Главная Обратная связь

Дисциплины:






Анализ аграрных отношений и семейного крестьянского хозяйства в трудах А. В. Чаянова



Характеризуя развитие аграрных отношений в период распада помещичьего землевладения и реформирования российской дерев­ни (началоXX в.), выдающийся экономист-аграрник Александр Ва­сильевич Чаянов (1888–1937) поставил в центр анализа изучение условий и особенностей семейно-трудового крестьянского хозяй­ства.

В крестьянской стране прогресс и перспективы национальной эко­номики органично связаны с трансформацией многомиллионной массы крестьянских хозяйств. Вопреки мнению большинства специа­листов о якобы неизбежном и однозначном преобразовании сельско­хозяйственного производства в крупные «фабрики зерна и мяса» Чая­нов придерживался другой позиции. Он обосновывал иной путь во­влечения крестьянских хозяйств в систему рыночных отношений, в национальное производство.

В своих трудах ученый развивал положение об относительной ус­тойчивости семейно-трудовых крестьянских хозяйств. Его аргументы основывались на том, что эти хозяйства носят в определенной степени замкнутый характер. Их цель не извлечение прибыли, а обеспечение известного уровня потребления крестьянской семьи.

Крестьянское хозяйство – семейное хозяйство. Внутри него скла­дываются довольно устойчивые корреляционные связи по разделе­нию обязанностей и участию в производстве, по соотношению числа работников и едоков, наличию скота и инвентаря, по оптимизации трудовых усилий и насущных потребностей.

Один из принципов организации крестьянского хозяйства состоит в соблюдении соразмерности (равновесности) форм и условий рабо­ты, технических средств и ручного труда, занятости на протяжении сельскохозяйственного цикла, соответствия между валовым доходом и семейным бюджетом.

По мере увеличения годового дохода, добываемого трудом крес­тьянской семьи, его предельная полезность снижается (рис. 18). Тя­гостность первых десятков рублей относительно невелика. Постепен­но трудовые усилия нарастают, а полезность дополнительного дохода по сравнению с затратами на его добывание снижается.

 

       
 
   
D
 

 


А

10 30 50 67 90 руб.

 

 

Рис. 18. Падение полезности трудовых затрат с ростом 142

 

Соотношение кривой АВ (степень трудового напряжения) и кри­вой CD (предельная полезность каждого дополнительного рубля) определяет момент «хозяйственного равновесия трудового хозяйст­ва». Точка равновесия Х1 = 67 руб., на которой «естественно остано­вится продукция нашего хозяйствующего человека». X1сумма годо­вого дохода хозяйства; X1X2степень субъективной оценки полез­ности предельного дохода, определяемого сложившимся типом по­требностей крестьянской семьи.



В случае повышения производительности труда новая точка рав­новесия «установится на более высокой степени удовлетворения по­требностей».

Крестьянское хозяйство сохраняет жизнеспособность и в неблаго­приятных условиях. По словам Чаянова, условия внутреннего равно­весия семейного хозяйства «делают для него приемлемыми очень низ­кие оплаты единицы труда, дающие возможность существовать в ус­ловиях, обрекающих капиталистическое хозяйство на несомненную гибель».

Перспективы дальнейшего развития, перехода к применению про­грессивной техники и эффективных приемов ведения хозяйства Чая­нов видел, прежде всего, в развитии кооперации. Участие в различных формах кооперации – «от рынка к полю» ~- рассматривалось как добровольный и постепенный процесс.

Судьба ученого, исследовавшего весьма непростые, но актуальные стороны аграрных отношений, сложилась трагично. Его работы и ре­комендации, расходившиеся с официальной позицией, были отверг­нуты, а сам он подвергнут необоснованным преследованиям и репрес­сирован.

Литература

История экономической мысли в России: Учебное пособие / Ред. А.Н. Мар­кова. – М.: ЮНИТИ, 1996. – Гл. 7.

Нариманова О.А. В. Чаянов о мотивации экономического поведения в трудо­вых крестьянских хозяйствах // Экономические науки. 1990. № 12.

Чаянов А.В. Крестьянское хозяйство // Избранные труды. – М.: Экономика, 1989.

Чаянов А.В. Основные идеи и формы организации сельскохозяйственной ко­операции // Избранные труды. – М.: Колос, 1993.

87. Теория больших циклов Н. Д. Кондратьева:
обоснование, практическая значимость.

