Главная Обратная связь

Дисциплины:






Часть 4. На пике мечты



Глава 17. Готова ли ты меняться?

 

«Готова ли я меняться?» — спрашивала я сама себя, размышляя о Матвее. Почему, если для него любовь женщины проявляется в ее ухоженности, я должна идти и делать дурацкий маникюр, чтобы ему понравиться? Я ненавидела сидеть часами в салоне и наводить красоту.

Отнеся Матвея к клану торговцев, я загрустила. Где-то в глубине души мне хотелось ошибаться. Я доехала до салона и даже не опоздала, что было уже поразительно. Мне не терпелось рассказать Миле, моему мастеру, про свою поездку в Москву, про архетипы мужчин и про свои проблемы.

За час-полтора можно рассказать всю свою жизнь, а не только события прошедшей недели. Может, поэтому маникюрши становятся хранителями тайн и советчиками своих клиенток. Милка была кладезем женской мудрости и советов на все случаи жизни. Наверное, во всем мире маникюрши являются лучшими психоаналитиками.

Милка, как всегда, была сногсшибательна.

— Ну, что у нас нового на любовном фронте? — спросила она, едва поздоровавшись. — Бьемся за те же рубежи или появились новые?

— И что, кое у кого не хватает силенок ее прорвать? Милка удивленно подняла брови.

— Мне кажется, кое у кого просто не хватает желания!- загрустила я.

Милка погрузилась в размышления, колдуя над моими руками. Я тоже обдумывала, стоит ли мне звонить и что говорить, а если позвонит Матвей, что ему ответить.

— А он тебе подарки дарил?

— Подарки? Пока не было поводов: ни дня рождения, ни Нового года, — ответила я.

— Для подарков не нужны поводы! Мужчины любят дарить подарки, потому что они интуитивно чувствуют, что им за это воздастся, причем в десятикратном размере! — с важным видом, изрекла Милка. — И чем больше подарков они дарят, тем больше начинают ценить ту, которой дарят.

- Что-то не заметила страстного желании у мужчин oсыпать меня бриллиантами! — усомнилась я в Милкиных словах.

— А ты их просила о бриллиантах? — задала встречный вопрос Милка.

— Любой мужчина в здравом и светлой памяти сам должен это понимать!

— Ты переоцениваешь мужчин! Я поняла, тебе необходима, техника получения подарков!

— Господи, но почему все не получается просто так. Рассказывай свои волшебные техники, попробуем, можем, и правда сработает.

— Но прежде чем я расскажу тебе, что делать, чтобы получать подарки, я хочу предупредить тебя, что важен не подарок.

— А внимание, — продолжила я.

— Нет, важна твоя реакция на этот подарок! Мужчина ждет эмоционального ответа, любому необходимо признание, любой хочет не только предполагать, но и слышать и видеть, что его усилия ценят. Даже если ты в первый момент забыла выразить бурный восторг по поводу подарка, то никогда не бывает поздно. Лучше поблагодарить чуть позднее, чем никогда.



— А если мне не понравился подарок, то это будет неискренне.

— Одно то, что мужчина старался что-то найти для тебя, уже заслуживает благодарности и восхищения. Особенно если учесть, что мужчине невероятно трудно представить, что тебя порадует. Он так боится купить какую-нибудь чушь и попасть впросак. Поэтому всегда очень конкретно говори о своих мечтах, о тех подарках, которые ты хотела бы получить, и причем заранее. Как быстро женщина принимает решения?

— Я принимаю молниеносно: пришла, увидела, купила,— ответила я, представив типичную ситуацию прогулки мимо витрин.

— Да, ты права. А мужчина?

— Судя по моему небольшому опыту, им нужно больше времени.

— Минимальное время приема решения для мужчины — 7 часов, потом 14 часов, 72 часа, год и 3 месяца, 3 года и 7 месяцев и т. д. Самая большая программа работает 12 лет. В силу особенностей своей психики мужчина просто не способен сразу согласиться с любым нашим гениальным предложением. Он тут же убедит тебя, что это глупо, не логично, дорого и т. д., приведя список аргументов, почему это не надо делать! И не дай бог тебе в это поверить и согласиться или — еще хуже — разрыдаться и запсиховать!

Я слушала, открыв рот. Теперь многое стало проясняться.

— Правило первое — ты говоришь о своих желаниях, только сидя или лежа рядом с ним.

— Да, мало того что они глуповаты, так они еще и туговаты на ухо, — печально заметила я.

— Лучше сесть с левой стороны — со стороны любовницы, тогда все твои слова будут восприниматься более благосклонно.

— Хорошо, это я усвоила, а второе правило?

— Максимально конкретно поставленная задача. Абстрактных вещей вроде «порадуй меня чем нибудь», мужчины не понимают. С какого подарка ты хотела бы начать?

Я раздумывала, скоро наступал День святого Валентина.

— Знаешь, как ни банально это звучит, но я хотела бы получить кольцо с бриллиантом. Но что-то я не особо верю, что это возможно.

— Милая, ты себя не ценишь. Общение с тобой уже подарок для мужчины. Ты даришь ему свое время, свои мысли, свою страсть, и он все получает просто так.

— Но нельзя же все сводить к товарно-денежным отношениям, — возмутилась я.

— Без товарно-денежных отношений не было бы прогресса, как ты помнишь из школьной программы, а с другой стороны, как ни странно это признавать, но мужчины ценят ту женщину, в которую они вкладывают. Рассматривай себя как инвестиционный фонд: чем больше в тебя вложат, тем больше мужчина получит от мира. Принимая его подарки, ты даешь ему возможность развиваться!

— Ну, допустим, ты меня убедила. И что, я должна прийти и сказать: «Я хочу, чтобы ты подарил мне кольцо с бриллиантом в честь Дня святого Валентина»?

— Не совсем так, но сейчас важнее все же конкретизировать желание — белое или желтое золото, сколько карат бриллиант и где-то ты уже видела такое кольцо.

— Предлагаешь выбрать самой и показать ему!

— Можно и каталог или рекламу! Все зависит от его вкуса!

— Я бы хотела кольцо из розового золота с небольшим бриллиантом — по-моему, я видела в одном каталоге такое.

— Уже горячо, — похвалила Милка. — Теперь как сформулировать свое желание! Только с точки зрения его интересов — зачем ему это надо? Итак, правило третье — говори о своих желаниях, исходя из его ценностей.

— Ему уж точно не надо! Зачем ему дарить мне кольцо? — недоумевала я.

— По-моему, мы уже разобрались, зачем мужчины дарят подарки. Они инвестируют. Подумай, что для него значимо — продемонстрировать свою щедрость, подчеркнуть свою значимость, показать, какой у него вкус, или что-то иное.

— Я так рада, что я встретила мужчину с таким безупречным вкусом, и мне было бы приятно, если бы ты выбрал дли меня кольцо из розового золота с небольшим бриллиантом в честь Дня святого Валентина. — Я произнесла эту фразу и ужаснулась ее витиеватости, но Милка одобрительно качала головой.— Ты хочешь сказать, что мужчина лучше среагирует на нее, чем если бы я просто сказала: "Я хочу получить, то-то и то-то».

— Конечно, ты похвалила его безупречный вкус и дала ему шанс его проявить. Попробуй и насладись результатом.

— А вдруг это слишком дорого для него? — опять заволновалась я.

— Мы всегда должны просить подарки чуть дороже, чем мужчина себе может позволить, тем самым ты расширяешь его зону комфорта.

сов

— Зона комфорта — разве мы ее обсуждали?

