Главная Обратная связь

Дисциплины:






Обратите внимание на то, что глава разделена на отрывки. 5 страница



Я сказал себе, что не ревную. Просто защищаю ее.

Даниэль вскочила:

– Я собираюсь достать чего–нибудь попить. И мне нужно идти прямо к Яну. Представь себе это.

Макеллан застонала.

– Весело, но не так, как если бы я могла когда–либо помешать тебе, сделать иначе.

– По крайней мере, ты понимаешь, что ограничена, – Даниэль спрыгнула с трибуны и прислонилась к забору, чтобы поговорить с Яном.

– Не слишком ли поздно представлять школу в следующем году? – Спросила Макеллан.

– Итак, он тебе нравится? – Слова вышли, прежде чем я смог остановить их.

Она пожала плечами.

– Я не знаю. Я действительно не знаю его, но думаю, он хороший. И милый.

Значит, он был типом Макеллан

– Ну... – я не знаю, что сказать. Я знал, что должен был быть благосклонен к этому, но это было непросто для меня. Я решил сделать вид, что она была одной из моих приятелей.

– Почему бы тебе не пригласить его, и мы могли бы пойти на двойное свидание?

Макеллан снова вздрогнула.

Я решил больше не танцевать вокруг этого.

– У вас с Эмили что, война? – Спросил я.

– Не совсем так, – Макеллан начала копаться в своей сумке. Я знал, что это означало, что она избегает чего–то.

– Что происходит? Ты ведешь себя странно. Вы обе ведете себя странно, – я схватил сумку, чтобы она прекратила делать то, что делает и будет вынуждена обратить внимание на меня.

– Я не хочу вставать между вами двумя. Просто поговори с Эмили, – заявила она прямо.

– Я говорю с Эмили все время, – напомнил я ей.

–Макеллан! – Закричала Даниэль снизу. – Иди, поздоровайся!

Она застонала.

– Смотри, Леви, я в очень неловком положении между вами двумя, и я не хочу, больше лгать. Так поговори с Эмили. Действительно, поговори с ней.

– Что ты имеешь в виду, говоря, что не хочешь лгать мне больше? Ты врала? – Я никогда не думал, что Макеллан способна на ложь.

– Не совсем так, – она схватила меня за руку и наклонилась на дюйм. – Мне очень жаль. Просто поговори с Эмили.

Она вскочила и пошла вниз к Яну.

Я не знал, что беспокоило меня больше: тот факт, что моя лучшая подруга держала что–то в секрете от меня или то, что она в настоящее время флиртует с каким–то парнем.

 

***

 

Я медленно поднялся по ступенькам дома Эмили, чувствуя тяжесть всех откровений, что ждали меня с другой стороны двери.

– Привет! – Эмили встретила меня своим обычным поцелуем.

– Привет, – я попытался улыбнуться ей в ответ, но что–то было по–другому.

Может быть, так было некоторое время, но теперь я обращал на это внимание.

– Все в порядке? – Спросила Эмили, наклоняя голову.

– Не совсем, – признался я. – Думаю, нам нужно поговорить.

– О, – Эмили не была удивлена. Она привела меня к дивану в гостиной. – Что происходит?



– Думаю, это ты должна сказать мне.

Она сделала паузу.

– Я не знаю, о чем ты говоришь, – но пауза сказала мне, что она точно знала, что я имел в виду.

– Я разговаривал с Макеллан сегодня.

При упоминании имени Макеллан, улыбка Эмили исчезла.

– И что же сказала Макеллан? – Внезапная твердость прозвучала в ее голосе.

– Она сказала, что мы с тобой должны поговорить. Она не сказала о чем, но ясно дала понять, что это что–то важное. Мне действительно жаль, что никто ничего мне не говорит. Все, что я знаю, так это то, что Макеллан просто пытается быть хорошим другом.

– Да уж, другом, – холодно сказала Эмили.

Я хотел заступиться за Макеллан, ведь они с Эмили дружили с самого детства. Я ненавидел то, что что–то мешает их дружбе. И, это что–то – я.

