Главная Обратная связь

Дисциплины:






Обратите внимание на то, что глава разделена на отрывки. 4 страница



Мы включили телевизор, чтобы посмотреть на Таймс–сквер. Это было всего два года назад, что я понял, что они задержали канал от Нью–Йорка до центрального часового пояса. До этого я думала, что они переделали программу для каждого часового пояса. Я думала, что это был самый крутой способ отпраздновать Новый год четыре раза.

– Ладно, я серьезно. Где Эмили и Трой? – Спросила Даниэль.

Я почти забыла о них.

– Они, вероятно, попали во взрослую беседу. Пойду, спасу их.

Я не увидела их в кухне или гостиной. Я проверила ванную, но их там тоже не было. Я поднялась наверх и увидела, что дверь в мою спальню была закрыта.

Никогда бы не подумала, что постучусь в дверь. Зачем я постучалась в свою собственную дверь?

– Эй, Эм, вы, ребята… – я замерла на месте, от того, что увидела.

Эмили и Трой целовались на моей кровати.

Они оба вскочили.

– О, привет, мы были, гм... – Эмили закусила губу, вероятно, пытаясь придумать отмазку. И я отчаянно хотела услышать что–то, что заставило бы меня думать, что я только что стала свидетелем того, как один мой друг обманывает другого.

Трой сказал самое умное, что я когда–либо от него слышала:

– Я, пожалуй, спущусь вниз.

Эмили и я молчали после его ухода. Только звук смеха доносился снизу. Эмили, наконец, заговорила.

– Я знаю.

– Ты знаешь?

– Я была глупой, но это просто... это Новый год. Я в гостях. Разве так неправильно, что я хотела просто повеселиться? – она откинулась на кровать и положила голову на руки. – Ты не можешь сказать Леви.

Поверить не могу. Я была так шокирована тем, как вдруг изменился вечер.

Она, наконец, посмотрела на меня.

– Ты можешь что–нибудь сказать? Есть что–нибудь?

Я боялась открыть рот, потому что понятия не имела, что сказать. В конце концов, я спросила:

– Как ты могла?

Эмили покачала головой.

– Я не знаю. Я имею в виду, ты знаешь, что раньше я любила Троя. И мы флиртовали, и я думаю, он симпатичный. Ты знаешь, что я раньше любила его.

– У тебя есть парень! И если нужно, напомню, что он мой лучший друг.

– Я думала, что я была твоей лучшей подругой.

– Вы оба,– ответила я, но в тот момент я, конечно же, чувствовал себя ближе к Леви.

– Леви хороший. Но его здесь нет, – Эмили откинулась на мою кровать, ее ноги болтались на полу. Это была поза, в которой мы часто лежали тут.

– Так что, это сделает его хорошим? – спросила я.

– Нет, это не так, – я была рад, что это было ее ответом. – Я не совсем понимаю, вот и все.

– Что именно?

– Все, – она начала реветь. – Я волнуюсь из–за следующего года. И я не думаю, что ты понимаешь, насколько все изменится.

Я села рядом с ней так, что мы обе смотрели на светящиеся в темноте звездочки на моем потолке.



– Эмили, ты должна не думать об этом. Ты – не твоя сестра

– Ты знаешь, что случилось с ней. Ты видела. У Кэсси были все эти друзья, когда она была в нашем возрасте. Тогда она перешла в старшую школу и заблудилась. В первый же день она пошла домой и заперлась в своей спальне, чтобы поплакать.

– Но твоя сестра намного тише, чем ты. Ты никогда не потеряешься. И у тебя есть я, – я хотела бы добавить, что все мужское население нашей школы не собирались делать лучше для нее, но я знала, что сейчас для этого было не время.

– Не все изменится.

– Наша компания будет разбита. Я привыкла быть твоим единственным лучшим другом, и не думаю, что мне не больно, когда ты проводишь больше времени с Леви.

