Главная Обратная связь

Дисциплины:






Что такое магия в действительности



Эзотерическая наука есть прежде всего постижение наших взаимосвязей с божественной магией[23] и в ней нераздельности от наших божественных Я – последние означают нечто большее, нежели наш собственный высший дух. Так, прежде чем пояснить эти взаимосвязи примером, возможно, нелишне дать ученику правильное представление о полном значении этого весьма превратно истолкованного слова «магия». Многие жаждут изучать оккультизм, но мало кто имеет хотя бы приблизительное понятие о самой науке. И совсем немногие из наших американских и европейских учеников могут почерпнуть пользу из санскритских трудов или даже их переводов, так как переводы эти, по большей части, есть лишь завеса для непосвященных. Потому-то, в доказательство вышесказанного, я предлагаю их вниманию выдержки из трудов неоплатоников. Они доступны в переводах, но дабы пролить свет на то, что было доселе окутано мраком, достаточно указать на некий ключ в них. Так, гнозис – как дохристианский, так и постхристианский – прекрасно подойдет для нашей цели.

Миллионам христиан знакомо имя Симона Мага[24], равно как и то немногое, что сказано о нем в «Деяниях Святых Апостолов»[25], но редко кто слышал о многочисленных разнородных, фантастических и противоречивых подробностях его жизни, о которых гласят предания. Рассказ о его притязаниях и смерти можно найти только в предвзятых, полуфантастических сведениях о нем в сочинениях отцов церкви, таких, как Ириней, Епифаний и Св. Юстин и особенно в анонимном труде «Философумена». Тем не менее он – лицо историческое, и имя «Маг» было дано ему и признано всеми его современниками, включая глав христианской церкви, как звание, указующее на чудодейственные силы, которыми он обладал, независимо от того, считали ли его белым (божественным) или черным (адским) магом. В этом отношении мнение всегда зависело от языческих или христианских пристрастий летописца.

Именно в его системе, а также в системе Менандра, его ученика и преемника, можно найти, что же означало слово «магия» для посвященных того времени.

Симон, как и все другие гностики, учил, что наш мир сотворен низшими ангелами, которых он называл эонами ( ). Он упоминает только три степени их, ибо, как объяснено в «Тайной Доктрине», бесполезно преподавать что-либо, касающееся четырех высших степеней, а посему он начинает с плана Глобусов А и G. Система его столь же близка оккультной истине, как и любая другая, так что мы можем рассмотреть ее, наряду с его собственными утверждениями о «магии» и утверждениями Менандра, дабы выяснить, что они подразумевали под этим словом. Так вот, согласно Симону, вершиной всего проявленного творения был Огонь ( ). Для него так же, как и для нас, он есть вселенский Принцип, бесконечная Мощь, рождающаяся от сокрытой Потенциальности. Огонь этот являлся изначальною причиной проявленного Мира Бытия, и был он дуален, имея в себе проявленную и сокрытую, или тайную, сторону. «Тайная сторона Огня сокрыта в его явной (или объективной) стороне», – пишет он[26], что равносильно сказанному: видимое извечно присутствует в невидимом, а невидимое – в видимом. Это была лишь новая форма изложения идеи Платона об умопостигаемом ( ) и чувственном ( ), а также учения Аристотеля о силе, или потенциальности ( ) и действительном существовании ( ). Для Симона все, о чем можно помыслить, все, на что можно воздействовать, суть совершенный разум. Огонь содержал в себе все. И, стало быть, все части этого Огня, будучи наделены разумом и рассудком, могли развиваться посредством расширения и эманации. Это есть наше учение о проявленном Логосе, и части эти в своей первичной эманации суть наши Дхиан Коганы, «Сыны Пламени и Огня», или же высшие эоны. «Огонь» этот есть символ активной и живой стороны божественной Природы. За нею простирается «бесконечная Потенциальность в Потенциальности», которую Симон называет «то, что стояло, стоит и стоять будет» ( ), или же постоянная устойчивость и олицетворенная Неизменность.



