Главная Обратная связь

Дисциплины:






Хохма № 3: Гениальный адмирал Ли Сун Син




Исторический канон гласит: в 1592 году плохой японский адмирал Хидэёси напал на хорошую Корею.

Но тут возникла проблема: во главе корейского флота оказался гениальный военачальник, адмирал Ли Сун Син.

Сей гений на 263 года опередил своё время, создав обшитые железом, то есть, броненосные корабли, неуязвимые для противника, с железными шипами для тарана и таким флотом всех японцев победил.

И всё, и поплыли по бумажным волнам «черепахи» — кобуксоны, точь-в-точь, как греческие «триремы». И мудрый же там, на востоке, народ!

Одних железных шипов уже вполне достаточно, чтобы отправить «адмирала Ли Сун Сина» вместе с его «черпахами» туда, где им единственно и место: в корзину для мусора.

Но сейчас речь не о шипах. Речь — о железной броне, «опередившей время».

Концы с концами тут не сходятся по двум причинам.

Первая — экономического характера. Авторы популярной (и не только популярной) исторической литературы попросту не представляют себе, что значит обшить сталью или, на худой конец, железом, целый корабль. Как с производственной, так и с финансовой точек зрения.

Эти люди считают, что, если они могут себе позволить без особого напряжения покрыть оцинковкой крышу садового домика, то уж государство-то вполне в состоянии обшить железом свой флот.

При этом, они упускают из виду, что, во-первых, броня и жесть, всё-таки, немножко разные вещи, во-вторых, для бронирования флота металла потребуется несколько больше, чем для дачной кровли, а самое главное — на дворе-то ведь не XVI, а ХХI век.

Никаких цифровых данных о характеристиках «черепах» мне найти не удалось, но произвести несложный подсчёт можно.

Что характерно: каждый раз, когда требуется конкретика, историки мило, чисто по-женски, переходят к следующей теме, гуляя, главным образом, в саду эмоций.

Однако, исходя из картинок-«реконструкций» и общих соображений о тогдашнем уровне мирового кораблестроения, я принял примерный тоннаж «черепахи» в 400 тонн, при длине 40, ширине 10 и высоте бронированного надводного борта 1 метр.

Общая площадь бронирования, учитывая, что палуба «монстра» тоже бронирована, — это подчёркивают все источники! — составит около 400 кв.м.

В разных сражениях принимало участие от 10 до 30 «броненосных» корейских кораблей. Допустим, они были абсолютно неуязвимы, замены в связи с боевыми потерями не требовалось и их было вообще построено всего 30 единиц.

Итого имеем 12 000 кв.м. броневого покрытия! Не слишком ли для феодальной Кореи, да ещё в условиях, когда полстраны уже оккупировано кровожадными японцами?!

Как всё это железо изготовлено? Кузнецами, ручником и кувалдой, в подслеповатой дымной фанзе? Это сколько же надо тех кузнецов!



Другой вопрос. Все элементы бронирования должны строго соответствовать определённым стандартам; если, скажем, будет хоть немного «гулять» толщина, неизбежен дисбаланс в нагрузке корабля и силовых нагрузках деталей корпуса.

Если будут неточности в соблюдении ширины, высоты и геометрической формы, бронедетали просто не будут стыковаться друг с другом. Подгонять по месту напильничком и зубильцем? Не смешно.

Ещё вопрос. А каковы они, собственно, должны быть — длина, высота и геометрическая форма? Броневые бруски, как на «Тоннан»?

Или толстые стальные полосы, в принципе — те же, в общем-то, бруски, как на «Вирджинии»?

Или бронелисты, как на всех остальных броненосных кораблях с 1862 года по наши дни? Так ведь, не откуёшь их вручную; в горн не поместятся.

Ковать маленькие бронедетали? Вполне выполнимо, но совершенно бессмысленно, ибо идея бронепокрытия в том и заключается, чтобы огромное давление удара распределилось по большой площади цельной, монолитной бронедетали.

Удар ядра, пришедшийся в маленькую железную бляшку, вдавит её в дерево и, что есть броня, что нет её, всё едино.

Короче, хоть тресни, а без прокатного стана не обойтись. И без кузнечно-прессового цеха тоже, потому, что бронедетали нужно заранее гнуть. И без цеха механообработки — тоже не обойтись!

Товарищи археологи, будьте так добры, предъявите любопытной публике руины средневекового корейского металлургического завода!

А заодно уж и мартеновские печи, поскольку из сыродутного железа такое количество изделий пришлось бы ковать неопределённо долго...

