Главная Обратная связь

Дисциплины:






ФОРМА И ЕЁ ДЕЙСТВИЕ

Давайте обратимся теперь ко второму эффекту, сопровождающему мысль — созданию определённой формы. Изучающие оккультные науки знакомы с идеей об элементальной сущности, странной полуразумной жизни, которая окружает нас со всех сторон, оживляя материи ментального и астрального планов. Материя, оживлённая таким образом, очень охотно откликается на влияние человеческой мысли, и любой импульс, посланный из ментального или астрального тела, незамедлительно заключается во временную оболочку из этой оживлённой материи. Такая мысль или импульс на время становится чем-то вроде живого существа, душой которому служит мысленная сила, а телом — оживлённая материя. Вместо того, чтобы использовать несколько неуклюжее выражение "астральная или ментальная материя, одушевлённая монадической сущностью на стадии одного из элементальных царств", авторы-теософы часто для краткости пишут просто "элементальная сущность" или "эссенция" и иногда говорят о мыслеформе, как об "элементале". Может существовать бесконечное разнообразие цветов и обликов таких элементалов или мыслеформ, поскольку каждая мысль привлекает извне материю, наиболее подходящую для своего выражения, и заставляет её вибрировать в гармонии со своими собственными колебаниями; так что характер мысли определяет её цвет, и изучение его вариаций и комбинаций — исключительно интересное занятие.

Если чьи-либо мысль или чувство прямо связаны с другим человеком, результирующая мыслеформа движется к нему и разряжается на его астральное и ментальное тела. Если же человек думает о себе, или его мысль основана на личном чувстве, то подавляющее большинство таких мыслей слоняются вокруг своего создателя и всегда готовы на него воздействовать, как только он ненадалого войдёт в пассивное состояние.

Например, человек, уступающий грязным мыслям, может забыть о них, когда он занят ежедневной рутинной работой, но тогда эти мыслеформы висят вокруг него тяжёлым облаком, поскольку его внимание направлено на что-то другое и астральное тело невосприимчиво к колебаниям, отличным от его собственных. Но когда эта вибрация ослабляется и человек отдыхает после своих трудов, оставляя свой ум свободным от определённых мыслей, он ощущает, как грязная вибрация коварно крадётся к нему. Если сознание человека в некоторой степени пробуждено, он начинает ощущать это и кричит, что его искушает дьявол, но на самом деле то, что кажется искушением, есть естественная реакция на собственные мыслеформы. Каждый человек путешествует через пространство, заключённый в ящик, созданный им самим, окружённый массой форм, созданных его привычными мыслями. Он смотрит на мир сквозь эту среду, и конечно видит всё подкрашенным её преобладающими цветами, и все колебания, достигающие его, более или менее изменяются по частоте. Таким образом, пока человек не научится полностью контролировать свои мысли и чувства, он не увидит ничего таким, как оно есть, поскольку все его наблюдения будут сделаны через эту среду, которая искажает и окрашивает всё, как плохо изготовленное стекло.



Если мыслеформа не является определённо персональной, так же как и направленной к кому-либо другому, то она просто плывёт сама по себе в атмосфере, излучая всё время колебания, подобные тем, что были первоначально посланы её создателем. Если она не входит в контакт с любым другим ментальным телом, её излучение постепенно истощает запас её энергии и в этом случае форма распадается на куски, но если ей удаётся возбудить резонансные колебания в любом ментальном теле, оказавшемся неподалёку, то вступает в действие притяжение, и мыслеформа обычно поглощается этим телом. Таким образом мы видим, что влияние мыслеформы вовсе не столь далекоидущее, как первоначальное излучение, но независимо от того, на каком расстоянии оно действует, оно действует с гораздо большей точностью. То, что она производит в ментальном теле, которого достигает — это не просто мысль того же порядка, что и породившая её, это действительно та же самая мысль. Излучение может подействовать на тысячи людей и возбудить в них мысли того же уровня, что и исходная, но может случиться, что ни одна из них не совпадёт с оригиналом; мыслеформа же может подействовать лишь на немногих, но в этих немногих она произведёт в точности исходную идею.

Тот факт, что вибрации могут создать определённую форму, знаком любому, кто изучал акустику.