От Мощи Мысли божественная Идеация перешла к Деятельности. Отсюда и серия изначальных эманаций, посредством мысли порождающих действие, причем объективная сторона Огня является матерью, а его тайная сторона – отцом. Симон называл эти эманации сизигами ( ) (соединенная пара или двойка), ибо они эманировали по двое: один как активный, другой как пассивный эон. Таким образом, эманировали три пары (всего шестеро, Огонь был седьмым), которым Симон дал следующие имена: Разум ( , Nous) и Мысль ( , Epinoia)[27], Голос ( , Phone) и Имя ( , Onoma), Рассудок ( , Logismos) и Размышление ( , Enthumesis)[28]; первый эон в этих парах был мужским, второй – женским. Из этих изначальных шести эманировали шесть эонов срединного мира. Давайте же посмотрим, что говорит сам Симон: «Каждое из сих шести первозданных Существ содержало в себе всю бесконечную Силу [своего породителя], но она присутствовала лишь в потенции, а не в действии. Силу эту надлежало вызвать (сгармонизировать) через представление, дабы проявилась она во всей своей сущности, добродетели, величии и следствиях, ибо только тогда могла эманированная Сила уподобиться своему породителю – вечной и бесконечной Силе. Если бы, напротив, она осталась лишь потенциально в шести Силах и не сгармонизировалась бы с ними через представление, потенция не перешла бы к действию, а затерялась бы[29]; выражаясь более ясно, она бы атрофировалась, как сейчас говорят. Итак, разве не означают эти слова, что, дабы во всем сравняться с бесконечною Силой, эоны должны были подражать ей в ее действии и стать, в свою очередь, эманирующими принципами, каковым был их породитель, давая жизнь новым существам и становясь Силами in actu? Эманирование, или же приобретение дара крийяшакти[30], является прямым результатом этой силы, следствием, зависящим от нашего собственного действия. Сила эта, следовательно, присуща человеку, так же как изначальным эонам и даже вторичным эманациям, по той простой причине, что они и мы произошли от единого изначального Принципа, бесконечной Мощи, или Силы. Так, мы обнаруживаем в системе Симона Мага, что первые шесть эонов, синтезированные седьмым, Силою-породительницей, перешли к действию и эманировали, в свою очередь, шесть вторичных эонов, каждый из которых был синтезирован своим соответственным породителем. В «Философумене» мы читаем, что Симон сравнивал эоны с «Древом Жизни». «Написано, – говорит Симон в «Великом Откровении» ( Apophasis)[31], автором которого считается сам Симон, – что существует два ответвления вселенских эонов, не имеющих ни начала ни конца, исходящих от одного и того же корня – незримой и непостижимой Потенциальности, Sige (Молчания)[32]. Одна из этих [серий эонов] появляется свыше. Это есть великая Сила, Вселенский Разум [или божественная Идеация, Махат индусов]: он предопределяет все вещи и суть мужского начала. Другая же выявляется снизу, ибо это есть Великая [проявленная] Мысль, эон женского начала, порождающий все вещи. Эти [два вида эонов] соответствуют[33] друг другу, сочетаются и проявляют срединное расстояние [промежуточную сферу, или план) – непостижимый воздух, не имеющий ни начала ни конца»[34].

Этот «воздух» женского начала есть наш эфир, или каббалистический астральный свет. И, стало быть, это и есть второй мир Симона, рожденный от Огня – источника всего сущего. Мы называем его Единою Жизнью, разумным, божественным Пламенем, вездесущим и бесконечным. В системе Симона этот второй мир управлялся Существом, или Силою, как мужского, так и женского начала, или же активной и пассивной, доброй и злой. Это Существо-Породитель, как и изначальная бесконечная Сила, также называется «то, что стояло, стоит и стоять будет», доколе существует проявленный Космос. Когда оно эманировало in actu и стало походить на своего собственного породителя, оно не было двойственным, или андрогинным. Именно Мысль, эманировавшая из него (Sige), стала как он сам (Породитель), уподобившись его собственному образу (или прототипу); и теперь второй стал, в свою очередь, первым (на своем собственном плане, или сфере). Как говорит Симон:

Он [Породитель, или Отец] был един. Ибо, имея в себе ее [Мысль], он был одинок. Он не был, однако, первым, хотя и был предсуществующим; но, выявляя себя себе и из себя, он стал вторым (или дуальным). Также не величался он Отцом, прежде чем она [Мысль] не дала ему это имя. Следовательно, как сам он, развивая себя собой, проявил себе свою собственную Мысль, так и Мысль, проявившись, не действовала, но, видя Отца, спрятала его внутри себя, то есть (спрятала) ту Силу (в себе). А Сила (Dynamis, а именно Нус) и Мысль (Эпинойя) суть двуначальны. Вот почему они соответствуют друг другу и едины – ибо Сила ни в коей мере не разнится от Мысли. Итак, от того, что свыше – Сила, а от того, что снизу – Мысль. И так случается, что то, что выявляется из них, хотя и едино, все же оказывается двояким – андрогином, имеющим в себе женское начало. Так и Разум присутствует в Мысли – вещи неотделимые друг от друга, которые, хотя и едины, все же дуальны[35].