Заслуга Николая Дмитриевича Кондратьева (1892–1938) состоит в том, что он разработал теорию больших циклов (длинных волн).

Ученый обосновал наличие наряду со среднесрочными (8–11 лет) и короткими (3–4 года) продолжительных циклов, длящихся 48–55 лет. Он осуществил статистическое исследование длительных цик­лов, показал взаимосвязь циклических колебаний различной продол­жительности, выявил факторы, лежащие в основе длительных конъ­юнктурных колебаний.

По Кондратьеву, колебания «относительной конъюнктуры» не случайность, а закономерное развитие.

Концепция больших циклов, разработанная Кондратьевым (рис. 19), позволяет представить общие закономерности социально-экономического развития, присущие как отдельным странам, так и общемировому процессу.


1810/17 1870/75 1914/20 1974/75

1790 1844/51 1890/96 1940/45

 

1800 1840 1880 1920 1960 2000


Рис. 19. Кривая больших циклов (условно-теоретическая)

 

Переходы от одной фазы большого цикла к другой связаны с тех­ническими переворотами и структурными преобразованиями эконо­мики. Теория больших циклов лежит в основе понимания качествен­ных сдвигов в экономике, в сфере социально-экономических и взаи­мосвязанных с ними процессов. Ряд авторов усматривают взаимо­связь между фазами циклов Кондратьева и этапами развития капиталистического общества, начиная с периода свободной конкуренции (продолжавшегося примерно до 90-х гг. прошлого столетия) и кончая его транснациональной формой (с начала 70-80-х гг. нынешнего столетия).

В основе больших циклов лежат процессы, связанные в обновлением долговременных элементов основного капитала (производственных сооружений, зданий, инфраструктуры), процессы, вызванные крупными переворотами в технике, созданием новых источников энергии новых видов сырья, разработкой принципиально новых тех­нологических процессов. Обновление основных капитальных благ требует длительного времени и огромных затрат. Эти процессы проте­кают в известной мере скачками, циклически.

Н. Кондратьев выявил некоторые закономерности («эмпирические правильности») больших циклов. Характер, глубина среднесрочных циклов зависят от того, как они накладываются на фазы большого цикла. Понижательная волна большого цикла порождает особую дли­тельность, остроту средних торгово-промышленных циклов. Повыша­тельная волна, напротив, «сглаживает» различия; средние циклы в этом случае характеризуются «обратными чертами».

Н. Кондратьев разработал теорию относительной динамики и конъюнктуры народного хозяйства. Показал связь динамики цен с процессами возмещения и износа основного капитала, циклическим характером инвестиций. Изменения в механизме цен активно воздей­ствуют на ход изменений и соотношение основных параметров нацио­нальной экономики.

Большие циклы хозяйственной конъюнктуры принято называть циклами Кондратьева. Разработанная им теория помогает яснее представить закономерности общественного развития. Она способ­ствует изучению качественных сдвигов в развитии экономики, в сфере социально-экономических и взаимосвязанных с ними про­цессов.

Н. Кондратьев был директором Конъюнктурного института. При его непосредственном участии разрабатывались первые в стране пер­спективные планы. Работу над фундаментальным трудом «Основные проблемы экономической статики и динамики» Кондратьев продол­жал находясь в заключении. Ему удалось реализовать лишь часть об­ширного замысла. Сохранившийся фрагмент капитального труда уви­дел свет полвека спустя после смерти ученого.

Следовало бы задуматься не только о параметрах и составляющих больших циклов, но и (не в последнюю очередь) о закономерностях и выводах, вытекающих из анализа:

1) большие волны Кондратьева проявляют себя не только в развитых странах, они носят универсальный характер;

2) они охватывают не только производство, но и другие сферы человеческой цивилизации – образование, культуру, социально-политическое устройство;

3) они напоминают о невозможности «повторения» пройденных этапов, о действительно долгосрочной перспективе повсеместного движения к постиндустриальному обществу. Это движение займет не одно десятилетие, будет представлять обновление всех сфер жизни.

Литература

Абрамов Р. Теория длинных волн: исторический контекст и методологические проблемы // Вопросы экономики. 1992. № 10.

История экономических учений: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Худокормова. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – Ч. II, гл. 28.

История экономической мысли в России: Учебное пособие / Ред. А.Н. Мар­кова. – М.: ЮНИТИ, 1996. – Гл. 7.

Кондратьев Н.Д. Избранные сочинения. – М.: Экономика, 1993.