Я не могла поверить, что она пыталась провернуть это со мной. Да, я провожу много времени с Леви. Но она была той, кто отменял планы со мной, чтобы проводить больше времени с ним.
– И я волнуюсь за тебя, Маккелан. Правда. Леви хороший. Но когда он попадет в среднюю школу, ты думаешь, он будет тусоваться только с тобой? Он будет иметь всех этих друзей, и я не хочу, чтобы ты осталась одна.
– Я не думаю, что собираюсь остаться одна. – Моё горло сжалось. – Я думала, что ты тоже мой лучший друг. – Я повернула голову и увидела, что она съежилась.
– Я – твой лучший друг. Но иногда у меня возникает вопрос, что твоя верность лжива.
Я осталась неподвижна на своей кровати, повторяя слова Эмили в своей голове. Это была невозможная ситуация – она на самом деле просит меня сделать невозможный выбор? Узел начался формироваться в моем животе. Могу ли я на самом деле выбирать между ними? Я знала Эмили так долго, как себя помню. Она была всегда рада протянуть руку, когда я нуждалась в девчачьем совете. Она была со мной в абсолютно худшее время в моей жизни.
Может быть, Эмили была права. Возможно, я пренебрегала ею с тех пор, как Леви приехал в город. Но что я сделала такого, что она спрашивала меня? Леви и его семья для меня многое значили последние восемнадцать месяцев. Я не могу представить свою жизнь без него. Но я чувствовала то же самое с Эмили.
Почему это все свалилось на меня сейчас? Это была как раз та ситуация, когда я была обеспокоена, что они начали встречаться. Что произойдет после того, как они расстанутся?
Я старалась, чтобы голос звучал ровно.

– Ты предлагаешь мне ультиматум? Мне нужно быть лояльной по отношению к тебе?
– Я не знаю, что говорю, – Эмили села. – Я, очевидно, совсем запуталась. Мне так жаль. Я чувствую себя ужасно. Я не хочу становиться между тобой и Леви, и я не хочу, чтобы Леви вставал между нами.
Да, я думала, что один поцелуй, это слишком поздно на том.
Именно тогда, я услышала внизу отсчет. В то время, как они счастливо праздновали Новый год, я пыталась выяснить, как спасти два наиболее важных отношения в моей жизни.
– С НОВЫМ ГОДОМ! – Хор разразился ниже.
– Эй! – Эмили обняла меня, когда я встала. – С Новым годом, Макеллан! Можем ли мы начать все заново? Я обещаю, что выясню, что сказать Леви. Я не хочу, чтобы ты об этом беспокоилась. Это моя проблема, а не твоя.
Все, что я могла сделать, это надеяться, что она права.

Эмили встала с кровати и захлопала в ладоши.

– Давай, Макеллан! Это Новый год, новое начало, новое начало! Все, что возможно.
Я чувствовала, что страх окутал меня. Потому что все возможно. Но эти последние десять минут, как я поняла, не очень хорошая вещь.

Глава 6

Леви

 

Наконец–то, я получила это! Я должна отвечать за мир. Была бы жизнь намного лучше?

Очевидно. Первый закон, как Королева Мира?

Изгнание из Chicago Bears.

Ни за что.

Эй, это мой мир. Я правлю так, как считаю нужным. Что, если я сделала это для того, чтобы ты не был стандартом, по которому все ребята судят?

Как ты уже не сделаешь.

Верно. Вопрос: Сколько солнца в твоем мире?

 

Как только мы приземлились в Милуоки, я практически бежал из самолета.

Это было забавно, так как я провел последние восемнадцать месяцев желая быть в Калифорнии, но как только я оказался там, понял, что я все оставил позади, в Висконсине. Конечно, было круто, встретиться со старыми приятелями. Но я скучал по моим девочкам: Макеллан и Эмили. Я думаю, большинство парней могли бы подумать, что я просто играл, потому что у меня было две девушки. Но мое отношение к ним было совершенно разным.

