Главная Обратная связь

Дисциплины:






Ямайская валютная система, современные проблемы Ямайской валютной системы

Кризис Бреттонвудской валютной системы породил обилие проектов валютной реформы: от проектов создания коллективной резервной единицы, выпуска мировой валюты, обеспеченной золотом и товарами, до возврата к золотому стандарту. Их теоретической основой служили неокейнсианские и неоклассические концепции. На рубеже 60—70-х годов проявился кризис кейнсианства, на котором было основано валютное регулирование в рамках Бреттонвудской системы. В этой связи активизировались неоклассики. Некоторые из них ориентировались на повышение роли золота в международных валютных отношениях вплоть до восстановления золотого стандарта. Родиной неометаллизма была Франция в 60-х годах, а основоположником — Ж. Рюэфф.

Сторонники монетаризма выступали за рыночное регулирование против государственного вмешательства, воскрешали идеи автоматического саморегулирования платежного баланса, предлагали ввести режим плавающих валютных курсов (М. Фридман, Ф. Махлуп и др.). Неокейнсианцы сделали поворот к отвергнутой ранее идее Дж.М.Кейнса о создании интернациональной валюты типа «банкор» (Р. Триффин, У. Мартин, А. Дей, Ф.Перу, Ж.Денизе). США взяли курс на окончательную демонетизацию золота и создание международного ликвидного средства в целях поддержки позиций доллара. Западная Европа, особенно Франция, стремилась ограничить гегемонию доллара и расширить кредиты МВФ.

Поиски выхода из валютного кризиса велись долго вначале в академических, а затем в правящих кругах и многочисленных комитетах. «Комитет двадцати» МВФ подготовил в 1972—1974 гг. проект реформы мировой валютной системы.

Соглашение (январь 1976 г.) стран—членов МВФ в Кингстоне (Ямайка) и ратифицированное требуемым большинством стран-членов в апреле 1978 г. второе изменение Устава МВФ оформили следующие принципы четвертой мировой валютной системы.

1. Введен стандарт СДР вместо золото-девизного стандарта. Соглашение о создании этой новой международной счетной валютной единицы (по проекту О. Эммингера) было подписано странами — членами МВФ в 1967 г. Первое изменение Устава МВФ, связанное с выпуском СДР, вошло в силу 28 июля 1969 г.

2. Юридически завершена демонетизация золота: отменены его официальная цена, золотые паритеты, прекращен размен долларов на золото. По Ямайскому соглашению золото не должно служить мерой стоимости и точкой отсчета валютных курсов.

3. Странам предоставлено право выбора любого режима валютного курса.

4. МВФ, сохранившийся на обломках Бреттонвудской системы, призван усилить межгосударственное валютное регулирование.

Как всегда, сохраняется преемственная связь новой мировой валютной системы с предыдущей. Эта закономерность проявляется при сопоставлении Ямайской и Бреттонвудской валютных систем. За стандартом СДР скрывается долларовый стандарт. Хотя усиливается тенденция к валютному плюрализму, пока отсутствует альтернатива доллару как ведущему международному платежному и резервному средству, золото юридически демонетизировано, но фактически сохраняет роль валютного товара в модифицированной форме; в наследие от Бреттонвудской системы остался МВФ, который осуществляет межгосударственное валютное регулирование. По замыслу Ямайская валютная система должна быть более гибкой, чем Бреттонвудская, и эластичнее приспосабливаться к нестабильности платежных балансов и валютных курсов. Однако Ямайская валютная система периодически испытывает кризисные потрясения. Ведутся поиски путей ее совершенствования в целях решения основных валютных проблем.



