Главная Обратная связь

Дисциплины:






Оккупация Югославии



 

Власть в стране принадлежала ультранационалистическому движению усташей. Целью движения было превращение Хорватии в стопроцентно католическую страну, а проживавших в ней сербов, цыган и евреев предполагалось уничтожить. Через несколько дней после прихода к власти усташи подготавливают и принимают ряд дискриминационных по отношению к представителям других национальностей законов. 17 апреля утверждается закон о защите народа и государства, 25 апреля - о запрещении кириллицы, 30 апреля - о защите «арийской крови и чести хорватского народа» и о расовой принадлежности и т.д. Сербам предписывалось носить повязки с буквой «П», что означало «Православный». Хорватия была единственной европейской страной-союзницей Германии, создавшей свои собственные концентрационные лагеря, крупнейшим из которых был Ясеновац.

В своей речи в Госпиче 22 июня 1941 один из лидеров усташей Миле Будак сформулировал программу действий по отношению к сербам: «Одну часть сербов мы уничтожим, другую выселим, остальных переведём в католическую веру и превратим в хорватов. Таким образом скоро затеряются их следы, а то, что останется, будет лишь дурным воспоминанием о них». В той же самой речи он произнес следующую фразу: «Для сербов, цыган и евреев у нас найдётся три миллиона пуль». 26 июня часть его речи была опубликована газетой "Hrvatski List".

После прихода усташей к власти католическое духовенство начинает кампанию по обращению православных сербов в католичество. Это делается в сопровождении вооруженных отрядов усташей. Английский историк Ричард Уэст, исследовавший этот вопрос, в одной из своих книг ссылается на текст боснийской газеты, в которой говорилось об обращении в католичество 70.000 сербов в диоцезе Баня-Лука. Он же писал, что свои устремления католическое духовенство направляло в первую очередь на сербских крестьян. По его словам, все те, кто имел среднее образование, а также учителя, торговцы, зажиточные ремесленники и православные священники считались носителями «сербского сознания» и подлежали поголовному уничтожению.

Первые свои рейды по сербским населенным пунктам усташи совершили сразу после капитуляции Королевства Югославии. После того, как в июне 1941 значительное количество оккупационных войск покинуло Балканы и немецкий контроль за своим союзником ослаб, усташский террор набрал обороты. Только за шесть недель 1941 года усташи убили троих православных епископов и 180.000 сербов. Огромное количество трупов бросали в воды Дрины, Дравы и Савы чтобы они достигли Сербии. К некоторым прикреплялись таблички с надписями вроде «Паспорт для Белграда», «Уважаемый для Сербии», «В Белград королю Петру».



Именно сербы составили подавляющее большинство жертв усташского режима. В Глине, Дворе-на-Уне, Доньем Лапце сербы составили 98% пострадавших; в Войниче, Коренице, Вргинмосте - 96%; в Новской и Новой Градишке - 82%; в Славонской Пожеге - 80%.

По данным Американского музея Холокоста число жертв усташей в Боснии и Герцеговине и Хорватии составляет 330-390 тыс. сербов.

В книге Бранимира Станоевича «Усташский министр смерти» говорится, что в Хорватии в 1941-1945 годах погибло 800 тыс. человек. Такую же цифру назвал известный сербский исследователь в эмиграции Мане М. Пешут в своей книге "Крајина у рату 1941-1945".

Примерную картину масштабов усташского террора можно получить, если сравнить данные о численности населений до и после войны. В 1940 году в Горнокарловачской епархии Сербской Православной Церкви насчитывалось 1.114.826 сербов. А по переписи населения 1948 года на этой же территории проживали только 543.795 человек. Помимо этого необходимо помнить, что в зоне геноцида оказались не только земли бывшей Военной Краины, но и Босния и Герцеговина и запад Воеводины.

