Главная Обратная связь

Дисциплины:






Задания для отработки пропущенных семинарских занятий для 201 группы



При отсутствии на семинаре без уважительной причины (подтверждается исключительно документально) или при значительном опоздании необходимо в письменном виде (от руки!!!) решить нижеследующие задачи из задачника В.С. Ем и Н.В. Козловой в течение семестра. Чем быстрее, тем лучше. Лица, которые эти задачи не решат, будут не допущены до зачета. Ниже в списке следуют фамилии студентов и задачи, им предназначенные. Список будет меняться.

 

Агеев Роман:

1 мая 2015 г. В открытом акционерном обществе «Опти- мус Эсгейт Менеджмент» (ОАО «ОЭМ») было созвано внеочередное общее собрание акционеров, повестка дня которого включала вопрос об избрании единоличного исполнительного органа — генерального директора.

Временно исполняющий обязанности генерального директора ОАО «ОЭМ» Бессеребряников был включен в число кандидатов для избрания на должность генерального директора.

Кроме Бессеребрянмкова на должность генерального директора ОАО «ОЭМ» претендовал заместитель руководителя Департамента муниципального имущества г. Нижний Андьш Мздоимцев. Департа­менту муниципального имущества принадлежало более 50% голо­сующих акций ОАО «ОЭМ».

Накануне внеочередного собрания Бессеребряников и Квасов, который на основании доверенности представлял интересы Депар­тамента муниципального имущества г. Нижний Андыл на общих собраниях акционеров ОАО «ОЭМ», встретились и договорились о следующем.

Квасов обещал убедить руководителя Департамента имущества, что голоса Департамента имущества следует отдать не за кандидатуру Мздоимцева, а за кандидатуру Бессеребряникова. Квасов утверждал, что сам он в любом случае на внеочередном собрании акционеров ОАО «ОЭМ» проголосует голосами Департамента имущества за Бес­серебряникова, а не за Мздоимцева.

В свою очередь Бессеребряников обещал Квасову после избрания на должность генерального директора заплатить 100 тыс. руб. Он выдал Квасову расписку, в которой было сказано, что Бессереб­ряников обязуется уплатить Квасову 100 тыс. руб. в срок не позднее 3 мая 2015 г.

На внеочередном собрании акционеров Квасов проголосовал так, как он обещал Бессеребряникову. Решением общего собрания акцио­неров Бессеребряников был избран на должность генерального ди­ректора ОАО «ОЭМ» и выплатил Квасову обещанную ему денежную сумму.

В декабре 2007 г. арбитражный суд по иску Департамента имуще­ства признал недействительньми все решения, принятые внеочеред­ным общим собранием ОАО «ОЭМ»- J мая 2007 г., на том основании, что собрание не имело кворума, поскольку доверенность, выданная представителю Департамента имущества Квасову для голосования на собрании, не содержала указание о дате ее выдачи.



Раздосадованный Бессеребряников потребовал от Квасова вер­нуть полученные им 100 тысяч руб. на том основании, что «сделка со­рвалась».

Квасов отказался вернуть деньги, поскольку считал, что свою часть сделки он исполнил и за последствия не отвечает.

 

Анисимов Павел:

Задача 1:

ООО «Рентуаль» (арендодатель) предоставило в аренду филиалу зарегистрированной во Франции компании «Шарман» (арендатору) земельный участок в Московской области для проведе­ния летних вечеринок под открытым небом.

В связи с неполучением арендной платы за очередной период арендодатель направил арендатору письмо, в котором потребовал не­медленно погасить задолженность и уплатить пеню за просрочку пла­тежа. В процессе подготовки ответа на письмо арендодателя молодой юрист компании «Шарман» изучил договор аренды, заключенный между ООО «Рентуаль» и филиалом компании «Шарман», и пришел к выводу, что этот договор является недействительным, поскольку со­гласно п. 1 ст. 22 ЗК РФ иностранные юридические лица, а тем более их филиалы не вправе арендовать земельные участки. Согласно п, 2 ст. 22 ЗК РФ сдавать в аренду земельные участки могут только их соб­ственники. Между тем при заключении договора аренды ООО «Рентуаль» действовало в качестве доверительного управляющего на осно­вании договора доверительного управления, заключенного с собст­венником земельного участка.

Получив эту информацию, компания «Шарман» решила не осу­ществлять платежи по недействительному договору аренды и начала поиск помещения, пригодного для организации досуга.