Я попытался сложить все вместе.

– Почему я думаю, что это никак не связано с тем, что сделала Макеллан, а связано только с тем, что она знает?

Эмили не ответила. Тогда я понял, что был прав.

– Просто скажи мне правду, – решительно сказал я. Я знал, что в тот момент между мной и Эмили все было кончено. И не было никакой возможности, что это было какое–то недоразумение, чтобы привести все в порядок.

Эмили недолго изучала меня, пока ее нижняя губа не задрожала. Инстинкты подсказывали мне утешить ее. Но голова говорила, что все это было игрой. Я не двинулся с места.

– Прости меня, – она закрыла лицо руками. – Мне так жаль.

Затем она наклонилась ко мне. Я не двигался. Я не собирался обнимать ее и успокаивать, пока она не сделает единственную вещь, которую я прошу: расскажет правду.

– Что произошло?

Она выпрямилась и стала утирать слезы.

– Я... – на секунду я подумал, что она не собирается ничего говорить.

Эмили, должно быть, поняла, что не получит никакого сочувствия от меня.

– Ты знаешь, что я много времени проводила с Трем. Кое–что произошло в Новый год, но тебя там не было, так что, думаю, это довольно важно. Тогда я поняла, что хотела увидеть, что будет, если он и я были бы вместе, понимаешь? Но я не хотела отказываться от нас, и я думаю, я была смущена и не знала, что делать, и очевидно, ты ненавидишь меня сейчас.

Она, наконец, вздохнула, чтобы я мог переварить всю эту информацию. Что–то случилось в новогоднюю ночь. Даже при том, что Эмили уже сказала мне обратное. И, если я правильно вспомнил, это началось в то же время, когда Макеллан начала вести себя иначе.

Так она знала, что что–то случилось, и ничего не сказала.

Я знал, что должен быть сердит на девушку, с которой дружил уже более восьми месяцев. Но вместо этого я был разочарован в Макеллан. Она должна была выбирать между Эмили и мной. И она выбрала Эмили.

Я встал.

– Спасибо, что, наконец, сказала мне правду.

Не дожидаясь ответа, я вышел за дверь и понял, что сейчас есть только один человек, которого я хотел бы видеть. Я понимал, что должен был быть зол на Макеллан за это, но я больше беспокоился, что потеряю ее.

Сначала я спокойно шел, но потом спокойный шаг перерос в бег.

Я никогда не волновался, что потеряю друга из–за закончившихся отношений с девушкой. Но это было по–другому. Макеллан знала Эмили практически всю ее жизнь. Я не собирался перетаскивать ее на свою сторону, но часть меня думала, что она собиралась оставаться со мной. Было бы хорошо, если бы я дружил и с ней, и с Эмили.

В то время как Макеллан должна была сказать мне, что происходит, я действительно не винил ее. Она была хорошим другом для Эмили. Поэтому Макеллан – хороший друг. Она была лояльна. Но эта лояльность беспокоила меня, потому что с ней она могла выбрать Эмили.

Я увидел Макеллан в окне кухни, когда подходил к дому.

Она подняла глаза, увидела меня и слабо улыбнулась, вероятно, зная, что я, наконец, узнал правду. Или она боялась бросить меня? Она открыла дверь, но никто из нас не двигался.

– Вы поговорили? – Спросила она.

– Да.

Она кивнула:

– Я очень сожалею, что не сказала тебе правду в тот день, когда ты вернулся. Я должна была. Этому нет никакого оправдания.

Между нами возникла неловкость, которой не было с тех пор, как мы впервые встретились. Ни один из нас не был уверен в том, что сделает другой. В этот момент я пожалел, что вообще встретил Эмили. Особенно, теперь, когда это стоило мне моего самого важного друга.

– Это не твоя вина, – сказал я, и заметил, что ее самообладание слегка расслабилось.

