Главная Обратная связь

Дисциплины:






Поясните смысл кривой и эффекта А. Лаффера



Обосновывая предложения по снижению налоговых ставок, авторы теории предложения на так называемый эффект Лаффера и его графическое выражение в виде кривой.

Кривая и эффект Лаффера получили свое наименование по имени американского экономиста, обосновавшего идею о специфической за­висимости между величиной налоговых ставок и размерами налого­вых поступлений (рис. 15).

 

Налоговые ставки

Рис. 15. Кривая Лаффера

При разных налоговых ставках (высоких Хb) и низких а) объем налоговых поступлений и доходов бюджета (Xab) может быть одинаковым. В таком случае целесообразнее отказаться от чрезмерно высоких ставок и перейти на более низкие. Это усилит сти­мулирование и в перспективе расширит налоговую базу. Можно предположить, что через некоторое время потери налогов будут возмещены.

Таково теоретическое обоснование, согласно которому желательно устанавливать налоговые ставки на уровне Хa,, а не Хb,, т.е. на более низком уровне.

Существо рассмотренной на графике взаимосвязи ставок и поступ­лений налогов может быть выражено в виде двух основных положений:

– снижение налоговых ставок обладает стимулирующим воздей­ствием на производство;

– хотя уменьшение налоговых ставок приведет к сокращению объема бюджетных доходов, это сокращение носит временный характер.

Кривая Лаффера демонстрирует стимулирующий эффект снижения налогов. Уменьшение налогового бремени ведет к увеличению сбережений, к росту инвестиций и занятости. В итоге произойдет рост производства и доходов, вследствие чего увеличится объем налоговых поступлений в бюджет.

Для получения ожидаемого эффекта следует снизить налоговые ставки, прежде всего на доходы и прибыли корпораций.

Практика показала, что реакция различных групп населения на снижение налоговых ставок неодинакова. Наиболее активно на снижение налогов реагируют высокооплачиваемые слои населения – менеджеры, директора фирм, квалифицированные рабочие.

Рекомендации авторов экономики предложения нашли отражение в экономической политике американской администрации, получившей название «рейганомика». Налоговая реформа Рейгана (1981 г.) имела стимулирующий эффект, но привела к значительному росту го­сударственного долга.

Литература

Балацкий Е. Точки Лаффера и их количественные оценки // МЭиМО 1997 № 12.

Балацкий Е. Лафферовы эффекты и финансовые критерии экономической де­ятельности // МЭиМО. 1997. № 11.

Миллер О. Теория предложения и налоговая политика в США // МЭиМО 1989. № 7.

Титова Н. Е. История экономических учений: Курс лекций. – М.: Владос 1997. – Гл. 17.

70. Какие выводы следуют из теории рациональных ожиданий?



Теория рациональных ожиданий – это теория, рассматривающая реакцию участников экономической деятельности на изменения конъ­юнктуры, на меры экономической политики. В отличие от адаптивных рациональные ожидания опираются не только на опыт прошлого, но и на прогнозирование, оценку предстоящих событий.

Сторонники этой теории исходят из того, что «экономические субъекты» не склонны пассивно ожидать изменений экономического курса. Опираясь на обширную информацию, они предугадывают ве­роятные последствия денежно-кредитной и финансово-бюджетной политики; принимают рациональные решения, способные уравнове­сить действия государственных структур. Предприниматели и населе­ние не просто экстраполируют процессы и тенденции, а стремятся по­стичь существо и логику тех, кто осуществляет регулирование эконо­мики.

Сторонники теории рациональных ожиданий придерживаются взглядов, во многом сходных с концепцией монетаристов. Вмешатель­ство государства в экономическую жизнь считают неприемлемым не только в долгосрочном, но и в краткосрочном плане. По их мнению, крупные фирмы располагают достаточно полной информацией и бы­стро реагируют на принимаемые «сверху» решения. Фирмы способны не только прогнозировать «экономическую погоду», но и предвидеть вероятные действия правящих кругов. Денежная «подкачка» спроса приводит не к росту производства, а к инфляционному всплеску цен.