Лукашевич И. Развитие идей Н. Д. Кондратьева в теориях длинных волн ново­введений // Вопросы экономики. 1992. № 3.

Меньшиков С.М., Клименко Л.А. Длинные волны в экономике. Когда общест­во меняет кожу. – М.: Международные отношения, 1989.

Якоб Ван Дейн. В какой фазе кондратьевского цикла мы находимся? // Во­просы экономики. 1992. № 10.

88. Л. Н. Юровский: концепция рыночного равновесия и финансовой стабилизации.

Леонид Наумович Юровский (1884–1938) – теоретик рыночной экономики и финансового хозяйства. Его имя связано с выпуском «зо­лотого червонца», способствовавшего упрочению национальной валю­ты и успеху денежной реформы 1922–1924 гг.

Проблему стабилизации Юровский не сводил к задачам финансо­вой политики; важно было преодолеть образовавшиеся диспропор­ции, создать благоприятные условия для общего подъема экономи­ки – промышленности и сельского хозяйства.

Узловые проблемы, рассматриваемые в трудах ученого: теория цены, проблема динамического равновесия, соотношение планового и товарного начал в народном хозяйстве и сегодня сохраняют свою зна­чимость.

1. Теория цены и проблемы несовершенной конкуренции рас­сматривались в книге «Очерки по теории цены». По мнению Юров­ского, цена как ведущая категория товарного хозяйства не нуждает­ся в «подкреплении» конституирующих факторов. Цены всегда по­коятся на ценах; для их определения надо исходить не из субъективных желаний, а из анализа двусторонней взаимосвязи между количе­ством товаров и их ценами. Динамическое равновесие охватывает не только спрос и предложение, но и отношение производства и дохода.

2. Динамическое равновесие складывается применительно к кон­кретным условиям переходного периода. Государство располагает ин­струментами воздействия на потребительский рынок, но оно ограни­чено в своем влиянии на крестьянский и мировой рынок. Это важно учитывать при разработке экономической политики и составлении хо­зяйственных планов. Государственные программы призваны обеспе­чивать динамичное, подвижное равновесие, учитывая всю сложность взаимосвязей с основными хозяйственными секторами.

3. Рассматривая природу товарно-социалистической системы, Юровский полемизировал с экономистами, игнорировавшими законы товарного хозяйства. Он напоминает о необходимости учитывать дей­ствие «закона ценности». Разрабатывая экономическую политику, важно научиться согласовывать противоречивое действие плановых и рыночных начал.

Литература

Ефимкин А.П. Дважды реабилитированные: Н.Д. Кондратьев, Л.Н. Юров­ский. – М.: Финансы и статистика. 1991.

История экономических учений: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Худокормова. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – Ч. II, гл. 29.

Юровский Л.Н. Очерки по теории цены. – Саратов: Изд-во Союза потреби­тельских обществ Саратовского края, 1919.

Юровский Л.Н. К проблеме плана и равновесия в советской хозяйственной системе // Финансовое оздоровление экономики: Опыт нэпа. – М.: Москов­ский рабочий, 1990.

89. Создание российской экономико-математической школы. Работы В. К. Дмитриева, Е. Е. Слуцкого.

Разработку теоретических идей, основанных на применении мате­матических методов в экономических исследованиях, следует считать одним из важных достижений российской экономической науки.

Эта традиция возникала во второй половине XIX в. Она складыва­лась на основе работ «чистых» математиков, занимавшихся экономи­ческими исследованиями, и на основе разработок профессиональных экономистов, использовавших математику для анализа хозяйствен­ных процессов.

Среди многих работ особое внимание привлекают труды Владими­ра Карповича Дмитриева (1868 – 1913) и Евгения Евгеньевича Слуц­кого (1880 – 1948).

В. Дмитриев разработал методику исчисления затрат труда, исхо­дя из параметров, не зависимых от цены. С этой целью он предложил рассчитывать цены по двум моделям: 1) определяя величину реальной заработной платы (в физических единицах) или 2) рассчитывая коли­чество предметов потребления, приобретаемых рабочими.

Заработную плату Дмитриев выразил через произведение количе­ства потребляемого продукта на количество трудозатрат. Уровень при­были рассчитал, используя технологический показатель, зависимый от «условий производства предметов потребления рабочего класса».