Он (Симон) называет первую сизигу шести Сил и Силы седьмой, которая с нею, Нусом и Эпинойей, небесами и землей: мужское начало взирает вниз с высот и берет себе в сизиги (или супруги) Мысль, ибо земля внизу принимает интеллектуальные плоды, приносимые с небес и родственные земле[36].

Третий мир Симона, с его третьей серией шести эонов и седьмого, Породителя, эманируется подобным же образом. Та же самая идея встречается и в любой другой гностической системе – постепенное развитие в материю по нисходящей линии, посредством уподобления; и закон этот можно проследить вплоть до изначального оккультизма, или магии. Как у гностиков, так и у нас эта седьмая Сила, синтезирующая собой все и вся, есть Дух, витающий над темными водами недифференцированного пространства, – Нараяна, или Вишну – в Индии и Дух Святой – в христианстве. Но тогда как в последнем концепция эта обусловлена и умалена ограничениями, требующими веры и благоволения, в восточной философии она распространяется на каждый атом, сознательный или бессознательный. Ириней дополняет сведения о дальнейшем развитии этих шести эонов. От него мы узнаем, что Мысль, отделившись от своего Породителя и знающая, благодаря сходству своего естества с последним, что она и должна знать, нисходит на второй, или промежуточный, план или, вернее, мир (каждый из таких миров состоит из двух планов, высшего и низшего, мужского и женского, последний в конце концов приобретает обе силы и становится андрогином), дабы создать низшие иерархии, ангелов и силы, власти и воинства всякого рода, которые, в свою очередь, сотворили или, вернее, эманировали из своего собственного естества наш мир, с его людьми и тварями, над которыми они и надзирают.

Из этого следует, что каждое разумное существо, называемое на Земле человеком, состоит из того же естества и потенциально обладает всеми свойствами высших эонов – изначальной семерицы. Он и должен развить, «имея пред собой образ высочайшего», подражая ему in actu, Силу, которой наделен высший из его родителей, или Отцов. Здесь мы опять можем с пользою процитировать из «Философумены»:

Итак, согласно Симону, сей благостный и нетленный (принцип) во всем существует в скрытом виде: в потенции, но не в действии. Это и есть то, «что стояло, стоит и стоять будет», а именно: то, что стоит наверху в непорожденной Силе; то, что стоит внизу в потоке вод, порожденных в образе; то, что будет стоять наверху, рядом с благостной Бесконечной Силой, если уподобится сему образу. Ибо, говорит он, трое их, которые стоят, и без этих трех эонов устойчивости нет украшения порождаемого, которое, согласно им [симонянам] рождается на воде и, будучи создано по образу и подобию, является совершенным и небесным (эоном), никоим образом не уступающим непорожденной Силе. Так, они говорят: «Я и ты [суть] одно; прежде меня [был] ты; то, что будет после тебя [есмь] я». Это, говорит он, есть единая Сила, разделившаяся на горнее и подножие, порождающая самое себя, питающая самое себя, ищущая самое себя, обретающая самое себя; сама себе матерь, отец, брат, супруг, дочь и сын – единая, ибо она есть Корень всего[37].

Так, об этом трояком эоне мы узнаем, что первый существует как «то, что стояло, стоит и стоять будет», или же как несотворенная Сила, Атман; второй рождается в темных водах Пространства (Хаос, или недифференцированная Субстанция, наша Буддхи) от и посредством образа первого, отраженного в этих водах – образа его, или Того, что витает над ними; третий мир (в человеке манас) будет наделен каждой силой этого извечного и вездесущего Образа, если только он ему уподобится. Ибо «все, что вечно, чисто и нетленно пребывает в скрытом виде во всем сущем», хотя бы только потенциально, а не реально. И «все суть тот образ, при условии, что низший образ (человек) восходит к тому высочайшему Источнику и Корню в Духе и Мысли». Материя как Субстанция вечна и никогда не была сотворена. Потому-то Симон Маг, равно как все великие учителя-гностики и восточные философы, никогда не говорит о ее начале. «Предвечная Материя» получает свои разнообразные формы в низшем эоне от творящих Ангелов, или Строителей, как мы их называем. Почему же тогда человеку, прямому наследнику высочайшего эона, не делать того же силою мысли, которая рождается от Духа? Это и есть крийяшакти – мощь производить формы силою идеации и воли на объективном плане из невидимой, неразрушимой материи.