 

Оккупация Литвы

 

июня группа армий «Север» завладела западной и северной Литвой, группа армий «Центр» захватила большую часть Виленского края. Первые атаки Люфтваффе унесли жизни около 4000 мирных жителей. Большинство советских самолётов были уничтожены на земле. Во время Расейняйского сражения советские военные пытались нанести контрудар, усиленные танками, но потерпели тяжелое поражение. Литовцы видели в немцах освободителей от репрессивной советской власти, надеясь, что немцы восстановят их независимость или, по крайней мере автономию. В течение недели немцы потеряли 3362 человека, но контролировали всю территорию страны.

Антисоветские литовцы взяли в руки оружие для борьбы с советскими войсками. Группы мятежников взяли под свой контроль стратегически важные объекты (например, железные дороги, мосты, оборудования связи, склады продовольствия и снаряжения), защищая их от возможных атак советской армии. Немцы вошли в Каунас без боя, так как он уже контролировался антисоветским Литовским фронтом активистов (ЛВС). Активисты фронта провозгласили независимость Литвы и создали Временное правительство Литвы 23 июня. Более мелкие и менее организованные антисоветские группы возникли в других городах и сельской местности.

Немцы, не признав правительство Литвы, в конце июля сформировали свою собственную гражданскую администрацию - Рейхскомиссариат Остланд. Адриан фон Рентельном стал комиссаром Литвы и взял на себя все государственные функции. Временное правительство подало в отставку 5 августа, а некоторые из его министров стали Генеральными советниками во главе местного самоуправления. Немцам не хватало рабочей силы для сотрудников местной администрации, поэтому большинство местных отделений возглавили литовцы. Политические решения будут приниматься высокопоставленными немцами, действия осуществляются литовцами низкого ранга.

Нацисты подготовили три версии Плана Ост, его соотношения с Литвой. Согласно первой версии, большинство населения Литвы будет депортировано в Сибирь, а остальные германизированы. Второй план предусматривал переселить 235 тысяч немцев-колонистов в стране в течение 15 лет. Третья версия не причисляла литовцев к арийской расе, поэтому 85 % населения должны были депортированы или уничтожены, а оставшиеся несколько германизированы. В любом случае, Литва должна была стать немецкой областью в течении 20 лет после войны.

Большая часть антинацисткого сопротивления в Литве состояла из польских и советских партизан. Они начали саботаж и партизанские действия против немецких войск сразу после нацистского вторжения в 1941. Наиболее важными польскими организациями сопротивления в Литве, как и в оккупированной Польше, являются Армия Крайовой. Польский командующий Виленского края Александр Кржижановский.

Деятельность советских партизан в Литве частично координировалась командованием литовского партизанского движения, возглавляемого Антанасом Снечкусом, и частично Центральным командованием партизанского движения в СССР.

Еврейские партизаны в Литве активно участвовали в военных действиях против нацистской оккупации. В сентябре 1943 года Объединённая партизанская организация, возглавляемая Аббой Ковнером, пыталась начать восстание в гетто Вильно, а потом занималась диверсиями и партизанскими действиями против нацистской оккупации.

военный оккупированный гитлеровский диверсионный

 

Заключение

 

Подытожив всё выше написанное, можно сказать, что сколь было стран, столько и было вариантов оккупации. Какие-то страны сдались легко, а какие-то за свою свободу воевали. Какие-то страны были союзниками фашистской германии, а какие-то против неё.

На оккупированных территориях своих союзников немецкие войска были гуманны, но на территориях противник процветал геноцид еврейского населения. Наверное самый большой след который оставила Вторая Мировая война - это жертвы холокоста. Сколько людей, сколько стариков и детей было просто уничтожено, а «почему?» - сложный вопрос.