Макеллан была своего рода моей второй половиной. Инь к моему янь. Гм, это звучало немного не так, как хотелось бы.

И Эмили была потрясающей девушкой. Она излучала положительную энергию.

Могу сказать, она всегда была счастлива, когда мы были вместе. Какой парень не хотел бы такого?

Хотя, я должен вам признаться. Я солгал Эмили. Я сказал ей, что не прилечу обратно до вечера субботы, хотя на самом деле мой рейс прибыл во второй половине дня. Я сделал это только потому, что хотел увидеть Макеллан в первую очередь. Я знал, что Эмили хотела сразу же увидеть меня, но я все еще был должен Макеллан ее подарок.

У меня была глупая улыбка на лице, когда я позвонил в дверь дома Диезов.

– Привет! – я заключил Макеллан в крепкие объятия, как только увидел ее.

– Эй, поставь меня обратно! – засмеялась она, и я выполнил ее просьбу. – Ну, какой твой шок?

Я вошел в дом и начал снимать одежду.

– Это было больше, чем просто шок. Тут так холодно. А в новогоднюю ночь я носил сандалии.

Макеллан поморщилась.

– Все в порядке?

Она слишком энергично покачала головой.

– Хм, да. Просто странно думать о праздновании праздников в жару. Мама сошла бы с ума, если бы на земле не было снега на Рождество.

Странное поведение Макеллан теперь имело смысл. Я знал, насколько ее мама любила праздники, поэтому это время года, должно быть, особенно сильно повлияло на нее. Что, вероятно, также поясняло, беспорядок на кухне. Кастрюли и сковородки стояли везде. Макеллан много готовила, когда пыталась очистить свой ​​разум. Или пыталась отвлечь себя от чего–то. И на зимних каникулах у нее не было домашней работы, чтобы заполнить эту пустоту. Я потер ее руку, думая, что это лучший способ успокоить ее.

С тех пор как мы сходили на кладбище, я знал, что для меня было хорошо, чтобы ее воспитывала мама. Я был рад, что она взяла меня с собой. Это укрепило наши отношения, не смотря на то, какими они были. Я также знал, что если она захочет говорить со мной об этом, она поговорит. Теперь я мог понимать Макеллан очень хорошо. Я знал, когда ее нужно было встряхнуть, а когда просто оставить в покое. И на ее лице читалось: оставь меня в покое.

– Ну, я привык к хорошей погоде круглый год, – напомнил я. – И мне очень жаль, что я попросил тебя солгать Эмили о том, когда я возвращаюсь.

– Да ничего. Ты хочешь перекусить?

Я никогда не отказывался от возможности попробовать еду, которую готовила Макеллан. Она положила в тарелку брауни и пирог.

Я полез в сумку и достал свой ​​подарок.

– Счастливого Рождества, на неделю позже.

Она колебалась, прежде чем открыть его.

– Это ведь не медвежья шапка, да?

Я засмеялся. Она подарила мне вязаную шапку с эмблемой Грин–Бэй Пекерс[3]. Всем она понравилась, особенно Адаму. И это был лучший подарок в этом году

Она начала разворачивать коробку. Она начала смеяться, как только увидела одну из фотографий на обложке DVD.

– Поверить не могу, – она остановилась и полностью сдернула обертку. – Как ты...? – Ее челюсть упала, чуть ли не до пола. Это сделало меня очень счастливым.

– Папа моего приятеля знал продюсера шоу.

Она смотрела вниз, а затем прочитала надпись: «Багги и Флойд DVD от актера, который играл Багги: Для Макеллан»

– Я не мог понять, было это лишним или гениальным, – признался я.

– Гениально! – засмеялась Макеллан. Мне всегда нравилось, когда она смеялась.