— Зона комфорта — это то, что мужчина имеет в данный момент, на какой машине ездит, в какой квартире живет сколько денег зарабатывает. Женщина своими желаниями расширяет зону комфорта, поэтому те мужчины, чьи жены хотят большего, больше имеют. Конечно, выход из зоны комфорта всегда труден, поэтому она и называется так — человеку уютно и привычно и совсем не хочется что-то менять. Но есть одна закономерность: если не расширять зону комфорта, она начинает сужаться—человек начинает терять то, что имеет. Прося невозможного, ты получаешь то, что ждешь! Поэтому получение подарков лишь один из примеров, как мы можем расширять зоне комфорта для мужчины. Эти же законы работают и для программирования будущего мужчины, для получения машин, квартир и всего того, что ты желаешь! Тем больше ты себя ценишь, тем больше шансов у мужчины большего достичь.

 

«Чем больше ты себя ценишь, тем больше у мужчины шансов чего-то достичь», — думала я, любуясь витриной в роскошном ювелирном магазине Фаберже. Я попросила Марка помочь мне выбрать рождественский подарок тетушке. И вот, стоя перед бриллиантами, я собиралась с духом, чтобы сказать Марку, что я тоже мечтаю о подарке.

— Варенька, как ты думаешь, серебряные ложки понравятся Софье Николаевне? — обратился ко мне Марк.— Ты что-то уже выбрала?

— Выбрала, — засмеялась я, — но не для тетушки, а для себя. Посмотри, какой красивый камень!

— Да, — с готовностью согласился Марк, но купить мне его не предложил.

Я покрутилась еще несколько секунд около бриллиантов, но Марк уже полностью переключился на серебряные вещицы. Выбрав вместе изящную бутылочку в серебре для ароматических масел, мы вышли из магазина. Я внутренне кипела от злости, но старалась не подавать вида. Отказавшись от приглашения на чай, я помчалась к тетушке.

Влетев в дом, разъяренная как фурия, не раздеваясь, я сразу же бросилась к ней.

Тетушка сидела и читала какой-то роман.

— Но почему мужчины такие остолопы?

— Что случилось? Успокойся, вдох, выдох! И все спокойно расскажи! — Тетушка умела оставаться невозмутимой при любых обстоятельствах.

— Я сделала все, как ты учила: привела Марка в ювелирный, показала ему кольцо, он согласился, что оно прелестно, но даже движения не сделал, чтобы предложить мне его купить.

— Не забывай, что мужчинам необходимо время для принятия решения! Вернешься к этой теме через три дня!

— И что я ему должна сказать?

— Главное не то, что ты скажешь, а то, что ты чувствуешь! Ты должна ощущать, что ты достойна всех бриллиантов этого мира! Ты должна научиться принимать любовь, воплощенную в подарках. Если внутри себя ты не веришь, что достойна этой любви, то ты отвергаешь даже саму возможность того, что все богатства мира могут быть тебе подарены просто потому, что ты существуешь, ходишь, дышишь, смеешься.

Мне хотелось протестовать, но в глубине души я понимала, что тетушка права, в глубине души я не верила, что достойна этого бриллианта. Я растерянно смотрела на тетушку.

— Попробуем провести упражнение «Рог изобилия». Но прежде освободимся от обиды на мир, на то, что мир тебе не делал подарков. Просто ты не была готова их принимать.

Встанем, ноги на ширине плеч, разведем руки в стороны на выдохе, поднимем руки над головой, вдох, ни выдохе покажем большие пальцы миру, покажем, что все в порядке. Вспомним свою обиду на мир и перевернем пальцы вниз, захватим обиду, соединив подушечки больших пальцев, на уровне низа живота и поднимаем обиду вверх по центру — по дороге жизни. Делаем долгий вдох. От макушки делаем резкий выдох, произносим ХО и выкидываем обиду, поднимая большие пальцы вверх, говоря миру» что мы всего достойны, и благодаря его за щедрость. мир раскрывает над нами рог изобилия — мы соединяем пальцы рук, создаем повернутый к нам рог изобилия и четко представляем, что приходит в нашу жизнь: все дары, все подарки. Переплетаем пальцы и, гладя себя по голове, купаясь в изобилии мира, представляем, как мир нас осыпает бриллиантами.

 

Я стояла посреди комнаты и представляла, как Матвей меня осыпает бриллиантами, и тут раздался телефонный звонок. Я даже вздрогнула, услышав голос Матвея.

— Чем занимается самая очаровательная девушка мира?

— Представляю, как самый щедрый мужчина мира осыпает меня бриллиантами!

— А я его знаю?

— Да, и очень хорошо! Ты в Питере? — перевела я разговор, вспомнив, что программу на подарки надо закладывать рядом с мужчиной, а не находясь от него за тысячу километров.

— Нет, пока в Москве. Завтра прилетаю! Ты меня встретишь в полдень?

— Это тебе будет дорого стоить! — попробовала я пошутить.

— Все бриллианты мира? — ужаснулся Матвей.

— Обсудим, когда прилетишь, — ответила я, страшно довольная собой, повесила трубку и стала строить планы, как же создать удобный случай. Хотелось спонтанности и естественности, а вместо этого приходилось просчитывать шаги.

К полудню следующего дня план был разработан до мельчайших подробностей. Мужчине нельзя говорить: пойди туда, не знаю куда, принеси то, не знаю что. Это только и русских сказках они справляются с этим заданием, в обычной жизни неопределенность вводит их в ступор. Я заехала в магазин и взяла каталог с кольцами. В принципе мне нравились многие модели, поэтому право выбора я решила предоставить Матвею. А весь вечер после звонка я посвятила героической лепке пельменей, зная, что он их любит.

— Где мы будем обедать? — был первый вопрос, который задал мне Матвей.

«Голодный мужчина —это страшно», — подумала я.

— Я приготовила для тебя вкусный сюрприз, так что поедем ко мне.

— Да, я чувствую, расплатиться будет сложно, — посетовал Матвей.

— Ты можешь себе это позволить! — парировала я вычитанной где-то фразоя

Мы уже почти подъезжали к Васильевскому, когда зазвонил мобильный Матвея.

— Ларка, а Большая Морская далеко? Мне срочно ну брать документы. А потом поедем поедать твой сюрприз надеюсь, что не умру от голода.

— Придется сделать небольшой круг! Мы остановились около бизнес-центра в середине Большой

Морской. Матвей пошел за документами, а я скользила взглядом по зданиям. И вдруг мой взгляд наткнулся на старинное серое здание с надписью Фаберже на фасаде и современным магазином «Яхонт». Повинуясь порыву и вспомнив описание этого магазина в прабабушкиных дневниках, я решила в него заглянуть.

Я словно перенеслась на столетие назад, разглядывая витрины. И вдруг мое внимание привлекло колье из серебра и бирюзы. Застыв, пораженная изяществом, я тут же осознала: это именно то, что подошло бы к моим бирюзовым нарядам. Очарованная я вернулась к машине. Матвей меня уже ждал.

— Ты выглядишь, как будто бы увидела воплощение своей мечты, — прокомментировал Матвей мое появление.

— Почти угадал. Я увидела колье, о котором всегда мечтала. Наверное, я его куплю, — машинально произнесла я и тут же осознала, что только что совершила типичную ошибку современных девушек. Я даже не дала Матвею шанса предложить мне подарок, а все решила сама. Все-таки страсть к самостоятельности изжить очень трудно, она вылезает в самый неподходящий момент. Мой столь тщательно разработанный план рушился на глазах. Мне уже не хотелось просить у него в подарок кольцо из розового золота. Все это пронеслось у меня в голове, но Матвей ничего не заметил и все воспринял как само собой разумеющееся.

Пельмени удались, и Матвей, почти мурлыча от удовольствия, развалился на диване. Я подсела с левой стороны и тоже начала мурлыкать, что скоро День святого Валентина и мне хотелось бы иметь что-то на память.

— И что бы хотелось моей девочке? — снисходительно поинтересовался Матвей.