Хотя, может быть, премудрые корейцы имели в загашнике эффективный средневековый конвертер?.. Но насколько я знаю, такового не обнаружено.

А вот ещё вопрос. Какова была толщина той брони? 100 мм, как на «Тоннан»? 114 мм, как на «Вирджинии»?

Прошу учесть — обшивать корабль просто, скажем, миллиметровой жестью бессмысленно; даже для мушкетной пули это не преграда, тем более, для пушечного ядра.

Даю историческим фантастам колоссальную фору. Принимаю толщину «черепаховой» брони аж... в 10 мм. Не сто, не двести. И получаю... 40 куб.м., что даст массу брони одного корабля 280 тонн!

Вот оно. Люди не понимают значения цифр. Они не осознают их конкретного содержания. Корабль водоизмещением 400 тонн не может себе позволить нести 280 тонн брони. И 180 тонн не может. Тем более, деревянный корабль.

Есть в технике такое понятие: весовая отдача. Говоря коротко, из 100 тонн железа можно построить более крупный корабль, чем из ста тонн дерева. А из 100 тонн стали — более крупный, чем из железа.

Соответственно, он сможет нести больше полезной нагрузки, например, той же брони. Или так: железный корабль тоннажем в 100 тонн может позволить себе более толстую броню (или большую площадь бронирования), чем деревянный. Суть — в прочностных характеристиках конструкционного материала.

Так вот, в ХХ (!) веке редкий стальной боевой корабль мог позволить себе иметь бронирование в 40% от водоизмещения.

Это — немногочисленная категория линкоров и некоторые речные мониторы, чей предельно низкий борт не позволял им выйти в открытое море.

И зная это, кто-то будет утверждать, что четыреста лет назад некие корейцы добивались от дерева большей весовой отдачи, чем судостроительные проектные бюро в наше время от первоклассной стали?

Хотя, простите, забыл: ведь это же непостижимый и таинственный Восток! Выдернут из жиденькой бородёнки три волоска, скажут какое-нибудь «трах-тибидох», и готово — все законы физики услужливо изогнулись в нужную сторону.

Это европейцу логарифмическая линейка нужна, а корейцу или китайцу — только борода. Видимо, с той-то поры они все с босыми лицами и ходят, — на изменение законов природы все бороды потратили.

Но и на этом список недоумённых вопросов не заканчивается.

Вот мне товарищ книжку одолжил. Хорошая книжка, обстоятельная. Франко Кардини, «Истоки средневекового рыцарства». В ней, кроме всего прочего, любопытные таблицы.

Речь идёт о стоимости рыцарского вооружения в Средневековье. Не вдаваясь в подробности, меч и шлем среднего качества стоили столько же, сколько 100 овец. Суммарный вес того и другого — от силы 10 кг.

Получается, корейскому императору за одно только бронирование для своих «черепах» пришлось отдать аж 840 000 овечек?!

Это не считая стоимости самих «черепах», не считая прочих, «небронированных» кораблей, не считая расходов на сухопутную армию, на пушки, на шпионаж, на рис и чумизу для вояк?! Причём, половину страны у него уже отобрали!

Не слишком ли богат был корейский император?!!

Вторая причина — я бы сказал, военно-технического характера.

А почему, собственно, в Европе только в середине ХIХ века пришли к мысли о необходимости бронирования? Уже пятьсот лет гремят на море пушки и только теперь туповатые европейцы додумались до такой очевидной мысли?!

Ответ очень простой, хотя и выглядит на первый взгляд парадоксально.

Всё это время могущество артиллерии было недостаточным, чтобы с высокой эффективностью разрушать корабельные корпуса.

Никакая навесная броня кораблям попросту не требовалась, их толстые деревянные борта сами по себе представляли отличную защиту от вражеских ядер.

Факты таковы. Вплоть до середины ХIХ века случаи, так сказать, чистого потопления кораблей орудийным огнём были большой редкостью и происходило подобное лишь в силу каких-нибудь исключительно неблагоприятных для покойного судна обстоятельств.

Например, если относительно небольшой и слабый корабль подставлялся под огонь очень мощного противника, скажем, под перекрёстный обстрел двух-трёх тяжеловооружённых линкоров или крупнокалиберной береговой батареи.

Под чистым потоплением следует понимать гибель корабля, корпус которого был до такой степени разрушен ударами снарядов, что потерял плавучесть. Короче говоря, в дыры влилось слишком много забортной воды.