Как и М. Фридмен, Роберт Лукас (один из ведущих теоретиков «рациональный ожиданий», лауреат Нобелевской премии, 1995 г.) и его сторонники исходят из того, что рыночная экономика сама способ­на восстанавливать нарушенное равновесие. Цены достаточно гибки и подвижны. Их колебания происходят на уровне фирм. На макроуров­не цены выравниваются. Вмешательство государства лишь нарушает процесс рыночного саморегулирования.

Чтобы обеспечить адекватную реакцию экономических агентов к переменам экономической политики, необходимо, чтобы они были за­ранее уведомлены об этих переменах и доверяли прогнозам и оценкам государственных структур.

Проблема учета «рациональных ожиданий» – это проблема дейст­венности экономической политики, ее способность влиять на ход эко­номических событий.

Литература

Агапова Т., Серегина С. Концепция рациональных ожиданий и эффективность макроэкономической политики // Российский экономический журнал. 1996. – № 10.

Автономов В. «Рыночное поведение»: рациональность и этические аспекты // МЭиМО. 1997. № 12.

Менкmю Н. Г. Макроэкономика. – М/: Изд-во МГУ, 1994. – Гл. 11,15.

Розмаинский И.В. «Конвенциальная теория ожиданий»: вызов теории рацио­нальных ожиданий // Вестник Санкт-Петербургского государственного уни­верситета. Сер. 5. Экономика. 1996. Вып. 2 (№ 12).

Рузавин Г. Самоорганизация и организация экономики и поиск новой пара­дигмы экономической науки // Вопросы экономики. 1993. № 11.

Стиглиц Дж.Ю. Экономика государственного сектора. – М.: Изд-во МГУ, 1997. – Гл. 28.

Шверн Р. Теория рационального выбора: универсальное средство или эконо­мический империализм? // Вопросы экономики. 1997. № 7.

Эрроу К. Информация и экономическое поведение // Вопросы экономики. 1996. № 5.

71. В чем существо теории общественного выбора Дж. Бьюкенена?

Американский экономист Джеймс Бьюкенеи (нобелевский лауре­ат 1986 г., Вирджинская школа) исследует проблему, лежащую на стыке политической экономии и теории государственного управле­ния. Все более активное участие государства в бизнесе и хозяйствен­ном регулировании поднимает вопрос о практике принятия решений. Суть проблемы – как добиться, чтобы принятие законов, установле­ние налогов, распределение бюджетных средств, другие решения властных структур действительно отвечали нуждам общества, а не от­дельных лиц или групп населения?

Подход Бьюкенена и других представителей вирджинской школы заключается в том, чтобы рассматривать политические решения по аналогии с решениями в сфере экономической деятельности. Политические решения – это выбор альтернатив. Политики действуют так же, как и предприниматели. Они руководствуются своими частными интересами, например стремлением получить максимум голосов, обеспечить максимум власти и влияния.

В теории общественного выбора Бьюкенен выдвигает два основ­ных тезиса, или две предпосылки, согласования интересов избирате­лей и государственной власти.

1. Для достижения согласия в рамках «политического обмена» тре­буется детальная разработка правил и процедур, регламентирующих принятие законов, форм контроля за финансами, принципов налого­обложения. Это – «конституция экономической политики».

2. Практическая деятельность государства и его органов на основе принятых правил и процедур.

В итоге правила экономической игры распространяются на поли­тический процесс. В политике люди платят налоги в обмен на общест­венные блага. Суть в том, чтобы более четко и строго регламентиро­вать этот обмен.

Короткое резюме.

В условиях российской действительности потребуется немало вре­мени, чтобы оптимизировать взаимосвязь населения и властных структур, усовершенствовать политический механизм.

Необходимо ограничить манипулирование общественным сознанием с помощью отработанных технологий; приучить людей к отсеиванию псевдоинформации, которую постоянно вырабатывает и внедряет в сознание и подсознание политический рынок. Важно, чтобы у россиян сформировался своего рода иммунитет к манипуляциям политиков и средств массовой информации.

