Главная Обратная связь

Дисциплины:






Я бы хотела остаться в этой картине навечно».

Сейчас, после того, как Рэн убьет меня, я попаду в Рай или в Ад?

Мне стало страшно.

Вот и все? Это конец? Это мой конец? Я никогда не буду… жить, мечтать, строить планы, и ждать утренние вафли мамы? Потому что нет больше мамы. И меня тоже нет.

Рэн взял меня за плечи, опуская на тротуар. Моя голова коснулась скользкого асфальта. Я до боли зажмурилась, но тут же распахнула глаза, как раз тогда, когда Рэн с осторожностью, наклонился ко мне. Я зажмурилась, пытаясь не заплакать в голос, но слезы жалости давили горло. Мама и папа… они просто… это сделала я, и теперь я должна уйти.

Его губы на моих губах, и все – я заплакала.

Больше не будет поцелуев, больше не будет бесполезных мыслей, не будет ничего.

Как и в прошлый раз, в церковном бассейне, я ощутила сначала слабую, отдаленную боль, в области живота. Затем она поднялась вверх, к желудку, к горлу, распространяясь по телу, по венам. Боль обжигающая. Свет оставляет раны на душе, выжигает из меня черноту.

Я сильнее прижала Рэна к себе, с силой удерживая его за шею. Боль, как раскаленная лава текла по венам.

Еще несколько секунд.

Еще несколько секунд, и, кажется, мое тело превратится в факел. Я просто сгорю.

Один… два… три…

Наш последний поцелуй, и мы делаем это, чтобы не сойти с ума от боли.

… Взрыв.

 

Глава 12

Наши дни

Ангелы беспокоились.

Аура не приходила в себя вот уже три дня. Эти три дня превратились в сущий ад для троих братьев. Они не спали, и не ели, и никуда особенно не отлучались – боялись пропустить момент пробуждения девушки. Боялись, что она будет в ужасе, после возвращения воспоминаний, и потому может попытаться причинить себе вред.

Рэн сидел возле постели золотоволосой красавицы, глядя на ее призрачное тело, с маниакальной внимательностью. Лиам и Кэмерон расположились по разным углам комнаты, стараясь особенно не привлекать к себе внимания. Они оба мучились от чувства вины сейчас; их противоречивые чувства подвели Рэна к тому выбору, который он так боялся сделать.

- Рэн, три дня прошло, - зачем-то напомнил Лиам. Кэмерон бросил на него предупреждающий взгляд:

- Лиам, прекрати. С ней все хорошо. – Помедлив несколько секунд, он добавил: - Пока. Я чувствую в ней потоки живой энергии. И они пополняются. Она восстанавливается.

- Это ведь… хорошо?

- Нет, это не хорошо, – произнес Рэн впервые за очень долгое время. Братья почти забыли, как звучит его голос, и сейчас, Рэн констатировал состояние Ауры с мрачной точностью, словно не сомневался. – Ничего хорошего.

- Ты боишься, что она может не справиться со всем этим? – осторожно спросил Лиам, обращаясь к Рэну. Лица он не видел, но все равно испытывал некоторое неудобство, словно брат прожигал на нем дыру.



- Она не справится.

Кэмерон и Лиам переглянулись, потому что знали – уверенность в голосе брата не была ошибочной.

- Тогда ты… ты… зачем ты это сделал? – Лиам встал на ноги, заламывая в беспокойстве руки. – Мы ведь… просто убьем ее.

- Разве не этого ты хотел? – ледяным тоном осведомился Рэн, оборачиваясь. Лиам молча сжал губы. Несколько секунд в комнате продолжалось противостояние взглядов, затем, Лиам развернулся, и ушел. Едва дверь квартиры за ним закрылась, Кэмерон тихо спросил:

- Зачем ты делаешь это с ним? Ты ведь решил вернуть Ауре душу не потому, что этого захотел Лиам.

- Верно. – Рэн наклонился к Ауре, и пригладил волосы насыщенного цвета меда, рассыпавшиеся по ее худым плечам.

- Я не понимаю тебя Рэн.

- Не нужно понимать меня, – произнес тот в ответ, но отрывая пристального взгляда от девушки. – Никто не должен понимать меня. Главное результат. А какими способами я достигну его - это мое дело.

- Нельзя идти по головам! – воскликнул Кэмерон, властным тоном старшего брата. Рэн поднял на него тяжелый взгляд:

- Ты пришел ко мне. Ты сказал вернуть ей душу. Я не обвиняю тебя, в том, что я вернул душу Ауре, но следуя твоей логике сейчас, ты не слишком заботился о ней, когда просил сделать это. Ты был там? Ты видел, что с ней случилось в ту ночь? Она кричала так, что я думал, она лишится рассудка. Я думал, что сам сойду с ума… - Рэн закрыл на мгновение глаза, пытаясь привести мысли в порядок. Он перевел взгляд на Ауру, и закончил: – Я не смог ее лишить жизни, хоть она и просила. И смотри, к чему это привело.

- Ты не виноват Рэн. Никто не виноват. – С присущим ему сочувствием сказал Кэмерон. Рэн фыркнул, впрочем, в его глазах не отобразилось ни капли смеха.

- Никто не виноват… - эхом повторил он, касаясь пальцами лица девушки. – Ты знаешь, я сказал это Ауре в ту ночь. Но тогда я лгал. Я был виновен в том, что случилось. Я сделал все это с ней.