— Помнишь, я сказала, что увидела колье, пока ты относил документы.

— Да, девушку опасно оставлять одну. Обязательно ее взор что-то привлечет. — Матвей явно посмеивался, но я решила быть твердой до конца.

— Я, конечно, могла бы купить его сама, но мне было бы приятно получить его от тебя. В честь Дня святою Валентина. Я так рада, что встретила такого щедрого мужчину.

«Что я плету?» — думала я про себя.

Матвей задумался и промолчал. Не знаю, о чем он думал, но я решила, что программа на подарки заложена.

 

«Программа на подарки заложена», — думала я, пригревшись в объятиях Марка.

В выходные мы поехали на взятие снежного городка в Петергоф. Посреди парка из снежных глыб была построена крепость, сверкающая на солнце. Все вновь прибывающие тут же поделились на две команды. Мы попали к защищавшим снежную крепость. Смех, женский визг при попадании снежка— все создавало легкую и беззаботную атмосферу. Страсти разгорались все сильней, и град снежков обрушился на крепость. Мы уворачивались, пытаясь атаковать. При попадании трех снежков по правилам надо было покидать, поле боя. Наши ряды редели. Я пыталась увернуться от летевших снежков, но неожиданно хлесткий я сильный удар в лицо буквально сбил меня с ног. Слезы непроизвольно брызнули из глаз. Марку потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, что произошло. Тут же прекратив веселое сражение, он бросился ко мне.

— Девочка моя, все хорошо? — обеспокоенно спрашивал он меня, гладя по голове как маленькую и прижимая к себе. Я чуть чуть всхлипывала, уже забыв про снежок, и больше наслаждалась объятиями.

— Варенька, что же тебя утешит?

Я, вспомнив тетушкины советы, улыбнувшись сквозь слезы, пролепетала:

— Поцелуй и... — я задумалась, — что-то, что напоминало бы об этом дне, и кристалл, похожий на застывший снег. — Я надеялась, что Марк имеет достаточно хорошее воображение и поймет мой намек на бриллиант. Оставалось ждать, пока программа сработает.

 

Я ждала, пока сработает программа! Матвей уехал в Москву, и оставалось непонятным, собирается ли он покупать мне колье. Я уже решила, что надо было все-таки купить его самой, а не «ждать милостей от природы». К тому же приближалась годовщина нашего знакомства, но похоже, что Матвей, как истинный мужчина, забыл об этом. Поразмышляв, я села писать письмо, спрашивая между делом, есть ли у него какие-то идеи или планы на 14 февраля. Ответ радовал своей предсказуемостью и вопросом: а что случится 14 февраля? Пришлось мягко напомнить о Дне святою Валентина и что я с нетерпением жду его подарка и готовлю подарок сама.

Праздник всех влюбленных мы решили справить в ресторане «Гинза» в Петербурге. Я с замиранием сердца ждала этот вечер. Играл тихий джаз, горели свечи. Я надела платье, на серебряной ткани которого были разбросаны крошечные бирюзовые незабудки, мерцающие в свете свечей. Заколотые волосы еще больше подчеркивали мою длинную шейку, свободную от украшений. Мы подняли бокалы и выпили ла День всех влюбленных, и Матвей достал футляр. Мне было приятно, что он все-таки подумал о подарке, и уже было не столь важно, что в этой коробочке. Я подняла крышку и ахнула — изысканное серебряное украшение с бирюзой было даже более красивым, чем то, что я видела.

— Представляешь, мой водитель ночью встречал самолет из Свердловска. Все дело в том, что когда я пришел в магазин покупать тебе подарок, то оказалось, что колье, которое тебе понравилось, давно продано, и они предложили мне заказать новое. Я выбрал из каталога на свой вкус, и они обещали сделать все на прошлой неделе. Но, как всегда, что-то не учли и позвонили мне вчера, извиняясь, что они не успеваю доставить колье из Свердловска. Пришлось срочно пекан, знакомых в Свердловске и просить их послать твои подарок самолетом, а ночью встречать рейс.

Я слушала, затаив дыхание, и лишь прошептала:

— Ты невероятен! Я представляю, чего тебе стоило все это организовать. Как ты запомнил, что я мечтаю именно о бирюзовом колье?

Матвей лишь снисходительно улыбнулся.

— Это самый изысканный подарок в моей жизни, только ты с твоим безупречным вкусом мог выбрать такую красоту,— продолжала я восхищаться.

— Да ладно, — засмущался Матвей. — Когда мужчине не жалко тратить деньги и время на женщину, это значит, что он влюблен.

 

— Когда мужчине не жалко тратить время и деньги на женщину, это значит, что он влюблен!— торжественно сказал Марк. Горел камин, пахло рождественской елкой, и мы сидели за столом, справляя Новый год. Часы пробили двенадцать, и Марк попросил меня закрыть глаза. Я почувствовала прикосновение камня к своей коже и как Марк застегивает застежку. Тысячелетия мужчины надевают колье своим возлюбленным, и тысячелетия у всех женщин мира в этот момент замирает сердце.

Перед поездкой в гости я замучила тетушку вопросами, как мне себя вести, если Марк мне сделает подарок. Нужно ли мне принять его как само собой разумеющееся, сказав сдержанно «спасибо», или, наоборот, броситься на шею от радости. Стремление все сделать безупречно мне уже наскучило, но хотелось избежать роковых ошибок. Стараясь перестраховаться, я обсуждала с тетушкой буквально каждый шаг.

— Эмоциональный возврат — вот чего ждет каждый мужчина, даря подарок, и не важно, это небольшая безделушка или особняк. Мужчина хочет видеть, слышать и чувствовать, что он смог доставить радость, смог удовлетворить ожидания любимой женщины.

Признания — вот чего ждут мужчины всего мира. Признания их заслуг! Оваций и рукоплесканий, даже в лице лишь одной женщины. Как часто в вихре повседневности мы забываем липший раз сказать или показать, что мы ценим все, что делает мужчина! Мы ценим его заботу, мы ценим его усилия, мы ценим его попытки порадовать нас, выбрать и купить нам подарок. Не бойся лишний раз сказать «спасибо», выразить щенячий восторг от его внимания!

Наставления тетушки все еще звучали в моих ушах, когда я приехала к Марку праздновать Новый год. Марк решил, что Новый год мы встретим вдвоем, а потом уже поедем на бал в Юсуповский дворец. Немного смущенный и торжественный, он встретил меня прямо у входа особняка.

Мы сидели в столовой, отделанной дубовыми панелями, и бесшумные слуги подносили все новые яства.

И вот с боем часов Марк надел мне колье! Я ждала кольцо и сначала немного растерялась, поэтому я стояла, не решаясь открыть глаза.

— Варя, глаза уже можно открыть! — засмеялся Марк. — Ты похожа на ребенка, ожидающего чуда!

Я распахнула глаза и бросилась к зеркалу! Огромный бриллиант треугольной формы около десяти каратов прекрасной огранки мерцал в свете свечей! Я потеряла дар речи от изумления и лишь лихорадочно думала, можно ли принять столь дорогой подарок! Тетушка велела радоваться любому подарку, и, все еще ошеломленная красотой и ценностью, я повернулась к Марку! Я смотрела на него взглядом человека, которому только что объявили решение о помиловании! Смесь восторга, восхищения, благодарности читалась в моих глазах.

— Марк, это так красиво, что мне даже не выразить словами!— И я бросилась ему на шею. Может, в другой ситуации это выглядело бы наигранно, но в данный момент было вполне уместно! Марк расплылся в довольной улыбке и прошептал:

— Ты похожа на ребенка, который наконец-то получил желанную игрушку! Я понял, что чувствует Дед Мороз, исполняя желания! И мне даже понравилось это чувство, так что готов подарить тебе весь мир!