У нее было два вида смеха: один был нормальным смешком, а другой неистовым смехом. Если у меня была одна цель в жизни, то это было бы заставить ее смеяться каждый день. И в тот день, моя миссия была выполнена.

– Огромное спасибо! – Она обняла меня. – Ты можешь есть все, что я приготовлю, когда захочешь и, что захочешь!

– В письменном виде, пожалуйста.

Ее голова снова упала, когда она смеялась и, я не разыгрываю вас, мое сердце действительно взлетело.

– Итак, – я начал играть с ее волосами, которые меняли цвет в зависимости от сезона, как дерево. Это был настоящий темно–коричневый с красным отливом, – Расскажи мне все. Как прошел Новый год?

Улыбка быстро исчезла с ее лица. Я должен был меньше говорить о чем–то, что напоминало ей о ее маме.

– Было хорошо, – сказала она. – Гм, когда ты увидишься с Эмили?

Я посмотрел на часы.

– Я сказал ей, что мой рейс сейчас, так что в ближайшее время я должен буду позвонить ей.

– Да, тебе стоит позвонить ей. Она действительно хочет увидеть тебя.

Именно поэтому Макеллан была лучшим другом в мире. Я не видел ее десять дней, но она хотела быть уверена, что я встречусь со своей девушкой.

– Хочешь пойти со мной? – Я не был готов попрощаться с Макеллан сейчас. Она покачала головой.

– Нет, вам, ребята, надо побыть наедине.

– Иди сюда, – я крепко обнял ее. – Ты самая лучшая. Ты ведь знаешь это?

Она кротко улыбнулась мне. Я не хотел уходить, потому что тут было явно что–то не так. Но, может быть, ей нужно было какое–то время побыть в одиночестве. Она пыталась вытащить меня из комнаты достаточно быстро.

– Так ты… – ее глаза были такими грустными.

Пока я шел в семи кварталах от дома Эмили, я не мог выкинуть Макеллан из головы.

Мой лучший друг нуждался во мне, и я собирался выяснить, что нужно сделать, чтобы помочь ей. Но сначала я должен был увидеть свою потрясающую девушку.

– ЛЕВИ! – закричала Эмили, прежде чем я добрался до двери. Она выбежала на холод и поцеловала меня, что помогло мне значительно согреться.

– Ты не позвонил мне, когда прилетел. Я же волновалась! – она схватила меня за руку и повела внутрь.

Я был так занят Макеллан, что даже забыл предупредить Эмили о том, что приду.

– Я должен был сначала сходить к Макеллан, – сказал я. Я не хочу больше лгать Эмили.

– О, ты видел Макеллан? – она широко улыбнулась. – О чем вы, ребята, говорили?

Я пожал плечами.

– Просто обо всем. Кроме того, я еще должен был отдать ей ее рождественский подарок.

– Ах, да, что на DVD? – Она усадила меня на диван и расспросила о времени в Калифорнии. Она едва позволяла мне задать ей вопрос о том, как она провела каникулы. Это не было похоже на то, что мы не переписывались, хотя я бы был далеко, а она хотела знать все подробности о моей поездке.

– Эй, что было в канун Нового года на вечеринке Макеллан? – наконец удалось спросить.

– В смысле? – она быстро открыла ответный огонь.

– Просто любопытно. Макеллан вообще ничего не сказала​​.

– О, – Эмили облегченно вздохнула. – Это было здорово. Правда, мы хорошо провели время, – она закусила губу. – Хм, что–то, вероятно, следует сказать тебе. Это совершенно не имеет большого значения. Ты знаешь, Трой был там. Я проводила ему экскурсию по дому, и мы были в комнате Макеллан. Предполагаю, дверь была закрыта…

Я чувствовал, будто что–то начало формироваться в моей груди.

– Во всяком случае, мы говорили, было поздно, и мы лежали в постели, говорили и Макеллан вошла. Очевидно, она не то подумала, но все было невинно. Клянусь. Я просто так по тебе скучала.