Задача 2:

Свистушкин, который с успехом выступал в клубной са­модеятельности с исполнением русских романсов и неаполитанских песен, решил организовать свои выступления в городах соседней об­ласти. Чтобы обеспечить успех, Свистушкин подготовил афиши, в которых были указаны не его имя и фамилия, а известного в стране певца Балаболкина. Несколько концертов Свистушкина прошли с успехом. Но однажды ему в гостиницу позвонил Балаболкин, под именем которого выступал Свистушкин, и потребовал прекратить использование его имени. Свистушкин не выполнил это требование и продолжал свои выступления. Через некоторое время Балаболкин обратился в суд с иском к Свистушкину, в котором требовал:

1) обязать Свистушкина прекратить использование имени Бала- болкина;

2) возместить Балаболкину убытки, возникшие в результате уменьшения его заработков и снижения интереса публики к его соб­ственным концертам, поскольку уровень исполнения Свистушкина был крайне низким;

3) компенсировать моральный вред, причиненный действиями Свистушкина, порочащими деловую репутацию Балаболкина.

Свистушкин предъявил встречный иск к Балаболкину с требова­нием компенсировать ему расходы, понесенные на рекламу певца Балаболкина.

Задача 3:

Мурашева и ее супруг Акимов выдали друг другу распис­ки о том, что все имущество, которое принадлежит им лично, они завещают друг другу и не будут упоминать в завещаниях своих совер­шеннолетних детей от первого брака.

Спустя год Мурашева умерла. В ее завещании, удостоверенном нотариусом, предусматривалось, что все принадлежащее лично ей имущество она завешает в равных долях детям от первого брака — 20-летней дочери и 23-летнему сыну. Акимов обратился в суд с ис­ком о признании завещания Мурашевой недействительным на том основании, что при его составлении Мурашева грубо нарушила их соглашение, оформленное расписками.

 

Космачев Александр:

Задача 1:

Между ООО «Бинайс» и коммерческим банком «Анлимитед» был заключен кредитный договор, в соответствии с которым банк перечислил денежные средства на расчетный счет заемщика.

Позднее генеральный директор и юрист ООО «Бинайс» осознали абсолютную невыгодность условий предоставления кредита. ООО «Бинайс» направило в банк письмо о том, что кредитный договор яв­ляется недействительным, поскольку он не подписан главным бухгал­тером ООО «Бинайс», который был против совершения данной сдел­ки. Заключение и исполнение такого договора являются грубым на­рушением п. 3 ст. 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. № 129- ФЗ «О бухгалтерском учете». В письме ООО «Бинайс» благодарило банк за сотрудничество и сообщало, что вскоре перечислит получен­ные денежные средства обратно на корреспондентский счет банка.

Задача 2:

Закрытое акционерное общество «Речфлотсервис» яв­лялось собственником пристани и вспомогательных наземных со­оружений для обслуживания речных судов. В качестве заказчика ЗАО «Речфлотсервис» заключило с ООО «Земстрой» (подрядчиком) договор подряда на производство работ по расчистке и углубле­нию речного дна, укреплению стен подводной части сооружений пристани.

После получения от заказчика необходимой технической доку­ментации ООО «Земстрой» приступило к производству работ, однако завершить их в установленные договором сроки не смогло.

Своевременному завершению работ препятствовали действия ОАО «Усть-Бакинское речное пароходство», которое, находясь в со­стоянии корпоративного конфликта с ЗАО «Речфлотсервис», размес­тило в узкой части русла реки, напротив пристани ЗАО «Речфлотсер- вис», свои суда таким образом, что бблыцую часть времени ООО «Земстрой» не могло выполнять работы, предусмотренные договором подряда.

Решением арбитражного суда по иску ЗАО «Речфлотсервис» с ООО «Земстрой» были взысканы штраф, в размере 2 млн. руб. за про­срочку выполнения работ, а также убытки в сумме 7 млн руб,, не по­крытые штрафом. Договор подряда был расторгнут в связи с сущест­венным нарушением обязательств ООО «Земстрой». В ходе судебного разбирательства ООО «Земстрой» возражало против удовлетворения иска, ссылаясь на отсутствие своей вины. Однако суд не принял во внимание доводы ответчика, полагая, что ООО «Земстрой» является профессиональным предпринимателем, а потому отвечает за неис­полнение обязательств даже при отсутствии вины. Действия ОАО «Усть-Бакинское речное пароходство» не относятся к обстоятельст­вам непреодолимой силы, которые согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ могли бы освободить ООО «Земстрой» от ответственности за ненадлежащее исполнение договорных обязательств. Решение арбитражного суда вступило в силу и было исполнено.