Звуковая пластинка (рис. 1) изготовлена из латуни или зеркального стекла. Мелкие песчинки рассыпают по её поверхности, а по её краю проводят смычком. Песок подбрасывается в воздух вибрацией пластинки и падая на неё снова, складывается правильными линиями (рис. 2). Касаясь смычком пластинки в разных местах, можно получать разные ноты, и следовательно, разные рисунки (рис. 3). Если фигуры, приведённые здесь сравнить с теми, которые производит человеческий голос, то можно найти много сходства. Эти изображения возникают по причине взаимодействия создающих их колебаний. Можно сообщить маятнику два или более одновременных движений, и присоединив к нему тонкое перо посредством рычага, точно зафиксировать его путь. Теперь подставьте на место маятника колебания в астральном или ментальном теле и нам станет ясен принцип получения форм при помощи вибраций.

Рис. 1 Рис. 2 Рис. 3

Следующее описание позаимствовано из очень интересной статьи под названием "Вибрационные фигуры" Б. Блай Бонда, члена Королевского Института Британских Архитекторов, который получил множество замечательных фигур при помощи маятников. Маятник подвешивается на краю ножа из закалённой стали, и может свободно совершать движения только в направлении, перпендикулярном ножу. Четыре таких маятника могут быть сгруппированы по два, так, чтобы они качались под прямыми углами друг к другу при помощи нитей, соединяющих древки каждой пары маятников с концами лёгкой, но жёсткой планки, от центра которой отходили другие нити; они передавали объединённые движения каждой пары маятников к лёгкой квадратной деревянной пластинке, поддерживаемой пружиной; на этой пластинке было укреплено перо. Таким образом это перо управлялось совокупным движением четырёх маятников, которое и фиксировалось пером на доске. Теоретически нет предела количеству маятников, которые могут быть соединены таким образом. Их движения прямолинейны, но два прямолинейных колебания равной амплитуды, действуя под прямым углом друг к другу, образуют круг, если они точно синхронизированы, или эллипс, если совпадение колебаний неполное или их амплитуды неравны. Также круговые колебания легко получить, заставив свободно подвешенный маятник раскачиваться по круговому пути. Этими способами была получена целая серия удивительных рисунков; примечательно их подобие некоторым мыслеформам, и они достаточно убедительно демонстрируют, насколько легко вибрации могут быть превращены в фигуры. Сравните рис. 4 с рис. 12, молитвой матери, или рис. 5 с рис. 10; или рис. 6 с змееподобным стремительным движением на рис. 25. Рис. 7 добавлен как иллюстрация сложности формы, которой можно достичь. Наиболее удивительным нам кажется то, что некоторые рисунки, полученные в результате случайных движений машины, могут точно соответствовать высшим типам мыслеформ, созданным при медитации. Мы уверены, что этот факт предоставляет ценное свидетельство, однако потребуется много дальнейших исследований, прежде чем мы сможем уверенно сказать, что всё это значит. Но это определённо подразумевает, что если две силы на физическом плане, поданные в определённом отношении друг к другу, могут нарисовать форму, точно соответствующую той, что производится сложной мыслью на ментальном плане, то мы можем заключить что мысль возбуждает на своём собственном плане две силы, имеющие такое же отношение между собой. Что это за силы и как они работают, ещё предстоит рассмотреть, но если мы сможем разрешить эту проблему, то скорей всего это откроет для нас новое поле исследований исключительной ценности.
Рис. 5, 7, 4, 6

Основные принципы

Три основных принципа, лежащих в основе создания мыслеформ:

1. Качество мысли определяет цвет.
2. Природа мысли определяет форму.
3. Определённость мысли определяет ясность очертания.