Ответственность должна носить двусторонний характер: со стороны политиков и со стороны избирателей, которые ответственны за то, что их оценками и мнениями манипулируют «аналитики» и имиджмейкеры.

Литература

Бьюкенен Дж. Избранные труды. – М.: Альфа пресс, 1997.

Бьюкенен Дж. Минимальная политика рыночной системы // Вопросы эконо­мики, 1990. № 12.

Стиглиц Дж. Ю. Экономика государственного сектора. – М.: Изд-во МГУ, 1997. – Гл. 5-7.

Хейне П. Экономический образ мышления. – М.: Новости, 1991. – Гл. 13.

Эклунд К. Эффективная экономика. – М.: 1991. – Гл. 8.

 

 

72. Поясните существо и концепцию «техноструктуры и индустриальной системы» Дж. К. Гэлбрейта.

Термин «техноструктура» предложен Джоном Гэлбрейтом (р. 1908, США). Это управляющие, специалисты, ученые, технологи, конструкторы, фактически обеспечивающие функционирование крупных корпораций. Подлинная экономическая власть принадлежит им, а не собственникам, не акционерам. Реальную силу в крупных фирмах представляет группа высококвалифицированных, обладающих необходимой информацией и знаниями менеджеров-технологов.

С возрастанием размеров корпораций и усилением власти инфраструктуры модифицируются цели экономической деятельности. Цели техноструктуры вступают в противоречие с общественными целями. Хозяевами на рынках становятся технократы. Монополистический рынок имеет мало общего со свободной конкуренцией. Отсюда необ­ходимость контроля со стороны государства, активное вмешательство органов управления в экономическую жизнь.

В работе Гэлбрейта «Новое индустриальное общество» с разных сторон анализируются изменения, происходящие в обществе. На пер­вый план выдвигаются проблемы экономической власти, управления экономикой, эволюции социально-экономических систем.

Литература

Нестеренко А. Современное состояние и основные проблемы институцио­нально-эволюционной теории // Вопросы экономики. 1997. № 3.

Гэлбрейт Дж. Новое индустриальное общество. – М.: Прогресс, 1969.

Гэлбрейт Дж. Экономические теории и цели общества. – М.: Прогресс, 1976.

Гэлбрейт Дж. Жизнь в наше время. – М.: Прогресс, 1986.

Гэлбрейт Дж. К., Меньшиков С. Капитализм, социализм, сосуществование. – М.: Прогресс, 1988.

История экономических учений: Учебное пособие / И. П. Павлова, Е.А. Вла­димирский, А.А. Оводенко и др. – СПб.: СПб. ГААП, 1996.

Костюк В.Н. История экономических учений: Учебное пособие. – М.: Центр, 1997. -Тема 17.

Майбурд Е.М. Введение в историю экономической мысли. От пророков до профессоров. – М.: Дело, Вита-Пресс, 1996. – Гл. 30.

Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. – М.: Прогресс, 1968. – Гл. II.

73. Постиндустриализм и общество «третьей волны» (Д. Белл и Э. Тоффлер).

Экономисты и социологи задумываются над вопросом, каким будет общество будущего. Как отразится на различных сторонах жизни распространение новой, информационной технологии?

Машинная обработка данных на малом пространстве при относи­тельно небольших затратах и высокой степени надежности революци­онизирует производственную и непроизводственную сферы. Микро­электронная техника становится не только вспомогательным средст­вом, но и качественно новым инструментом повышения эффективнос­ти труда рабочего, инженера, конструктора, управляющего.

Попытку прогнозировать вероятные структурные сдвиги, обуслов­ленные развитием информационных технологий, предприняли, в частности, теоретик постиндустриального общества Даниэл Белл и автор концепции «третьей волны» Элвин Тоффлер.

И тот и другой стремятся уяснить, в каком направлении идет трансформация капиталистического общества, какие структурные из­менения в нем происходят.

