Главная Обратная связь

Дисциплины:






В сорока километрах от объединённой базы Литл-Крик-Стори.



 

Наверное, лейтенанту Врайту удалось заснуть все-таки достаточно глубоко, потому что, проснувшись и взглянув на часы, он определил, что прошло более часа с момента как он сел в бронированную машину. Он встряхнул тяжёлой головой, отгоняя последний секундный сон и калейдоскоп воспоминаний: сумасшедшая посадка на территории базы и пылающий костром «Си Стельон», необычные плавающие танки и тысячи вражеских солдат, прущих на берег с десантных судов.

Разминая затёкшую ногу, лейтенант осмотрелся. Автомобиль стоял у дороги на обочине, вокруг простирался вполне мирный загородный пейзаж – кусок зеленеющего поля, заросли кустарника и крыши домов вдалеке. Сзади лежал, изредка покашливая, борттехник.

«Жив значит», - подумал Врайт, выбираясь из машины. Тело слегка одеревенело, ныли мелкие ссадины и ушибы. В небе висела низкая облачность, плотно скрывая гудящие самолёты. И как показалось лейтенанту, они гудели и выли турбинами, словно там уже давно прописались, с разной интенсивностью, со всех сторон и не умолкая. Они даже вселяли уверенность – свои парни, герои, и наверняка обеспечивают господство в воздухе. Наконец!

Дорога была пуста. Правее за поворотом из-за зарослей кустарника виднелся небольшой городок. Капот у автомобиля был открыт, на земле валялись отвёртки и гаечные ключи.

- Ну что там, Сэм? – Отфыркиваясь как бегемот, давешний военный в пыльной форме вылез из кустов так внезапно, что Врайт слегка вздрогнул. Появившийся офицер смыл с лица копоть и пыль, и теперь лейтенант его узнал - Билл Кроу, командир гарнизона.

- Ничего не могу сделать, сэр. В конце концов, я не механик, - сразу стал оправдываться водитель.

- Господи, Врайт, это ты? А я тебя сразу и не узнал, держи, - Билл Кроу улыбнувшись, протянул лейтенанту пластиковую бутылку полную воды. Дождавшись когда лейтенант прекратит жадно глотать студёную влагу, капитан предложил, жизнерадостно махнув рукой в направлении кустов:

- Пойди-ка, всполосни лицо! Там небольшой ручей протекает. Вода чистейшая и холоднючая, но бодрит, бодрит, скажу я тебе.

 

Через пятнадцать минут, посвежевший лейтенант расспрашивал Кроу о сложившемся положении.

- Тебе рассказывать теории, предположения или известные факты? – Закурив и прищурив от дыма глаз, спросил капитан.

- Давай сначала по фактам пройдёмся.

- Вышибли нас с базы, как щенят. Не знаю, остался кто ещё из выживших, но там сейчас работает авиация. Ты же видел, какие масштабы нападения? Так вот, не мы одни! Норфолк, Нью-Йорк, Гротон и ещё я всего не расслышал по радио. Возможно, глушат или ставят помехи, не знаю. Не удивлюсь, если и наши штабные фильтрует инфу. Машина у нас здохла, но сюда идёт колонна техники, командование стягивает силы для атаки.



- Ты видел, кто это был? И техника какая-то допотопная, поршневые самолёты, винтовки, господи – мечи! Они, что свалились на нас из прошлого века.

- Самое потрясающее, что ты прав, - улыбаясь, капитан выпустил струю дыма и едва не поперхнулся - вдали резко возник глухой нарастающий гул.

- Едут! – Появилось возбуждённое лицо сержанта.

 

Уже невооружённым взглядом было видно пылящую вереницу техники. Даже не пылящую – изрыгающую зримый дизельно-бензиновый выхлоп.

- А что за городок впереди? - Поинтересовался лейтенант.

- Элизабет-Сити. Я связался с командиром колонны, выделить нам машину они не могут, у них приказ, так что возьмут с собой.