Проблема СДР. Итоги функционирования СДР с 1970 г. свидетельствуют о том, что они далеки от мировых денег. Более того, возник ряд проблем: 1) эмиссии и распределения, 2) обеспечения, 3) метода определения курса, 4) сферы использования СДР. Характер эмиссии СДР неэластичный и не связан с реальными потребностями международных расчетов. По решению стран-членов при наличии 85% голосов членов Исполнительного совета МВФ выпускает заранее установленные суммы на определенный период. Первая эмиссия осуществлена в 1970—1972 гг. на сумму 9,3 млрд СДР, вторая — в 1979—1981 гг. на 12,1 млрд. Из общей суммы 21,4 млрд СДР (34 млрд долл.) на счета стран-членов зачислено 20,6 млрд, на счет МВФ — 0,8 млрд. СДР используются в форме безналичных перечислений путем записи в бухгалтерских книгах по счетам стран — участников системы СДР, МВФ и некоторых международных организаций. Счет СДР дает возможность стране заимствовать конвертируемые валюты через МВФ.

Поскольку объем эмиссии СДР незначителен, ежегодно развивающиеся страны, при поддержке ряда развитых стран, поднимают вопрос об их дополнительном выпуске. В 1997 г. внесена поправка в Устав МВФ, дающая право выпустить еще 21,4 млрд СДР. В связи с принципом распределения выпущенных СДР между странами пропорционально их взносу в капитал МВФ на долю развитых стран приходится свыше 2/3 выпущенных СДР, в том числе «семерки» — более половины, США получили около 23%, столько, сколько развивающиеся страны, что вызывает недовольство последних.

Развивающиеся страны и некоторые развитые страны предлагают ввести принцип связи распределения СДР с оказанием помощи, финансированием развития.

Важной проблемой СДР является их обеспечение, поскольку в отличие от золота они лишены собственной стоимости. Вначале (с 1970 г.) единица СДР приравнивалась к 0,888671 г золота, что соответствовало золотому содержанию доллара того периода. Отсюда их первоначальное название «бумажное золото». Поэтому условная стоимость СДР зависела от изменения цены золота. С 1 июля 1974 г. в связи с переходом к плавающим курсам валют было отменено золотое содержание СДР, так как привязка к золоту затрудняла их использование в расчетах между центральными банками, поскольку золото оценивалось по нереальной заниженной официальной цене. С 1 июля 1974 г. курс СДР определялся на основе валютной корзины — средневзвешенного курса вначале 16 валют стран, внешняя торговля которых составляла не менее 1% мировой торговли. С 1 июля 1978 г. состав валютной корзины был скорректирован с учетом усиления валют нефтедобывающих стран (ОПЕК). С января 1981 г. валютная корзина сокращена до 5 валют, чтобы упростить формулу расчета условной стоимости СДР. В их числе доллар США, марка ФРГ, японская иена, французский франк, фунт стерлингов. С 1999 г. марка ФРГ и французский франк заменены евро. Речь идет о валютах стран, имеющих наибольший объем экспорта товаров и услуг и долю в официальных резервах стран — членов МВФ. Состав и доля валют в корзине СДР меняются каждые 5 лет. МВФ ежедневно определяет стоимость СДР в долларах с учетом изменения его плавающего курса.

Валютная корзина придала определенную стабильность СДР по сравнению с национальными валютами. Но вопреки замыслу СДР не стали эталоном стоимости, главным международным резервным и платежным средством. Практика их использования не соответствует целям, зарегистрированным в измененном в 1978г. Уставе МВФ. В 1998 г. (май) к СДР были прикреплены лишь 4 валюты против 15 в 1980 г. СДР в основном применяются в операциях МВФ как коэффициент пересчета национальных валют, масштаб валютных соизмерений; квоты, кредиты, доходы и расходы выражены в этой счетной валютной единице.

Вне МВФ СДР используются в ограниченных сферах: 1) например, вместо франка Пуанкаре и франка жерминаля в разных международных конвенциях; 2) на мировом рынке ссудных капиталов некоторые счета, облигации, синдицированные кредиты номинированы в СДР; 3) более 10 международных организаций получили право открывать счета в СДР; в 80-х годах были сняты ограничения по ним на счетах при операциях «своп», срочных сделках, кредитах, гарантиях, предоставлении даров. Официально СДР могут быть использованы банками, предприятиями, частными лицами.