Д. Белл утверждает, что постиндустриальное общество означает движение от промышленной экономики к экономике с преобладанием сферы услуг. Все большая часть работников будет занята не в сфере индустрии, не производством товаров, а созданием разнообразных услуг в сфере науки, образования, медицины, культуры, организации отдыха, туризма, развлечений. Экономическая власть перейдет от соб­ственников к носителям знаний, обладателям информации. Вместо стандартного производство будет носить специализированный, инди­видуальный характер. Определяющую роль в обществе, которое при­дет на смену индустриальному, будет играть изменение целей, интере­сов, стимулов деятельности.

Примерно по той же схеме строится общество по Тоффлеру. Тех­нологическую революцию он рассматривает как «третью волну» в ис­тории экономических переворотов. «Первой волной» была аграрная революция; ее сменила промышленная революция («вторая волна»). Информационное общество представляет собой не замену, а дальней­шее развитие системы машин: двигателей, станков, транспортных средств, машинных средств обработки информации. Происходят из­менения в социально-экономической структуре общества. Перестраивается система и структура потребления, создаются новые условия для развития личности, расцвета индивидуальностей.

Итак, переход к новому информационному обществу рассматри­вается не как укрепление, а как постепенная трансформация прежней системы. Перемены носят прогрессивный характер, они охватывают разнородные, в известной мере взаимосвязанные факторы. Транс­формация сглаживает противоречия. Капитализм «уходит» от товар­ных отношений, двигается к отношениям более гармоничным и гу­манным.

Парадокс в том, что рыночный «идеал», к которому стремятся наши реформаторы, оказывается совсем не идеалом. Это своего рода «промежуточная станция», от которой пора двигаться в сторону более совершенной, но пока еще четко не обрисованной модели.

Литература

«Американская модель» с будущим в конфликте / Ред. Г. X. Шахназаров. – М.: Прогресс, 1984.

Афанасьев В.Т. Буржуазная экономическая мысль 30–80 годов XX века. – М.: Экономика, 1986.

Всемирная история экономической мысли. В 6 т. / Гл. ред. В.Н. Черковец. –М.: Мысль, 1994. – Т. 5, гл. 6.

Гусейнов Р.А., Горбачева Ю. В., Рябцева В. М. История экономических учений: Тексты лекций. – Новосибирск: НГАЭиУ, 1994. – Тема 9.

Демин А.И. Информационная теория экономики. Макромодель. – М.: Палев, 1996.

Институционно-эволюционная теория и ее прикладные аспекты // Вопросы экономики. 1997. № 3.

История экономических учений: Учебное пособие / И.П. Павлова, Е.А. Вла­димирский, А.А. Оводенко и др. – СПб.: СПб. ГААП, 1996. – Гл. 3.

Ольсевич Ю. Послевоенная зарубежная экономическая мысль: уроки плюра­лизма//Вопросы экономики. 1991. № 10.

74. Как предлагает решать проблему «внешних эффектов» Р. Коуз?

В отличие от Пигу Рональд Коуз (нобелевский лауреат, 1991 г.) счи­тает, что государство не способно эффективно решить проблему «внеш­них эффектов». Оно не может правильно оценить размеры внешних из­держек (например, в случае строительства железной дороги, загрязнения внешней среды и т.п.), не может сопоставить потери и выгоды, согласо­вать интересы сторон. Участие государства в решении подобных вопро­сов требует немалых затрат и тем самым увеличивает внешние издержки.

Смысл заключения, к которому пришел Коуз, состоит в следую­щем. Наличие внешних эффектов не может служить основанием для вмешательства государства. Всякий раз, когда возникают внешние эф­фекты, проблема может быть решена путем соглашения между заин­тересованными сторонами. При соглашении сторон внешние эффекты превращаются во внутренние и создаются предпосылки для достиже­ния желаемой эффективности.

«Прямое правительственное регулирование не всегда дает лучшие результаты, чем предоставление проблемы на волю рынка или фирмы», – утверждает Коуз. Он считает, что стороны могут догово­риться между собой и решить проблему «внешних эффектов» без ар­битража извне.