Я не знаю, что сказать. В основном потому, что я не мог поверить, что Макеллан умолчала об этом. Даже если ничего и не было.

– Но это Новый год, новое начало, – Эмили наклонилась и была всего в нескольких дюймах от меня. – Я не должна была говорить с Троем или проводить ему экскурсию, но, я не знаю. Я даже не собираюсь говорить тебе, что я не хотела что–либо утаить, – она начала потирать ногу. – Простишь меня?

Она начала целовать меня. Сначала я колебался. Не потому, что Эмили плохо целуется, но было слишком много информации для обдумывания. Но я сдался. Макеллан ничего мне не сказала. Она думала, что Эмили обманывает меня, но даже не сказала.

Я думал, что могу доверять Эмили, но я знал наверняка, что могу доверять Макеллан.

 

 

Глава 7

Макеллан

 

Кхм.

Ты знаешь, что тебе не нужно говорить одну вещь, чтобы заставить меня чувствовать себя плохо.

Знаю.

Но ты все равно собираешься сделать это, да?

Не–а.

Нет?

Ох, Макеллан, хоть один из нас должен быть взрослым человеком в таких вещах.

Ты, должно быть, шутишь. С каких это пор ты стал взрослее во всем?

С тех пор, как простил тебя за предательство.

Ты прав.

Вот это да! Это Рождественское чудо!

Ты очень гордишься собой, не так ли?

Ну, хорошо быть правым хоть в чем–то.

Не привыкай к этому.

О, я не буду. Ты же знаешь, что не буду.

 

 

Это было мучение. Полное и абсолютное мучение.

Не думаю, что я вообще дышала, когда тем вечером Леви уходил, чтобы поговорить с Эмили. Я уставилась на свой телефон, убежденная в том, что вскоре мне позвонит убитая горем подобие Леви. Телефон зазвонил, но это была Эмили.

– Пожалуйста, – попросила она. – Я знаю, что сделала. Ты же не хочешь причинить ему боль, не так ли?

Нет, я не хотела. Но ведь это не я изменяла ему.

– Обещаю тебе, что больше никогда не буду делать ничего подобного, а если и сделаю, то ты будешь иметь полное право не говорить со мной всю оставшуюся жизнь,– я могла практически слышать ее пульс по телефону. – Мне очень нравится Леви, и я не хочу, чтобы он бросил меня. Пожалуйста, Макеллан.

Я не люблю секреты. Секреты только вредят людям.

Она продолжала умолять.

– Ты моя лучшая подруга. Если я не могу доверять лучшей подруге, то кому тогда вообще я могу доверять?

Уверена, Леви думал так же.

– Я знаю тебя вечность, и мы прошли многое вместе. Не могла бы ты простить мне то, что я не могу простить себе?

Она попала в точку. Я никогда не думала о том, что Эмили могла переживать, и как трудно это было для нее. Хотя я обвинила ее.

– Пожалуйста, Макеллан, умоляю тебя. Если бы я была прямо сейчас рядом с тобой, то стояла бы на коленях. Если ты этого хочешь, я буду через две минуты.

Я разрывалась. Могу ли я взять с нее слово, что этого никогда не случится снова? Я знала, что правда, скорее всего, раздавит Леви. Может быть, было бы лучше притвориться, что этого никогда не происходило.

– Хорошо, – сказала я спокойно.

На другом конце последовала пауза.

– В самом деле? О, Боже мой, Макеллан. Спасибоспасибоспасибо!

– Пожалуйста, обращайся с Леви хорошо. Он этого заслуживает.

– Я буду! Обещаю! Я люблю тебя!

Я должна была почувствовать облегчение, когда повесила трубку, но все, что я чувствовала это – страх. Я хотела бы стереть ту ночь из своей памяти. Но некоторые воспоминания было труднее забыть, чем другие.

Особенно самые болезненные.

