Главная Обратная связь

Дисциплины:






Ньюпорт. (Пашка. Взгляд со стороны). 4 страница



 

Впереди показалась эстакада и дорога, идущая параллельно внизу. Майор велел водителю поворачивать направо. Сверху, сквозь рёв дизеля, доносился звук – лопотал лопастями вертолёт. Высоко. Может он их пока не заметил, но надо было сворачивать на медленно растущую эстакаду и тогда их наверняка увидят. Но ничего другого не оставалось.

Прошло больше часа, как они оставили позицию. Суганами понимал, что скорей всего ситуация давно изменилась и глупо бы было пытаться поймать её за хвост, но майор привык исполнять приказы. Каково же было его удивление, когда он сходу обнаружил противника.

- Цель! Семьсот, восемьсот метров, - примерно оценил он расстояние. Бинокль приблизил – посреди дороги вальяжно развалилась туша «Абрамса». Чуть дальше возвышались ещё груды камуфлированного металла, и определить их количество сразу и не удавалось.

Майор даже разглядел сорванный противокумулятивный экран, оголённые катки и заманчиво подставленный слабый борт ближайшей машины. Но дистанция была слишком велика. И время – его уже не было: в казённике торчал фугасный снаряд, а башня американского «бегемота», начала медленное движение поворота – их тоже заметили.

Удары крупнокалиберных пуль оказались совершенно неожиданными. Голова наводчика, глядящего в смотровую щель, лопнула страшными кровавыми брызгами. Двенадцатимиллиметровые пули прошили 25-мм лоб корпуса, мгновенно убив водителя. Заглох двигатель и самоходка, прокатившись едва метр, встала. Пули чавкая и звеня, колотили по лобовой броне рубки, но 51- мм брони и дополнительные 16-мм, удерживали убийственный скорострельный напор.

Отвалив в сторону мёртвое тело, майор, бешено вращал ручку горизонтальной наводки – успеть влепить и главное не промахнуться в вытянутый затылок башни «Абрамса».

Выстрел! Откат больно ударил в плечо. Заряжающий тащит бронебойный. Но «американец» уже развернул свою надкорпусную нашлёпку, выставив чёрный зрачок ствола, пыхнул, обелился дымом. Не успеть.

 

* * *

 

Удар фугасного молотка по шестидесятитонной наковальне «Абрамса» оказался очень заметным для сидящих в башне. Её откляченная башенная корма, куда попал снаряд, послужила своего рода рычагом, двинувшим весь погон, основательно встряхнув потроха внутри брони. Что-то в металлических узлах вращения башни хрустнуло, к гудению привода добавился скрежещущий звук, но ствол продолжал исправно двигаться на цель.

- Что за вонь! Бог ты мой, Шон, да ты весь вспотел, - проскочило в динамиках внутренних переговоров. Окулярный отвод прицела наводчика рисовал в перекрестье цель с замершими циферками показаний лазерного дальномера. Световой сигнал моргал – орудие готово. Выстрел! Носы экипажа задёргались, раздражённые пороховыми газами – эжектор не справлялся с их отводом. И снова голос:



- Да что же так воняет!

И только потом бортовая информационная система запищала сигналами сработавшей системы пожаротушения: всего пара раскалённых осколков японского снаряда встряли в левую заднюю часть башни, пробив боковую защиту, бедокуря, поворошили в железной начинке вспомогательной силовой установки. ВСУ задымила, мелькнули языки пламени, гоняемые реагентным противопожарным газом.

Командир косил взгляд на дисплей с отображением обстановки, который настырно информировал – «ВСУ накрылось», неожиданно заморгали аварийные светодиоды моторного отделения. А потом вдруг стало жарко.

Горящее топливо и масло из вспомогательной установки устремились вниз, заливая моторно-трансмиссионное отделение. Теплообменник воющего газотурбинного двигателя стал «зашиваться», температура скакнула за пределы допустимой, автоматически через систему управления вырубился двигатель. Но машина, напичканная большим количеством сложных электронных систем и подсистем, склонных к отказу из-за вибрации и сильных ударов во время боя, пошла вразнос – через три минуты над «Абрамсом» медленно начал свою пьяную пляску жаркий огонь.

А там за горизонтом…

 

А в мире и в средствах массовой информации творилось нечто невообразимое. Увиденные обрывочные кадры военных действий поначалу выглядели нереальной картинкой, чьим-то розыгрышем. Прокрученные по несколько раз на всех каналах, они улеглись в мозгах, вошли в факты жизни и теперь пытливый мозг человека требовал новых подробностей и продолжения. Современный человек, искушённый компьютерной графикой художественных фильмов, непроизвольно подавшись к экрану, жадно впитывал, пусть худшего качества, но реальные кадры, реальной войны.