Прийти к соглашению они смогут при наличии двух условий. Во-первых, должны быть четко определены права собственности. Права собственности – это права владения и использования, управления и отчуждения, обеспечения защиты и ответственности. Во-вторых, стои­мость заключаемого соглашения (договора) должна быть сравнительно невысокой. Если размеры негативных эффектов весьма значительны (например, при строительстве крупного предприятия с вредным произ­водством), то в этом случае целесообразно участие государства.

Вывод Коуза о том, что «прямое правительственное регулирова­ние не всегда дает лучшие результаты, чем предоставление проблемы на волю рынка или фирмы», в литературе называют теоремой Коуза.

Подводя краткий итог рассмотрению институционалистских кон­цепций, в том числе теорий и взглядов Т. Веблена, У. Митчелла, Дж. Бьюкенена, Дж. К. Гэлбрейта, Р. Коуза, (см. вопросы 41, 42, 71, 72, 74), отметим важность всестороннего учета условий и механизма само­развития и регулирования, вместе с тем – неправомерности механи­ческого переноса моделей экономической организации одной страны на почву другой – с иными традициями, правовыми и хозяйственны­ми аспектами институциональной структуры.

Институциональные условия и формы – органичная часть эконо­мики, ее «ориентиры», «регулировщики», «инспектора». Наши зако­ны и инструкции, банки и биржи, традиции и этика еще практически не утряслись, не сложились, не взаимодействуют.

Коль слаба институциональная среда, неустойчива и экономика, неуверенны банкиры и менеджеры, не компенсируются внешние эффекты.

Литература

Коуз Р. Фирма, рынок и право. – М.: 1993.

Коуз Р.Г. Природа фирмы // Теория фирмы / Ред. В.М. Гальперин. – СПб.: Экономическая школа, 1993.

Бартенев С.А. Экономические теории и школы (история и современность): Курс лекции. – М-: БЕК, 1996. – Гл. 6.

Курс экономической теории: Учебное пособие / Под ред. Н.М. Чепурина, Е.А. Киселевой. – Киров: Вятка, 1994. – Гл. 4.

Малахов С. Трансакционные издержки и российская экономика // Вопросы экономики. 1997. № 7.

Фишер С., Дорнбуш Р., Шмалензи Р. Экономика. – М.: Дело Лтд, 1993. –Гл.13.

Фофанов А.А. Концепция трансакционных эффектов в неоинституционализме // Вестник Санкт-Петербургского государственного университета. Сер. 5. Экономика. 1996. Вып. 4 (№ 26).

75. Становление шведской школы: анализ макроэкономической динамики.

Представители шведской школы, сложившейся в 20–30-х гг., внесли заметный вклад в теоретическое осмысление весьма противо­речивых и сложных проблем макроэкономики. К сожалению, «языко­вый барьер» помешал в должной мере оценить значимость их разрабо­ток. Несколько позже наиболее известные теоретики шведской школы Гуннар Мюрдаль и Бертил Олин (Улин) были отмечены Нобелевски­ми премиями (соответственно в 1974 и 1977 гг.): Г. Мюрдаль – за работы по теории денег и конъюнктурных колебаний и анализ взаи­мовлияния экономических, социальных и институциональных про­цессов, Б. Олин – за вклад в теорию международной торговли и меж­дународного движения капитала (см. вопрос 82).

Выдающимися представителями шведской школы являются также Эрик Линдаль (1891–1960) и Эрик Лундберг (1907–1987). Э. Линдаль, а затем Э. Лундберг разработали и использовали «метод после­довательностей», на основе которого анализируются разрывы в ожи­даниях (расчетах) участников производства. Выводы из теоретическо­го анализа экономической динамики служили для обоснования политики стабилизации.

У истоков образования шведской школы стоял Кнут Викселль (1851–1926), заложивший ее теоретические основы. Круг его научных интересов был весьма обширен; в первую очередь его интересова­ли общие принципы макроэкономического анализа.

К. Викселль ввел в практику анализ кумулятивных изменений, в частности последствий несовпадений «реальной» и «денежной» про­центных ставок. Нарушения в денежной и кредитной сферах взаимоусиливаются, нарастают. По сути, в своих работах он предвосхитил идеи и положения, нашедшие впоследствии более детальную разра­ботку в теоретической концепции Кейнса.