— Мир пока не нужен, достаточно тебя! — ответила я смеясь. — Хотя я подумаю над твоим предложением!

— Я чувствую, что тебе не терпится похвастаться подарком. Так что пора собираться на бал! — И Марк пошел отдавать распоряжения насчет экипажа.

«Скорее, тебе самому не терпится всем продемонстрировать свою щедрость и услышать панегирики в свой адрес, — подумала я, — и еще раз убедиться, что тебя ценят!»

 

Глава 18. Сюрпризы и еще раз сюрпризы

 

Мужчине важно чувствовать, что его ценят. Убедилась я в этом на следующий день. Мне позвонил одни из наших партнеров по работе и на мой банальный вопрос: «Как дела?» — надрывным голосом пожаловался, что его не ценят. Это был действительно крик души! Я тут же решила написать Матвею письмо, как мне нравится носить бирюзовое колье.

«Пора подводить отношения к логическому концу, — размышляла я, — мы встречаемся почти год».

Вчера все было замечательно! После ресторана мы поехали в особняк Кочубея в Пушкине. Особняк давно превратили в элитную гостиницу, сохранив и отреставрировав дворцовые интерьеры. Выбрав комнату во французском стиле, я спросила, можно ли привезти свои вазы и свой проигрыватель, зажечь свечи и заказать шампанское и фрукты в номер. Персонал явно был заинтригован моими пожеланиями.

Перед ужином я заехала и еще раз полюбовалась своими приготовлениями. В чашах с водой плавали срезанные головки роз и свечи, кровать была застелена темно-бордовыми шелковыми простынями, воздух был наполнен ароматом жасмина (было непросто найти специальные французские духи для помещений), лежал диск французской музыки.

«Интересно, для какого мужчины столько Приготовлений?» — читался в глазах персонала вопрос. И я надеялась, что появление Матвея их не разочарует!

— Куда ты меня везешь? — спросил Матвей, когда корабль причалил и мы сели в машину.

— Во Францию! — спокойно ответила я.

— Я же не взял загранпаспорт! — заволновался Матвей.

— Я пошутила. Мы едем в Пушкино, но на французскую ночь.

— И что меня ждет?!

— Игры Маркизы де Помпадур!

— Я не говорю по-французски! — предупредил Матвей.

— Же тем! Это все, что ты должен знать!

— А что это значит? — осторожно поинтересовался он.

— Я тебя люблю! — перевела я, внутренне испугавшись, что Матвей не включится в игру.

Но, видно, слова любви на других языках не воспринимаются столь серьезно и ничего не значат, и мужчине легче сказать «я тебя люблю» на трех иностранных языках, чем народном.

Поэтому Матвей легко повторил:

— Же тем!

За уроком французского мы доехали до Пушкино быстро — так как было уже около полуночи, машин было немного.

В гостинице я попросила Матвея заполнить бланки, а сама, быстро поднявшись в номер, зажгла свечи и включила французский шансон. Войдя в номер, Матвей несколько секунд стоял ошеломленный.

— Открой, пожалуйста, шампанское, — попросила я и исчезла в ванной. Надев роскошное черное кружевное белье, пояс и чулочки, я сверху накинула черный шелковый халат и натянула темный парик со стрижкой каре. «Настоящая француженка», — подумала я и черным карандашом нарисовала себе кокетливую мушку на щеке. Образ был завершен.

— Ты уже изучил три любимые вещи француженки?— спросила я Матвея, выйдя из ванны.

— Какие? — прищурившись и разглядывая меня, спросил Матвей.

— Шампанское до и кофе после!

— Мы выпьем вместе! — И Матвей, отпив глоток, притянул меня к себе и, целуя в губы, поделился со мной шампанским. Он хотел продолжить меня целовать, но я, сделав громче музыку, начала танец. Достав красный перьевой веер из-за пояса, я стала нежно поглаживать им Матвея. Матвей схватил меня в объятия и, прошептав: «Же тем», сорвал с меня трусики и сам стал ласкать меня веером. Прикосновение прохладных шелковых простыней и мягкие поглаживания веером уносили меня к морю наслаждения... Потом мы лежали, обнявшись, и я в глубине души ждала, что сейчас Матвей признается мне в любви и, может, сделает предложение, но тщетно, главных слов я так и не услышала.

 

— Главных слов я гак и не услышала, - с грустью произнесла я, вернувшись с бала. Тетушка подняла бровь, ожидая продолжения рассказа.

Бал превзошел все ожидания! Блеск бриллианта усиливал блеск моих глаз, и все мужчины стремились очутиться рядом со мной. Марк шептал, что желание других мужчин делает меня еще более желанной для него. И, порхая от одного кавалера к другому, слушая скрипку в домашнем театре Юсуповых, я втайне надеялась, что Марк найдет подходящий момент и, признавшись мне в любви, сделает предложение. В конце бала во внутреннем дворике Юсуповского дворца был устроен роскошный фейерверк. Все гости вышли на улицу, и Марк, обняв меня сзади, тихонько целовал в ушко, и не произносил ни слова! Может, он решил, что обстановка неподходящая, или он еще не готов?

— Я думаю, что вряд ли ты придумаешь разумное объяснение. Когда мужчина хочет — он делает! Почему так трудно это принять, почему тебе так нравится тешить себя иллюзиями и находить сотни оправданий его бездействию? - резко отчитала меня тетушка.

— Хорошо, и что мне делать? — растерянно спросила я, уже собираясь разреветься. .

— Только не плачь, — примирительно сказала тетя. В принципе, ты права, сделать предложение для мужчины трудный шаг! И любой из них понимает, что, как только наденет тебе кольцо, вся ответственность за ваше будущее ляжет на его плечи. Встречи ведь ни к чему не обязывают. Не зря женщины издавна избегали интимной связи до брака. Недоступность усиливала желание мужчины и рождала стремление скорее повести ее под венец.

— Все, я запуталась окончательно! Вы же говорили — 3-6 встреч, а то мужчина перегорит. А теперь вы говорите, что первая ночь с мужчиной только после свадьбы.

— В идеале, моя девочка! Мужчины, как ты помнишь, медлительные создания, и так же как необходимо время для принятия решений, им необходимо время для того, чтобы влюбиться. Женщина может с первого взгляда определить и почувствовать, что это ее мужчина, а мужчине необходимо время, причем время без секса, — три месяца минимально, чтобы в нем проснулись чувства. Такой своеобразный испытательный срок — на что он способен. В следующий раз ты постараешься отдаться мужчине только в первую брачную ночь.

— В следующий раз? — все еще пытаясь разобраться, что происходит, спросила я.

— Просто Марк не твой мужчина, и я позволила тебе провести с ним ночи.

— Не мой мужчина?! — Я даже растерялась от неожиданности. — И весь этот год я посвятила отношениям не с моим мужчиной? Зачем? — Я вопросительно смотрела на тетушку.

— Чтобы ты научилась, как правильно строить отношения со значимым для тебя человеком! Потому что, когда ты встретишь свою вторую половину, у тебя не будет права на ошибку!

— И когда я встречу того, кто мне предназначен? — осторожно поинтересовалась я.

— Когда ты познаешь всех, тогда ты можешь встретить единственного, предназначенного тебе миром, задумчиво ответила тетушка.

— Господи, тысячи женщин встречают единственного легко и просто, почему у меня все связано с такими трудностями?

— Кому многое дано, с того многое спрашивается, — философски заметила тетушка и продолжила:— А почему ты считаешь, что многие женщины живут с единственным? Они просто остаются с тем первым, кто обратил на них внимание, а потом всю жизнь мечутся в поисках недостижимого счастья. Они соглашаются на суррогат счастья, вместо того чтобы искать истину. У нас всегда есть выбор, и только женщина ответственна за то, в каком мире она живет. — Тетушка сделала небольшую паузу и уже более будничным тоном продолжила: — И создание этого мира начинается со звона свадебных колоколов. Так что вернемся к замужеству, точнее, к получению предложения!