Счастливые журналюги, дорвавшиеся до сенсаций и возможности поразглагольствовать, захлёбываясь тараторили с экранов телевизоров в навязчивом формате возбуждённых истериков. Различные политики, аналитики и эксперты выдвигали свои домыслы и прогнозы.

Резко возросло количество шарлатанов и разного рода пророков, предвещающих очередной конец света. Религиозные концессии не то что не остались безучастными - их зацепило и основательно. Римский папа вещал о нашествии демонов с того света. Православная церковь ему вторила. Любопытный обыватель и сомневающаяся паства обратила задумчивые взоры на религию синто. А поскольку воскресшие японцы были далеко не праведники и уж тем более не святые – оголтелые и жестокие вояки, получившие от своей богини Аматерасу вторую жизнь, вспомнились даже грозные боги скандинавов и их мифическая Валгалла, где воины довольствуются всякими благами после ратных прижизненных подвигов.

 

Появившиеся было репортажи репортёров с улиц Нью-Йорка, вдруг прекратились - американское командование ввело военное положение и наложило цензуру на любую информацию. Тем не менее, кое-какие новости проходили через независимые источники и средства коммуникаций. Опубликованные снимки и быстро разошедшиеся кадры военной хроники, произвели сенсацию. Имя «Исороку Ямамото» было самым произносимым с экранов телевизоров. Биографии японских генералов и адмиралов, история войны на Тихом океане, техническое описание военной техники вооружённых сил тех времён заполонили телеэкраны. В воздухе витали слухи о секретном оружии японской Императорской армии и флота.

 

Передавалось записанное заявление японского командования, о том, что Императорский флот будет атаковать только военные корабли Соединённых Штатов и примкнувшим к ним союзников.

Получалось, что торговым и пассажирским гражданским судам опасаться нечего, но американский флот развил такую бурную деятельность, что многие судоходные компании на время прекратили те только трансокеанические но и каботажные перевозки. Соответственно отреагировали мировые биржи, взвинтив цены и проводя спекулятивные махинации. Кто-то, ругаясь, подсчитывал убытки или откладывал поездку на тихоокеанские курорты, кто-то наоборот потирал руки над выгодным военным заказом.

 

Известно, что американцев любят только американцы, и это утверждение проявило себя полностью. И хоть Европа оказалась относительно спокойным регионом, но и там прокатилась очередная волна протеста против американских баз. Даже у англичан – ныне самых рьяных союзников США, вид марширующих по улицам американских городов оккупантов, вызывал эдакий футбольный азартный восторг. Официальный Вашингтон сразу выбросил в эфир многочисленные кадры разрушений и жертв среди гражданского населения. Но разве можно было этим пробрать немцев, не забывших бомбардировки союзной авиации в 44-м второй мировой? А для сербов воздушные налёты оставались настолько свежи в памяти, что многие из них до сих пор вздрагивают по ночам. Более трезвые головы, не смотря на внутреннее злорадство, понимали возможную опасность и для своих стран и, ориентируясь на свежие обстоятельства, начинали прорабатывать новые политические стратегии.

В связи со всеми вышеупомянутыми событиями, резко активизировались военные действия в Ираке и Афганистане. Арабы, (как выяснялось, и не только) видя, что собаку бьют – массового и радостно подключились к травле.

Дислоцированные в этих горячих точках американские военные, по своим каналам получали бόльшую информацию о происходящем. Всё это вызывало ожесточение среди командования и солдат, а в купе с усилившимся противодействием приносило огромные потери, как среди оккупационных контингентов, так и среди партизан.

Произошёл ряд диверсий на американских военных аэродромах в Африке. Появились разногласия с колумбийским правительством по поводу размещения американских военных на территории Колумбии.

Из Каракаса заявили, что не будут интернировать моряков японских военных кораблей зашедших в порты Венесуэлы. На что Вашингтон незамедлительно ответил, что оставляет за собой право уничтожать врагов Америки на любых территориях.

Правительство Венесуэлы приняло решение о закупке новейших средств ПВО у акционерного общества «Рособоронэкспорт».

 

Самые противоречивые позиции обозначились во взаимоотношении с Японией.