Пытаясь защитить свои интересы, ООО «Земстрой» обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Усть-Бакинское речное пароход­ство# о взыскании убытков в виде реального ущерба (9 млн руб.), которые ООО «Земстрой» пришлось уплатить по вине ответчика. Кроме того, истец просил взыскать с ответчика убытки в виде упу­щенной выгоды в размере 10 млн руб., которые не были получены ООО «Земстрой» с ЗАО «Речфлотсервис» вследствие расторжения договора подряда.

ОАО «Усть-Бакинское речное пароходство» просило отказать в удовлетворении исковых требований на том основании, что в дого­ворных или иных правовых отношениях с ООО «Земстрой» оно не состоит, имущество истца оно не повреждало и не уничтожало. По­этому нельзя считать, что ОАО «Усть-Бакинское речное пароходст­во» каким-то образом нарушило права ООО «Земстрой».

 

Кувалина Ксения:

Родители невесты Теплушкиной передали жениху Бело­морскому при вступлении молодых людей в брак 2 млн руб. в качестве приданого. Получение женихом этой суммы было подтверждено его распиской в принятии приданого.

Через год брак был расторгнут судом по заявлению Теплушкиной, которая доказала факты нанесения ей побоев и супружеской неверно­сти Беломорского.

Родители Тетушкиной потребовали от Беломорского возврата приданого, ссылаясь на ст. 578 ГК РФ.

Возражая против иска, адвокат Беломорского заявил, что переда­ча приданого является не договором дарения, а дружеской сделкой, не направленной на правовые последствия. В любом случае возврата приданого нельзя требовать на основании п. 4 ст. 1109 ГК РФ.

 

Кузнецова Владислава:

Задача 1:

Тимофеев, владевший профессиями плотника и столяра, уволился с постоянной работы и стал систематически выполнять от­дельные заказы граждан на основе заключаемых с ними подрядных договоров.

В процессе строительства дачного домика для собственника зе­мельного участка Лукашина Тимофеев получил сообщение о смерти брата, который жил в другом городе. Тимофеев срочно уехал на похо­роны, не успев предупредить Лукашина об отъезде. По возвращении Тимофеев обратился к врачу по поводу обострения аппендицита и был помещен в больницу, где ему сделали операцию. Поскольку в течение месяца после операции Тимофеев было запрещено выпол­нять тяжелую физическую работу, строительство домика он сумел закончить только спустя 45 дней после срока, определенного догово­ром с заказчиком.

Лукашин произвел расчет с Тимофеевым, однако предложил ему уплатить пеню за нарушение срока исполнения обязательства, размер которой был предусмотрен договором — 5% за каждый день просроч­ки от всей суммы вознаграждения, каковая составила 150 тыс. руб. Тимофеев отказался уплатить пеню на том основании, что нарушение срока исполнения договора произошло не по его вине, а по причи­нам, которые он не мог ни предвидеть, ни устранить.

Лукашин обратился в суд с иском к Тимофееву о взыскании пени, полагая, что подрядчик является индивидуальным предпринимате­лем, а потому в соответствии с п. 3 ст. 401 ГК РФ должен отвечать не­зависимо от вины.

Возражая против иска, Тимофеев утверждал, что не является предпринимателем, поскольку в этом качестве не зарегистрирован и выполнял заказы лишь эпизодически, чтобы содержать семью.

Задача 2:

Индивидуальный предприниматель Курочкин торговал на оптовом рынке изделиями из натуральной кожи. По решению ар­битражного суда Курочхин был признан несостоятельным (банкро­том), поскольку' в течение длительного времени он не оплачивал счета за поставленные ему товары и оказанные услуги, не выплачивал ра­ботникам заработную плату. Через два месяца после завершения всех процедур, связанных с признанием Курочкина банкротом, ему были заявлены требования:

а) областной торговой фирмой — об оплате счетов за поставленную кожу. Несвоевременное предъявление требования фирма объяснила тем, что в связи с изменением ее места нахождения она получила со­общение о банкротстве Курочкина с опозданием;

б) гражданином Рудником — о выплате ему стоимости ремонта ав­томобиля, поврежденного в результате аварии, виновником которой был признан Курочкин;

в) гражданином Семеновым, который в этой аварии получил уве­чье и стал инвалидом, — о возмещении причиненных ему убытков в связи с утратой трудоспособности и расходов на лечение.

Задача 3:

12 июня 2006 г. Пряников заключил с Бесхмельницким договор купли-продажи дачного земельного участка, на котором располагались только что построенные двухэтажный коттедж, гараж и баня. Однако стороны решили не указывать эти постройки в дого­воре купли-продажи, так как права на них не были оформлены, а затягивать совершение сделки им не хотелось. На кадастровом плане земельного участка, приложенном к договору купли-продажи, и в самом договоре эти постройки обозначены не были. Цену построек стороны по умолчанию включили в цену земельного участка.