Но основной статьёй потерь во всех флотах был захват корабля противником, когда в ходе классической артиллерийской дуэли один из противников пострадал сильнее другого.

Наступает момент, когда командир подбитого корабля, с грустью обозрев палубу, заваленную обломками сбитого рангоута, развороченными пушками и трупами моряков, приходит к выводу, что все возможности к сопротивлению исчерпаны, и спускает флаг.

Или же, более агрессивный противник, предварительно хорошенько угостив жертву картечью, бросается на абордаж и довершает дело в рукопашной.

Вторая статья — пожары, иногда оканчивавшиеся взрывом крюйт-камер. Ничего удивительного: дерево, смола, многие слои масляной краски.

И лишь затем статистика показывает прямое потопление судов артиллерийским огнём.

Причина такого положения кроется в том, что борт мало-мальски крупного и мореходного судна, выполненного из дерева, просто поневоле получается толстым.

Суда того времени строились по, так называемой, «поперечной» схеме. Это означает, что основную нагрузку в силовом наборе корабля несут шпангоуты, которые приходится делать очень толстыми и ставить их очень часто.

На практике это выглядит так: промежутки между шпангоутами меньше, чем их ширина, они стоят чуть ли не сплошным частоколом.

Затем поверх шпангоутов монтируется обшивка, как изнутри, так и снаружи, тоже очень толстая, поскольку ей предстоит воспринимать продольно-изгибающие нагрузки, увязывая шпангоуты в единое целое.

В результате, даже у торговых кораблей толщина борта достигала полуметра.

Для военных кораблей ситуация усугублялась тем, что характер нагрузок у них был иным; «купец» — это попросту ящик для груза, не всякий из них имел хотя бы одну палубу ниже главной, верхней — так называемый «твиндек».

А солидный военный корабль имел две, а то и три батарейных палубы, которые должны были выдерживать многотонную массу орудий, да ещё воспринимать нешуточные динамические нагрузки при стрельбе. В свою очередь, палубы передавали её на шпангоуты, что заставляло делать их ещё толще.

В целом, толщина борта знаменитых «манильских галеонов», например, могла достигать 1,5 м. И линкоров Нельсона — тоже. И так было вплоть до перехода к железному кораблестроению.

Таким образом, высокая снарядостойкость военных парусников не есть результат целенаправленной работы корабелов, а получена как бы «в придачу», в дополнение к общей конструктивной прочности.

Конструктор не мог поступить по-другому, если не хотел, чтобы его детище рассыпалось сразу же при спуске на воду.

Так вот, такие борта тогдашнее ядро попросту не пробивало.

Ядра и картечь влетали в орудийные порты, крушили орудийные станки, калечили матросов, кромсали рангоут, морская пехота с марсовых (мачтовых) площадок осыпала палубу противника пулями, зажигательные снаряды (брандскугели) поджигали всё, что посуше, но так разломать борт, чтобы корабль потёк, как сито, не могли.

В этом месте Внимательный Читатель просто обязан схватить меня за фалду: постой, постой! Это как прикажешь понимать?! То есть, с крепостными стенами пушки справлялись, а с деревянным корабельным бортом — не очень?

Именно так. Причина — в специфике морского боя.

На суше командир осадного корпуса имел возможность спокойно, без спешки отрекогносцировать неприятельские укрепления, определить наилучшее направление главного удара, стянуть туда основную массу осадной артиллерии и затем методично, день и ночь, иногда — неделями, иногда месяцами! — вести непрерывный огонь по небольшому участку стены, расшатывая и разбивая его.

Причём, конечный успех и тут отнюдь не был гарантирован: осада Севастополя — яркое тому подтверждение. И не только Севастополя.

А на море такой вариант немыслим. Во-первых, морской бой по природе своей скоротечен, во-вторых, бомбовые погреба кораблей имеют вполне конкретную ограниченную ёмкость, а их пополнение — по крайней мере, в ту эпоху — невозможно без захода в укрытую гавань и постановки на якорь, что автоматически означает прекращение боя. Так что, никакого противоречия тут нет.

Картина кардинально изменилась в 40-х годах ХIХ века, когда была создана бомба (фугасный снаряд) ударного действия.

Собственно, бомба существовала уже давно, но её взрыватель представлял собой дистанционную трубку — отрезок огнепроводного (бикфордова) шнура, вставленный в отверстие полого корпуса бомбы.

Применялась она исключительно в мортирно-гаубичной артиллерии, только для навесной стрельбы по неподвижным целям: неприятельским укреплениям и живой силе в районах её сосредоточения.

