Главная Обратная связь

Дисциплины:






Характеристика бредовых синдромов



Паранойяльный синдром характеризуется наличием систематизированных бредовых идей и сверхценных образований. Высказывания больного носят монотематический характер, основанный на логических ошибках. Все его внимание, вся деятельность подчинены стремлению доказать свою правоту, реализовать свои болезненные побуждения. Окружающую действительность он трактует крайне односторонне, исходя из существующих бредовых предпосылок. Наблюдающаяся при этом высокая степень систематизации бредовых идей говорит об инертном, медленном течении болезненного процесса или о его стабилизации. Возникновению систематизированного бреда обычно предшествует так называемое предбредовое состояние или бредовая настроенность в виде неопределенного чувства беспокойства, тревоги, настороженности, подозрительности. Больные тягостно переносят расстройства, предшествующие бреду, и ощущают значительное облегчение, когда своими переживаниями находят объяснение с помощью систематизированной бредовой идеи. В этом случае смутные предположения, с точки зрения больных, приобретают ясность. Они даже удивляются, как это не понимают, что их везде – на улице, дома, на работе – преследуют «шпионы и контрразведчики», что «жена не верна», что «сделано открытие» и т. д. Галлюцинаторные расстройства при этом не наблюдаются. Память и интеллект (если не принимать во внимание бредовую систему) без грубой патологии. Болезненные переживания высказываются чрезвычайно обстоятельно, детально, с выраженной эмоциональной окраской.

Встречается паранойяльный синдром при шизофрении, патологическом развитии личности, у параноических психопатов.

Параноидный синдром выражается отрывочными, несистематизированными бредовыми идеями политематического характера (бред отношения, преследования, воздействия и др.). Болезненные высказывания сочетаются с галлюцинаторными явлениями. В состав синдрома часто включаются признаки умственного автоматизма, сопровождающиеся псевдогаллюцинациями, насильственным мышлением (мантизм), «отчужденностью». Преобладают слуховые галлюцинации. Больные слышат голоса – мужские, женские, детские, знакомых и незнакомых людей, шумы, свисты, крики, плачи, «передаваемые с помощью различной аппаратуры». Встречаются также синдромы деперсонализации.
Наличие параноидного синдрома говорит о большей прогредиентности процесса по сравнению с заболеваниями, сопровождающимися паранойяльными нарушениями.
Параноидный синдром входит в клиническую картину шизофрении, алкогольных, эпилептических, реактивных психозов и др.

Больной П., 48 лет, болен шизофренией параноидной формы. За несколько дней до поступления в больницу стал замкнутым, уединился. Задавал однообразные вопросы6 «Что дальше?» При этом пристально смотрел в глаза жены. Был осмотрен психиатром, который предложил госпитализацию. Ночью больной неожиданно проснулся, почувствовал, как «из соседнего дома при помощи специального передатчика излучают зеленые радиоволны». Услышав голоса, женские, мужские, детские, по содержанию якобы относящиеся к шпионской группе. Голоса говорили о необходимости убивать людей, жечь дома. Услышал, что жена входит в эту организацию. Голоса приказывали ей отравить его, подсыпать яд в стакан с молоком. Решил, что необходимо срочно разоблачить и уничтожить преступников. Начал искать нож (накануне вечером жена спрятала все острые предметы). Нашел в коридоре ржавую вилку и, подойдя к спящей жене, ударил ее несколько раз по голове.



Парафренный синдром проявляется бредовыми идеями величия, нередко носящими фантастический характер, а также бредом преследования, воздействия, психическим автоматизмом, изменением эмоциональной сферы. Вместе с тем наблюдаются симптомы двойника, ложного узнавания (симптом Капгра). Продуцируя бредовые идеи, больные рассказывают о своем всемогуществе, употребляя фантастические сравнения; считают себя властелинами галактики, главнокомандующими всеми армиями мира, знают языки всех народов земного шара, вселенной; уверены, что обладают огромной физической силой и ловкостью (заявляют, например, что могут поднять на одной руке паровоз, перепрыгнуть через реку Западная Двина). В бредовые высказывания больной включает множество лиц и фантастических событий; прошедшую жизнь пересматривает исходя из своих болезненных представлений. Настроение у него обычно повышено. Парафренный синдром наблюдается при шизофрении, прогрессирующем параличе, алкогольных и органических психозах.

Больной С., 42 лет, страдает шизофренией около 12 лет. Неоднократно лечился в психиатрических стационарах, выписывался с улучшением психического состояния. При очередном поступлении в больницу во время беседы с врачом заявил, что совершенно здоров и служит в специальных органах капитаном, врачом, конструктором, «есть и повыше звания». При дальнейшей беседе сообщил, что окончил много высших учебных заведений и выполняет свой долг перед родиной. Считает, что в больницу его доставили для специального обследования и проверки. Показывает шрам в области правого виска и говорит, что получил его «в борьбе с врагами родины». Уверен, что у него много врагов, что в него стреляли с самолета чем-то непонятным. «Самолет делал так, что через 15 минут менялось лицо». Говорит: «Сейчас у меня звериная голова». Слышит голоса, которые якобы передаются через переводчика. При помощи этих голосов 2получает важные задания сверху» Утверждает, то способен «делать погоду», что для обучения ездил в «центр», где получил задание лететь в космос на «Венере-30» Сообщает, что раньше летал на другие планеты, а когда вернулся на Землю, то в организме остался всего стакан крови. На вопросы отвечает односложно, формально.