 

Через двадцать минут передовые бронированные машины уже проехали мимо. Затем медленно и грузно потянулись крытые брезентом тяжёлые грузовики, самоходные гаубицы и «Хамви». От колонны отделился RG-31[262] и подъехал к стоящей на обочине машине. Выскочивший из бронетранспортёра офицер представился и указал на приближающиеся машины в конце колонны. Говорил он коротко, явно спешил:

- Видите «Рейнджер[263]»? Раненого определите туда, к сожалению я сейчас не могу отправить его в тыл. А сами давайте в тот грузовик, там есть место. Должны подойти вертолёты, может что-нибудь решим, но позже.

 

Аккуратно перегрузив борттехника на носилки, потом в машину, где им занялся доктор, лейтенант Врайт полез в грузовик вслед за капитаном и его людьми.

Привыкнув к темноте в крытом тентом кузове, Врайт разглядел стоящие в ряд, почти под самую брезентовую крышу, плоские ящики, окантованные прочными белыми пластиковыми лентами. На ящиках стояла непонятная маркировка, но надпись «ВЗРЫВООПАСНО» проглядывалась довольно чётко.

Грузовик тронулся, загремели ящики, пришедшие в движение от вибрации кузова, рассевшихся пассажиров затрясло на неровностях.

- Может нам было бы лучше пешком добраться до города? – Озабоченно проронил один из рейнджеров.

- Ты не рад, что мы едем? – Равнодушно спросил лейтенант.

- А чему радоваться? Во-первых, нас опять везут в пекло, во-вторых, знаете, что в этих ящиках?

- А что? Пули, наверно…

- Пули! Как же – гаубичные снаряды. Одной пулемётной очереди хватит, что бы нас разбросало на сотню метров.

К монотонному завыванию двигателей автомобилей добавился звук проходящих над головой вертолётов и далёкой канонады.

- Колонна поменяла направление, - выглянув наружу, сказал капитан, - мы повернули в сторону Виргинии-Бич.

В открытый сзади широкий проём тента было видна тупая морда следующего за ними грузовика. В обратную сторону тянулась вереница машин с беженцами

 

Через полчаса вдоль дороги стали мелькать домики пригорода. Стрельба было уже совсем близко. И вдруг раздался резкий свист летящей мины. В ту же секунду оглушительный взрыв сотряс воздух, ударив по тенту воздушной волной, колыхнув машину, опасно сместив ящики. Лейтенант больно ударился об острый угол, но не обращая внимание на боль, поспешил за повалившими из машины рейнджерами. Выпрыгнув на асфальт, он вслед за всеми отбежал к обочине, подальше от опасного груза. Вокруг оглушительно гремели автоматные и пулемётные очереди, рвались мины и снаряды, с жутким грохотом взорвалась машина со снарядами где-то в середине колонны. Японцы, устроив засаду, расстреливали технику из пушек и миномётов, укрытых в гаражах и сарайчиках. Американцы вслепую, наугад палили в окружающие дома. Солдаты, высыпавшие из машин, в дыму и суматохе не могли обнаружить засевших в домах снайперов, падали подстреленные, сбитые пулями один за другим. Вертолёты, обнаружив миномётные расчёты, уничтожали их сверху ракетным и пулемётным огнём, но не всё было так просто – трассеры в ответ летели так густо, что почти сразу две машины рухнули срезанные очередями в упор, ещё одна взорвалась в воздухе.

 

Врайт, оглушённый, откатившись в кювет, вдруг сообразил, что забыл автомат и теперь вынужден был наблюдать эту бойню, не имея возможности вести ответный огонь. Рядом короткими очередями куда-то в дым били сержант-водитель и капитан. Возможно, у японцев сидел где-то корректировщик, потому что уж очень метко выбивались минами тентованые М939[264] и бронированные машины. На месте грузовика, на котором ехал лейтенант, теперь зияла огромная воронка, Врайт даже не заметил, когда он взорвался, настолько он был оглушён и дезориентирован.