Истинно говорит Иеремия[38], цитируя «Слово Господне»: «Прежде нежели Я образовал тебя во чреве, Я познал тебя, и прежде нежели ты вышел из утробы, Я освятил тебя». Ибо Иеремия символизирует здесь человека, когда он все еще был эоном, или божественным Человеком, согласно Симону Магу и восточной философии. Первые три главы «Бытия» столь же оккультны, как и то, что изложено в Инструкции I. Ибо земной рай есть утроба, говорит Симон[39], а Эдем – область, ее окружающая. Река, текущая из Эдема, чтобы оросить сад, есть пуповина; пуповина эта разделяется на четыре истока – потока, вытекающих из нее, четыре канала, служащих для передачи питания утробному плоду, т. е. две артерии и две вены, которые являются каналами для крови и передают дыхательный воздух, так как нерожденное дитя, согласно Симону, всецело окутано амнионом, питается посредством пуповины и получает жизненно необходимый воздух через аорту[40].

Вышеизложенное приведено для разъяснения того, что последует ниже. Много было учеников у Симона Мага, и наставлял он их в магии. Они прибегали к так называемым «изгнаниям бесов» (как явлено в Новом Завете), к заклинаниям, приворотным зельям; верили в сны и видения и вызывали их по желанию; и, наконец, принуждали духов низших степеней повиноваться им. Симона Мага величали «Великою Силой Божией», буквально – «Сила Божества, которая зовется Великой». То, что прежде называлось магией, мы теперь именуем Теософией, или Божественной Мудростью, Силой и Знанием.

Его ближайший ученик, Менандр*, был также великим магом. Ириней, среди прочих писателей, говорит следующее: «Преемником Симона был Менандр, самаритянин по рождению, достигший высочайших вершин в науке магии». Так, и учитель и ученик явлены людьми, обретшими высочайшие силы в искусстве волхования – силы, которые можно получить только с «помощью дьявола», как утверждают христиане; и тем не менее «чародейства» их тождественны тем, о коих говорится в Новом Завете, где подобные феноменальные результаты названы божественными чудесами. Стало быть, в них верят, полагая, что они исходят от Бога и через него. Но встает вопрос: были ли эти так называемые «чудеса» «Христа» и апостолов когда-либо объяснены более, нежели магические достижения так называемых колдунов и магов? Я говорю – никогда. Мы, оккультисты, не верим в сверхъестественные феномены, и Учителя смеются над словом «чудо». Итак, давайте посмотрим, что же в действительности означает слово «магия».

Источник и основа ее – в духе и мысли, будь то на чисто божественном или земном плане. Те, кто знаком с жизнеописаниями Симона, имеют на выбор две версии – белой и черной магии – относительно широко обсуждаемого союза Симона с Еленой, которую он называл своей Эпинойей (Мыслью). Те же, кто, как христиане, стремились опорочить опасного противника, говорят о Елене как о прекрасной и реально существовавшей женщине, которую Симон встретил в публичном доме в Тире и которая была, согласно авторам его жизнеописаний, перевоплощением Елены из Трои. Как же тогда могла она быть «божественною Мыслью»? Симону приписывают следующие слова из «Философумены»: низшие ангелы, или третьи эоны, будучи столь материальными, заключали в себе больше худого, нежели другие эоны. Бедняга человек, созданный, или эманированный, ими, носил в себе порок своих породителей. Что же это означало? Только следующее: когда третьи эоны, в свою очередь, овладели божественною Мыслью, благодаря внутреннему приданию им Огня, то вместо того чтобы сделать человека совершенным существом, согласно всемирному предначертанию, они изначала утаили от него эту божественную искру (Мысль, на Земле – манас); это и явилось причиной первородного греха, который совершил неразумный человек, как совершили его ангелы за эоны до этого, отказавшись творить[41]. Наконец, продержав Эпинойю своей пленницей и подвергнув божественную Мысль всяческим оскорблениям и надругательствам, они кончили тем, что заключили ее в уже оскверненное тело человека. После чего, согласно толкованию врагов Симона, она переходила из одного женского тела в другое в течение веков и рас, пока Симон не нашел и не узнал ее в виде Елены, «блудницы», «заблудшей овцы» из притчи. Симон представлен выдающим себя за Спасителя, сошедшего на землю, дабы спасти этого «агнца» и тех людей, в ком эпинойя все еще находилась во власти низших ангелов. Так, величайшие магические чудеса Симона объясняются его соитием с Еленой – отсюда и черная магия. Действительно, основные ритуалы такого рода магии основаны на подобном отвратительном, буквальном истолковании величественных мифов – самый прекрасный из них был придуман Симоном в качестве символа для своего учения. Тот, кто понимал его правильно, знал, что подразумевалось под «Еленой». Это был брак между Нусом (Атма-Буддхи) и Манасом, союз, посредством которого Воля и Мысль становятся единым целым и наделяются божественными силами. Ибо Атман в человеке, будучи естеством чистым, без примеси, изначальным божественным Огнем (или извечным и вселенским «тем, что стояло, стоит и стоять будет»), принадлежит всем планам; а Буддхи есть его носитель, или Мысль, порожденная «Отцом» и порождающая, в свою очередь, «Отца», а также Воля. Она есть то, что «стояло, стоит и стоять будет», становясь, таким образом, в сочетании с Манасом, двуначальною, но только на этой сфере. Потому-то, когда Симон говорил о себе как об Отце, Сыне и Святом Духе и об Елене как о своей Эпинойе, божественной Мысли, он имел в виду брак своей Буддхи с Манасом. Елена была Шакти внутреннего человека, силою женского начала.

