросы. Я скажу тебе то, что я думаю, но я хочу, чтобы ты просто послушала меня, ладно?

Кира кивнула, не совсем понимая, что происходит, казалось, что моли настроена довольно решительно.

- Я видела, какой был Риз до того, как начал встречаться с тобой. Он был замкнут, всегда ходил с опущенной головой, не участвовал в драках, если его не подтолкнут. Тогда появилась ты, и все изменилось и это стало очевидно. Вся гребаная школа говорила: «Кира слишком поглощена Ризом, чтобы замечать, что происходит вокруг. Они поглощены друг другом». Черт, даже не уверена, что Риз в курсе того, что говорили люди. Я уверена, если бы он знал, то положил бы всему этому конец. - Молли пожала плечами, но продолжила смотреть Кире в глаза. – Я думаю, что все так обернулось не зря. Но спроси саму себя: ты бы уехала в колледж без оглядки? Ты бы бросила его, бросить вас, только потому, что он делает то, что ты просила: дает тебе время все обдумать? – Молли села на кровати и скрестила ноги. – Я видела, как вы были счастливы вместе. Сколько я тебя знаю, такой я тебя не видела ни разу. Всегда думай головой. Но на этот раз, Кира, думай своим сердцем.

С этими словами Молли встала и взяла свою сумочку. – Просто помни, что ты могла бы иметь, а не то, что могло бы произойти, дай ты Ризу шанс. Ты упрямая, это понятно. Но это он. Он думает, что поступает правильно, но сейчас ты должна взять ответственность в свои руки, и показать ему, чего ты действительно хочешь. – Она поцеловала Киру в щеку и оставила ее наедине с такими простыми, но такими сильными словами.

- Черт тебя побери, Молли. – сказала Кира и улыбнулась. Она подошла к окну и посмотрела на улицу. Его жизнь была иной, с непростым прошлым. Он думал, что не был достаточно хорош для нее, знала, что именно поэтому держал дистанцию. В голове пронеслись различные мысли. Она должна сказать ему, что он достоин, что достоин их отношений, что она любила его больше всего на свете. Обдумывая это, мысль прочно укрепилась в ее голове. Дверь в ее спальню распахнулась и Алекс попросил войти.

- Ничего, если мы поговорим?

Она кивнула и села на кровать. Алекс подошел ближе и сел рядом. В комнате было тихо, они сидели бок о бок.

- Ты была такой грустной, Губер. – Алекс посмотрел на нее и как старший брат, он увидел, что ей еще больно.

- Я знаю. – прошептала она. Она не говорила никому, кроме Молли, о своих чувствах к Ризу.

Алекс кивнул и снова опустил голову. Он уставился на свои руки, и она тоже на них смотрела. Они были такие же крепкие и загорелые, как и у отца.

- Это из-за Риза, да?

- Да.

Он снова кивнул. Через мгновение выдохнул и снова посмотрел на нее.

- В тот день, когда он приехал, он кое-что мне сказал. – Она знала, что они еще и говорили, помимо того, что орали друг на друга, но она не слышала о чем. Кира молча ждала продолжения. – Я сказал ему, что если он еще раз приблизится к тебе, то я убью его, что он больше никогда тебя не обидит. – Алекс взял ее за руку и сжал. – Я был так зол, что заставил тебя плакать, Кира. Все, чего я хотел, так это сделать ему больно. Он сказал мне, что любит тебя, что ты единственная, чем он дорожит в жизни. – Кира посмотрела ему в глаза. – Я хотел поверить его словам, но если бы он солгал, я бы прибил его нахрен, за каждое чертово слово. Я видел это в его глазах, Кира. Этот парень любит тебя так сильно, что просто стоял там и позволял выбивать из него дерьмо, несмотря ни на что. – Алекс улыбнулся. – В то время, как мой кулак встречался с его лицом, он продолжал повторять, что любит тебя.- Из-за слов ее брата, у нее закружилась голова, она не могла думать ни о чем другом, кроме как о том, что он сказал. – Что он сказал? Он сказал, что любит меня?