Наконец собравшись, лейтенант стал наблюдать за боем. Он заметил, что японцы ведут перекрёстный огонь из стрелкового оружия, а значит, засада была не только впереди, но и позади колонны. Водитель вдруг дёрнулся – пуля шмякнулась, застряв в бронежилете. Сержант наверно думал, что это осколок, но Врайт успел увидеть, откуда стреляли. Он заорал, предупреждая, но грохот выстрелов и разрывов заглушал все остальные звуки. Ещё одна пуля вошла точно под шлем в затылок - сержант, не меняя позу, просто затих. Удалось докричаться до капитана. Тот повернул перекошенное лицо, и лейтенант указал ему на окошко в торце мансарды большого дома, потом на убитого сержанта. Кивнув, что понял, Кроу с перекатом, поменял позицию, прицелившись, нажал на спусковой крючок, но автоматическая винтовка, пару раз плюнув, заткнулась. Рядом, шлепком, в землю вошла пуля. Капитан, выхватив пистолет, зачастил одиночными выстрелами в сторону противника, отдача ощутимо подбрасывала мощный ствол. Потом, подобрав автомат сержанта, он послал из подствольника гранату, но в спешке промазал - граната не попав в окошко, разворотила пластик, монтажные крепления (из чего там была состряпана мансарда) обнажив большую дыру. Лейтенант, сквозь поднявшуюся труху, заметил внутри какое-то шевеление.

- Пошли, пошли, - прокричал капитан, бросив лейтенанту оружие сержанта, сам подхватил свою винтовку, на ходу меняя магазин.

До дома домчали за минуту, перепрыгнули через низкую аккуратную оградку, пересекли лужайку перед домом. Не останавливаясь, капитан вышиб плечом дверь, едва не поскользнувшись на большой луже крови - в обширном холле лежал труп грузного мужчины. Аккуратно переступив его, Кроу, выставив оружие, быстро осмотрелся.

– Туда, - указав на лестницу, сказал капитан, но слегка задержался, - гранату бы….

Находчиво схватив, стоящие на столе круглые часы-будильник, метнул наверх. Дождавшись звука падения, так и не поняв, удался их обман или нет, офицеры бросились наверх.

На втором этаже оказался небольшой коридор и две закрытые двери. Бесполезный будильник валялся на полу. Плюнув на хитрости, капитан, ударив дверь ногой, открыл пальбу в открывшийся проход. Вдруг открылась боковая дверь, из комнаты выскочил небольшого роста солдат, заорав, направив на лейтенанта оружие со штыком на конце ствола. Сухо щёлкнул боёк, но японец, продолжая нажимать на курок, надвигался на Врайта, намереваясь проткнуть его оголённой сталью. Сам лейтенант оцепенев, забыл про зажатое в руках оружие и пятился назад. Над головой у него ураганным рёвом прогремел выстрел. Пуля попала в голову противника, прошла навылет и, сбив кепи, оставила на противоположной стене неприятные потёки и ошмётки, японский солдат замертво упал.

- Ты чего не стрелял, жить надоело? – Капитан видимо хотел сказать что-то ещё, но увидев побелевшее лицо лейтенанта, замолчал.

- Что это за монстр у тебя, - деревянным голосом спросил лейтенант, указывая на здоровенный ствол пистолета.

- Да так, мамочка подарила, - хмуро ухмыльнулся капитан, погладив рукоятку оружия.

 

Бегло осмотрев комнаты на втором этаже, заглянув на чердак, они никого больше не нашли.

- Надо уходить из города, - приказал капитан, - сейчас, скорей всего налетят вертолёты, навертят тут так, что мало не покажется. Не хватало, чтобы и нам перепало.

Действительно, судя по звукам, не менее десятка геликоптеров уже сотрясали воздух лопастями и скорострельными пушками. Осторожно выглянув наружу, капитан и лейтенант припустили вдоль улицы вон из города. Вертолёты поливали свинцом где-то дальше, и им опасаться было нечего. Заметив нескольких гражданских, так же как и они бегущих из города, лейтенант как-то отстранённо подумал: «Если население не всё ушло из домов, и их не убили японцы, свои же добьют с вертолётов».

 

Почти выйдя за городскую черту, они услышали гул.

- А это уже посерьёзней, - слегка запыхавшись, капитан взмахом руки предложил сбавить темп.

- В смысле? – Не понял Врайт.

- Слышишь гул, это танки. «Абрамсы» не иначе. Садись, отдохнем, спешить некуда.