А что если бы Германия победила в этой ужасной войне, что если бы Гитлер пришёл к Мировому господству? Как говорят люди с полным отсутствием патриотизма «Мы бы ездили на японских машинах и пили бы немецкое пиво…». Этим людям следовало бы чаще открывать учебники по всемирной истории в 8 классе, где можно было прочитать записки детей остарбайтеров, которые в юном школьном возрасте осознавали что такое смерть и писали прощальные письма своим мамам и папам. Или же послушать людей преклонного возраста, которые к счастью смогли вернуться на родину. Почитав эти письма и послушав этих людей, можно ли сказать что мы бы хорошо жили? А жили ли бы вообще?... К сожалению история мало чему учит людей…

В наших силах - не допустить чтобы это повторилось, чтобы была ещё одна война. Чтобы лучше понять ужас того времени, новому поколению стоит читать больше книг Василя Быков, Ивана Шамякина и др., а так же смотреть больше фильмов, в которых всё можно увидеть своими глазами, таких фильмов как «Мальчик в полосатой пижаме» Марка Хермана, «Жизнь прекрасна» Роберто Бениньи, «Пианист» Романа Поланского, «Список Шиндлера» Стивена Спилберга…

Вопрос 7 Подготовка Германии к войне против СССР

Германия начала подготовку к войне на востоке практически сразу же после прихода к власти А. Гитлера в 1933 году со стремительного увеличения военного производства и укрепления армии. С середины 30-х годов отношения между Германией и СССР, несмотря на различные политические и экономические реверансы, были враждебными, а начавшаяся Вторая мировая война окончательно поставила точку в этом вопросе. После блестяще проведенных германскими войсками операций 1939 и 1940 годов, раздела Польши и приближения границ Советского Союза к территории новой Германии и ее союзников, захватнические устремления А. Гитлера и его ближайшего окружения обрели реальное очертание.

Известно, что 25 июня 1940 года в ставке А. Гитлера велось обсуждение варианта плана последующих военных действий «Ударная сила на восток». Эта же идея нашла свое отражение и при обсуждении новых задач 28 июня. И уже 21 июля главнокомандующий сухопутными войсками Германии генерал-фельдмаршал В. Браухич получил устный приказ А. Гитлера о разработке плана войны на востоке.

Генерал-фельдмаршал Валтер фон Браухич был профессиональным военным с большим служебным опытом руководства крупными формированиями сухопутных войск. Он окончил военное училище еще в 1900 году, участвовал в Первой мировой войне, затем на различных командных и штабных должностях служил в рейхсвере. С приходом к власти Гилера был назначен командующим войсками 1-го военного округа (Восточная Пруссия). Затем командовал 1-м армейским корпусом, а с начала 1938 года – 4-й армейской группой. В конце 1938 года был назначен главнокомандующим сухопутными войсками, руководил оккупацией Австрии, захватом Чехословакии и военными действиями против Польши, Франции.

Поручение А. Гитлера, связанное с подготовкой замысла крупной стратегической операции против СССР, В. Браухич воспринял с большим удовлетворением. Ему шел шестидесятый год, жизнь и военная служба неумолимо катились к закату. Все чаще появлялось желание сделать что-то настолько значимое, чтобы его имя навеки было вписано в мировую историю.

В то же время В. Браухич хорошо понимал, что разработка такого крупного стратегического плана не может быть произведена одним человеком. Для этого требовались коллективные усилия группы специалистов и, конечно же, генерального штаба. В то время генеральный штаб сухопутных войск возглавлял также опытный военачальник с большим стажем штабной работы генерал-полковник Ф. Гальдер.

Генерал-полковник Франц Гальдер, которому недавно исполнилось 55 лет, был в самом расцвете творческих сил. На военную службу он поступил в 1902 году, в 1914 году окончил баварскую военную академию. В годы Первой мировой войны прошел все звенья штабной службы – от дивизии до группы армий. После войны остался на службе в рейхсвере. Занимал должности преподавателя тактики при штабе 7-го военного округа (Мюнхен), сотрудника отдела боевой подготовки министерства рейхсвер. С приходом к власти фашистов начал активно сотрудничать с этим режимом. С 1933 года службу проходил в должностях начальника штаба 6-го военного округа (Мюнстер), командира 7-й баварской дивизии, обер-квартирмейстера генерального штаба. В августе 1938 года он был назначен на должность начальника генерального штаба сухопутных войск вместо уволенного в отставку генерала Л. Бека. Гальдер возглавлял этот высший орган стратегического руководства во время оккупации Австрии, захвата Чехословакии, войны против Польши и против войск Франции и Англии на западе.