Алекс покачал головой: - Да, тупой ублюдок. – Он усмехнулся, развлекаясь. – И тут я позволил ему сказать, что он влюблен в мою младшую сестру. – Алекс повернулся к ней. – Так-то лучше. – Он кивнул ей, и на глаза выступили слезы. – У тебя глаза сияют.

Слезы бежали по ее щекам свободным потоком. Она не стала говорить Алексу, что именно она держалась в стороне. Это не имело значения. Она любила его, он любил ее, и Кира страдала от такого положения вещей. Она заставила себя внять голосу разума, заставить его осознать, что им хорошо вместе. Она надеялась, что не оттолкнула его за это время. Она хотела сказать ему о чувствах прежде, чем он уйдет. Если он бросит ее, она будет знать, что виновата в этом только она сама. Она должна была с ним поговорить и разобраться во всем. Это для нее много значило.

- Он может мне не нравится, но мне не нравится видеть тебя такой. Парень тебя любит, и понятно, что ты любишь его. Ты должна быть с тем, Кира, кто сделает тебя счастливой, будет заставлять тебя смеяться. – Он взял ее лицо в ладони и поцеловал в лоб. – Но если он заставит тебя плакать, я сломаю ему руки и ноги. – Кира рассмеялась и обняла его за плечи. - Спасибо, Алекс.

- За что, Губер?

- О лучшем старшем брате я мечтать и не могла. – Он отстранился и искренне улыбнулся. – И он позволит мне взять его машину. – Он усмехнулся и полез в карман за ключами. Кира не теряла ни минуты, он схватила ключи и вылетела из дома. Ей нужно найти Риза.

Кира не знала, откуда начать поиски. Суббота, она знала, что он должен работать в тату-салоне, туда она направилась в первую очередь. Там стояло много машин, припаркованных у входа, но машины Риза она не видела. Но потом подумала, что он мог припарковаться на заднем дворе, и направилась в салон. Голова кружилась из-за нервного напряжения. Отчего так нервничать? Она боялась, что риз может ее прогнать, может потому что он сегодня может не работать? Что, если он понял, что расставание было к лучшему? Кира покачала головой, не желая туда идти. Она должна беспокоиться обо всем, когда придет время.


Звякнул колокольчик, она распахнула дверь. Громко играл классический рок и звук жужжащей иглы вписывался под музыку. – Я освобожусь через пару минут, садитесь. – Пожилой мужчина, с белой бородой и весь в татуировках, сгорбился над женщиной средних лет. С расстояния Кира могла рассмотреть рыбку на лопатке женщины. Она уселась на черный диван и схватила журнал. На женщине не было ничего, кроме пары тоненьких полосок ткани. Через десять минут пожилой мужчина остановился перед Кирой.


- Чем я могу вам помочь? – Кира положила журнал на место. Был ли это Макс, единственный человек, которого Риз когда-либо уважал?

- Хм. – Она оглянулась в надежде, что сейчас появится Риз, так было бы проще. – На самом деле я кое-кого ищу. Думала, что он здесь. – Мужчина молчал, просто нахмурил свои густые брови и ждал, когда она продолжит. – Риз Трентон сегодня работает? – удивление промелькнуло на лице мужчины, почему его вообще искали здесь? От этой мысли становилось грустно.

- Риз? – Произнес он медленно и Кира кивнула.

- Он… эээ… говорил мне, что работает здесь, но я не знаю его расписания или что-нибудь. – Кира пыталась ему дозвониться, когда села в машину, но он не брал трубку, и она не знала, где его искать. Она нервно заламывала руки.

- Да, он работает здесь, но не сегодня. – Он не двигался, просто продолжал стоять и смотрел на нее. Было такое чувство, что мужчина ее знал, даже если они никогда не виделись. Риз говорил ему о ней?

- Оо… ладно… спасибо. – Она повернулась, чтобы уйти, но он окликнул ее. Она остановилась и посмотрела ему в глаза.