СМЫСЛ ЦВЕТОВ

Таблица цветов, приведённая в начале книги, была подробно описана в книге Человек видимый и невидимый, и свойственный им смысл — точно такой же для мыслеформы, как и для тела, её выделившего. Для тех, кто не имеет под рукой полного описания, данного в указанной книге, будет уместно заметить, что чёрный значит ненависть и злобу. Красный, всех оттенков от кирпично-красного до ярко-алого, означает гнев; лютый гнев проявляет себя вспышками огненно-красного из тёмных коричневых облаков; в то время как цвет "благородного негодования" — ярко алый, его нельзя назвать некрасивым, но всё-таки он вызывает неприятное волнение; особенно тёмный и неприятный красный, почти тот цвет, который называют "кровь дракона", показывает животную страсть и чувственное желание различных видов. Чисто коричневый (как краска "сиена жжёная") показывает скупость, тусклый серо-коричневый — это знак эгоизма, цвет, к сожалению, очень часто встречающийся; густой тёмно-серый обозначает депрессию, в то время как мертвенно-бледный серый ассоциируется со страхом; серо-зелёный — признак обмана, а коричнево-зелёный (обычно испещрённый точками и вспышками алого) указывает на ревность. Зелёный, похоже, всегда обозначает приспособляемость; в худшем случае, будучи смешана с эгоизмом, эта способность к адаптации становится обманом; на следующей стадии, когда цвет становится чище, это скорее значит желание стать всем для всех людей, хотя это может делаться главным образом с целью обретения популярности и хорошей репутации; в своём же высшем, более тонком и ярком аспекте это означает божественную способность сопереживания. Любовь выражает себя всеми оттенками малинового и розового, ясный цвет кармина означает здоровую любовь обычного рода; если же присутствуют серо-коричневые пятна, это свидетельствует об эгоистическом, захватническом чувстве, в то время как чистый светло-розовый обозначает совершенно бескорыстную любовь, свойственную только высоким натурам; цвет может изменяться от блёкло-малинового при животной любви до наиболее изысканных оттенков розового, подобных первым проблескам восхода, по мере того, как любовь очищается от элементов эгоизма и захватывает всё более широкие круги щедрости и сострадания ко всем нуждающимся. В совокупности с голубым оттенком религиозной преданности это может выражать сильное осознание всеобщего братства человечества. Насыщенный оранжевый соответствует гордости и амбиции, а различные оттенки жёлтого обозначают интеллект или интеллектуальное удовлетворение — блёклый оттенок охры свидетельствует о направлении этих способностей к эгоистическим целям, в то время как ясный цвет краски "гуммигут" показывает определённо более высокий тип, а блестящий светло-жёлтый — знак самого высокого и бескорыстного использования умственных сил, направленного к духовным целям. Различные оттенки синего свидетельствуют о религиозном чувстве, в диапазоне от тёмного коричнево-синего, соответствующего эгоистичной преданности, или бледного серо-голубого, показывающего служение фетишу, смешанное со страхом, вплоть до глубокого ясного цвета искреннего поклонения и и красивого светло-лазурного, соответствующего той высшей форме, которая включает самоотречение и слияние с божеством; преданная мысль бескорыстного сердца имеет очень приятный цвет, напоминающий глубокую голубизну летнего неба. Сквозь такие облака голубого часто сияют золотые звёзды, направляющиеся вверх, подобно ливню искр. Смесь любви и религиозного почитания проявляется как оттенок фиолетового, и более тонкие его оттенки всегда показывают способность откликнуться на высокий и прекрасный идеал. Яркость и глубина цветов обычно являются мерилом силы и активности чувства.

Другой аспект, о котором не следует забывать, это тип материи, из которой создаются эти формы. Если мысль относится к сфере чистого интеллекта и не связана с конкретной личностью, — например, мыслитель пытается решить задачу из области алгебры или геометрии — мыслеформа и излучаемая волна будут принадлежать исключительно ментальному плану. Однако если это мысль высокодуховной натуры, если она наполнена любовью или глубоким и неэгоистичным чувством, она поднимется с ментального плана и позаимствует многое из славы и великолепия плана буддхи. В таком случае её влияние черезвычайно мощно, и каждая такая мысль — это могучая добрая сила, которая не может не произвести бесспорный эффект на все ментальные тела в пределах досягаемости, если они только вообще имеют хоть какое-нибудь качество, способное откликнуться.

Если же, с другой стороны, мысль имеет в себе что-либо от эгоизма или личного желания, её вибрация сразу же направляется вниз, и создаёт вокруг себя тело из астральной материи в дополнение к своей оболочке из ментальной. Такая мыслеформа способна действовать на астральные тела других людей также, как и на их умы, так что она не только вызовет у них мысль, но и возбудит их чувства.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...