Ф. Гальдер целиком разделял агрессивные планы своего фюрера и понимал полководческие амбиции Браухича. В то же время он как крупный штабной работник с многолетним опытом несколько критически относился к способностям своих руководителей планировать и готовить крупные стратегические операции. Он считал, что это прерогатива лично его и руководимого им генерального штаба, прежде всего его оперативного управления, которое возглавлял Ф. Паулюс.

Генерал-лейтенант Фридрих Паулюс был на пять лет моложе своего шефа, но также принадлежал к касте кадровых военных. Участник Первой мировой войны, он затем прошел ряд ответственных должностей в рейхсвере. В 1935 году Паулюс был назначен начальником штаба танковых войск и на этом посту сделал достаточно много для развития бронесил вермахта. Во Вторую мировую войну он вступил в должность начальника штаба армии. И лишь получив столь большой практический опыт, в 1940 году был назначен 1-м обер-квартирмейстером генерального штаба сухопутных войск Германии. Вскоре между ним и Гальдером сложились хорошие деловые отношения. По своим деловым качествам они были не только грамотными генштабистами высочайшего уровня, но и исключительно исполнительными офицерами, что особенно ценилось Браухичем.

Сразу же после постановки задачи в генеральном штабе сухопутных войск Германии на базе узкого круга специалистов оперативного отдела была создана небольшая группа военных специалистов, которая приступила к разработке замысла военной операции против СССР. А так как обсуждение этого вопроса в ставке Гитлера с тех пор велось постоянно, то со временем замысел предстоящей операции приобретал все более четкий вид. По данным германского источника, 31 июля 1940 года начальник генерального штаба сухопутных войск Германии Ф. Гальдер после очередного совещания у фюрера в своем дневнике записал:

«…если Россия окажется разбитой, последняя надежда Англии угаснет. Властелином Европы и Балкан тогда станет Германия.

Решение: в ходе этого столкновения с Россией должно быть покончено. Весной 41-го. Чем скорее будет разгромлена Россия, тем лучше. Операция имеет смысл только в том случае, если мы разобьем это государство одним ударом. Одного лишь захвата оперативного пространства недостаточно. Остановка зимой чревата опасностью. Поэтому лучше выждать, но принять твердое решение разделаться с Россией…Итак, май 1941-го, на проведение операции – 5 месяцев…

Цель: уничтожение жизненной силы России. Подразделяется на:

1. Удар на Киев с примыканием фланга к Днепру. Люфтваффе разрушает переправы у Одессы.

2. Удар по окраинным государствам в направлении Москвы.

В заключение – массированные удары с севера и юга. Позднее – частная операция по захвату нефтяного района Баку».

Как следует из этого документа, удар на Украине в направлении Киева и Одессы уже в первом замысле будущей операции рассматривался как главный.

Вечером 18 декабря 1940 года А. Гитлер подписал директиву верховного командования вермахта № 21, более известную, как план «Барбаросса». Она являлась настолько секретной, что была изготовлена всего в девяти экземплярах, из которых три были вручены главнокомандующим сухопутных войск, военно-воздушных сил и военно-морского флота, а шесть заперты в сейфе главного штаба верховного командования. Также нужно помнить, что на разработку этой директивы (замысла стратегической операции) было затрачено пять месяцев.

В основу планирования были заложены все самые передовые на то время принципы ведения войны, проверенные германским командованием на опыте ведения военных действий на Западе. В этой директиве, в частности, в отношении Украины говорилось:

«Группе армий, действующей южнее Припятских болот, надлежит посредством концентрических ударов, имея основные силы на флангах, уничтожить русские войска, находящиеся на Украине, еще до выхода последних к Днепру.