– Мы все еще можем быть друзьями, не так ли? – Я почти ненавидел то, как отчаянно я нуждался в ее ответе, но другую часть меня это не волновало. Я бы потерял Макеллан. Я знаю это, мы знаем это. И, я уверен, все знают это.

Она выглядела смущенной.

– Конечно.

– Ты не будешь выбирать?

– Я уже, – она отошла в сторону, чтобы впустить меня.

Сначала я чувствовал себя немного виноватым за прекращение дружбы между Макеллан и Эмили.

Макеллан не говорила много о том, что произошло. Это было больше похоже на то, что она и Эмили уже не были друзьями.

Я хотел сделать что–то, чтобы показать ей, насколько я ценил все, что она сделала для меня. Но так как у меня не было средств, чтобы построить ее кухню мечты шеф–повара, я был в недоумении. К счастью, мама предложила провести выпускной вечер совместно с семьей Макеллан.

И Макеллан не разрешили готовить. Ее решили побаловать в этот день.

Утром, в день церемонии, мама взяла ее на маникюр и педикюр. Меня тоже позвали, но я отказался – мне нужно хоть в чем–то остаться парнем. Церемония была скучной. Мы все должны были войти и получить диплом, но мы заканчивали только восьмой класс. Мы увидимся друг с другом осенью, в новой школе. С большинством людей. К счастью.

После этого мы поехали ко мне домой. Макеллан, ее отец, дядя, и я с обоими моими родителями и семьей моей мамы из Чикаго. Мама готовила с Макеллан всю неделю, отчего она превзошла мамины навыки.

Мы все собрались в гостиной и ели закуски (Макелан заранее убедилась, что мама приготовила много). Это было незадолго до того, как мы с Макеллан ушли от взрослых на задний двор.

– Означат ли это, что теперь мы «молодые люди»? – Спросил я ее.

– Я не знаю. Ноя читала книги для взрослых в течение нескольких лет.

– Ой–ой, это значит, что я все еще ребенок?

– Тебе правда нужно, чтобы я отвечала на это? – Она игриво ткнула меня локтем в бок.

– Скорее всего, нет.

Между нами наступила тишина. Это было обычным явлением, когда мы одни. Когда вы чувствуете себя комфортно с кем–то, вам не нужно всегда заполнять пустоту разговорами. Мне нравилось, когда мы просто молчали.

– Как думаешь, в следующем году будет по–другому? – Спросил я Макеллан.

– Не знаю. Хотя, знаешь, я волнуюсь об этом,– пожала она плечами.

Могу сказать, что изменения ей давались нелегко. Это имело смысл. То, что испытывал я, не было нервами. Я был взволнован. Я чувствовал, что новая школа даст мне еще ​​один старт. Больше возможностей.

– Все может измениться, – сказала она тихим голосом, прежде чем посмотреть на меня. – Или нет. Вот это да, у меня есть ключ.

– Эй, это моя линия, – подразнил я, прежде чем обнять ее.

– Слушай, с нами ничего не изменится. Я обещаю это тебе прямо здесь, прямо сейчас, что я буду там для тебя и буду с тобой в хорошие времена, плохие времена, когда будут вопросы о друзьях, мальчиках, вопросы с учителями, любые вопросы. И если у тебя будет свидание, я буду твоим охранником или что–то вроде того.

– Я не стала бы доверять своим источникам, – улыбка расползлась на ее губах. – А почему ты думаешь, что у меня может и не быть свиданий?

Я покачал головой.

– Между прочим, я не думаю, что у тебя возникнут с этим проблемы. Я просто представляю себе, каким каждый парень будет бледным в сравнении со мной. Тогда он никогда не оправдает твоих завышенных ожиданий.

Она с усмешкой посмотрела на меня:

– Единственное, что здесь завышенное, так только твое эго.

– Прекрасно, прекрасно, – я опустил голову.

– Ладно, хорошо. Если ни у одного из нас не будет свидания, мы должны пойти вместе. Почему бы и нет? Все и так думают, что мы пара.