- Рэн… - Кэмерон встал с кресла. – Никто не знает о том, что произойдет. Так решил Господь. И позволь мне высказать свою точку зрения, но я предполагал, что Аура может понравиться тебе, ведь она не похожа на других людей, которыми, ты без труда повелевал. Я думал, возможно Бог решил проучить тебя, и таким образом, показать, что люди не так бесхребетны и безвольны, как ты думал.

Рэн ничего не ответил по этому поводу. Был ли он согласен с братом, или нет, он предпочел промолчать, как обычно, что немного раздражало Кэмерона: он досадовал, что ангел Судьбы не способен выражать свои чувства и эмоции. Разумеется, и Кэмерон, не специалист в этом, но все же, было бы куда проще, умей Рэн показать, что у него на сердце, и что в голове.

- Пожалуйста, не держи все в себе.

Кэмерон поднялся, подошел к постели, на которой лежала девушка, и сжал спинку кровати, так, что костяшки пальцев побелели.

- Я не держу все в себе, - гробовым тоном отозвался юноша.

Кэмерон подумал, что, если бы Аура была в сознании, она бы возвела глаза к потолку. Но девушка, сложив руки на груди, словно принцесса, продолжала лежать на постели, не двигаясь. В ее отросших волосах, играл свет зимнего солнца, проникающий сквозь жалюзи, делающий ее более похожей на ангела, чем она была. Аура больше не была похожа на мертвеца; от ее тела исходило странноватое, уверенное свечение.

Кэмерон посмотрел на брата:

- Прекрати думать о плохом.

- Мы оба знаем, что она не справится. Она не так сильна, как может показаться на первый взгляд. Она всего лишь человеческая девушка, которая сломается под напором тьмы, не успеем мы оглянуться. Уже сломалась. Уже просила меня убить ее. – Рэн посмотрел на Кэмерона. – Она сама сказала мне о том, что не может вынести всего этого.

Кэмерон медленно опустил руки, внезапно догадавшись.

- Так ты боишься? – Рэн молчал, поэтому старший брат настойчивее повторил вопрос: - Ты боишься, что она возненавидит тебя за то, что ты оставил ее в этом мире? Она любит тебя, Рэн.

- Да, и теперь она точно продолжит меня любить, и ее чувства не изменятся. Я просто уверен в этом. О, Аура, ты меня помнишь? Да, это я лишил тебя воспоминаний, игнорировал последние несколько лет, и вел себя как полный кретин. – С каждым, словом Рэн все сильнее распалялся. Может, где-то поблизости Лиам, и он плохо влияет на него? – А, кстати, я забыл тебе упомянуть, что из-за меня убили твоих отца и мать. О, ты все еще любишь меня? Какое счастье!

- Ты почти человек, – со слабым смешком сказал Кэмерон. – Сейчас ты очень похож на Ауру, знаешь… она тоже бывает вспыльчива.

Рэн вновь никак не отреагировал, но Кэмерон почувствовал облегчение; на некоторое время он решил оставить своего брата наедине с девушкой, которая вырвала его сердце из ледяной груди.

- Я пойду, поищу Лиама. Ты ведь знаешь, он может набедокурить в таком состоянии. Еще убьет кого-нибудь, потом придется помучиться, возвращая к жизни…

Кэмерон ушел, а Рэн склонился к девушке, и с тревогой в голосе, прошептал:

- Почему ты не просыпаешься, Аура? Я так скучаю по тебе. Я устал видеть тебя в таком состоянии. Больной, бездействующей, лишенной сил. Сколько тебе еще нужно вытерпеть, чтобы тебя оставили в покое?

Аура молчала. Ее кожа была ледяной, словно девушка была мертва. Он так скучал по ней. Невыносимо. До смерти.

Кэмерон был прав – он до смерти боится, что Аура возненавидит его, когда все вспомнит. Она вспомнит, и тогда она поймет, что доверяла не тому человеку. Она обвинит его в том, что с ней произошло, и от этого в ее сердце расцветут кровавые розы.

Но в этот раз, Рэн сделает все, чтобы помочь ей справиться со всем. Он больше никогда не лишит ее памяти. Как бы больно ни было - лучше помнить. Когда помнишь, ты можешь справиться. Со временем раны заживают. Память людей недолговечна. Но когда в твоем мозгу отсутствуют воспоминая, есть страстное желание, чем-то закрыть эту пустоту. Это желание так опасно…

- Аура, я больше не сделаю этого с тобой. В этот раз мы все сделаем иначе, мы справимся. Я сделаю для тебя что угодно, только приди в себя.

Он наклонился к ней, мягко поцеловал в лоб, не отпуская ее ледяную руку.

- Ты жила одна, в темноте, и никто не мог помочь тебе. И все из-за меня… Чего ты ждешь, Аура? Почему не просыпаешься? Может, ты не хочешь возвращаться в этот мир, где лишь предательство, и разруха? Или, может быть, ты словно принцесса, ждешь волшебного пробуждения?

Рэн болезненно хмурясь, прильнул к ее холодным, сухим губам мягким, нежным поцелуем. Если бы ее можно было вернуть с помощью его света, он, не раздумывая, отдал бы его всего, но это, к сожалению, не поможет. Аура сама должна была выбрать.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...