- Я просто хочу, чтобы ты знала, Риз хороший парень. – Кира кивнула, потому что она знала это, но он был смущен тем, что рассказывал ей.- Он не стал мне рассказывать о том, что гнетет его, но я знаю, что это из-за тебя. – Кира повернулась к нему лицом и вскинула бровь. – Я не понимаю, что вы имеете в виду.

- Кира, да? – Она кивнула, он продолжил. – Я знаю Риза давно, он рассказал мне про одну девушку, про тебя, которая много для него значит, ты значила для него все, ты была особенной. Он всегда держался в стороне, думал, что не достаточно хорош, и если попадет в передрягу, то тебе это не понравится. Он очень хороший парень, я люблю его как родного. Свое мнение он держит при себе, думая, что разговоры о своих проблемах обременяют людей. Поэтому он отказался говорить со мной о том, что произошло между вами, просто сказал, что был не прав. – Макс глубоко вздохнул и подошел к стойке регистрации. – Я не должен говорить тебе этого, потому что это не мое дело, но я дам тебе совет, потому меня он слушать явно не хочет. Никогда не отказывайся от того, что заставляет твое сердце биться быстрей. Существует не так уже много вещей, ради которых стоит идти на край света и бороться за них. – Слова повисли в воздухе и эмоции прошибли с невероятной силой.

- Спасибо вам за это.

Он кивнул. – Но я не смогу тебе помочь, я не знаю, где он. Все, что он сказал, так это, что ему надо подумать.

- Еще раз спасибо. – Кира вышла из салона и и села в машину. Она поехала в сторону поместья Клайна, но она несколько раз повернула и поехала в сторону дома Риза. По словам ее матери, он живет на этой стороне и она надеялась, что едет в нужном направлении. Дом, если его можно было так назвать, выглядел как сарай. В некоторых местах краска облупилась, крыша отчаянно нуждалась в ремонте. Машины Риза не было возле дома, но она увидела пожилого мужчину, который был таким же большим, и он спотыкаясь, вышел из дома. Рядом с ним была хрупкая женщина. Без сомнения, это были его родители. В одной руке он держал бутылки ликера, а в другой хихикающую женщину. Ее заполнил гнев, и ей страшно захотелось избить этого ублюдка, встряхнуть женщину, пока она не осознала весь смысл происходящего. Она знала, как глубоко родители его ранят. Вместо этого она запрыгнула в машину и вцепилась в руль и нажала на газ.

Кира поехала обратно на озеро. Прогулка была изматывающей, она устала, ее сердце билось как ошалелое. Кира дошла до того места, где была с Ризом и направилась к сараю. Она надеялась, что он там. Когда она подошла, то в сарае никого не было. Потом она вспомнила о комнате, про которую ей рассказывал Риз и завернула туда. Она остановилась и забыла как дышать. Он лежал там, его глаза были закрыты. Все, что она делала, просто смотрела на него. Ей казалось, что она так давно не видела его. Желание подойти к нему и обнять было безумно сильным, но даже сквозь громкую музыку, которая звучала с его док-станции, он почувствовал ее присутствие. Он открыл глаза и повернул голову в ее сторону. Он встал и выключил музыку. Она следила за тем, как он сглотнул, почувствовала, как он близко к ней сейчас. И вот, он стоит рядом с ней и она не знает, что сказать.

- Что ты здесь делаешь? – Он сглотнул еще раз.

- Риз…я ставлю точку. - Слова застряли в горле и она вздохнула. – Мне очень жаль, но, пожалуйста, не отталкивай меня. Я знаю, ты думаешь, что мне это нужно. Я была глупой, когда думала, и говорила, что мне нужно время, чтобы все обдумать и решить, как действовать дальше. Мне было плохо без тебя, и я знаю, что была не права. Боже, Риз, я так тебя люблю. – Она надеялась, что он видит, как много эти слова значат. Она вложила в них все эмоции, все чувства, которые испытывала к Ризу Трентону. Он медленно встал и Кира сделала шаг назад, опасаясь его слов.

- Что? – Он сглотнул еще и чем ближе он подходил, тем больше она видела влагу в его глазах. Кира осмотрела сарай





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...