С этой целью главный удар наносится из района Люблина в общем направлении на Киев. Одновременно находящиеся в Румынии войска форсируют р. Прут в нижнем течении и осуществляют глубокий охват противника. На долю румынской армии выпадает задача сковать русские силы, находящиеся внутри образуемых клещей…»

31 января 1941 года была подписана директива по стратегическому развертыванию войск по плану «Барбаросса», на выполнение мероприятий которого отводилось четыре месяца. Директива была разослана всем командующим группами армий, танковыми группами и командующим армиями. Важнейшей особенностью стратегического развертывания было то, что мобилизация в прямом ее понимании не проводилась. Наращивание группировки на востоке должно было осуществляться последовательно, с соблюдением маскировки и проведением широкой дезинформации. На восток выдвигались дивизии, получившие боевой опыт на западе, а на запад направлялись преимущественно вновь сформированные дивизии, предназначенные для несения оккупационной службы и боевого слаживания.

С целью сокрытия проводимых мероприятий 15 февраля штаб верховного командования Германии издал специальную «Директиву по дезинформации». В соответствии с этой директивой на первом этапе (до апреля 1941 года) сосредоточение и развертывание германских войск по плану «Барбаросса» должно было объясняться как обмен силами между Западной и Восточной Германией и подтягивание эшелонов для проведения операции «Мирита» по вторжению в Югославию. На втором этапе (с апреля до вторжения на территорию СССР) стратегическое развертывание изображалось величайшим дезинформационным маневром, который якобы проводился с целью отвлечения внимания от приготовлений для вторжения в Англию. Вполне понятно, что такая дезинформационная операция могла иметь место только при условии полного паралича работы советской разведки на территории Германии, и, видимо, основания для этого были.

Зимой и весной 1941 года подготовка к нападению на СССР принимала все более широкий размах и охватывала все новые звенья военного аппарата. У главнокомандующего сухопутными войсками генерал-фельдмаршала В. Браухича и начальника генерального штаба сухопутных войск генерал-полковника Ф. Гальдера происходили непрерывные совещания. Сюда то и дело вызывались главнокомандующие групп войск и начальники их штабов. Один за другим прибывали представители финской, румынской и венгерской армий. В штабах групп армий согласовывались и уточнялись планы, а в феврале-марте проводились военные игры, на которых по этапам проигрывались действия войск и порядок организации их снабжения.

Затем обобщающая большая военная игра с участием начальника генерального штаба Ф. Гальдера, командующих и начальников штабов армий была проведена в штабе группы армий «А» («Юг») в Сен-Жермене (около Парижа). Только после столь тщательной проверки и доработки, планы групп армий и отдельных армий 17 марта 1941 года были доложены Гитлеру.

В следующий раз вопрос ведения военных действий по плану «Барбаросса» рассматривается в генеральном штабе сухопутных войск Германии в присутствии А. Гитлера 30 апреля. Тогда было произведено уточнение соотношения сил и средств сторон, а также составлен прогноз предстоящих приграничных сражений, особенно в полосе армий «Юг». Тогда фюрер сказал: «Россия несколько раз недружелюбно поступала с нами, поэтому мы должны обеспечить себя от всяких неожиданностей». На этом совещании Ф. Гальдер в своем дневнике записал дату готовности к войне с Советским Союзом – «ориентировочно с 23.5».

На совещании у начальника Отдела обороны страны Штаба верховного главнокомандования вермахта от 1 мая 1941 года А. Гитлер назвал дату, точную дату начала войны против СССР, – 22 июня. При этом, оценивая реализацию плана «Барбаросса», главнокомандующий сухопутными войсками Германии генерал-фельдмаршал В. Браухич высказал предположение, что ожесточенные приграничные сражения продлятся до четырех недель. «В дальнейшем же ходе операций можно рассчитывать только на более слабое сопротивление».