Во второй модели все затраты сведены к затратам труда как исход­ному фактору. В этой модели фактически осуществлено исчисление полной трудоемкости продукта. Известно, что для производства про­дукции одной отрасли необходимо использование продукции других отраслей. Для расчета смежных затрат было введено понятие «техно­логических коэффициентов».

Технологические коэффициенты отражают количественные соот­ношения (пропорции) между данной отраслью и смежными отрасля­ми, участвующими в производстве продукции в порядке коопера­ции – путем поставки оборудования, сырья, топлива, комплектую­щих – слагаемых затрат (издержек). Чтобы свести технологические коэффициенты к однородным (сравнимым) данным, был использован показатель трудовых затрат. Иными словами, была исчислена полная трудоемкость продукции: затраты труда данной отрасли и соответст­вующие затраты смежных отраслей. По сути дела Дмитриев впервые предложил способ исчисления полных (прямых и косвенных) затрат на выпуск продукции.

Идеи и метод исчисления полных затрат, выдвинутые Дмитрие­вым, были положены в основу построения системы межотраслевых балансов, в частности метода «затраты–выпуск», осуществленного позже американским экономистом В. В. Леонтьевым.

Е. Слуцкий обосновал положение, согласно которому полезность и спрос потребителей формируются под влиянием реальных экономи­ческих параметров – изменения цен и доходов. Они обусловливают систему предпочтений потребителей. В итоге принцип полезности по­лучает объективную оценку.

При изменении цен и стабильном доходе потребителя возникает эффект, получивший впоследствии название «эффект замещения». При изменении дохода и неизменности цен возникает «эффект спро­са» (спрос увеличивается наряду с возрастанием дохода и уменьшает­ся с увеличением цен на товар).

Теоретические разработки Слуцкого, по сути исходные положения теории потребительского спроса, были детально развиты другими экономистами и вошли в качестве неотъемлемого элемента в арсенал эко­номической науки.

Литература

Дмитриев В.К. Экономические очерки. Серия первая. – М.: 1904.

История экономических учений: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Худокормова. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – Ч. II, гл. 25.

Леонтьев В. Экономические эссе: Теории, исследования, факты и политика. – М.: Политиздат, 1990. – Ч. IV.

Макаров В. Теоретические основы экспериментальной экономики // Эконо­мист. 1995. № 9.

Слуцкий Е.Е. К теории сбалансированного бюджета потребителя // Экономи­ко-математические методы. 1963. Вып. 1.

Федоренко Н.П. Вопросы экономической теории. – М.: Наука, 1994.

Шаталин С.С. Функционирование экономики развитого социализма. – М.: Изд-во МГУ, 1982.

Шухов Н.С. Математическая экономия в России (1867–1917 гг.) // Экономи­ка и математические методы. 1988. № 5.

90. «Тектология» А. А. Богданова: применение системного подхода.

Александр Александрович Богданов (Малиновский) (1873–1928) разработал «тектологию» – всеобщую системную науку, представляв­шую первую попытку осуществить системно-кибернетический анализ функционирования и управления социальными структурами.

А. Богданов выдвинул идею, согласно которой одни и те же законы и принципы имеют место как в различных сферах человеческой дея­тельности (производстве, науке, идеологии, искусстве), так и в приро­де. Это принципы организации, взаимодействия отдельных элемен­тов. Человек нередко воспроизводит то, что делает природа, пользует­ся ее методами, создает комбинации, сходные с ее формами.

Исходя из общности методов управления в природе, технике, об­ществе, Богданов обосновывает принцип системного подхода к анали­зу организации, соотношения и взаимосвязи ее элементов. Согласно его терминологии в мире действуют силы активности и сопротивле­ния. Когда активность преодолевает сопротивление, организация це­лого оказывается больше арифметической суммы ее частей.

Развитие есть путь организации систем. Организационные задачи, которые приходится решать человечеству, постоянно растут и услож­няются. Управление производством страдает от чрезмерного нагро­мождения фактических данных, от избытка сырого, неупорядоченного материала. Экономическая жизнь представляет собой хаос противоречий, в котором трудно ориентироваться. Все это надо систематизиро­вать, координировать, организовать в целом, в масштабе общества.

В основу метода сетевого планирования кладется принцип «слабо­го звена». В разрушенной системе следует восстанавливать прежде всего отрасли, сдерживающие развитие других сфер и отраслей.

Выявляется ограниченность «авторитарного» типа организации. Индивидуальные слабости и недостатки могут непоправимо отразить­ся на функционировании системы в целом.