Поэтому, хотя и без особого успеха, в отличие от ЭКЮ, а с 1999 г. — евро, развиваются частные СДР. Рынок частных СДР оценивается примерно в десяток миллиардов в основном в форме банковских депозитов, отчасти депозитных сертификатов и международных облигаций.

СДР как международное средство накопления валютных резервов применяются незначительно. Их доля в мировых валютных резервах колеблется от 9,2% в 1971 г. до 3,4% в 1992 г. и 2,1% в 1998 г.

В качестве международного платежного средства СДР используются в ограниченном круге межгосударственных операций. Не достигнута главная цель СДР: они направляются на приобретение конвертируемой валюты не столько в целях покрытия дефицита платежного баланса (около 26% их общего объема), сколько для погашения задолженности стран по кредитам МВФ. Значительные суммы СДР возвращаются в Фонд (путем оплаты полученной иностранной валюты и выкупа национальной валюты) и интенсивно накапливаются на его счетах, преимущественно в пользу развитых стран с активным платежным балансом. Накопление СДР формально выгодно, так как они более стабильны, чем национальные валюты, и имеют международные гарантии. Кроме того, МВФ выплачивает процентные ставки за хранение (использование) СДР сверх распределенных странам лимитов. Чтобы повысить привлекательность хранения СДР, ставки на счетах увеличены с 1% в 1970 г. до средневзвешенных рыночных ставок пяти ведущих стран с 1974 г.

В зависимости от сальдо проценты по счетам платит либо МВФ (если взносы превышают заимствования), либо страна-заемщик. Поскольку сальдо уплаченных и полученных процентов нулевое, то МВФ не несет затрат.

Первоначально страны были обязаны «восстанавливать» сумму потраченных СДР до 30% выделенной им доли (с января 1979г. по апрель 1981 г. — не менее 18%). С мая 1981 г. это правило отменено, и страны — заемщики СДР могут использовать всю сумму выделенного им лимита. Объем операций в СДР незначителен (342,4 млрд единиц, или 455 млрд долл. с 1970г. до мая 1998г.). Роль СДР по сравнению с ЭКЮ остается скромной. При наличии ряда позитивных моментов в СДР, что делает возможным их использование как базы многовалютных оговорок, они не обладают абсолютной приемлемостью, не обеспечивают эквивалентности сопоставлений и урегулирования сальдо платежного баланса. Маловероятно использование СДР в качестве главного международного резервного актива и превращение их в полномасштабную мировую валюту. Концепция стандарта СДР утратила смысл в 90-х годах, и предстоит изменение этого структурного принципа Ямайской валютной системы.

Утрата долларом монопольной роли. Хронический дефицит платежного баланса по текущим операциям, разбухание краткосрочной внешней задолженности, уменьшение официального золотого запаса страны, инфляция, две девальвации подорвали монопольное положение доллара как резервной валюты в 70-х годах. Формально лишенный этого статуса в результате Ямайской валютной реформы доллар фактически остается ведущим международным платежным и резервным средством, что обусловлено более мощным экономическим, научно-техническим и военным потенциалом США по сравнению с другими странами, их огромными заграничными инвестициями. Зарубежные предприятия американских монополий выпускают больше продукции, чем любая западноевропейская страна или Япония. Это определяет господствующую роль США в международных экономических, в том числе валютно-кредитных и финансовых, отношениях.

Во-первых, используя привилегированное положение доллара как резервной валюты, США покрывают дефицит платежного баланса национальной валютой, т.е. путем наращивания своей внешней краткосрочной задолженности.

Во-вторых, хотя США имеют самый крупный в мире официальный золотой запас (8,138 тыс. из 33,5 тыс. т), они с помощью евродолларов стали должниками, не платящими за бессрочный кредит. Евровалютная форма внедрения доллара в мировой оборот используется для усиления международных позиций доллара.

В-третьих, США манипулируют курсом доллара и процентными ставками, чтобы поддержать свою экономику за счет Западной Европы и Японии.