Галлюцинаторный синдром отличается от предыдущих синдромов тем, что при нем на первый план выступают не бредовые идеи, а интенсивные слуховые, зрительные, обонятельные, тактильные галлюцинации. Сознание больных остается формально ясным. Они ориентированы в окружающей среде, времени. В зависимости от содержания галлюцинаций они высказывают соответствующие бредовые идеи преследования, отравления, ревности и др. Чаще всего встречается вербальный галлюциноз, когда больной слышит голоса, комментирующие его поступки, повелевающие им и т. д. Галлюцинации усиливаются в вечернее и ночное время. Иногда больные критически относятся к ним. Чаще же под влиянием обманов восприятия совершаются неадекватные поступки и агрессивные действия.
Галлюциноз может протекать как остро, так и хронически в течение многих месяцев и даже лет. Он является одним из вариантов психотических расстройств при шизофрении, алкоголизме, сифилисе мозга, эпилепсии.

Больной М., 48 лет, в течение 9 лет страдает шизофренией галлюцинаторно-параноидной формы. Неоднократно лечился по этому поводу в психиатрических стационарах, в периоды улучшения выписывался из больницы на непродолжительное время, поскольку часто возникали рецидивы. В детстве рос и развивался нормально. Перенес детские инфекции, простудные заболевания. Закончил среднюю школу и военное училище. Работал техником на аэродроме. По характеру был веселым, общительным, легко переживал неудачи. Женат, имеет одного ребенка. Заболевание началось с появления «голосов», бессонницы и тревоги. Настоящее поступление в больницу связано с очередным ухудшением состояния (появились сильные головные боли, «голоса в голове и горле»). Во время беседы с врачом больной спит, обхватив голову рукаи, временами оглядывается по сторонам, жалобно смотрит на врача. О своих переживаниях рассказывает не очень охотно. Жалуется, что тяжело управлять своим поведением, так как последние 4 дня «донимают голоса». «Они ругают меня так, что даже неудобно повторить вам это. А еще приказывают отрубить жене палец, а если я этого не сделаю, то меня повесят».

Синдром умственного (психического) автоматизма (синдром Кандинского-Клерамбо) описан русским психиатром В. Х. Кандинским и французским ученым Клерамбо. Встречается при многих психических заболеваниях (прежде всего при шизофрении), не характерен для неврозов и психопатий. Состоит из отдельных взаимосвязанных психопатологических симптомов:

В первую очередь следует назвать моновокальный псевдогаллюциноз. Он характеризуется наличием вербальных (словесных) галлюцинаций, ощущаемых внутри головы. Синдром умственного автоматизма сопровождается также чувством овладения, чуждости мыслей, которые протекают насильственно, как бы навязаны внешней силой, помимо желания и воли больного (мантизм – насильственное мышление).

У больного создается впечатление, что его мысли звучат громко и, следовательно, их слышат окружающие (симптом открытости мыслей).

Согласно субъективному представлению такого больного, его психическая деятельность как бы автоматически управляется извне, поэтому мыслительный процесс у него часто сопровождается громким, не зависящим от его воли произношением насильственно текущих мыслей (симптом насильственного говорения).

Когда больной не произносит слова, но субъективно ощущает сокращение мышц, участвующих в артикуляции речи, расстройство называется мышечной псевдогаллюцинацией. Этот симптом также характерен для синдрома Кандинского-Клерамбо.
В зависимости от преобладания тех или иных признаков синдрома психического автоматизма различают следующие его варианты.

1. Идеаторный, или ассоциативный, автоматизм характеризуется насильственным, не зависящим от воли больного наплывом мыслей, непроизвольным высказыванием «чужих» мыслей, образов (мантизм). Интересы, мысли, желания, влечения больного становятся чуждыми, «известными всем окружающим» (симптом открытости мыслей). Мыслительный процесс у него как бы навязан извне.

2. Сенестопатический автоматизм – у больного появляется насильственное чувство жжения, щекотания, боли о внутренних органах, а также неприязни, страха, злобы, недомогания.
3. Моторный, или кинестетический, автоматизм – все действия больного приобретают характер навязанных со стороны. Против воли больного чуждая для него сила заставляет его двигаться, резко поворачивать голову, улыбаться, строить гримасу.

Разновидности синдрома Кандинского-Клерамбо не встречаются изолированно друг от друга, а представляют собой этапы развития патологического процесса. Если этот процесс начался с идеаторного автоматизма, то в последующем можно ожидать возникновение сенестопатического, а затем и кинестетического вариантов. Появление синдрома Кандинского-Клерамбо в клинической картине того или иного заболевания (например, шизофрении) свидетельствует о сравнительно плохом прогнозе.

Ипохондрический синдром проявляется постоянным опасением больного за состояние своего здоровья: его все время преследует страх тяжело, неизлечимо заболеть. Эти крайне тягостные состояния обусловлены неприятными ощущениями, поступающими из различных органов или отдельных частей тела, чувством переливания жидкости в полостях, сдавливания, щекотания и др. Больные с таким синдромом часто обращаются к различным врачам, требуют глобальных медицинских обследований. Обычно никакой соматической патологии у них не обнаруживается, и больные не получив помощи, обвиняют врачей в недоброжелательности и даже вредительстве, считают себя источником опасных инфекций, утверждают, что их околдовали, загипнотизировали. Ипохондрический синдром встречается при психопатиях, депрессивных состояниях, неврозах, шизофрении.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...