А что же говорит Менандр? Низшие ангелы, учил он, были эманациями Эннойи( , предначертывающей мысли). Именно Эннойя преподала науку магии и передала ее ему, наряду с искусством покорять творящих ангелов низшего мира. Последние символизируют страсти нашей низменной природы. Сказано, что ученики его, получив от него крещение (т. е. после посвящения), «воскресали из мертвых» и, не «старея», становились «бессмертными»[42]. «Воскрешение», обещанное Менандром, конечно же, означало просто переход из тьмы невежества в свет истины, пробуждение бессмертного Духа человека к жизни внутренней и вечной. Это и есть наука раджа-йогов – магия.

Каждый человек, читавший неоплатоническую философию, знает, как боролись против феноменальной теургии ее главные адепты, такие, как Плотин и особенно Порфирий. Но, помимо всех их Ямвлих, автор «De Mysteriis», высоко приподымает завесу над истинным термином «теургия» и являет нам в ней подлинную науку раджа-йоги.

Магия, говорит он, есть возвышенная и величественная наука, божественная, превозносимая превыше всех иных. «Это – великая панацея для всех... Она не зарождается в теле или его страстях и не ограничивается ими, равно как не ограничивается человеческим конгломератом или его слагаемыми; но все почерпнуто ею от наших высших Богов» – наших божественных Эго, которые устремляются, словно серебряная нить, от Искры в нас к изначальному божественному Огню[43].

Ямвлих проклинает физические феномены, производимые, как он говорит, злыми демонами, которые обманывают людей (призраки спиритических сеансов), причем столь же яростно, сколь он превозносит божественную теургию. Но чтобы практиковать последнюю, учит он, теург непременно должен быть «человеком высочайшей нравственности и чистейшей души». Другой вид магии применяется только нечистыми, эгоистичными людьми, и нет в ней ничего божественного... Никакой истинный Vates никогда не согласится признать в ее сообщениях что-либо исходящее от наших высших Богов... Таким образом, одна (теургия) есть знание нашего Отца (высшего Я); другая – подчинение нашей низменной природе... Одна требует святости души – святости, отвергающей и исключающей все плотское; другая же – осквернения ее (души)... Одна есть слияние с богами (со своим личным богом) – источником всяческого блага; другая – сношение с демонами (элементалами), которые, если только мы не подчиним их себе, подчинят нас самих и поведут нас, шаг за шагом, к нравственной погибели (медиумизму). Словом: «Теургия теснейшим образом связывает нас с божественною Природой. Природа эта порождает себя через самое себя, движется посредством своих собственных сил, все поддерживает и суть разумна. Являясь украшением Вселенной, она зовет нас к доступной пониманию истине, к совершенству и приглашает наделить совершенством других. Она столь сокровенно соединяет нас со всеми творческими деяниями богов, сообразно способности каждого из нас, что душа, совершив священные ритуалы, укрепляется в их [божественных] деяниях и разуме, пока не низринется в изначальную божественную сущность и не поглотится ею. Это и есть цель священных инициаций египтян»[44].

И Ямвлих показывает нам, как происходит это слияние нашей высшей Души со всемирной Душой, с богами. Он говорит о Мантейе ( ), которая есть самадхи, высший транс[45]. Также говорит он и о сне, который есть божественное видение, когда человек вновь становится богом. С помощью теургии, или раджа-йоги, человек достигает: 1) пророческой проницательности через посредство нашего бога (соответствующего высшего Эго каждого из нас), раскрывающего нам истины того плана, на котором нам случается действовать; 2) экстаза и озарения; 3) действия в духе (в астральном теле или посредством воли); и 4) власти над меньшими, неразумными демонами (элементалами), посредством самой природы наших очищенных Эго. Но для этого требуется полное очищение последних. Вот это он и называет магией, через посвящение в теургию.