Ты должна довести Марка до предложения, а потом примешь решение, что делать дальше. Ведь я тоже могу ошибаться, может, это именно твой мужчина.

— Пока я в этом уверена! — горячо кинулась я в защиту своего романа.

 

— Пока я в этом уверена! — твердо ответила я на Аниськин вопрос, хочу ли я замуж за Матвея. Проводив его в Москву, я тут же бросилась к подруге показать подарок и поплакаться, что предложения не последовало.

— А может, это все ерунда! И не нужно никакого замужества! Будете встречаться раз в неделю, и всем будет удобно, с сомнением в голосе предложила Аниська. — Может, гражданский брак — лучшая альтернатива?

— Для мужчины — да! — скривилась я. — Его кормят, о нем заботятся, рубашечки ему стирают, занимаются с ним любовью, как мы теперь понимаем, дают ему энергию для достижения его целей. А что мужчина? В один прекрасный момент он исчезает из твоей жизни, иногда даже забыв сказать «спасибо». Он получает все, а ты остаешься ни с чем. Если бы ты была его официальной женой, ты могла бы претендовать на 50% того, что он заработал благодаря тому, что ты была рядом, а так.

— Слушай, — вдруг прозрела Аниська, — так это же моя история с Виталиком. Когда мы встретились, ему было двадцать пять, а мне двадцать четыре. Помнишь, он работал расклейщиком рекламных плакатов. Через три месяца он переехал ко мне, я отвела его к своему стилисту, выбрала ему одежду, вдохновляла и поддерживала, ввела в тусовку, через три года он открыл рекламное агентство, купил машину, квартиру и, гордый, переехал туда один. И что? Ему двадцать девять — он молод и богат, мне двадцать восемь — я, конечно, еще не старушка, но в то же время и не юная девочка, и все мужчины аккуратно интересуются — была ли я замужем. А я вроде бы и посвятила четыре года мужчине, и что? Конечно, я сама достаточно зарабатываю, но так приятно сбросить с себя ответственность.

— Ты права, в этом-то вся и проблема, что без штампа в паспорте мужчина не признает свою ответственность за женщину, не берет на себя обязательства и не готов делиться с ней своими достижениями. Но самое печальное, что мы сами позволяем им так себя вести. Мужчины таковы, какими мы им позволяем быть, пришла я к заключению, и вдруг меня осенило: — Может, устроить какую-нибудь провокацию?

 

— Придется устроить провокацию! — Тетушкины глаза подозрительно заблестели.

— Какую? — лениво спросила я, совсем приуныв.

— Если мужчина через год ваших отношений не делает тебе предложение, пора переходить к решительным действиям, — объявила тетушка.

— Почему именно год? — все еще потерянно поинтересовалась я.

— Где-то полгода ты присматриваешься и, решив, что этот мужчина достоин быть отцом твоих детей, мягко, но настойчиво подводишь его к мысли, что ты останешься с ним, только став его женой. И если он не сделает решительного шага, то у него есть шанс потерять тебя навсегда! Но иногда такая простая мысль почему-то не посещает мужчину, поэтому надо сделать ее более доходчивой. — Судя по интонациям, тетушка явно что-то замышляла.

— Когда вы договорились встретиться в следующий раз с Марком? — обратилась она ко мне.

— Послезавтра, а что?

— Времени у нас достаточно! Ты уезжаешь в Париж только через две недели!

— А разве я собиралась в Париж? — изумилась я. — Вы уже устали от меня?

— Господи, причем тут я? Конечно, ты собираешься в Париж, причем навсегда!— Тетушка внимательно посмотрела на меня. — Ты все еще не понимаешь? У Марка должно возникнуть ощущение, что если он не предпримет решительных шагов, то ты уедешь навсегда в Париж и он тебя потеряет. Но будь готова к тому, что путей к отступлению у тебя уже нет. Ты вернешься в Петербург не раньше чем через год, если он не сделает тебе предложение. — Тетушка взглянула на меня и весело добавила:— Будет время заняться французами — получить еще один камень в свою диадему.

— И я должна ему об этом сказать?

— Да, ты скажешь, что получила письмо, что тебе необходимо встретиться с нотариусом по делам наследства и ты уезжаешь через две... — тетушка голосом выделила слово «две», — недели и боишься, что вряд ли вернешься в Россию.

— А если он ничего не скажет! Не попытается меня задержать!

— Тогда тем более не стоит тратить на него время. Если через год отношения не закончились замужеством, то потом они превращаются в растянутую пытку, мужчина привыкает все получать просто так и не предпринимает попыток узаконить ваши отношения. У мужчины должен быть шанс, но и ты не должна лишать себя шансов! Девичий век недолог, и не стоит тешить себя пустыми надеждами.

 

— Не стоит тешить себя пустыми надеждами, — сказала я себя, собираясь в командировку в Москву. План был готов и продуман до мельчайших подробностей. Сегодня в ресторане я сделаю последнюю попытку перевести наши отношения на другой уровень. Если не получится... что ж, значит, будет следующий мужчина, еще лучше!

Я долго думала, какое платье мне выбрать, и остановила свой выбор на ярком оранжевом платье с яркими зелеными и белыми цветами. Сделанное в китайском стиле, оно одновременно было сдержанным и сексуальным, ярким и элегантным. Высокие каблуки и длинные серьги с зелеными камнями делали меня похожей на экзотический цветок!

— Ты сегодня сногсшибательна, — приветствовал меня Матвей.

— Спасибо! — ответила я, садясь за столик. Симпатичный официант, присев на корточки и глядя снизу вверх мне в глаза, спросил, что бы я хотела. И даже несмотря на то что рядом был Матвей, мне хотелось ответить: «Тебя!», — но, естественно, я заказала гаспаччо и креветки.

— Как дела? — поинтересовался Матвей.

— Все чересчур замечательно! — ответила я.

— Что значит «чересчур»? — не понял Матвей.

— Представляешь, меня разыскал мой старинный поклонник. Мы расстались три года назад, он уехал в Амстердам работать.

— И что же он хотел? — подозрительно спросил Матвей.

— Он воспылал страстью, сказал, что много думал, встречаясь с разными девушками, и пришел к выводу, что лучше меня никого нет, — невозмутимо продолжала я, сама поражаясь собственной фантазии и как вдохновенно я врала.

— И? — напрягся Матвей.

— И он снял ресторан на крыше гостиницы «Европа» только для меня. Когда я туда пришла, все было в цветах и шарах, Играла музыка, на подиуме стоял стол, накрытый на двоих.

— Как пошло! — язвительным тоном произнес Матвей.

— Зато романтично! — ответила я, делая вид, что погрузилась в воспоминания.

— У богатых свои привычки! — все еще сердился Матвей.- И что же он хотел?

— Предложил мне выйти за него замуж, — как можно спокойнее произнесла я, как будто мужчины только и делают, что раз в неделю зовут меня замуж. «Великая сила — искусство», — подумала я.

— И что же ты ответила? — как-то очень равнодушно поинтересовался Матвей.

— Сказала, что подумаю, за кого мне выходить замуж—за того, кто зовет, или за того, кого я люблю.

— А что, тот, кого ты любишь, не зовет? — сделав вид, что не понимает, о ком я, спросил Матвей.

— Пока нет, но у него осталось две недели, через две недели Артем уезжает обратно в Амстердам и хочет, чтобы мы подали заявление, — продолжала я, понимая, что все пути отрезаны, и если за эти две недели Матвей не сделает никаких телодвижений, то мне действительно придется искать кого-то на роль подставного мужа и имитировать свадьбу.