Доллар подвержен колебаниям, спекулятивным взлетам и падениям. Хроническая слабость доллара, характерная для 70-х годов, сменилась резким повышением его курса почти на 2/3 с августа 1980 г. до марта 1985 г. под влиянием ряда факторов. В их числе:

• преимущество США в экономическом развитии по сравнению с другими странами;

• снижение темпа инфляции в США с 15 до 3,6%,

• политика относительно высоких процентных ставок;

• огромный приток иностранных капиталов в США,

• снижение цены на золото (с 850 долл. за унцию в январе 1980г. до 400—300 долл. в 1984 г.), что повысило привлекательность инвестиций в доллары в условиях высоких процентных ставок по долларовым счетам.

США извлекли максимальную выгоду из повышения курса доллара за счет удешевления импорта товаров и сдерживания инфляции (каждые 10% повышения курса доллара сопровождались снижением внутренних потребительских цен за двухлетний период на 1,5 процентного пункта), а главное — в результате притока иностранных капиталов. В целом эти выгоды превысили убытки, связанные с удорожанием американского экспорта и уве­личением безработицы, особенно в экспортных отраслях. Отрицательное влияние завышенного курса доллара на экономику стран Западной Европы и Японии проявилось в удорожании их импорта, стимулировании инфляции, отлива капиталов, усилении безработицы, что значительно превысило их выгоды в плане стимулирования национального экспорта и уменьшения реальной суммы внешнего долга, выраженного в обесценившейся по отношению к доллару национальной валюте.

С середины 1985 г. преобладала понижательная тенденция курса доллара под влиянием следующих факторов:

• замедление экономического роста США;

• завышенность курса доллара по сравнению с его покупательной способностью (на 15—30%);

• снижение процентных ставок («прайм рэйт» для первоклассных заемщиков с 20,5% в 1980 г до 9,5% в 1985 г );

• дефицит текущего платежного баланса США;

• огромный дефицит государственного бюджета;

• опасность усиления инфляции;

• рост внутреннего и внешнего долга, превращение США в международного нетто-должника с 1985 г.

Опасаясь неконтролируемого падения курса доллара, США проявили инициативу проведения совместной валютной интервенции «группы пяти» в 1985 г Таким образом, США перекладывают бремя своих неурядиц на другие страны. В 90-х годах длительный период экономического роста в США, массированная структурная перестройка экономики, ликвидация бюджетного дефицита вернули стране мировое лидерство, которое было утрачено под давлением объединяющейся Европы и напора стран Азиатско-Тихоокеанского региона во главе с Японией. Укреплению позиций доллара в конце 90-х годов способствовал кризис на фондовом и валютных рынках стран ЮВА и небывалое за 8 лет временное падение курса иены.

Проблема многовалютного стандарта. Укрепление валютно-экономических позиций новых центров — стран Западной Европы, особенно ЕС, и Японии — обусловило тенденцию перехода от стандарта СДР к многовалютному стандарту на основе ведущих валют (доллара США, марки ФРГ, японской иены, швейцарского франка, евро и др.).

«Общий рынок» сформировал собственный валютный центр в виде ЕВС, где господствует марка ФРГ заменяется евро с 1999г. Но Западная Европа не в состоянии противостоять засилью США в валютной сфере, воздействовать на курс доллара, вытеснить его из операций по проведению валютной интервенции и международных расчетов.

Созданный за послевоенные годы мощный экономический потенциал Японии способствует укреплению ее позиций в международных валютных отношениях. Об этом свидетельствуют:

• активизация платежного баланса страны, хотя Япония удовлетворяет за счет внешних источников 89% потребностей в энергии, 55% потребностей в продовольствии. Внешнеторговая экспансия Японии обеспечивает валюту для оплаты импорта сырья и топлива и сопровождается наступлением на конкурентов в Западной Европе и США;

• увеличение валютных резервов;

• развитие сети банков за границей;

• превращение Токио в мировой финансовой центр;

• укрепление иены, интернационализация ее использования, особенно в Азии. Однако кризис японской экономики вызвал временное падение курса иены в 1998 г. до рекордно низкого уровня.