Но теургии должна предшествовать тренировка наших чувств и познание человеческого Я в его отношении к божественному Я. И доколе человек не овладеет в совершенстве этими предварительными знаниями, бесполезно антропоморфизировать бесформенное. Под «бесформенным» я разумею высших и низших богов, неземных, равно как и земных духов, или существ, которые могут быть явлены начинающим лишь в цвете и звуке. Ибо никто, кроме высочайшего адепта, не может воспринять «бога» в его истинно трансцендентной форме, которая неподготовленному интеллекту, ученику, будет зрима лишь своею аурой.

Видения фигур в полный рост, порой различаемые сенситивами и медиумами, принадлежат к той или иной из трех единственных категорий, которые они могут лицезреть: а) астралы живых людей; б) нирманакаи (адепты, добрые или злые, чьи тела мертвы, но кто научился жить в незримом пространстве в своих эфирных личностях) и в) призраки, элементарии и элементалы – мистификаторы, заимствующие формы из астрального света вообще или из образов, предстающих пред «мысленным взором» собравшихся людей или медиума, которые тотчас же отражаются на их соответственных аурах.

Прочтя вышеизложенное, ученики теперь лучше поймут необходимость изучения в первую очередь соответствий между нашими «принципами», которые суть лишь различные аспекты триединого (духовного и физического) человека, и нашими прототипами, их прямыми корнями во Вселенной.

В связи с этим мы должны продолжить наше учение об Иерархиях, непосредственно и навечно связанных с человеком.

Иерархии

Сказанного достаточно, дабы показать, что тогда как для востоковедов и профанов изречение «Ом мани падме хум» означает всего лишь «О, Сокровище в Лотосе», эзотерически оно значит «О, мой бог внутри меня». Да, в каждом человеческом существе есть бог, ибо человек был и вновь станет богом. Изречение это указывает на нерасторжимую связь между человеком и Вселенной. Ибо Лотос есть всемирный символ Космоса как абсолютной совокупности, а Сокровище есть Духовный человек, или бог.

В предыдущей Инструкции были даны соответствия между цветом, звуками и «принципами»; и те, кто читал второй том «Тайной Доктрины», вспомнят, что эти семь принципов заимствованы от семи великих Иерархий Ангелов, или Дхиан Коганов, которые, в свою очередь, ассоциируются с цветом и звуками и коллективно образуют проявленный Логос.

В вечной музыке сфер мы находим совершенную гамму, соответствующую цвету, а в числе, обусловленном вибрациями цвета и звука, которое «лежит в основании каждой формы и управляет каждым звуком», мы обнаруживаем совокупность проявленной Вселенной.

Мы можем проиллюстрировать эти соответствия, показав взаимосвязь цвета и звука с геометрическими фигурами, которые, как пояснено в «Тайной Доктрине»[46], выражают поступательные стадии в проявлении Космоса.

Но ученик непременно запутается, если, изучая Диаграммы, он не будет помнить две вещи: 1) что, поскольку наш план является планом отражения и, стало быть, иллюзорным, различные нотации стоят в обратном порядке и счет им должен вестись снизу вверх. Музыкальная гамма идет снизу вверх – начинаясь с низкого до и заканчиваясь куда более высоким си; 2) что камарупа (соответствует до в музыкальной гамме), содержащая в себе все потенциальности материи, неизбежно является отправной точкой на нашем плане. Далее, с нее начинается нотация* на каждом плане, поскольку она соответствует «материи» данного плана. Ученик также должен помнить, что ноты эти должны быть расположены по кругу, показывая, таким образом, что фа есть средняя нота Природы. Короче говоря, музыкальные ноты, или звуки, цвета и числа следуют от одного к семи, а не от семи к одному, как ошибочно показано в спектре призматических цветов, в котором красный стоит первым: факт, побудивший меня поставить принципы и дни недели в Диаграмме II наугад. Музыкальная гамма и цвета, согласно шкале вибраций, исходят из мира грубой материи и восходят к миру духа таким образом:

 

Принципы Цвет Ноты Числа Состояния материи
Чхайя, тень, или двойник Фиолетовый Си Эфир
Высший Манас, духовный Разум Индиго Ля Критическое состояние, называемое в оккультизме воздухом
Аурическая оболочка Голубой Соль Пар
Низший манас, или животная душа Зеленый Фа Критическое состояние
Буддхи, или духовная Душа Желтый Ми Вода
Прана, или жизненный принцип Оранжевый Ре Критическое состояние
Камарупа, вместилище животной жизни Красный До Лед

 

Здесь мы вновь просим ученика вычеркнуть из памяти какие-либо соответствия между «принципами» и числами по причинам уже изложенным. Эзотерическую нумерацию нельзя подогнать под условную экзотерическую. Одна есть реальность, другая же расположена сообразно с иллюзорной очевидностью. Человеческие принципы, данные в «Эзотерическом буддизме», сведены в таблицы именно для начинающих, дабы не вызвать путаницы в их умах. Это было полусокрытие.