«Все содержание политической экономии, – пишет Богданов, – сводится, по существу, к исследованию того, как люди приспособля­ются к объективным условиям труда». Труд организует элементы, взятые из внешней природы, в планомерное целое. Необходима строй­ная организация управления, производства и общества, а не обособ­ленность и борьба организационных форм.

Литература

Богданов А. А. Краткий курс экономической науки. – М.: 1922.

Богданов А.А. Тектология (Всеобщая организационная наука). В 2 кн. – М.: Экономика, 1989.

Богданов А.А. Вопросы социализма: Работы разных лет. – М.: Политиздат, 1990.

Дзарасов С. План и рынок в тектологической концепции А. Богданова // Эко­номист. 1995. № 10.

Леонов С. Богдановская концепция социализма // Экономические науки.1991. № 6.

91. Л. В. Канторович: разработка теории линейного программирования.

За разработку метода линейного программирования Леонид Вита­льевич Канторович (1912–1986) был (совместно с американским эко­номистом Т. Купмансом) удостоен Нобелевской премии в области экономики (1975 г.).

Заслуга Канторовича состоит в том, что он предложил математичес­кий метод поиска оптимального варианта распределения ресурсов. Решая конкретную задачу достижения наибольшей производительности при загрузке оборудования предприятия, производящего фанеру, уче­ный разработал метод, получивший название метода линейного про­граммирования. Тем самым был открыт новый раздел в математике, по­лучивший распространение в экономической практике, способствовав­ший развитию и использованию электронно-вычислительной техники.

Для решения задачи на оптимум Канторович использовал метод пос­ледовательных приближений, последовательного составления вариантов с выбором наилучшего в соответствии с условиями задачи. Линейное программирование – это программное распределение ограниченных ре­сурсов наилучшим способом в соответствии с поставленными целями.

Как найти этот наилучший способ? Как получить оптимальный результат и убедиться, что он действительно оптимален?

Предлагается построить математическую модель в виде формул, графика, таблицы. Затем подставить в модель конкретные числовые показатели и произвести вычисления. Многие взаимосвязи и процес­сы довольно схожи, однотипны. Это позволяет построить типовые мо­дели, например модель транспортной задачи или распределительной задачи. При решении типовой задачи требуется найти такие значения нескольких вариантов, которые отвечают определенным условиям (ограничениям) и соответствующей цели.

Например, требуется с наименьшими затратами перевезти грузы от трех поставщиков к пяти потребителям. Задачу можно попытаться решить методом перебора многочисленных вариантов. Это потребует громоздких расчетов и немалого времени. Но мы не будем уверены, что избранный вариант оптимален.

Метод линейного программирования позволяет найти оптималь­ное решение. Линейным оно называется потому, что основывается на решении линейных уравнений. Неизвестные в них только первой сте­пени; ни одно неизвестное не перемножается на другое неизвестное. Такие уравнения отражают зависимости, которые могут быть изобра­жены на графике прямыми линиями.

На рис. 20 приведена транспортная задача: требуется определить план перевозок при минимальных затратах.

Рис.20. Транспортная задача 151

 

В данном случае имеются четыре потребителя (квадратики) и три поставщика (кружочки). Линии, соединяющие пункты, изображают маршруты поставок (транспортную сеть). Цифры внутри квадратиков показывают объемы спроса (со знаком минус), внутри кружочков – размеры предложения (со знаком плюс).

Несколько иной целевой критерий в задаче о диете (кормовом ра­ционе). Задача сводится к поиску оптимального рациона для кормле­ния скотины или птицы. При постоянном изменении рыночных цен на корма фермеры подбирают оптимальный рацион при минимуме затрат, производя соответствующие расчеты на компьютере.

Для любой задачи линейного программирования существует со­пряженная ей, двойственная задача. Если прямая задача заключается в минимизации целевой функции, то двойственная – в максими­зации.

При непосредственном участии Канторовича и его ближайших коллег – В. В. Новожилова (автора идеи продуктово-трудового ба­ланса) и В. С. Немчинова (обосновавшего глобальный критерий функционирования экономики) – формировалась отечественная эко­номико-математическая школа.

Усилиями экономистов-математиков была разработана система оптимального функционирования экономики (СОФЭ); строились модели эффективного распределения и оценки ресурсов.