Влияние Японии в валютной сфере значительно слабее ее позиций в мировой экономике. Практически после второй мировой войны она шла в фарватере валютно-экономической политики США, к которым она привязана военно-политическим союзом.

Однако ни один из трех центров не имеет такого превосходства над другими в валютно-экономической сфере, чтобы установить безраздельное господство своей валюты. Поэтому характерной чертой эволюции мировой валютной системы является тенденция к валютному полицентризму. Это проявляется, в частности, в привязке денежных единиц к разным валютам и диверсификации валютного компонента международной валютной ликвидности.

Проблема золота. Доллар, став конкурентом золота, имеет определенные преимущества в период его стабильности. Во-первых, объем долларовых резервов может увеличиваться при необходимости в отличие от ограниченного объема добычи золота (1,3 тыс. т в 1970 г., 2,4 тыс. т в 1997 г.). Во-вторых, банкам выгоднее хранить резервы в долларах, если они стабильны, чем в золоте, так как по долларовым счетам платят проценты. Третье преимущество доллара — конверсия в золото — было постепенно утрачено. С 60-х годов США всячески препятствовали обмену долларов на золото для иностранных центральных банков, а с 15 августа 1971 г. официально его прекратили. Однако, несмотря на относительные преимущества доллара и законодательный разрыв мировой валютной системы с золотом как валютным металлом, фактически его демонетизация не завершена. Денежные функции золота не исчерпаны, а золотые запасы остаются фондом мировых денег и наиболее надежными резервными активами по сравнению с современными функциональными формами мировых денег — национальными кредитными деньгами, евровалютами, международными валютными единицами (СДР, ЭКЮ и заменившие их с 1999 г. евро).

Страны Западной Европы, располагая большими золотыми запасами, чем США, заинтересованы в сохранении их как реальных резервных активов. Это проявилось в возобновлении межгосударственных операций с золотом в ЕВС. На их долю приходится около 1/4 золотых запасов всех стран. Американцы являются покупателями 40% всех выпускаемых в мире золотых монет. Отношение к золоту остается актуальной проблемой. Легализация роли золота как валютного металла затрудняется в связи с колебаниями (подчас значительными) рыночной цены золота и отсутствием реальной официальной цены золота.

Порой на Западе раздаются голоса в пользу восстановления роли золота в функционировании мировой валютной системы. Хранение золотых запасов не утратило привлекательности, хотя с 1999 г. наметилась тенденция к их частичной продаже центральными банками для пополнения валютных резервов.

Ситуация золота иллюстрирует несоответствие юридической демонетизации и фактического положения золота как чрезвычайных мировых денег.

Режим плавающих валютных курсов. Введение плавающих вместо фиксированных валютных курсов в большинстве стран (с марта 1973 г.) не обеспечило их стабильности, несмотря на огромные затраты на валютную интервенцию. Этот режим оказался неспособным обеспечить выравнивание платежных балансов, покончить с внезапными перемещениями «горячих» денег, валютной спекуляцией, способствовать решению проблемы безработицы. Поэтому страны предпочитают режим регулируемого плавания валютного курса, поддерживая его разными методами валютной политики. Возврат к твердым валютным паритетам маловероятен. Вместе с тем обязательства стран—членов МВФ по регулированию валютных курсов расплывчаты и декларативны, хотя устав Фонда предусматривает введение стабильных, но регулируемых паритетов.

Таким образом, проблемы Ямайской валютной системы порождают и объективную необходимость ее дальнейшей реформы. Прежде всего речь идет о поисках путей стабилизации валютных курсов, усилении координации валютно-экономической политики ведущих держав. Валютная солидарность диктуется их стремлением усовершенствовать мировой валютный механизм, который является одним из источников нестабильности мировой и наци­ональных экономик. Но соперничество трех центров лежит в основе валютных противоречий.

В ответ на нестабильность Ямайской валютной системы страны ЕС создали собственную международную (региональную) валютную систему в целях стимулирования процесса экономической интеграции.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...