Вышеизложенное существует на проявленном плане; после чего мы получаем семерицу и проявленную Призму, или человека на Земле. Последним же занимается исключительно черный маг.

В Космосе градации и корреляции цвета, звука и, стало быть, чисел, бесконечны. Это подозревает даже физика, ибо установлено, что существуют более медленные вибрации, нежели вибрации красного цвета – самые медленные из воспринимаемых нами, и куда более стремительные, нежели вибрации фиолетового цвета – самые быстрые, которые наши чувства могут воспринять. Но на Земле, в нашем физическом мире, диапазон воспринимаемых вибраций ограничен. Наши физические чувства не могут улавливать вибрации выше и ниже семеричных и ограниченных градаций призматических цветов, так как такие вибрации не способны вызвать в нас ощущение цвета или звука. Это всегда будет градационная семеричность и не более, пока мы не научимся парализовывать нашу четверицу и различать как высшие, так и низшие вибрации своими духовными чувствами, вместилище которых – верхний Треугольник.

 

Точка в круге есть непроявленный Логос, соответствующий Абсолютной Жизни и Абсолютному Звуку.Первой геометрической фигурой после круга, или сфероида, является треугольник. Он соответствует движению, цвету и звуку. Так, точка в Треугольнике символизирует второй Логос, «Отца-Матерь», или белый Луч, который есть не-цвет, так как потенциально содержит все цвета. Он явлен излучающимся из непроявленного Логоса, или неизреченного Слова. Вокруг первого Треугольника, на плане изначальной Субстанции, в следующем порядке (обратном по отношению к нашему плану) сформированы: A a) Астральный двойник Природы, или Прототип всех форм. b) Божественная Идеация, или Вселенский Разум. c) Синтез оккультной Природы, Яйцо Брамы, все содержащее и все излучающее. d) Животная, или материальная, душа Природы, источник животного и растительного разума и инстинкта. e) Совокупность дхианкоганических Разумов, Фохат. f) Жизненный Принцип в Природе. g) Жизнь-порождающий Принцип в Природе. Тот, что на духовном плане соответствует половой близости на низшем. Мир реальности, отраженный на плане грубой Природы, перевернут и становится на Земле и нашем плане: B a) Красный есть цвет проявленной дуальности, или мужского и женского начала. В человеке он явлен в своей низшей животной форме. b) Оранжевый есть цвет одеяния йогов и буддийских священников, цвет солнца и духовной жизненной силы, равно как и жизненного принципа. c) Желтый, или блистающий золотистый, есть цвет духовного, божественного Луча в каждом атоме; в человеке – цвет Буддхи d) Зеленый и красный являются, так сказать, взаимозаменяемыми цветами, ибо зеленый поглощает красный, будучи в три раза сильнее последнего по своим вибрациям; зеленый же есть дополнительный цвет к крайнему красному. Вот почему низший манас и камарупа показаны, соответственно, зеленым и красным. е) Астральный план, или аурическая оболочка в Природе и человеке. f) Разум, или рациональный элемент в человеке и Природе. g) Самый эфирный двойник тела человека, противоположный полюс, относящийся в смысле вибрации и чувствительности, как фиолетовый к красному.

1 Основной ключ, или тон, проявленной Природы.

 

На этом же плане иллюзии существуют три основных цвета, как явлено физической наукой: красный, голубой и желтый (или, вернее, оранжево-желтый). Если облечь их в термины человеческих принципов, они суть: 1) камарупа, вместилище животных чувств, спаянная с животной душой, или низшим манасом, и служащая его проводником (ибо красный и зеленый, как сказано, взаимозаменяемы); 2) аурическая оболочка, или сущность человека; 3) прана, или жизненный принцип. Но если из царства иллюзии, или живого человека (каковым он является на нашей Земле), подверженного лишь чувственным восприятиям, мы перейдем в царство полуиллюзии и будем наблюдать естественные цвета, или цвета принципов, то есть если мы постараемся выяснить, которые же из них те, что в совершенном человеке поглощают все другие, мы обнаружим, что цвета соответствуют друг другу и становятся взаимодополняемыми следующим образом:

Фиолетовый

1)Красный..................................................... Зеленый

2)Оранжевый................................................ Голубой

3)Желтый....................................................... Индиго

Фиолетовый

Потому-то всецело семеричный человек, символически имеющий отношение к геометрическим фигурам, а в реальности – к различным цветам своих принципов, выглядит отчасти так, как изображено на Иллюстрации II.