Литература

История экономических учений: Учебное пособие / Под ред. А.Г. Худокормова. – М.: Изд-во МГУ, 1994. – Ч. II, гл. 30.

Канторович Л.В. Экономический расчет наилучшего использования ресур­сов. – М.: Изд-во АН СССР, 1959.

Капустин В.Ф., Шабалин Г.В. Л.В. Канторович и экономико-математические исследования: итоги, проблемы, перспективы // Вестник Санкт-Петер­бургского университета. Сер. 5. Экономика. 1996. Вып. 2.

Пезенти А. Очерки политической экономии капитализма. В 2 т. – М.: Про­гресс, 1976. Т. II, гл. 14.

Шаталин С.С. Функционирование экономики развитого социализма. – М.: Изд-во МГУ, 1982.

Шухов Н.С. Ценность и стоимость. – М.: Изд-во стандартов, 1994. – Ч. 2, вып. 1, гл. 8.

92. Научные школы в отечественной экономической науке 50 – 90 гг.

Научные школы складывались на базе ведущих научно-исследова­тельских центров. Роль центров играли крупные научно-исследовательские институты, университеты, высшие учебные заведения. Цент­ры обычно издавали свой теоретический журнал или ученые записки.

В Москве проблемы теории и практики планирования разрабаты­вались в Лаборатории экономико-математических методов, Научно-исследовательском экономическом институте при Госплане СССР, Государственном вычислительном центре Госплана СССР. Основы теории и модели оптимизации хозяйственных планов создавались коллективами Центрального экономико-математического института АН СССР и Института экономики и организации промышленного производства Сибирского отделения АН СССР (Новосибирск).

Разработкой межотраслевого баланса занимались С. С. Шата­лин, Ф. Н. Клоцвог, другие экономисты. Теория размещения произ­водительных сил была предметом исследования Совета по изуче­нию производительных сил при Госплане СССР и Новосибирского ИЭиОПП.

Коллектив Института мировой экономики и международных от­ношений, которым длительное время руководил Е. С. Варга, занимал­ся проблемами мирового хозяйства, экономических кризисов, разви­тия капиталистической экономики.

Одним из центров экономической науки был Институт экономики АН СССР (Москва). Его проблематика: общие проблемы политичес­кой экономии, проблемы оптимизации производства, теория хозрас­четных отношений, проблемы хозяйственного механизма.

В Ленинграде экономические силы концентрировались вокруг Университета, Экономико-статистического института, других учеб­ных заведений и научных организаций.

Примерно с середины 80-х гг. начался процесс, связанный с пере­смотром традиционных взглядов на развитие экономических процес­сов. Меняются представления о предмете, исходных категориях, со­держании политической экономии. Основное внимание теоретиков и практиков сосредоточивается на изучении проблем переходной эко­номики, механизма и особенностей рыночных отношений.

Литература

Абалкин Л.И. Экономическая теория на пути к новой парадигме // Вопросы экономики.1993. № 1.

Всемирная история экономической мысли. В 6 т. / Гл. ред. В.Н. Черковец. –М.: Мысль, 1994. – Т. 6, кн. 1.

Курс переходной экономики / Под ред. Л.И. Абалкина – М.: Финстатин-форм,1997.

Лившиц А.Я. Введение в рыночную экономику. – М.: МП ТПО «Квадрат», 1991.

Львов Д. Экономическая наука в новой России // Вопросы экономики. 1997. № 1.

Львов Д. Теоретическое ядро социально-экономического развития страны // Экономист. 1997. № 1.

May В. История советской экономической науки // Вопросы экономики. 1993. № 1.

Ольсевич Ю. О национальном экономическом мышлении // Вопросы эконо­мики. 1996. № 9.

Фальцман В. Как разрабатывалась комплексная программа научно-техничес­кого прогресса (из воспоминаний участника) // Российский экономический журнал. 1994. № 11.

Ясин Е. Перестройка планирования производства и хозяйственных связей // Вопросы экономики. 1987. № 10.

93. Трансформация идей «государственного социализма»: дискуссии послевоенного периода.

Основной стержень обсуждений и споров в отечественной эконо­мической мысли разворачивался вокруг оценки роли рыночных отно­шений в политэкономии «государственного социализма». Одни эко­номисты выступали за поддержку и стимулирование товарно-денеж­ных категорий, другие – за всемерное ограничение и свертывание ры­ночных отношений. Эта сфера оставалась ведущей; причем позиции и трактовки, как правило, не выходили за пределы комментариев и обо­снований официальной экономической политики.