— А ты сама хочешь? — подозрительно посмотрел на меня Матвей.

— Почему бы не сходить замуж? Поживу в Амстердаме. Артем— милый и добрый человек, и самое главное, не может на меня надышаться. Моя прабабушка говорила: - Выходи замуж столько раз, сколько тебя зовут».

«Выходи замуж столько раз, сколько тебя зовут», — вспоминала я тетушкины слова и подумала: «А если не зовут?»

Прошла неделя, как я объявила Марку о необходимости уехать в Париж решать дела по наследству и что, скорее всего, вряд ли вернусь в Петербург. Марк занервничал, но лишь уточнил дату моего отъезда. Пришлось назвать пятнадцатое января.

И что, ты действительно уедешь? — спросил он меня, пригласив на выходные в охотничий домик. Декорированный с русской роскошью, домик был очень уютен. Мы сидели перед горящим камином и кормили друг друга свежей клубникой с черной икрой, запивая горячей медовухой.

Меня ничто и никто не держит в Санкт-Петербурге,— с грустью сказала я.

По-моему, я тебя крепко держу, — засмеялся Марк, обнимая меня. Пригревшись в его объятиях и разомлев от медовухи, я постепенно задремала и не почувствовала, как мы сползли на пол и очутились на медвежьей шкуре. Марк осторожно выпустил меня из объятий и принес свою норковую шубу, чтобы накрыть меня. Но решив, что такую красоту, как я, прятать не стоит и мне будет жарко, стал постепенно раздевать меня. Видно, медовуха настолько затуманила сознание, что я плохо контролировала, что происходило. Марк заботливо поднял меня и переложил на свою норковую шубу. И только когда я почувствовала нежное прикосновение меха к моему обнаженному тела, я постепенно стала приходить в себя.

— Русский массаж норковой перчаткой, — промурлыкал Марк, — чтобы было, что вспомнить во Франции.

Я лишь изогнулась, застонав от удовольствия, а про себя по думала, что Марк решил устроить прощальный вечер, который запомнился бы мне навсегда, но явно не делает попыток меня оставить.

Трение тел о шелковистый мех создавало слабые электрические разряды, которые усиливали наслаждение. в самый острый момент я разрыдалась. Я сама не понимала я рыдаю от наслаждения или от боли,осознавая, что по наша последняя ночь?

 

— Это была наша последняя ночь, — подвела я итог, рассказав Аниське про французскую ночь в особняке Кочубея и свою неудавшуюся провокацию.

— Почему ты решила, что провокация не удалась? — все еще не теряя надежды, спросила Аниська.

— Потому что прошло две недели, Матвей не примчался ко мне с кольцом и словами о вечной любви, так что придется искать подставного мужа, а то Матвей поймет, что я блефовала.

— Но это же глупо! Скажи, что ты передумала! — предложила разумная Аниська.

— Вот тогда это будет действительно глупо выглядеть! согласилась я, — и вдруг меня осенила мысль: — Аниська, я уезжаю кататься на горных лыжах!

— Так, у девушки совсем поехала крыша... Причем тут лыжи? — покачала головой моя подруга.

— Поеду в Шамани — на Монблан, там еще лежит снег, потом вернусь в Питер!

— Ты можешь мне объяснить, для чего сейчас мчаться кататься на лыжах?

— Для поисков мужа!

— Что? — удивленно протянула Аниська. — Какого мужа?

— Подставного! Я сделаю снимки с французом и разошлю их по базе бизнес-школы с подписью «Медовый месяц в Шамани».

— По-моему, по твоим планам ты в апреле должна была подавать заявление, так что твоя фальшивая свадьба не может быть раньше июля! — охладила мой пыл Анися.

— Да, ты права, — разочарованно протянула я, — придется делать фотки на Гавайях!

— Только, пожалуйста, не с мулатом, — умоляюще произнесла Анися, — а то рассказывала сказки про русского, а пришлешь фотографии с темнокожим аборигеном. Но все-таки ты собираешься делать какую-то глупость. Сказала и сказала, что тебе сделали предложение, вполне могла передумать — девушки, как известно, существа ветреные!

— Как ты не понимаешь, Аниська? Я не могу сидеть и страдать из-за того, что мужчина, в которого я вложила столько сил, не оценил меня.

— По-моему, твоя прабабушка утверждала, что мужчины. Ценят не тех, кто в них вложил много сил, а тех, в кого они вложили силы, — напомнила мне моя внимательная и дотошная подруга.

— Все, теперь я все буду делать правильно! Я лечу в Шамани, знакомлюсь с достойным кандидатом и рассылаю фотографии.

— А здесь ты не можешь найти подставного мужа и сфотографироваться на фоне Петра Первого? — не оценив грандиозности моего замысла, сделала Аниська последнюю попытку отговорить меня от поездки.

— Нет, моя деятельная натура требует каких-то действий! — объявила я и пошла звонить в турагентство, чтобы заказать поездку. — Иногда полезно поменять обстановку.

 

Глава 19. Решающий шаг, или Последний шанс

 

— Иногда полезно поменять обстановку, — заметила тетушка, помогая мне паковать вещи. — У тебя такое выражение лица, как будто ты собираешься в ссылку, а не во Францию!

— Для меня Франция — это та же ссылка! — ответила я. — Но все равно я не понимаю, зачем мы все это затеяли.

Софья Николаевна внимательно посмотрела на меня и сказал а:

— По-моему, ты все понимаешь, ты просто не хочешь себе признаться в том, что этот мужчина для тебя в прошлом. Поражение иногда трудно признавать, но лучше вовремя сказать себе «стоп», чем, тщетно надеясь, продолжать бесплодные попытки и закрывать себе новые возможности. Так что не грусти, а собирай вещи, нам еще надо закончить приготовления к завтрашней вечеринке по случаю твоего отъезда.

— Хорошо, — покорно согласилась я и стала складывать свои наряды.

Достала бордовый бархатный костюмчик, почувствовала, как подступили рыдания. И только я собиралась дать волю слезам, как раздался входной звонок. Слезы моментально высохли. «Марк, — мелькнула безумная мысль, — Марк приехал меня остановить». И я помчалась в прихожую.

Но это оказался не Марк Гольбер, а посыльный принес конверт. Причем конверт был на мое имя и действительно был из Франции. Удивленная, я вскрыла конверт и прочитала письмо.

— Тетушка! — закричала я на весь дом. Перепуганная тетушка поспешно вышла из столовой, где она отдавала распоряжения по сервировке стола к приему.

— Что случилось, девочка? — изумленная моим криком, спросила она. — Надеюсь все живы!

— Да, но мне действительно надо ехать во Францию. Вы представляете, оказывается, мой муж строил втайне от меня дом в Шамани. Надеюсь, что этот дом предназначался мне в подарок,— заметила я, глубоко в этом сомневаясь. — Закончив работы, строители стали искать, де же заказчик, и через нашего нотариуса нашли меня. Так что теперь у меня есть реальный повод уехать во Францию, и самое лавное, у меня есть особняк в юрах!

— О, я и не знала, что дом может заменить мужчину! – заметила тетушка. — Вижу, ты повеселела!

— Может, лом и не заменит мужчину, но у меня есть то, где необходим мужчина, и, значит, по всем законам энергетики он появится!

— Что же, я рада, что сборы оказались не напрасны! Займешься пока декорированием дома и повторением всех практик, и к лету я приеду тебя навестить!

— Тетушка, мне правда захотелось в горы, там сейчас солнце и красавец Монблан!- постаралась я себя убедить.

— Верю, милая, что горный воздух излечивает все болезни, даже душевные раны, — ответила на это тетушка.