К. Викселль практически первым ввел анализ кредитного рынка в общую теорию экономической динамики. Он анализировал взаимосвязь агрегатных величин, служивших основой макроэкономического анализа. Как признает Б. Селигмен, Викселль разработал теорию, в которой проблемы цен, доходов, денег и экономического цикла эффективно объединены в единое целое.

Исследования и разработки шведской экономической школы послужили теоретической основой поэтапного складывания шведской модели рыночной экономики. Отличительные особенности этой модели (уравнительная политика в области оплаты труда, корпоративно-социальное устройство) обстоятельно обрисовал в работе «Хозяйственная этика» швейцарский социолог и экономист Артур Рих (1910–1992).

Литература

Блауг М. Экономическая мысль и ретроспективе. 4-е изд. – М.: Дело Лтд, 1994. – Гл. 12, 1.5.

Всемирная история экономической мысли. В 6 т. / Гл. ред. В.Н. Черковец. – М.: Мысль, 1994. – Т. 4, гл. 32.

История экономических учений: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Худокормова. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – Ч. И, гл. 9.

Левита Р. История экономических учений. – М.: Catallaxy, 1995. – Гл. 16.

Рих А. Хозяйственная этика. – М.: Посев, 1996. – Т. 2, гл. 5, 6.

Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. – М.: Прогресс, 1968. – Гл. VI.

Эклунд К. Эффективная экономика: Шведская модель. – М.: Экономика, 1991.

76. Модель взаимодействия экономических и социальных переменных
Г. Мюрдаля.

Шведский экономист Гуннар Мюрдаль (1898–1987), один из ос­нователей стокгольмской (шведской) школы экономической науки, разработал институциональную теорию преодоления отсталости, про­ведения структурных преобразований в странах «третьего мира». Эко­номические процессы в этих странах нельзя рассматривать в качестве доминирующих. Успех может быть достигнут лишь на основе их тес­ного взаимодействия с решением социальных проблем.

На основе обстоятельного анализа реальных процессов, происхо­дящих в странах Южной и Юго-Восточной Азии, Мюрдаль пришел к выводу: проблемы и трудности индустриализации связаны не с недо­статком капитала, а с социальными противоречиями, архаичной от­сталостью всех сфер общественной жизни. Люди не могут найти при­менения своему труду, а рабочих рук для индустриального развития не хватает. При устарелой структуре и низком уровне образования сельское хозяйство оказывается неспособным «отдать» промышлен­ности и городу свободные рабочие руки.

Инструменты рыночной экономики в странах «третьего мира» «работают» не по привычным схемам ортодоксальной теории. Здесь действуют иные стимулы, сохраняются иные традиции и подходы. «Цены не реагируют на спрос и предложение; факторы производства, включая предпринимательскую деятельность, более специфичны и слабо, если вообще реагируют на экономические стимулы. Несовер­шенство рынка, невежество и иррациональность являются правилом».

Согласно концепции Мюрдаля в основе преобразований должен лежать не рыночный автоматизм, а реализация эффективной госу­дарственной политики на основе всестороннего учета местных усло­вий и особенностей. Важны не только источники инвестиций, но и соответствующий уровень потребления, стимулирование внутренне­го спроса.

Новая модель социально-экономического развития предусматри­вает изменение архаичных взглядов на уклад жизни, отношение к тру­довой деятельности. «Изменение отношения к труду предполагает ра­дикальное изменение общественных институтов». Необходимо созда­ние новых институтов, развитие современной инфраструктуры.

Индустриализация не должна создаваться в виде «изолированного острова» в море старых структур. Односекторная модель индустри­ального развития породит новые диспропорции и противоречия. Не­обходимо взаимосвязанное развитие других секторов, чтобы в числе прочего поддержать сам процесс индустриализации.

Литература

Бартенев С.А. Экономические теории и школы (история и современность): Курс лекций. – М.: БЕК, 1996. – Гл. 16,

Всемирная история экономической мысли. В 6 т. / Гл. ред. В.Н. Черковец. – М.: Мысль, 1990. – Т. 4, гл. 32.