– Почему бы и нет? Звучит хорошо, – я протянул ей руку.

Она пожала ее.

– Звучит прекрасно.

 

 

Глава 9

Макеллан

 

Я был как бы идеальным. И тебе не казалось, ужасным то, что я взял тебя в свой прежний дом после первого года обучения.

Это было весело. Первый год был действительно долгим. Но переход из одной школы в другую дался нам очень легко. Мы оба завели новых друзей. Нет эмоциональных травм, которые не решались бы с помощью марафона «Багги и Флойда».

И тогда у тебя был парень.

Его появление, было лишь вопросом времени. Это как домашняя выпечка.

О, вот как дети называют это в наши дни? Домашняя выпечка?

Не забывай, что и у тебя была девушка в начале второго курса.

Да, была.

Но, давай, оставим вопрос о том, были ли мы вместе?

Нет, не оставим.

 

Если бы я могла поговорить с собой восьмиклассницей, я бы сказала, что волноваться не о чем. Первый год прошел легко. Правда, имея парня, который весь этот год помогал.

– Тебе не холодно? – обнял Ян меня.

– И почему мне кажется, что это был просто предлог, чтобы быть ближе ко мне? – спросила я, прижимаясь к нему.

Он слегка сжал меня, когда мы сидели на трибунах во время футбольного матча в начале второго курса.

Конечно, Ян предполагал, что Леви и я встречались, когда началась средняя школа. Я не могла винить его. Мало того, что мы с Леви шли в школу и уходили из школы вместе (если у него не было практики), сидели вместе на обеде, мы делали вместе практически все.

У меня получилось. Я действительно сделала это. Но это еще не значит, что я собиралась прекращать проводить время с моим лучшим другом.

Я думаю, Ян понял это, потому что он пригласил меня на свидание в субботу после Дня благодарения. И мы были вместе в течение десяти месяцев, и не один раз он не пожаловался на Леви. Конечно, он дразнил меня, но я знала, что заслужила большую часть этого.

– Я когда–нибудь говорил тебе, что ты слишком хорошая подруга? – засмеялся Ян.

– Всегда есть шанс.

Мы были на футбольном матче, чтобы поддержать Леви, хотя он пока еще никогда не выходил на поле. Как новичок, в течение первых двух игр второго курса, он сидел на скамье запасных. Тренер неоднократно говорил ему, что он был самым быстрым в команде. Но вот поймать мяч – другое дело.

Так что Леви сидел на скамейке. Но он был частью команды.

И Леви был частью моей жизни, и именно поэтому я тоже сидела на скамейке.

– Нужно ли мне напомнить тебе, что я отменила все планы на весну? – толкнула я Яна.

– Нужно ли мне напомнить тебе, что Леви тоже конкурирует? Так что не делай вид, что ты тут только для меня.

Я открыла рот в шоке.

– На что это ты намекаешь?

Он покачал головой.

– Ни на что. Я, конечно, не ставлю под сомнение твои пристрастия. Я знаю, что проиграю эту битву. Кроме того, ты знаешь, что он мне нравится... за то, что он приближается к моменту, когда надерет мне зад.

Я закрыла лицо руками. Я была благодарна, что единственный раз, когда мой парень и лучший друг конкурировали, так это в их планах на будущее. Трек тренер университета, мистер Шарфенберг, уже сказал Леви, что он достаточно хорошо подготовлен, чтобы вступить за университетскую команду.

Ян и я сидели всю игру. Я пыталась делать вид, что мне интересно то, что происходит, но, честно говоря, если бы Леви не играл или игроки не были одеты в зеленые с золотым костюмы, я бы ушла.

Я старалась избегать зрительного контакта с болельщиками.

Эмили стала жить в том мире, о котором всегда так мечтала. Она была с Троем некоторое время, после чего был Кит, Джеймс, Марк, а затем Дэйв. Несмотря на все проблемы, она изо всех сил пыталась расширить круг своих друзей.