 

«Горный воздух излечивает все болезни, даже душевные раны», — подумала я, любуясь на Монблан из окон моей гостиницы. Расположенная в центре городка и окруженная прелестным садом, гостиница в стиле ар нуво была уютной и изысканной. Нежно-персиковые стены и белые арочные окна, боковая маленькая башенка — все настраивало на романтический лад. Я спустилась на завтрак и, заказав капуччино, решила, что снег и солнце дадут мне новые силы.

Оценив обстановку, я подумала, что лучший способ с кем-то познакомиться — записаться в учебную группу. Заодно поучусь кататься на сноуборде, а то на лыжах уже и не прилично. Надев стильный розовый сноубордистский костюмчик, я спустилась вниз. Мне нравилось в этой гостиничке спускаться пешком, вдоль лестницы на стенах были развешаны портреты очаровательной женщины, которым было не менее века. Я скользила взглядом, любуясь точеными плечами, длинной шейкой и маленькими ушками, огромными глазами и рыжими кудрями. «Надо бы спросить у персонала, кто это», мелькнула мысль и тут же улетела.

Мысли переключились на Матвея. И что было сделано неправильно? Так размышляя, я дошла до места встречи для начинающих. Группа собралась достойная: три молодых швейцарца, один австриец и одна грубоватого вида англичанка. Солнце, смех, собственная неуклюжесть сплотили к концу занятия пашу маленькую группку, и приглашение выпить глинтвейна последовало незамедлительно.

— Что вы делаете сегодня вечером? — спросил меня Крис, высокий австриец с белозубой улыбкой и волосами, собранными в хвостик. Мои мысли лихорадочно заметались, и привычное «ничего особенного» я все же в последнюю секунду огромным усилием воли заменила и ответила в соответствии с правилами:

— Массу всего интересного.

— Может, я буду более интересен и среди ваших планов найдется место для меня?

— Может, но сегодня, боюсь, я уже занята. — отвечала я, мучаясь сомнениями, что сейчас он испугается и прекратит всякие попытки продолжать знакомство. Но как говорила прабабушка: «Чтобы стать тем, кем ты не была, надо делать то, что ты не делала». И улыбнувшись очаровательной улыбкой, я попрощалась и исчезла. «Мне предстоит одинокий вечер с книгой, а ведь могла бы наслаждаться обществом сексапильного австрийца», — то ли хвалила, то ли ругала я себя. Пообедав и побродив по городку, я вернулась в гостиницу. В холле пианист играл на белом рояле мелодии Леграна. Какой необычный и красивый рояль», — подумала я.

 

«Какой необычный и красивый рояль», — подумала я, проходя мимо магазина музыкальных инструментов. Едва приехав в Париж, я поспешила на встречу с нотариусом по поводу особняка в Шамани.

— Княгиня, проходите, — приветствовал меня господин де Жажер, — как вам Петербург? Изменился со времен вашего детства?— вежливо поинтересовался он.

— Учась в Смольном, я не многое видела. А сейчас для меня открылось много интересного, — ответила я, подумав, насколько «много» и насколько «интересного».

— Да, открытия подстерегают нас на каждом шагу. Кто бы мог подумать, что ваш добропорядочный муж втайне от вас построил особняк в Шамани?

— Может, он хотел сделать мне подарок? — осторожно предположила я.

— Подарок? Может. Вот только нам ли? — так же уклончиво ответил Шарль.

— Тогда сердечный приступ был бы у меня! — грустно пошутила я.

— А теперь у вас есть особняк! — бодрым голосом поздравил меня нотариус.

— Да, и что мне с ним делать? Продать? Что вы думаете? —попросила я совета.

— Я думаю, нужно поехать и посмотреть, а потом принимать решение. — И Шарль дал мне бумаги, подтверждающие мои права на собственность.

— Спасибо! — Я уже повернулась, чтобы уйти, но Шарль, видно, что-то решив в последнюю минуту, остановил меня.

— Вы изменились, княгиня. Русский воздух вам пошел на пользу, могу я пригласить вас сегодня вспомнить вкус французского кофе? — скороговоркой проговорил Шарль, явно боясь моего отказа. Да, занятия не пропали даром, если даже Шарль, знающий меня шесть лет и никогда даже не флиртовавший со мной (и явно не потому, что боялся или уважал моего мужа), обратил на меня внимание. Холеного и красивого Шарля видели в обществе самых красивых женщин Парижа, и он очень гордился своей репутацией ценителя женской красоты. Будучи очень богатым, Шарль мог позволить себе проводить время только с теми женщинами, которые были не просто красивы, но и интересны. Поэтому для дамы не было лучшего комплимента, если ее видели с Шарлем. Все это в одно мгновение пронеслось в моей головке, и тем не менее я мило ответила:

— Сегодня я бы хотела отдохнуть с дороги, а завтра у меня еще несколько встреч!

— Тогда послезавтра я жду вас на Монмартре в кафе «Черный кот» в пять вечера.

— Я постараюсь прийти! До свидания! — И поздравив себя с победой, я вышла на улицу. «Неужели я научилась не соглашаться сразу на свидание! — подумала я. — Что же, я делаю успехи!»

 

«Делаешь успехи», — похвалила я сама себя. Хотя мы виделись с Крисом каждый день на склоне и он меня подбадривал, и поддерживал во время тренировок, и помогал доносить мой сноуборд до гостиницы, мы встретились в ресторане только через два дня после знакомства. Ресторан нависал над шумящей горной речкой и славился своей кухней. Заказав фуа гра, мы потягивали белое вино «Шераз».

— Я уезжаю завтра вечером! Жаль, что ты была занята эти два дня и у нас не было времени узнать друг друга поближе! Хорошо, что впереди целая ночь, — недвусмысленно намекнул Крис и улыбнулся самой сексуальной из своих улыбок.

Я растаяла и стала себя убеждать: «В конце концов, кто знает, увидимся ли мы еще, и терять шанс провести ночь с таким мужчиной в начале XX века глупо». В конце концов я решила наплевать на все прабабушкины заповеди и забыться в объятиях сексуального и умелого австрийца. «Пора становиться циничной и научиться использовать мужчин, а не влюбляться в них», — подбадривала я себя, но вслух сказала:

— Иногда ночью могут открыться страшные тайны. Ты не боишься?

— Bay! Я очень люблю открывать тайны, особенно с такой обворожительной девушкой! — ответил Крис.

— Тебе понравился сноуборд? — попробовала я перевести разговор в более безопасное русло.

— Мне понравилось ощущение парения, которое мне иногда удавалось поймать! —ответил Крис и, внимательно посмотрев на меня, продолжил: — В сексе мне не нужен сноуборд, чтобы улететь!

«Может, в моем взгляде что-то порочное, если разговор так быстро снова перешел на секс?» — подумала я. Как-то раньше мне удавалась поддерживать чисто дружескую беседу, но практики оказывали свое не всегда предсказуемое влияние.

— Говорят, здесь хорошая дискотека, думаю, стоит посетить! Надо же сделать твой последний вечер запоминающимся! — предложила я.

— Хорошо, — согласился Крис.

— Только мне надо зайти и переодеться! Ты подождешь?

Это займет не больше десяти минут! — И мы продолжили обсуждать, к моему великому облегчению, тему дискотек на разных курортах.

Зайдя в гостиницу, я поднялась в номер и быстро переоделась в черный свитер с открытыми плечами. Надушившись и подкрасив губы, я посмотрела на себя в зеркало. Глаза лихорадочно блестели ожиданием. Да, с таким взглядом точно будет трудно отказать. «Господи, что я делаю? — корила я себя. — Второе свидание не должно длиться дольше двух часов и тем более не заканчиваться сексом. Зачем мне все это надо? Самое правильное было бы попрощаться, поцеловавшись в щечку, и встретиться завтра на горе». Но меня уже несло, и доводы разума не действовали.

