Главная Обратная связь

Дисциплины:






Три стадии деятельности (восприятие, манип., совершение). И специфика использования знаков и значений



Моррис показывает, что вся человеческая деятельность включает знаки и значения. Любое действие состоит из трёх стадий:

  • восприятие – осведомлённость о знаке, выделение знака;
  • манипуляция – интерпретация знака и решение действовать;
  • совершение – реальное действие.

На стадии восприятия мы используем указательности знака и выделяем объект или какие-то его свойства. Выделение приводит к тому, что свойство или объект доминируют (используется оценочность знака), и происходит переход на стадию манипулирования. Затем возникает состояние зависимости: знак предписывает действие, и мы совершаем его.

Пример с рекламой: мы вначале выделяем, затем, если задумываемся над ней, попадаем в стадию манипулирования и если решаем купить, переходим на третью стадию зависимости – делаем покупку.

В коллективе эти стадии могут быть закреплены за разными людьми. У каждого человека может быть предпочтение к определённой стадии.

Знак отсылает организм или кибернетическую машину к какому нибудь предмету. Учитывая этот факт, будем говорить, что любой знак обладает предметным значением для определенного организма или определенной машины. Так, звонок имеет предметное значение для собаки, у которой выработался на него соответствующий рефлекс. Тот же звонок может и не обладать предметным значением, если у собаки еще не сложился условный рефлекс или она его утратила в результате неподкрепления. Это не значит, что такая собака совсем не замечает звонка. При некоторых условиях (например, громкий звук) звонок может привлечь ее внимание. Однако, даже замеченный собакой, выделенный из комплекса других раздражителей, он ни к чему ее не отсылает, ни на что не указывает; в этом смысле он лишен для собаки предметного значения, т. е. не функционирует в качестве знака чего-то. Когда человек слышит обращенные к нему слова, которые отсылают его к какому нибудь предмету, они обладают для него предметным значением. Если же слова произносятся на незнакомом языке, они не имеют для слушателя предметного значения и воспринимаются им исключительно со стороны своего звучания. Слушатель может лишь предполагать, что говорящий не просто произносит ряд бессмысленных звуковых сочетаний, а хочет к чему-то отослать собеседника. Между знаком и предметным значением существует двусторонняя связь. С одной стороны, нет знака без предметного значения. С другой стороны, нет предметного значения без знака – носителя предметного значения. Следовательно, предметное значение является необходимым и достаточным признаком знака. Предметное значение не исчерпывает той стороны знака, которая называется его значением. Как показал в 1892 г. известный немецкий логик Г. Фреге (1848–1925), кроме предметного значения существует еще смысловое значение. Открытие двух видов значения было одним из больших достижений Г. Фреге. Можно соглашаться или не соглашаться с его истолкованием предметного и смыслового значения, однако без этих понятий семиотика как наука немыслима. Чтобы разъяснить необходимость понятия смыслового значения, вернемся вновь к знаковым ситуациям, описанным в § 1 настоящей главы. Собаку с выработанным условным рефлексом звонок не просто отсылает к некоему предмету, т. е. обладает для нее предметным значением. Он сигнализирует ей о наличии пищи в строго определенном месте. Благодаря чему становится возможной такая конкретная сигнализация? Почему звонок указывает данной собаке, что пища находится в данном ящике? Почему другую собаку он может отсылать в другое место или даже вообще не иметь для нее сигнального значения? Очевидно, все дело в прошлом опыте собаки. Если после звонка собака всякий раз находила пищу в определенном месте, то последнее обстоятельство фиксируется ее памятью. Факт нахождения пищи в определенном месте оставляет определенный след в памяти собаки, причем след, связавшийся со звонком. Если бы та же Собака или какая нибудь другая обнаруживала пищу в другом ящике, след был бы иным и она совершала бы иные действия. Когда собака слышит звонок после его неоднократного подкрепления пищей, след, оставшийся в ее памяти, пробуждается, приходит в активное состояние и собака идет к определенному ящику за пищей. Абсолютно ясно, что характер ее действия (направление, по которому она пойдет, расстояние, на которое она удалится, и т. д.) определяется характером следа. Если следа вообще нет, отсутствует и отсылка, звонок не имеет для собаки предметного, знакового значения. Именно этот след и воплощает смысловое значение звонка. Звонок потому отсылает собаку к предмету, т. е. обладает для нее предметным значением, что он имеет для нее определенное смысловое значение. Если ограничиться общим описанием картины, то в принципе таково же положение дел и во второй знаковой ситуации. Слова “Принеси стакан воды!” отсылают слушателя к определенному предмету. Почему они обладают такой способностью? Почему последняя не свойственна словам, произносимым на незнакомом языке? Да все по той же причине. Знакомые слова пробуждают образы предметов, связавшиеся с этими словами в процессе их усвоения. Незнакомые же слова не находят отклика в сознании человека. Слова отсылают слушателя к определенному предмету благодаря тому, что слушатель понимает их смысловое значение. Без смыслового значения не могла бы осуществиться знаковая функция и слова не имели бы для человека предметного значения. Рассмотрим третью ситуацию. Если столкновение черепашки с препятствием несколько раз сопровождается свистком, то достаточно одного свистка, чтобы она повернула обратно. Очевидно, под влиянием одновременного действия препятствия и звонка в ней происходят определенные изменения, физические процессы (зарядка конденсатора, замыкание контакта и т. п.). Разумеется, физические процессы, происходящие в черепашке, не тождественны физиологическим и психологическим процессам в животном и человеке, но с семиотической точки зрения, т. е. с точки зрения структуры и развертывания знакового процесса, представляют интерес не эти различия, а то общее, что есть во всех трех ситуациях. Свисток отсылает черепашку к препятствию, вызывает у нее действие, направленное на то, чтобы избежать столкновения с препятствием. Отсылка же эта невозможна без посредства тех изменений, какие остались в ней от прошлого опыта. Эти изменения выполняют ту же функцию, что и следы в памяти животного или человека в аналогичных обстоятельствах. Таким образом, свисток обладает для черепашки определенным “смысловым значением”. Если бы он был лишен смыслового значения, она не реагировала бы на него, как не реагирует на массу окружающих ее предметов, не оставивших в ней никакого следа. Приняв во внимание существование трех основных типов знаковых ситуаций, можно определить смысловое значение как след предмета, к которому отсылает знак, след, оставляемый в памяти животного или человека или в кибернетическом, устройстве прошлым опытом.

 





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...