Дальнейшую хронику подготовки Германии к войне с СССР хорошо отслеживать по записям в Военном дневнике начальника генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковника Ф. Гальдера. Так, 6 мая 1941 года он отмечает: «Подготовка к операции «Барбаросса» продолжается и никаких непреодолимых трудностей не встречает. Штабы высших соединений сухопутных войск уже получили в свое распоряжение авиационные эскадрильи».

На следующий день Ф. Гальдер указывает, что по плану «Барбаросса» предусмотрено сосредоточение 17 тысяч поездов для переброски войск, боевой техники и снаряжения. Тогда же были сделаны расчеты о том, что железнодорожные перевозки войск по ускоренному графику движения продлятся до 23 и мая займут шесть недель. При этом Гальдер допускал, что за это время русские сумеют отреагировать на подготовку вооруженных сил Германии и смогут коренным образом изменить группировку своих войск на Западном театре военных действий.

15 мая 1941 года состоялось совещание 1-го генерал-квартирмейстера генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-лейтенанта Ф. Паулюса с обер-квартирмейстерами армий, предназначенных для действий на востоке. Были оговорены некоторые детали предстоящей операции, вплоть до того, сколько и где создавать складов с военным имуществом и порядок регулирования движения войск и грузов на дорогах.

22 мая 1941 года начальник отдела «Иностранные армии – Восток» майор Шильдкнехт доложил Ф. Гальдеру уточненные данные о группировке сухопутных войск РККА у немецкой границы. Он сообщил, что войска РККА сильно выдвинуты вперед, а их оборонительная группировка состоит из трех групп армий.

В период с 23 по 25 мая Ф. Гальдер вылетел на восточную границу, где лично провел совещания с командованием групп армий и посетил ряд армейских корпусов, ознакомился с проведением подготовительных мероприятий на местах. После этого с начала июня высшим германским командованием были официально разрешены полеты самолетов разведывательной авиации вдоль восточной границы СССР. Добытые таким образом разведывательные данные, после их тщательной обработки, должны были из штабов групп армий немедленно доводиться до генерального штаба.

На основании полученных разведывательных данных 4 июня в Берлине состоялось совещание с начальниками штабов групп армий и отдельных армий, находящихся на востоке, по вопросу организации взаимодействия пехоты с танками в начале наступления и об артиллерийской подготовке наступления. Затем прошло совещание с начальниками штабов объединений Восточного фронта, на котором обсуждались многие вопросы применения сил и средств в предстоящей операции. В частности, дымовых завес при форсировании рек, применение химических отравляющих веществ, ввод в бой пехотных дивизий с началом наступления с целью обеспечения (прикрытия) действий танков, порядок использования артиллерии и других родов войск в операции, многие специальные вопросы. На этом совещании были оговорены основные способы оперативных действий сухопутных войск при наступлении на противника в ходе приграничных сражений. Предлагалось наступать на широком фронте при надежном обеспечении флангов, используя танковые клинья и массированный огонь артиллерии, не придерживаясь «локтевой» связи с соседом. Германское командование исходило из того, что советское командование вначале для проведения контратак будет использовать небольшие танковые подразделения и части, а в глубине обороны для контрударов – танковые соединения.

9 июня генерал-полковник Ф. Гальдер совершил очередной облет на самолете германско-советской границы и ряда приграничных районов, где происходило развертывание ударных группировок германских войск. Затем он провел совещание с командирами 12-го и 47-го армейских корпусов, отметив в своем Военном дневнике: «Все хорошо проинструктированы, у всех превосходное настроение. Подготовка будет закончена к 22 июня 1941 года».

И все-таки высшее военно-политическое руководство Германии не исключало подвоха со стороны советского командования – слишком беспечно вели себя командиры приграничных частей и соединений. Ф. Гальдер настоял, чтобы усилить работу разведки «абвер» для получения дополнительных данных о противнике.

 

Вопрос 8. СССР на кануне войны. Положение в вооруженных силах





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...