Даниэль была со мной и была «в разводе» с Эмили, что было хорошо, потому что я действительно нуждалась в ее чувстве юмора, который помогал мне после нашей ссоры с Эмили. Всякий раз, когда Эмили и я были вместе в классе, мы сидели и разговаривали, но как только звенел звонок, она шла к своим новым друзьям. Хотя и у меня появились новые друзья, с которыми было легко и не было никаких обид.

После того, как игра закончилась, мы с Яном ждали Леви у раздевалки.

Он вышел из здания с серым капюшоном, натянутым на голову. Все его позы показывали поражение.

– Привет! – Я попыталась проявить энтузиазм для него, но не слишком сильно.

– Привет, ребята, – Леви продолжал смотреть в пол. – Я сказал своей маме, что мы отвезем тебя домой. Но сначала, возможно, ты захочешь немного заварного крема? Ян?

– Эй! – Ян схватил меня за талию.

Я хлопнула его по руке.

– Веди себя как джентльмен.

Леви не был удивлен.

– Нет, я в порядке, – он даже не смотрел на нас. Его слова в этот момент казались такими громоздкими.

Мы сели в машину Яна. Я практически почувствовала, как глаза Леви закатились, когда рэп–песня зазвучала в стерео. Я выключила музыку.

– Так, Леви, – Ян посмотрел в зеркало заднего вида.

– Я слышал, что ты встречаешься с отцом Кэрри?

Не думаю, что выпить кофе и посмотреть фильм – знакомство, но Леви кивнул.

– Разве она не на первом курсе? – интерес Яна о личной жизни Леви заставлял меня беспокоиться.

– Эй, горшок, ты называешь этот чайник черным? – сказал Леви со смехом. Я была рада, что у него все еще было чувство юмора.

– Нет, – пробормотал Ян, – я просто хочу сказать, что она милая.

– Эй! – Я игриво ударила его по руке.

– Это не то, что я имел в виду. Она не в моем вкусе.

– О, такая милая и не твой тип? – возразила я.

– Походит на меня,– объявил Леви с заднего сиденья.

– Знаете, ребята, вы не забавные, – надулся Ян. – Вы ничего не выиграете, нападая на бедных и несчастных.

– О, пожалуйста, – я повернулась к Леви и дала ему «пять», продолжая раздражать Яна.

– Вот это да, можем ли мы помочь ему? – сказал Леви с поддельным британским акцентом.

– Ну, хватит уже, – запротестовал он. – Это уже слишком.

– Думаю, это его «слишком», означает «слишком круто».

– Очевидно, – согласился Леви.

– Не удивительно.

– Это еще одно слово, которое люди часто используют, чтобы описать нас.

– И «сказочные», – напомнила я ему.

– Стимулирующие.

– Чрезвычайные

– Стоп! – закричал Ян, славно он физической боли. – О, у меня много слов, чтобы описать вас двоих.

Он остановился перед домом Леви.

– Леви, как насчет того, чтобы пойти на двойное свидание? Тогда, возможно, мы для разнообразия сможем пообщаться с Кэрри.

В машине возникла тишина. Ни Леви, ни я больше не шутили. Я не знаю, почему мы реагировали так странно. Это было не так, если бы Леви не болтался с нами, но теперь мы добавляли четвертого человека. Будет ли это неудобно?

– Я, правда, это сказал? – спросил Ян в шутку.

Я, на самом деле, пыталась понять это, а не слишком остро реагировать.

– Ну, возможно, это было бы здорово.

Я посмотрела на Леви, который изучал мое лицо.

– Конечно, – сказал он. Хотя это не звучало очень уж уверенно.

– Супер! – Ян выглядел очень взволнованным этим. – В ближайшие выходные у Кита будет вечеринка.

– Мы идем? Я даже не знала, что мы приглашены…

– Да, я разве не говорила тебе? – я отрицательно покачала головой в ответ. – Ну, что ж, пойдем перекусим и идем вместе.

– Ах, ладно, – Леви вышел из машины и быстро обнял меня, прежде, чем зайти внутрь.

