Главная Обратная связь

Дисциплины:






Субъективн сторона.



 

Форма вины - умышленное хищение чужого имущества.

Преступлением, совершенным умышленно, признается деяние, совершенное с прямым или косвенным умыслом

Мошенничество возможно с прямым умыслом.

Интеллектуальный момент:

Виновный осознает, что он незаконно, безвозмездно путем обмана или злоупотребления доверием завладевает чужим имуществом или приобретает право на чужое имущество, предвидит, что в результате этого собственнику или законному владельцу имущества будет причинен прямой реальный ущерб

Волевой момент:

Виновный желает причинить своими действиями ущерб собственнику имущества.

Цель совершения мошенничества является корыстной.

Корыстная цель состоит в обращении похищенного имущества в свою пользу или пользу других лиц.

Мотив в данном составе преступления предполагает стремление лица к обогащению (наживе) путем изъятия, материальной, имущественной выгоды.

Отграничение

Отграничим мошенничество от кражи. Обобщая сделанные ранее замечания, выделим следующие критерии. Во-первых, при краже предметом хищения может быть только имущество, при мошенничестве предметом выступает как имущество, так и право на имущество. Во-вторых, при краже имущество изымается у потерпевшего помимо его роли, тайно от него. При мошенничестве собственник или законный владелец сам передает имущество преступнику, будучи введенным им в Заблуждение путем обмана или злоупотребления доверием. В-третьих, при мошенничестве имущество преступнику должно передавать дееспособное лицо, чьи действия по распоряжению имуществом должны быть юридически значимыми. Если путем обмана или злоупотребления доверием завладевают имуществом недееспособного или ограниченно дееспособного в силу возраста или психического расстройства лица, то поведение преступника образует кражу, а не мошенничество, поскольку воля таких лиц юридически ничтожна. В-четвертых, при мошенничестве лицо передает преступнику имущество для осуществления каких-либо юридических полномочий: владения, пользования иногда распоряжения. Если собственник сам передаст преступнику имущество, но не для осуществления каких-либо полномочий, а для чисто технических функций (для примерки, осмотра, оценки) - на лицо кража, а не мошенничество. В-пятых, элементы обмана могут присутствовать не только в мошенничестве, но и в краже. Но при мошенничестве обман является способом завладения имуществом, а при краже обман направлен на получение доступа к имуществу, которое в дальнейшем изымается тайно от собственника. /18, с.214/

Очень сложно отграничить мошенничество от присвоения и растраты, поскольку способ завладения имуществом может совпадать. Как при мошенничестве, так и при присвоении и растрате собственник сам добровольно передает преступнику свое имущество. И в том, и в другом случае виновный совершает хищение, злоупотребляя доверием собственника либо законного владельца. Особенно сложно разграничивать данные преступления в настоящее время, когда в мошенничестве появился новый квалифицирующий признак - с использованием служебного положения липа. По моему мнению, разграничение можно провести по следующим критериям.



Во-первых, при мошенничестве потерпевший передает имущество преступнику под влиянием обмана или злоупотребления доверием; при присвоении и растрате имущество передается виновному на законных основаниях, вытекающих из трудовых или гражданско-правовых отношений.

Во-вторых, при мошенничестве передача имущества носит законный характер только внешне, по существу впадение имуществом незаконно, поскольку данная сделка совершается с пороком воли субъекта и юридически ничтожна. При присвоении и растрате передача имущества и, стало быть, владение этим имуществом со стороны виновного носит законный характер не только по форме, но и по содержанию.

В-третьих, могут различаться полномочия, которые передаются виновному лицу. При мошенничестве имущество может передаваться преступнику в собственность, при присвоении и растрате передача собственности или права собственности на имущество материально ответственному лиц в принципе невозможно. Имущество ему передается для распоряжения, управления, доставки или хранения.

В-четвертых, при мошенничестве умысел виновного на завладение переданного имущества возникает до передачи имущества, до заключения договора. При присвоении и растрате умысел виновного возникает лишь в тот момент, когда имущество находится у него на законных основаниях. Поэтому при мошенничестве с использованием своего служебного положения виновный завладевает чужим имуществом, заранее зная, что он не выполнит своих обязательств перед собственником. Например, работник страховой компании заключает договор страхования, заранее зная, что страховая сумма выплачена не будет. Иное дело - присвоение и растрата с использованием служебного положения. Здесь страховая компания действительно выполняла свои обязательства по договорам и выплачивала суммы. Но одно из должностных лиц этой компании с использованием своего служебного положения завладевает уже не деньгами клиента, а деньгами компании, которые ему вверены.