Ровное завывание множества мощных двигателей было слышно за десятки километров. Клацанье металлических траков смешивалось гулом двигателей в единый механический коктейль. Встав во весь рост на возвышенности, лейтенант наблюдал серую чадящую выхлопом стальную многочленистую гусеницу, ползущую по шоссе.

Через полчаса мимо них, перемалывая асфальт дороги, завывая и свистя газотурбинными установками, проплыл с десяток железных махин, внушающих своими размерами уважение.

 

Любители давать громкие имена, нарекли «Абрамсы» прозвищем «Шепчущая смерть» за низкий уровень шума работающего двигателя, но лейтенанту, сидящему почти на обочине, так не показалось – гремели махины конкретно. Потом прошла более лёгкая техника и даже инженерная машина «Гризли».

- Смотри, парни основательно подготовились, - заметив телескопическую стрелу с гидравлическим приводом, ухмыляясь комментировал капитан, - будут разбитую технику с дороги стаскивать.

 

На них посматривали, но никто не останавливался. Проехав чуть дальше, солдаты спешивались, шли вдоль дороги за бронёй или прочёсывали постройки. В небе, словно деловые пчёлы над цветником, тарахтели новые разнотипные вертолёты. В конце шли грузовики и гусеничная техника с красными крестами. Кивнув в их сторону, капитан предложил:

- Вернёмся?

- За каким чёртом? – Врайт дьявольски устал, ему ничего не хотелось делать.

- Я пока ещё командир, может кто-то из моих парней жив, - ответственно нахмурив брови, ответил Кроу, - вставай! Нами, наконец, заинтересовались!

С подкатившего армейского внедорожника, высунул голову чернокожий капрал.

- Эй, парни помощь не нужна?

- А что! – Осклабился капитан.

- Подвезу! Если нам по пути?

- Ты едешь? – Кроу провернулся к лейтенанту.

- Господи, Билл, какой ты неугомонный, - ответил Врайт. Отряхнув пыль, кряхтя, он влез в машину, - мы с тобой только и мечемся туда - сюда, туда – сюда! Будь оно всё проклято!

 

В машине капрал, разглядев нашивки офицеров, сразу представился и разговаривал уже не так фамильярно:

- Сэр, вы в курсе, что на границе Пенсильвании и Нью-Йорка атомный гриб вырос?

- Срань господня! А что командование?

- А что, большие парни с лампасами все в позитиве, вещают о победах. Нет, я не спорю, в целом мы япошек бьём, но какой ценой. Макаки, разорив военные базы, отошли в города. Напустили дыму, наши парни с вертолётов и самолётов в тепловизор их путают с гражданскими, долбят по домам. Представляете, передовые части нацгвардии, вошедшие в Портсмут были оплёваны разъяренной толпой местных. И вообще с гражданскими проблемы сплошные. Их дома и многих укрывшихся в них разнесли в пух и прах ракетными ударами, - чернокожий парень, вещал так увлечённо, словно пересказывал сюжет интересного фильма, вставляя свои комментарии, - а как вы прикажете выбивать засевших на крышах азиатов? Под пули лезть?

 

Капрал что-то ещё возбуждённо рассказывал, а лейтенант узнавал уже места их недавнего боя. На разорванной земле и дороге зияли огромные рваные воронки, куски асфальта, обгорелые ошмётки грузовиков и БМП, оплавленные куски брони, горящие, испускающие чёрный дым покрышки.

Виргиния-Бич стоял у берегов океана, поэтому в городе всегда было много чаек, которые вытеснили всех других помоечных птиц. Обнаглевшие падальщики спокойно расхаживали по этому огромному кладбищу, клювами вытаскивая из-под обгорелого металла куски человеческого мяса. Капитан, высунув пистолет в открытое окно, два раза выстрелил, но чайки, лишь взмахнув крыльями, остались на месте, не отрываясь от сытного обеда.

- Господи, - пробормотал сержант.

- Останови машину, - приказал капитан.

 

Впереди ещё звучал бой, а позади ехала машина и из громкоговорителя власти предлагали уцелевшим мирным жителям собираться на площади у супермаркета. На дорогу опустился, вращая двумя винтами «Чинук»[265]. Из открывшейся задней аппарели выскочили два морпеха с нашивками медработников.

 





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...