Выделим главные рубежи дискуссий по экономическим пробле­мам в послевоенный период.

1. Дискуссия 1951 г. по структуре и содержанию учебника «Поли­тическая экономия». Она проходила под контролем ЦК КПСС на ос­нове одного из «исправленных» вариантов. В ней участвовали авторы последнего макета учебника – И. Д. Лаптев, Л. А. Леонтьев, К. В. Ост­ровитянов, А. И. Пашков, Д. Т. Шепилов, П. Ф. Юдин – и практичес­ки все ведущие экономисты. В итоге были приняты предложения по улучшению представленного варианта учебника (вышел в 1954 г.). На основе материалов дискуссии была опубликована работа И. В. Стали­на «Экономические проблемы социализма в СССР» (1952 г.).

Работа над учебником и его выход практически закрепили «само­изоляцию» отечественной науки от западной экономической мысли и обозначили идеологические постулаты, которых были обязаны при­держиваться преподаватели и научные работники.

2. В начале 60-х гг. наметился поворот в сторону поиска более эф­фективных методов управления экономикой. В условиях постепенно­го исчерпания возможностей экстенсивного роста требовалось найти новые источники, использовать более действенные стимулы.

Одним из инициаторов дискуссии 1962–1965 гг. явился эконо­мист Е. Либерман, выступивший с предложениями повысить роль прибыли, пересмотреть доводимые до предприятий плановые норма­тивы. Участники дискуссии предложили ввести фонды экономичес­кого стимулирования.

Дискуссия по совершенствованию хозяйственного механизма была связана с решением практических задач по проведению эконо­мической реформы, названной реформой Н. Косыгина. Реформа оста­лась незавершенной.

3. Проблемы совершенствования планирования, вопросы теории управления оставались предметами дискуссий и в 70-х гг. За схолас­тическими спорами об исходной «клеточке» «развитого социализма» («планомерность» или «товар при социализме»), о природе товарно-денежных отношений порой было непросто разглядеть неоднознач­ность подходов к решению назревших проблем ценообразования, со­вершенствования форм оплаты труда, методов стимулирования тех­нического прогресса.

Экономисты математической школы разработали систему опти­мального функционирования экономики (СОФЭ) и выдвинули идею перехода от концепции оптимального планирования к теории опти­мального функционирования народного хозяйства. Работы старшего поколения были продолжены в работах С. С. Шаталина, Н. Я. Петра­кова, О. С. Пчелинцева и др.

4. Исследования и дискуссии по проблемам перехода к рыночной экономике активизировались с середины 80-х гг. Были выработаны исходные положения концепции «ускорения» (Л. И. Абалкин, А. Г. Аганбегян, А. И. Анчишкин). Затем па первый план была выдви­нута проблема реформирования экономики. В 1988 г. издается новый учебник по политэкономии, в котором нашли отражение некоторые требования «перестройки».

Постепенно назревало представление о необходимости более ра­дикальных перемен. Разрабатываются программы «400 дней» и «500 дней» (С. С. Шаталин, Г. А. Явлинский, коллектив разработ­чиков).

Радикальные преобразования, начавшиеся с либерализации цен (1992 г.), не имели под собой четкой теоретической концепции. Пере­ход к рынку начался по модели «шоковой терапии» с использованием опыта экономических преобразований в Польше. Реформаторы отвер­гли промежуточные программы и заявили о движении к «чистому ка­питализму». Отсутствие концептуальной основы преобразований и стратегической программы – одна из причин трудностей и ошибок, допущенных руководителями реформ.

Литература

Всемирная история экономической мысли. В 6 т. / Гл. ред. В.Н. Черковец. – М.: Мысль, 1994. – Т. 6. кн. 1.

История экономической мысли в России: Учебное пособие / Ред. А.Н. Мар­кова. – М:. ЮНИТИ, 1996. – Гл. 7.

Курс переходной экономики / Под ред. Л.И. Абалкина – М.: Финстатин-форм, 1997.

Ольсевич Ю. Послевоенная эволюция «политэкономии социализма»: вариант объяснения // Вопросы экономики, 1997. № 1.

Ольсевич Ю. Трансформация хозяйственных систем. – М.: Ин-т экономики РАН, 1994.

Хайлбронер Р. Научный анализ и видение в истории современной экономи­ческой мысли // Вопросы экономики. 1993. № 11.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...