– Смотри, – Ян наклонился ко мне. – Посмотри на меня и скажи, что твой лучший друг хорошо играет.

– Привилегия в том, что он проводит меня домой, – решительно заявила я.

Он рассмеялся.

– Ты ведь знаешь что–то еще, не так ли?

Так мне сказали.

Я не знаю, утешал ли он меня так из–за того, что Леви не особо хотел двойного свидания. Я встречалась с Кэрри пару раз, но даже тогда старалась дать ей много пространства. Я знала, какой пугающей может быть подруга твоего парня. Она, казалась, милой, и он любил ее, поэтому я хотела, чтобы это работало на него. Кроме того, я научилась стучать перед входом в комнату, в прямом и переносном смысле.

Мы четверо пошли в ресторан мальков в пятницу вечером. Я уступила Леви место рядом с Яном, думая, что они найдут, о чем поговорить, а я могла бы лучше узнать Кэрри.

– Мне нравится твоя юбка, – сказала я. Кэрри была одета в оранжевую юбку с белым кашемировым свитером, обернутым вокруг талии.

– Спасибо. Мне тоже нравится твой наряд, – ответила она, хотя на мне были только джинсы и черный топ. Но она пыталась приложить усилия.

– Спасибо.

Она улыбнулась мне.

– Мне нравятся твои волосы, – она начала возиться со своими медово–каштановыми длинными волосами.

– У тебя они тоже хорошие, такие длинные.

Она пожала плечами.

– Мой цвет такой скучный

Леви обернулся.

– Серьезно? Волосы и одежда? Разрушь стереотипы, Макеллан.

Я выстрелила в него своим смертоносным взглядом.

– Что вы, парни, давайте поговорим о спорте.

– Ну, это же мужское.

– Серьезно? Нет, ну давай я поговорю с тобой об этом прямо перед Кэрри, – я подняла бровь.

Он повернулся обратно к Яну.

– Я знал, что это была плохая идея.

Я была уверенна, что он говорил в шутливой форме, но понимала, что он прав.

Мы завели «светскую беседу» еще до того, как подошел официант и взял у нас заказы.

Леви криво мне улыбнулся.

– Я должен заказать или ты хочешь сама?

– Мы всегда заказываем одно и то же, – объяснила я удивившимся Яну и Кэрри. – Да, я буду жареную треску с печеной картошкой, но к этому еще сметану. Благодарю.

– Я буду то же, что и она,– объявил Леви, – хотя ты забыла одну вещь.

– О! Творожные сырники! – я практически закричала. – Гм, можно до этого жаренные творожные сырники? Спасибо.

Официант кивнул и повернулся к Кэрри, которая заказала курицу–гриль и салат Цезарь.

– Я буду чизбургер, среднепрожаренный, – заказал Ян.

Я не стала ничего говорить, потому что знала, что Леви что то скажет.

– Серьезно? Кто идет в мальков и не заказывает рыбу? – сказал Леви. – Я не буду делиться своими зерновыми лепешками. И знаю, что Макеллан не будет.

– Проповедуй это, – призвала я.

Леви наклонился, его лицо было таким серьезным, почти торжественным.

– Послушайте, ребята, я никогда не слышал о вечере мальков по пятницам до того, как моя семья и семья Макеллан пришли сюда. Вы понятия не имеете, как я испортился, приехав в Висконсин: жареная рыба, кукурузные лепешки с медовым маслом, запеченные бобы, хлеб с маслом, салат из капусты, картофель – картофель на свой выбор! И я упоминал масло? Так много масла! Я имею в виду, что еще можно пожелать в пятницу вечером? Заказать что–то еще... Я говорю, что это безумие, безумие!

В то время как Кэрри и Ян смеялись, я чувствовала странное чувство гордости, наполняющее меня. Если бы только Леви мог посмотреть на себя из седьмого класса.… У него даже появился небольшой Средне–Западный акцент.

– Чего ты улыбаешься? – спросил Леви.