И это понятно: цель неподвижна, наша огневая позиция — тоже, можно спокойно пристреляться, подобрать более или менее подходящую длину шнура, чтобы бомба взорвалась не на подлёте к цели и не через минуту после падения, — ведь её просто успеют потушить.

В Севастополе лихие черноморские матросы такие трюки исполняли на «ять»!

На море такой боеприпас неэффективен. Стрельба ведётся из пушек сугубо настильно. У такой бомбы шансов проломить борт неприятельского корабля или хотя бы застрять в борту и дождаться, пока догорит трубка, нет.

При равном с ядром калибре, бомба куда легче (потому, что пустотелая и наполнена лёгким порохом), а значит, её кинетическая энергия меньше, чем у сплошного ядра, которое и само-то не идеал по части пробивной силы.

Подобрать оптимальную установку дистанционной трубки при коротких и постоянно изменяющихся дистанциях — тоже нереально. Вот если бы добиться автоматического подрыва бомбы при встрече с преградой!

И это было сделано. Развитие химии и пиротехники привело к тому, что в конце 40-х годов ХIХ века ведущие боевые флоты мира обзавелись так называемыми «бомбическими орудиями», стреляющими разрывным — фугасным снарядом мгновенного действия.

Причём, одновременно с ударным взрывателем появились взрывчатые вещества повышенного бризантного (фугасного) действия.

В 1853 году такими снарядами русский Черноморский флот под командованием Нахимова разгромил турецкую эскадру в Синопской бухте, разнёс в щепки в самом буквальном смысле.

Контрмеры корабелов последовали незамедлительно: спустя всего два года в бой вступили первые броненосцы — французские плавучие батареи типа «Тоннан», сразившиеся с русской морской крепостью Кинбурн. Результат: крепость жестоко пострадала, а французы потерь, по большому счёту, не понесли.

Дерево по характеру своей структуры неспособно противостоять воздействию взрывной волны: летит щепками. Поэтому блиндаж, полевое укрытие с бревенчатым накатом, обязательно должен иметь минимум метровую засыпку.

А лучше метра три, как курган, — чтобы вызвать преждевременный разрыв фугасного снаряда. Тогда ему всё нипочем; бревна спружинят и прикроют укрывшихся в блиндаже бойцов.

А без земли — извините: все полягут под градом не столько осколков, сколько щепы от раздробленных брёвен. Кстати, щепа хуже осколков.

Иное дело, стальной (железный) лист: пробить его накладным зарядом очень трудно. В сапёрном деле накладной заряд — это заряд, тем или иным способом закреплённый на поверхности пробиваемой преграды, не внедрённый в неё.

В артиллерии действие фугасного снаряда с ударным взрывателем по преграде — классический пример действия накладного заряда. Конечно, для стального листа любой толщины существует накладной заряд критической массы (в эквиваленте), который его проломит.

Но практически создать орудие, которое сумеет добросить достаточно мощный заряд к борту добротно бронированного корабля, невозможно.

Морские бронебойные снаряды всех стран с 1855 года пробивают броню противника исключительно за счёт кинетической энергии и особой прочности корпуса, а уж затем разрываются внутри, калеча всё кругом.

Если мы признаем реальностью оснащение бортовой и палубной железной бронёй корейских кораблей XVI века, нам придётся признать, что средневековые японцы располагали фугасными снарядами ударного действия. А как насчёт телеуправляемых торпед? Не было ли у корейцев и их заодно?

Жаль, я не читаю по-корейски. «Переводчикам» не доверяю уже инстинктивно. Да и где найти тот первоисточник?

Но картинки «черепаховых судов» наводят на мысль: крытая двускатная палуба, с вёслами, торчащими из-под неё... Ба! Какая встреча! Да это же старый, добрый испанский галеас!

И снова всё сразу становится на свои места. Небольшое число «кобуксонов» — по разным источникам, то 10, то 30 — чётко стыкуется с европейскими данными о количестве галеасов в рядах христианских флотов.

Это были «дредноуты» гребного флота, много их быть не могло. И те, и другие имели ярко выраженный характерный признак — палубу, прикрытие над гребцами.

Так вот, это и есть та броня, которой великий адмирал «Ли Сун Син» защитил свои «броненосцы».

Для прикрытия гребцов от обстрела сверху достаточно относительно тонкой преграды: деревянной «крыши» дюйма в два толщиной, учитывая высокую склонность сферических снарядов и пуль к рикошету.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...