— Не скучал? — спросила я, спустившись.

— Нет, рассматривал картины. Очень красивый портрет рыжеволосой женщины! — сказал Крис.

— Да, мне тоже очень он понравился! Каждый раз любуюсь, - согласилась я.

— А ты не знаешь, чей это портрет? — поинтересовался Крис.

— Нет, все собираюсь спросить, думаю, что хозяйки гостиницы, — выдвинула я гипотезу.

— Да, а я думал твоей прабабушки. Ты на нее очень похожа! — вскользь заметил Крис.

Что? — переспросила я, и меня словно окатило ушатом холодной воды. Сжигавшее желание сразу испарилось, и я остановилась как вкопанная. Мне уже не хотелось идти ни на какую дискотеку. Я по-новому посмотрела на портрет и прочитала во взгляде женщины явное снисхождение к моим слабостям и в то же время предупреждение, что не стоит нарушать законы. Я согнулась, как будто от резкой боли в животе.

— Что случилось? — обеспокоенно спросил Крис.

— Извини, заболел живот! Видно, фуа гра слишком тяжелая пища для меня! — ляпнула я первое, что пришло в голову. Мне необходимо было остаться одной.

— Вызвать врача? — забеспокоился Крис.

— Да нет, я отлежусь, и все будет хорошо! Извини, что испортила тебе прощальный вечер! — смущенно сказала я.

— Ничего страшного! Сходим на дискотеку в следующий раз! — утешил меня Крис.

— Надеюсь! — ответила я и подумала, что теперь точно сходим, потому что мужчина, если ему понравилась женщина и он не получил желаемого в первый вечер, сделает все возможное, чтобы с ней встретиться еще раз. Примчится хоть на край света.

— Увидимся завтра на горе! — попрощался Крис.

— Да, я захвачу фотоаппарат, сделаем фотографии на память! До завтра! — И как положено скромной девочке, я чмокнула его в щечку. Кто бы мог подумать, что еще десять минут назад я была готова отдаться, не раздумывая.

— Выздоравливай! — И Крис растворился в темноте.

Я облегченно вздохнула и еще раз внимательно посмотрела на портрет. «Не может быть!» — недоверчиво завертела я головой и, посмотрев еще раз на портрет, подошла к зеркалу.

Те же удивленно распахнутые глаза, рыжие кудряшки, ямочки, маленькие ушки и длинная шейка — как я не могла этого заметить раньше! Я осмотрелась вокруг — обстановка сохранилась с тех времен. Настольные лампы Тиффани, выбеленные изящные кофейные столики, пушистый пепельно-розовый ковер, нежно-зеленые (цвета яблока) шторы и обивка на креслах, изогнутые подсвечники и парящая патинированная кованая люстра необычного зеленого цвета. И завершающий обстановку необычный белый рояль, явно сделанный в стиле модерн. Что же, у моей прабабушки явно был неплохой вкус.

 

— У меня явно неплохой вкус, — похвалила я себя, любуясь сделанной работой. Уже наступила весна, когда я наконец-то закончила декорировать особняк. Эти три месяца я жила в Париже, раз в две недели наведываясь в Шамани, чтобы посмотреть, как идет ремонт. А между поездками заказывала мебель, подбирала лампы, покупала разные мелочи для интерьера. Оказалось, что декорировать и обставить 600 метров занимало массу времени и требовало всех моих сил.

Думать про Марка почти не было времени. Тем более что встречи с Шарлем два раза в неделю восполняли потребность в восхищении и флирте. Но, следуя тетушкиным законам, мы все еще проходили период ухаживания. Я очень талантливо играла неприступную недотрогу, хотя с моим темпераментом это требовало колоссальных усилий. Но они воздавались сторицей.

Шарль водил меня в лучшие рестораны, на все премьеры, подарил изумительное кольцо с сапфиром и буквально через три недели после первого подарка принес серьги в комплект. Я благосклонно принимала ухаживания и подарки, ничего не обещая взамен. «Как предсказуемы мужчины», — думала я. Чем больше вкладывал в меня Шарль, тем больше в меня влюблялся. Весь Париж обсуждал, что прижимистый Шарль скупает цветочные и ювелирные магазины. Где бы мы ни появлялись, все с интересом смотрели на меня и пытались понять, что делает меня такой особенной. Я с радостью бы поделилась своими знаниями, но катастрофически не хватало времени.

И вот наконец я могла переехать в особняк. Я решила провести в нем лето, дыша горным воздухом и приводя в порядок все мои записи и дневники. Тетушка обещала приехать в начале июня, так что у меня был месяц, чтобы наполнить особняк жизнью.

Я первый раз поужинала в новом доме и легла на роскошную кровать. «На новом месте приснись жених невесте», — сказала я себе по привычке. И этой ночью мне приснился Марк. «Неужели я его не забыла?» — спросила я себя, проснувшись.

 

«Неужели я его не забыла?» — подумала я, проснувшись. Всю ночь мне снился Матвей.

Я только что вернулась из Шамани с диском фотографий и массой вопросов. В тот вечер я не могла дождаться утра, чтобы задать вопросы про бывшую владелицу гостиницы. Несколько раз я спускалась к портрету и вглядывалась в прорисованные черты лица. «Неужели это моя прабабушка?» — задавала я себе в сотый раз вопрос.

Со своим романом и учебой я не успела дочитать дневник и, видимо, упустила что-то важное. Мне хотелось задать массу вопросов. Но спустившись на следующее утро, на рецепции узнала, что с историей гостиницы знаком ее новый владелец, а он два дня назад уехал на стажировку в Канаду. И вернется только через месяц! Они даже не знали фамилии хозяйки особняка. Я была расстроена и корила себя, почему не спросила сразу. И решила приехать через месяц.

День был теплым и солнечным и как нельзя лучше подходил для фотографий. Вся наша группа была в полном сборе, и мы, закончив последнее занятие, стали фотографироваться. Я постаралась сделать несколько фотографий с Крисом. Он так нежно и трепетно меня обнимал и смотрел с таким обожанием, что мы действительно походили на молодоженов.

«Вот что значит не провести с мужчиной ночь — совсем другое отношение!» — думала я и мысленно поблагодарила прабабушку за то, что вчера ее портрет остановил меня от опрометчивого поступка. Да и явно фотографии вышли бы хуже.

— Фотографии суперские, — одобрила Аниська, встретив меня в аэропорту. Я прилетела женевским рейсом из Шамани. Мне не терпелось все рассказать, Аниське не терпелось все выслушать, и мы решили поесть пиццы в «Маме Роме», а заодно и обсудить итоги поездки.

— Мальчик очень симпатичный и выглядит влюбленным, — одобрила Аниська мой выбор. — И что, ты собираешься разослать фотографии по электронной почте вашей группе в бизнес-школе?

— А почему нет? С приглашением на свадьбу.

— Ты представляешь, сколько стоит свадьба? Нет, так не годится. — Аниська, как всегда, охладила мой пыл. — Лучше просто разошли фотографии с подписью: «Я и мой жених на Монблане». Оставь народу возможность все додумать самим, — рассуждала Аниська.

— Уговорила, — согласилась я с доводами подруги.

— Что-то еще произошло в Шамани? — спросила наблюдательная Аниська.

— Почему ты так решила? — сделала я вид, что не поняла вопрос.

— Слишком подозрительно у тебя блестят глаза. Может, ты случайно клад там нашла или что-то еще.

— Нет, я нашла прабабушкин портрет, — как можно спокойнее ответила я.

— Что? — Аниська чуть не упала со стула. — Что делала твоя прабабушка в Шамани и что ты, — Аниська подчеркнула слово «ты», — здесь делаешь?





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...