– Ничего, – ответила я слишком быстро.

– Когда–нибудь я узнаю, о чем ты думаешь, – он наклонился вперед и посмотрел мне в глаза, будто пытаясь прочитать мои мысли. Я посмотрела в сторону. В тот момент мне показалось, что он правда может сделать это.

– О, вот видишь, ты думаешь о чем–то таком.

– Кто, я? – сказала я, более невинным голосом.

– Пожалуйста, – он откинулся назад и обнял спинку стула Кэрри. – Позволь мне рассказать тебе кое–что об этом, Кэрри. Не поддавайся этой доброй девушке, которая сидит прямо перед тобой. Под ее милой внешностью и элегантностью таится не только находчивость, но еще и скрытность.

– Вот именно поэтому ты мой лучший друг.

– Очевидно, – согласился Леви.

Ян громко прочистил горло.

– Так, Кэрри, я думаю, мы должны вмешаться до того, как Леви и Макеллан продолжат это. Потому что если они начнут, то уже не остановятся. Никогда.

Кэрри неуютно маневрировала в своем кресле, и потеребила соломенную обертку.

Это был не первый раз, и я не думаю, что он был последним, так что Ян должен был вмешаться, когда Леви и я начали одну из наших эпических бесед.

Я закончила играть в двадцать вопросов с Кэрри до того, как нашу еду, наконец, принесли. Помимо того, что на самом деле очень милая, она входила в состав студенческого совета и была волонтером в приюте для животных по выходным. Я чувствовала себя бездельницей в сравнении с ней.

Хотя я хорошо проводила время, я должна была бороться с каждым инстинктом. Я должна была показать лучшее поведение. У нас были наши свидания, чтобы узнать друг друга лучше. В конце концов, это было довольно большое чудо, мы оба смогли найти кого–то, кто проводил бы с нами по столько же времени, сколько мы проводим друг с другом.

Мы подъехали к дому Кита, когда вечеринка была в полном разгаре. Все из футбольной команды, группы поддержки и оркестра был там.

– Эй, Калифорния! – к нам подошел Кит и пожал Леви руку, отчего его рельефные мышцы на руках слегка заиграли. – Добро пожаловать, добро пожаловать, все! – Он посмотрел меня сверху вниз, и взглядом я ясно дала ему понять, что не была нисколько заинтересована ни в чем, что он искал.

– Эй, парень,– сказал Ян, проходя между нами.– Спасибо за приглашение.

– Ах, да, вы двое вместе. Смотрите, я все время забываю это, так как она всегда с ним,– он указал на явно раздраженного Леви.

– Кит, это Кэрри, – Леви указал в ее сторону.

По какой–то причине, Кит засмеялся.

– Хорошо, я понял, я понял.

Он наклонился к холодильнику и вытащил несколько банок.

Кит сказал какую–то шутку в адрес Леви, но мы остались с каменными выражениями на лицах.

Каждый из нас взял по банке, и мы пробились в угол кухни.

– Не дай ему добраться до тебя, – сказала я Леви.

– Но он прав. Мне ничего не перепадет... кроме горе, – он покачал головой.

Я повернулась спиной к Кэрри и Яну. Я знала, как смущен Леви сейчас из–за того, что никак не может улучшить свои навыки в спорте.

– Ты играешь уже намного лучше. На днях Адам рассказывал мне, что ты ловил мяч почти каждый раз нижним блоком.

– Возможно, – его голос был неуверенным. – Но это так унизительно, сидеть на этой скамейке каждую игру.

– Я думала, ты хотел играть в футбол, чтобы завести несколько друзей.

Он пожал плечами.

– Но это не значит, что я не хочу играть.

– Я знаю, но посмотри вокруг. Ты на вечеринке, и Кит пригласил тебя.

– Он пригласил всех.

– Но, по крайней мере, ты здесь. И он позвал тебя. Разве это не дружелюбный «путь братана»?

– Путь братана? – он засмеялся.