 

На протяжении многих лет я говорила самой себе много лжи. Наиболее частой ложью, была фраза: "Все будет в порядке".

Да, все было в порядке.

Ты будешь расти без матери, но все будет в порядке.

Ты будешь просыпаться каждое утро и понимать, что это был не кошмар. Это была реальность. Но все будет в порядке.

Тебе придется хранить тайну, которая может уничтожить двух твоих ближайших друзей, но все будет в порядке.

И я всегда считала, что лгунья из меня никакая.

Одна вещь, которая получалась у меня более–менее хорошо – умение избегать.

Как избегать Эмили и Леви вместе. Как избегать разговоров о своих отношениях с любым из них. Как избегать любые темы, связанные с вечеринкой, Троем, моей спальней, эмоциональными шрамами и т.д.

Мне удалось делать это более трех месяцев. Три месяца я была не в состоянии быть полностью честной и открытой. Три месяца слежения за каждым словом, произнесенным мной, и каждым шагом, который делаю. Три месяца чистых, настоящих пыток.

Когда снег растаял, и намеки на солнце начали пробиваться сквозь облака, я думала, может быть, мне удастся оставить все это позади до наступления лета. Я даже видела цветы, начинающие цвести, когда была на пути в кафетерий в начале апреля. Я полагала, что должна была думать о положительном предзнаменовании.

Даниэль помахала мне рукой возле нашего обеденного стола.

– Угадай, с кем я столкнулась прошлой ночью.

– С кем? – Я вытащила свою морковь и самодельный хумус.

– Ян. – Она пошевелила бровями.

– Ян?

Она вздохнула.

– Ян Брениган, с твоей новогодней вечеринки.

О. Я почти забыла, что были и другие вещи, которые случились в тот вечер.

– Да. Он казался очень заинтересованным тем, где ты была все эти дни.

– Ну, и что?

– Она говорит: «Ну и что?»? – сказала Даниэль мне.

– О, прости. Он спросил обо мне? Должна ли я быть готова к свадьбе?

– Она издевается.

– Да, издевается.

Даниэль потянулась через стол и взяла немного моего хумуса.

– Я просто подумала, что тебе будет интересно узнать, что очень милый парень был заинтересован в тебе. И я, возможно, упомянула, что мы собираемся пойти на его соревнования по легкой атлетике в эту пятницу.

– Мы собираемся, потому что Леви хочет посмотреть.

– Да, и пока Леви проверяет команду, в которую хочет пойти в следующем году, ты можешь немного поболтать с Яном.

– Он на первом курсе?

Даниэль постучала указательным пальцем по своей губе.

– Хороший вопрос. Хочешь с ним замутить?

– Это не то, что я имела в виду, – вообще–то я даже не знаю, что это означало на самом деле.

– Все, что я хочу сказать, так это то, что он спрашивал о тебе, а я сказала, что мы будем на соревнованиях в пятницу. Ничего страшного.

– Верно, – я делала из этого слишком большую проблему.

– Да, вообще не грандиозное предприятие. А теперь попробуй объяснить, почему твои щеки покраснели.

 

***

Я всегда шла к маме Леви, когда у меня был девчачий вопрос. Но я не чувствовала себя комфортно, спрашивая ее о том, что можно надеть на соревнования по легкой атлетике. Я знала, что она, наверное, была взволнована тем, что помогает мне, но я не была уверен, с каким волнением она отнесется к моим чувствам к кому–то. В любое время, когда у нас с Леви были маленькие шутливые разговоры, я бы упомянула о взглядах, которые наши родители украдкой кидали время от времени. Те, уверяют, что никаких–таких–сверх–милых взглядов нет. Я была уверена, что одна часть меня была бы счастлива, но другая часть думала, что было бы здорово, если мы с Леви были вместе.

Я не думаю, что Ян влюблен в меня, но я понимала, что не так много думала бы об отношениях Эмили и Леви, если бы у меня были свои собственные. Я решила отвлечься от всех этих любовных дел.