Мошенничество следует отличать, как ни странно это звучит, от насильственного грабежа и разбоя. Необходимость разграничения возникает в том случае, если потерпевший сам, своими руками передает при грабеже и разбое принадлежащее имущество. Но при мошенничестве виновный убеждает потерпевшего в правомерности своих имущественных притязаний и поэтому потерпевший добровольно, с осознанием законности, правомерности своих и чужих действий передаст имущество виновному.

При грабеже и разбое, так же как и при вымогательстве, передача имущества происходит, вынуждено, потерпевший осознает неправомерность как своих, так и чужих действий. Различаются данные преступления по характеру насилия. В принципе, обман - это так называемое информационное насилие. При грабеже и разбое насилие носит неинформационный характер.

Наиболее сильно мошенничество соприкасается с составом преступления, предусмотренного ст. 177 УК, - причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием. Способ обогащения при этих двух преступлениях одинаков -использование обмана или злоупотребления доверием. Различается механизм обогащения. При мошенничестве происходит изъятие имущества, когда оно уже находилось в фондах собственника и преступник использует обман или злоупотребляет доверием собственника для извлечения имущества из этих фондов. Потерпевшему при этом причиняется прямой реальный ущерб. Причиняя имущественный ущерб путем обмана или злоупотребления доверием, преступник не дает возможность поступить данному имуществу в фонды собственника, то есть речь идет об ущербе в виде упущенной выгоды.

16. От мошенничества следует отличать причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения (статья 165 УК РФ). В последнем случае отсутствуют в своей совокупности или отдельно такие обязательные признаки мошенничества, как противоправное, совершенное с корыстной целью безвозмездное окончательное изъятие и (или) обращение чужого имущества в пользу виновного или пользу других лиц.
При решении вопроса о том, имеется ли в действиях лица состав преступления, ответственность за которое предусмотрена статьей 165 УК РФ, суду необходимо установить, причинен ли собственнику или иному владельцу имущества реальный материальный ущерб либо ущерб в виде упущенной выгоды, то есть неполученных доходов, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено путем обмана или злоупотребления доверием.
Обман или злоупотребление доверием в целях получения незаконной выгоды имущественного характера может выражаться, например, в представлении лицом поддельных документов, освобождающих от уплаты установленных законодательством платежей (кроме указанных в статьях 194, 198 и 199 УК РФ) или от платы за коммунальные услуги, в несанкционированном подключении к энергосетям, создающим возможность неучтенного потребления электроэнергии или эксплуатации в личных целях вверенного этому лицу транспорта.
17. В случаях, когда обман используется лицом для облегчения доступа к чужому имуществу, в ходе изъятия которого его действия обнаруживаются собственником или иным владельцем этого имущества либо другими лицами, однако лицо, сознавая это, продолжает совершать незаконное изъятие имущества или его удержание против воли владельца имущества, содеянное следует квалифицировать как грабеж (например, когда лицо просит у владельца мобильный телефон для временного использования, а затем скрывается с похищенным телефоном).

Мошенничество не редко имеет точки соприкосновения с преступлениями, предусмотренными ст. 206 и 325 УК, которые устанавливают ответственность за фальшивомонетничество. Уголовная ответственность за изготовление или сбыт поддельных денег или ценных бумаг (ст. 206 УК) наступает только в случае подделки денежных знаков, находящихся в данный момент в обращении и являющихся законным платежным денежным средством в том или ином государстве или группе государств. В случае, если подделываются денежные знаки, изъятые из оборота, не являющиеся платежными средствами, действия квалифицируются как мошенничество. Таким же образом оценивается грубая, очевидная подделка денежных знаков, которая может быть распознана и рассчитана на обман отдельных лиц. При «фальшивомонетничестве» денежные знаки имеют высокое качество подделки и в силу этого определенное время могут находиться в обращении. Изготовление поддельных кредитных и расчетных карт или иных платежных документов всегда преследует цель последующего завладения имуществом и денежными средствами по данным документам, поэтому всегда образует совокупность с оконченным мошенничеством или с покушением либо с приготовлением к мошенничеству, в зависимости от момента обнаружения подделки. Сбыт поддельных документов, указанных в ст. 325 УК, не требует квалификации по совокупности статей, если он является способом противоправного завладения чужим имуществом или приобретения права на данное имущество.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...