– Ты знаешь, как парни показывают любовь. Или выделяют свою сферу влияния. Вроде как, когда собаки мочатся на что–то, чтобы другие знали, что это их.

– Ты хоть понимаешь, что говоришь?

– Конечно, нет, – призналась я. – Но это, по крайней мере, заставило тебя чувствовать себя немного лучше?

– Да, немного.

Я игриво толкнула его локтем.

– Очевидно, моя работа здесь завершена. Позволь мне считать, что ты молодец.

– Подожди, подожди, – Леви достал телефон. – Мне нужно записать это. Я могу даже сделать эту запись своим рингтоном.

Я схватила его телефон и сказала в микрофон:

– Я, Макеллан Марион Диез, настоящим клянусь, что Леви Роджерс – мужественный человек, конечный братан. Причина номер один: он делает средний британский акцент. Причина номер два: он знает, что надо всегда хвалить женские навыки приготовления пищи. Хм, причина номер три…гм...

– Хорошо, – он выхватил свой ​​телефон из моих рук. – Ты даже не можешь придумать трех причин?

– Смотри, есть так много причин, что мой бедный мозг перегружен.

– Хорошо, сохранить.

– Уф! – я резко вытерла лоб.

– Эй! – Даниэль обратилась к нам. – Я не видела, как вы, ребята, пришли, но когда я увидела ваши пары, то поняла, что вы делаете то, что делаете. Позвольте мне угадать, ваши пары остались одни?

Я поморщилась.

Она покачала головой.

– Вы, ребята, слишком много времени проводите вместе.

– Очевидно, – сказали Леви и я в унисон.

– Ну, я хотел бы предложить вам перенести вашу вечеринку на улицу и провести хоть какое–то время со своими парами.

– Спасибо! – я быстро обняла Даниэль, прежде чем она вернулась к своим друзьям из оркестра.

Мы с Леви подошли к стеклянной двери, ведущей на улицу, где была основная вечеринка, и увидели Кэрри и Яна, прислонившихся к перилам. Ян рассказывал какую–то историю, от которой Кэрри смеялась.

– Ну, по крайней мере, они хорошо проводили время, – отметил Леви. – На самом деле, это выглядит даже лучше, чем было за ужином.

– Леви, – я остановила его прежде, чем он открыл дверь. – Думаю, пойти на двойное свидание было не лучшей идеей.

Он кивнул.

– Я знаю. Трудно бросить кого–то в наше окружение. Я не хочу сделать с Кэрри что–то не так.

– И мы с тобой по–прежнему будем проводить много времени вместе. Я только говорю, что, может быть, мы должны ходить на обычные свидания, а не на двойные. Не заставляя наши пары мириться с нами обоими.

Взгляд Леви был зафиксирован прямо перед собой. Его челюсть была плотно сжата.

– Леви?

Когда он не ответил, я последовала за его взглядом. Ян придвинулся ближе к Кэрри и заправил прядь волос ей за ухо. Она покраснела, но приблизилась к нему. Затем он обнял ее.

– Они флиртуют? – выдохнула я. Не было никакой возможности это отрицать.

Мы с Леви застыли, наблюдая, как Ян и Кэрри были все ближе и ближе. Он сказал что–то еще, что заставило ее улыбнуться. Она намотала локон на палец. Затем он наклонился к ней еще ближе. Ее улыбка пропала. Они изучали друг друга. Интенсивно.

Я узнала этот взгляд Яна. Он склонил голову и положил указательный палец к ее подбородку.

– Я не могу... – боль в голосе Леви вернула меня к реальности. Я скользнула в стеклянную дверь, отчего сразу стало шумно.

– Как ты могла? – я оказалась прямо перед Кэрри. Я знаю, что должна была быть более расстроена из–за Яна, но в этот момент я была зла на Кэрри. Леви был на нескольких свиданиях с ней, он предложил ей познакомить ее со своими друзьями и пойти на вечеринку, куда был приглашен, а она его так отшила? Кэрри отодвинулась от меня. Но Ян подошел ближе.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...