Так что пошла к единственному человеку, которому я доверяла во всех девчачьих советах. К Эмили.

Я отправила ей сообщение, когда выходила из своего дома, направляясь к ней. Я была слишком взволнована, чтобы ждать ответа. Не было необычным для Эмили или меня прийти друг к другу без предупреждения.

Я была всего в нескольких шагах от входной двери, когда она открылась. На долю секунды я подумала, что Эмили видела, как я подходила к дому. Но кто–то вышел из него.

Трой.

– Привет, Макеллан, – приветствовал он меня. – Как дела?

Дверь распахнулась, и Эмили выпрыгнула наружу.

– Эй, какой сюрприз!

– Я отправила тебе сообщение, – пробормотала я, пытаясь понять то, что была свидетелем.

Эмили махнула рукой.

– О, не стоит беспокоиться. Трой спрашивал, ох, домашнее задание по истории.

Трой странно на нее посмотрел.

– Да, конечно. Увидимся позже, – и он пошел по улице, будто у него не было забот в мире.

– Все не так, как выглядит, – заверила меня Эмили, как только мы дошли до ее комнаты.

– Тогда, что это было? – спросила я. Я отказалась сесть рядом с ней на кровати.

Я скрестила руки на груди и ждала ее объяснения.

– Мы с Троем просто болтали, проводили время вместе. Честно. Я пытаюсь узнать его лучше. Это не преступление.

– А что насчет Леви?

– Леви знает, – она взяла журнал с тумбочки и начала листать его, будто мы закончили этот разговор.

Мы не закончили.

– Леви знает что?

– Он знает, что Трой приходил сегодня учиться. Они друзья.

– Да, хороший друг.

– Это сложно.

Я уже так устала от этих оправданий. Потому что все, что она говорила это оправдания.

– Тогда, объясни мне. Потому что, честно говоря, Эмили, я понятия не имею, что происходит с тобой в последнее время.

Эмили уронила журнал, как если бы я говорила что–то не обоснованное.

– Я просто в замешательстве, вот и все. И я была бы благодарна, если бы ты не давила на меня так сильно. Не все могут быть такими совершенными, как ты.

Я посмотрела на Эмили. Отлично, теперь она перевела все стрелки на меня. Ко мне это вообще никак не относилось, но она сделала все так, будто очень даже относилось.

Я все еще жала ответа.

– Слушай, мне нравится Леви. Он такой милый и симпатичный. Но Трой мне тоже нравится. Так что я провожу время с Троем просто, чтобы лучше узнать его, если ты знаешь...

– Нет, не знаю, – я могла практически слышать, как все слова, покрытые сосульками, вылетели из моих уст.

Эмили надулась.

– Они оба мне нравятся. И я хочу обосновать свое решение, когда выберу одного из них.

– Ты это сейчас серьезно? По отношению к Леви это совершенно несправедливо.

– Я знаю, – Эмили грустно посмотрела на меня. – Но я сделаю так. Я пообещала себе, что приму точное решение по окончании учебного года.

– Впереди еще больше месяца, – напомнила я.

– Пожалуйста, ты же не собираешься рассказать Леви о том, что происходит, не так ли?

Я встала и направилась к двери.

– Правда, Эмили? Я даже не знаю с чего начать.

 

 

Глава 8

Леви

 

С чего начать?

Я поняла это. Когда кто–то говорит, ты видишь вещи, которые приведут их к проблемам, но ты, чаще всего, стараешься не обращать на них внимания.

Как на счет того, когда кто–то говорит тебе, что она зависает с кем–то, в кого была влюблена, а сейчас просто учится, не верьте ей.

Такова правда.

Или, если твой лучший друг говорит, что она собирается составить тебе компанию, и вы будете вдвоем, но ты не придаешь этому значения, а думаешь, что она будет клеиться к другому парню.