До этого основным предметом волнений среди японцев являлась военно-воздушная база США «Футемма» на японском острове Окинава. Недовольство японцев вызвано большим число инцидентов, виновниками которых являются американские военнослужащие. Масштабы и частота нарушений закона были столь велики, что местное население неоднократно проводило акции протеста, требуя убрать военную базу. Почти ежемесячно американские солдаты устраивают драки на улицах, не обходилось без изнасилования и грабежей.

Теперь, как будто лишившись тормозов, демонстранты, побросав плакаты, схватили камни и палки.

Волнения охватили все острова. Тысячи людей обложили военно-воздушные базы Мисава, Татикава и Ацуи, расположенные на островах Хоккайдо и Хонсю, так же штаб американских войск в Японии находящийся в Йокосуке.

Правительство Японии, не желая портить отношения с Вашингтоном, предпринимало ряд мер по стабилизации положения, но полиция и армия поддержали демонстрантов. Ситуация выходила из-под контроля. На смену подавшему в отставку премьер-министру пришёл более радикально настроенный человек. Американские дипломаты, понимая, что им не нужен сейчас лишний конфликт, предложили провести встречу американо-японского консультативного комитета и выработать программу по возможности решения проблемы, но к тому времени уже начали постреливать. Японцы целенаправленно сосредотачивали отряды полиции и армии вокруг американских баз. Американцы, оценивая свою позицию как не самую благоприятную, ощетинились оружием, а командование вытаскивало запылившиеся формуляры с разработанными когда-то планами действий на подобный случай.

Затеянные (неспроста) учения Северной Кореи сыграли на руку Вашингтону в переговорах с японской стороной, но Российский МИД вдруг выступил с инициативным предложением о заключении с Японией военного союза. Россия предлагала защитить острова от любого агрессора, включая Соединённые Штаты.

 

Большинство стран привели свои вооружённые силы в боевую готовность и, несмотря на объявление США некоторых районов «зоной войны» выжигали топливо патрулирующих самолётов и кораблей. Соответственно стали возникать различные инциденты. К уже вышеупомянутым, произошли новые столкновения с китайским и северокорейскими кораблями.

Французским подводникам опять «посчастливилось» попасться под «горячую руку» североамериканцев - у берегов Кале вертолёты US NAVY обстреляли и загнали под воду французскую подлодку. Правительство Франции выразило очередную ноту протеста.

Были зафиксирован обмен ракетными ударами у китайских берегов.

 

Вооружённые силы Великобритании были не в самом хорошем состоянии. Постоянные сокращения ассигнований привели к тому, что Королевский флот и авиация были способны теперь лишь осуществлять весьма ограниченный контроль в Ла-Манше и Северном море.

И не смотря на отказавшихся от помощи американцев, британский флот вышел в море скорее для демонстрации, однако осторожничая, не удалялся от островов более чем на 100-200 миль. Сухопарые гордые адмиралы хмуро всматривались вдаль, делали строгие лица перед кинокамерами, выказывая тем, дескать, мы не лопухнёмся как эти янки.

 

Американцы усиленно замалчивали о потерях флота и вообще о потерях, но не дураки же сидели в разведках и аналитических отделах, как союзных Америке стран, так и в странах вероятного противника.

Это потом, прибывший в порт Ирландии танкер «Нисан Мару» с ранеными японскими моряками и переданные плёнки с фильмом расстрела американского авианосца «Джордж Буш» с эскортом, мгновенно подорвали авторитет вооружённых сил США. Столь скорое уничтожение стотонного корабля, считавшегося непотопляемым, реально заставило напрячь лбы не одно морское адмиралтейство. Американцы и их британские союзники попытались взять в оборот ирландцев, но те вдруг проявили упрямство и независимость, игнорировав все претензии военных, заявив, что «судно не несло никакого вооружения, являлось абсолютно мирным. Допускать прессинг на моряков и тем более выдавать кого либо, они не будут». Пришедшее в испанский порт Ла-Корунья японское судно снабжения «Бансю Мару № 3» вновь оживило интерес. Больницы, где разместили раненых моряков, атаковали толпы репортёров. Но здесь уже, не смотря на недовольство испанского правительства, на всё наложило лапу американское военное ведомство: судно и капитан арестованы, у больничных палат постоянно дежурили американские морские пехотинцы. Естественно не осталось безучастным японское посольство. Жёсткий разговор между японскими дипломатами и представителем военного атташе США не улучшили и без того напряжённые отношения между странами.

Но это всё потом, а пока мир всколыхнуло, и люди с азартом ожидая развития событий, делали мысленные, а порой и немыслимые денежные ставки.

 





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...