Там же. – Т. 5 (1994 г.), гл. 9, 26.

Лауреаты Нобелевской премии: Энциклопедия. М – Я. – М.: Прогресс,1992. – Т. 2, с. 136-140.

Мюрдаль Г. Современные проблемы «третьего мира». – М.: Прогресс, 1972.

Селигмен Б. Основные течения современной экономической мысли. – М.: Прогресс, 1968. – Гл. VI.

77. Теория экономических порядков В. Ойкена:
основные положения и выводы.

По мнению немецкого экономиста Вальтера Ойкена (1891–1950), в основе многообразия экономических систем лежит ограниченное ко­личество «чистых форм». Все системы относятся либо к свободному рыночному хозяйству, либо к центрально-управляемому хозяйству. Отличие между ними состоит в методах согласования хозяйственных планов и решений.

«Чистых форм» в природе нет. Но каждая экономическая система имеет свои отличия и особенности, свои формы экономических по­рядков, т.е. формы организации и разделения труда, кредитных отно­шений, заработной платы, ценообразования и т.д. Экономические по­рядки не создаются по установленному сверху плану; это противоре­чит нормальному развитию экономики. В то же время государство принимает определенное участие в формировании экономических по­рядков.

Наиболее рационален конкурентный порядок; он не изобретается, а формируется под влиянием внутренних потенций. Искусство эконо­мической политики состоит в том, чтобы способствовать развитию наиболее рациональных, соответствующих конкретным условиям по­рядков.

В. Ойкен различает две сферы экономической политики (рис. 16).

 

 


Рис. 16. Экономическая политика по В. Ойкену

 

Первая сфера – создание и совершенствование экономического порядка, тех реальных форм, в которых протекает деятельность фирм, организаций, частных лиц. Вторая сфера – собственно политика воз­действия на процесс экономического развития и роста.

В работе «Основные принципы экономической политики» В. Ойкен пишет: «Политика конкурентного порядка ограничивает экономическую власть путем разграничений, в частности, сферы по­вседневного хозяйствования и политико-государственной деятельности. Кроме того, разграничение заключается в том, что в рамках экономической сферы с развертыванием конкуренции происходит деконцентрация, способствующая тому, чтобы сохранились или вновь возникли позиции, дающие власть».

По Ойкену, основным правилом искусства экономической политики должна стать подготовка и оформление общехозяйственных ус­ловий применительно к экономике в целом.

Соратник и подолжатель идей В. Ойкена А. Мюллер-Армак считал, что результаты, получаемые в ходе конкурентной борьбы за высшую продуктивность, следует корректировать с помощью социально-политических мер, для того чтобы «принцип свободы на рынке соче­тать с принципом социальной компенсации».

Теория экономических порядков В. Ойкена явилась методологической основной «социального рыночного хозяйства», установленного в Германии в послевоенный период. Разработанные германским эко­номистом положения и подходы полезно учитывать при разработке экономической политики государства.

Например, в настоящее время в Германии официально формулируются следующие цели социальной политики: обеспечение социальной справедливости; справедливое распределение произведенных благ среди всех членов общества; социальная защита, предохраняющая население от социальных рисков, таких как безработица, болезни, несчастные случаи; достижение согласия всех социальных групп в целом с существующим порядком вещей (социальный мир).

Литература

Автономов В., Гутник В. Немецкая экономическая мысль и феномен Ойке­на // МЭиМО. 1997. № 8.

Ванберг В. «Теория порядков» и конституциональная экономика // Вопросы экономики.1995. № 12.

Гудименко Д. Вызовы времени и либеральная теория в ФРГ// МЭиМО. 1992. № 5.

История экономических учений: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Худокормоеа. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – Ч. II, гл. 7.

Ойкен В. Основы национальной экономии. – М.: Экономика, 1996.

Ойкен В. Основные принципы экономической политики. – М.: Прогресс, 1995.

Рих А. Хозяйственная этика. – М.: Посев, 1996. – Т. 2, гл. 4, 6.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...