Но я ушел не из–за этого.

И кто сейчас врет?

Я не вру. Я ничего не могу сделать со своей бледной кожей и сверкающей харизмой, которая делает меня привлекательной для мужчин. Что я должна была сделать, нагрубить?!

Все равно.

 

 

Я думал, что лучшая подруга и девушка дадут мне представление о женской логике.

Да, не слишком уж...

Что–то между мной и Эмили стало странным. Она начала проявлять больше энтузиазма рядом со мной. И всегда, когда я упоминал Макеллан, она сначала смеялась, а затем меняла тему. С Макеллан все было не намного лучше. Раньше считалось, что всякий раз, когда я упоминал имя Эмили, она улыбалась. Теперь она морщилась.

Мой приятель из Калифорнии считал, что они обе были влюблены в меня и боролись между собой.

Да, конечно. Если бы это был сон.

Я избегал разговоров о Макеллан с Эмили и наоборот. Пока Эмили не думала об этом, между мной и Макеллан все было хорошо. Так что я с нетерпением ждал соревнований по легкой атлетике в средней школе с Макеллан и Даниэль.

Мы с Макеллан сидели на самой середине трибун. Она подняла руку, чтобы оградить глаза от солнечного света.

– Как хорошо, что у меня есть крем для загара, – сказала она, прежде чем полезла в сумку и нанесла лосьон на лицо и руки. Цвет ее волос в весеннее–летний период был моим любимым; на солнце они были почти ярко–красными с оранжевым оттенком.

Она продолжала прятаться от солнца.

– Вот, возьми мои темные очки, – сказал я. К счастью, у меня была шляпа, чтобы скрыться от солнца.

– О! – Даниэль ткнула Макеллан локтем. – Посмотри, Ян разминается.

Я не мог видеть реакцию Макеллан, но Даниэль смеялась.

Кто такой Ян?

Я посмотрел и увидел какого–то парня, делающего пробежку, с высоким подниманием бедра. Знает ли его Макеллан? Я не помню, чтобы она говорила о каком–нибудь Яне.

Я изучал его. Он был высоким и тощим с темными волосами, концы которых свернуты в калачик. Думаю, если вам нравятся долговязые парни, то он показался бы вам красивым. Я имею в виду то, что мне он показался долговязым.

Он встал на стартовую линию и был в средней полосе с семью другими парнями.

– Куда ты смотришь? – спросила меня Макеллан. Она, казалось, была не слишком заинтересована в нем.

– Я обычно делаю это за 55 секунд. Так что, надеюсь, у них такие же результаты.

Прогремел выстрел, и бегуны начали спринт. Я заметил, что они бежали быстрее, чем я. У меня есть склонность сутулиться при старте. Не хорошо для скорости.

Ян был на втором месте, и когда они завернули за последний поворот трека, он ускорился.

– ВПЕРЕД, ЯН! – встала и закричала Даниэль. Она схватила Макеллан, чтобы та присоединилась к ней.

– Не могли бы вы выглядеть еще более неловко? – Спросил я Макеллан.

– Вызов принят.

Макеллан замахала руками.

Они обе радостно кричали, когда Ян занял первое место с крошечным отрывом.

Мы ждали официальных результатов. Ян пробежал дистанцию за 50,82 – почти на четыре секунды быстрее, чем мое лучшее время. И сейчас эти четыре секунды кажутся настолько долгими, что их можно прировнять и четырем часам.

– Так ты знаешь этого Яна? – Спросил я у Макеллан, когда она остыла.

– О, он приходил… – вздрогнула она.

– Он был на вечеринке в канун Нового года, – закончила Даниэль за нее. – И он спрашивал о Макеллан.

– О, – думаю, меня не должно было удивлять то, что некоторые парни заинтересованы в ней. И у меня была девушка, так что для меня было бы совершенно эгоистично ревновать из–за того, что у нее, возможно, будет парень.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...