Бледно-фиолетовая, туманная форма представляет собой астрального человека с овальной голубоватой окружностью, над которой в непрестанных вибрациях излучаются призматические цвета. Преобладает тот цвет, соответствующий принцип которого наиболее активен вообще или же в тот момент, когда его воспринимает ясновидец. Таковым человек предстает во время своих бодрствующих состояний; и именно в силу преобладания того или иного цвета и интенсивности его вибраций ясновидец может судить – если он знаком с соответствиями – о внутреннем состоянии или характере человека, ибо последний есть открытая книга для каждого оккультиста-практика.

Во время транса аура совершенно изменяется, причем семь призматических цветов уже более не различаются. Также и во сне не все они «дома». Ибо те, что принадлежат духовным элементам в человеке, а именно: желтый, Буддхи; индиго, высший Манас; и голубой аурической оболочки – будут либо едва различимы, либо вовсе отсутствовать. Духовный человек во время сна свободен, и хотя его физическая память может это и не сознавать, он живет, облаченный в свое высшее естество, в сферах на иных планах, в чертогах, которые суть царство реальности, называемое снами на нашем плане иллюзии.

Более того, настоящий ясновидец, случись ему лицезреть йога в состоянии транса, а рядом с ним – загипнотизированного субъекта, усвоил бы важный урок в оккультизме. Он познал бы разницу между самовызванным трансом и гипнотическим состоянием, возникшим в результате постороннего воздействия. У йога «принципы» низшей четверицы исчезают полностью. Нельзя усмотреть ни красного, ни зеленого, ни красно-фиолетового, ни аурического голубого тел; ничего, кроме едва различимых вибраций золотистого принципа праны и фиолетового пламени с золотыми полосками, устремляющегося ввысь от головы, в той области, где помещается третий глаз, и кульминирующего в единой точке. Если ученик припомнит, что настоящий фиолетовый, или крайний конец спектра, не есть сочетание красного и голубого, но суть однородный цвет с вибрациями, которые в семь раз быстрее вибраций крайнего красного[47], и что золотистый оттенок являет собой сущность трех желтых оттенков, от оранжево-красного до желто-оранжевого и желтого, он поймет причину этого: йог живет в своем собственном аурическом теле, ставшем теперь проводником Буддхи-Манаса. С другой стороны, в субъекте, находящемся в искусственно вызванном гипнотическом, или месмерическом, трансе – что есть следствие бессознательной, если не сознательной черной магии, если только транс сей не вызван высочайшим Адептом, – присутствует весь набор принципов, причем высший Манас парализован, Буддхи оторвана от него вследствие этого паралича, а красно-фиолетовое астральное тело всецело подчинено низшему манасу и камарупе (зеленому и красному животным монстрам в нас). Тот, кто хорошо уяснил вышеприведенные объяснения, легко поймет, насколько важно каждому ученику – независимо от того, стремится ли он к практическому овладению оккультными силами или же только к чисто психическим и духовным дарам ясновидения и метафизического знания – тщательно изучить правильные соответствия между принципами человека и природы и принципами Космоса. Именно невежество побуждает материалистическую науку отрицать внутреннего человека и его божественные силы; а знания и личный опыт как раз и позволяют оккультисту утверждать, что подобные силы столь же естественны для человека, как плавание – для рыб. Наука подобна лапландцу, со всею искренностью отрицающему, что кишечная струна, слабо натянутая на деке скрипки, может издавать воспринимаемые звуки, или мелодию. Принципы наши воистину семиструнная лира Аполлона. В нынешнем нашем веке, когда забвение затмило древнее знание, человеческие способности ничуть не лучше, чем слабо натянутые струны скрипки для лапландца. Но оккультист, знающий, как натянуть их и настроить скрипку свою в созвучии с вибрациями цвета и звука, извлечет из них божественную гармонию. Сочетание этих сил и приведение в соответствие Макрокосма и микрокосма дадут, если соединить их воедино , геометрический эквивалент мантры «Ом мани падме хум».

Вот почему предварительное знание музыки и геометрии было обязательным в школе Пифагора.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...