Через шесть месяцев после государственной регистрации перехо­да права собственности на купленный участок к Бесхмельницкому начались снегопады, крыша дома не выдержала давления скопившегося снега и проломилась в двух местах. Кроме того, выбыла из строя система отопления, лопнули трубы системы канали­зации, у гаража частично обрушилась стена. Проведенная за счет Бесхмельницкого строительная экспертиза показала, что указан­ные повреждения явились следствием нарушения правил производ­ства строительных работ при возведении дома и носили скрытый характер.

Основываясь на результатах экспертизы, Бесхмельницкий обра­тился к продавцу участка - Пряникову с требованием о возмещении ему убытков в размере затрат, которые необходимо произвести для восстановления дома. При этом Бесхмельницкий утверждал, что право собственности на постройки перешло к нему на основании ст. 1 ЗК РФ, поскольку он является приобретателем земельного участка.

Пряников отказался возместить убытки, ссылаясь на то, что за­ключенный между сторонами договор купли-продажи касался только земельного участка претензий к качеству которого у Бесхмельниц­кого нет. Постройки, расположенные на участке, возведены в отсут­ствие необходимых разрешений, включая разрешение на строитель­ство, а потому являются самовольными. Они вообще не могли ни продаваться, ни покупаться. Следовательно, обязательственное пра­воотношение, возникшее из договора купли-продажи, не касалось этих построек. Пряников напомнил Бесхмелъницкому, что в акте приема-передачи земельного участка, подписанном сторонами, ука­зано, что Бесхмельницкий не имеет никаких претензий к Пряникову, связанных с отсутствием разрешительной документации на строи­тельство дома, гаража и бани, и произведет их узаконение (получит разрешение на строительство и зарегистрирует свое право собствен­ности на них) самостоятельно.

Адвокат, к которому обратился Бесхмельницкий, сообщил ему, что эти указания в акте приема-передачи участка не имеют юридиче­ского значения, поскольку выдача разрешения на строительство дач­ного дома, бани и гаража вообще не предусмотрена градостроительным законодательством. Он посоветовал Бесхмельницкому обратить­ся в суд с иском о признании договора купли-продажи земельного участка недействительным как притворной сделки, прикрывающей куплю-продажу возведенных на участке построек.

Бесхмельницкий решил, что такой способ защиты не соответству­ет его интересам, поскольку с момента заключения договора купли- продажи цена на этот земельный участок существенно выросла. Бес­хмельницкий полагал, что его интересы будут защищены только в том случае, если продавец возместит ему убытки, вызванные недостатка­ми построек, приобретенных вместе с участком.

Задача 4:

ПАО «Горизонт» обратилось в арбитражный суд с требо­ванием признать недействительным решение налогового органа об отказе в государственной регистрации ООО «Зенит», учредителем которого оно являлось. Отказ в государственной регистрации был мотивирован тем, что в представленных для регистрации документах отсутствует договор аренды помещения, ссылка на который содер­жится в уставе общества «Зенит». Собственником нежилого помеще­ния, указанного в качестве места нахождения ООО «Зенит», являлся производственный кооператив «Дарья».

В ходе рассмотрения спора в арбитражном суде выяснилось, что договор аренды помещения, на который имелась ссылка в учреди­тельных документах ООО «Зенит», не был заключен.

Задача 5:

ПАО «Пентакон» обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Торговая фирма «Пентакон»», осуществляющему розничную куплю-продажу товаров, с иском о запрещении использования обо­значения «Пентакон» в торговой деятельности и возмещении убыт­ков. В исковом заявлении истец указал, что он обладает исключи­тельным правом на товарные знаки на 40 классов товаров, включаю­щие в качестве охраняемого элемента слово «Пентакон». Ответчик реализовывал товары, входящие в один из этих 40 классов. При этом в торговом павильоне, расположенном по месту нахождения ответчика, где заключались сделки купли-продажи, была размещена большая вывеска с указанием его фирменного наименования, включающего слово «Пентакон». Истец считал, что данными действиями ответчик нарушил его исключительное право на товарный знак, включающий в качестве охраняемого элемента слово «Пенгакон».

При рассмотрении спора выяснилось, что государственная регист­рация истца была проведена раньше, чем государственная регистра­ция ответчика.

Территориальный антимонопольный орган усмотрел в действиях ООО «Торговая фирма «Пентакон»» нарушение законодательства о рекламе. Размещение в торговом павильоне вывески антимоно­польный орган расценил как недостоверную рекламу, поскольку вывеска содержала не соответствующие действительности сведения в отношении исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности.

 

Лазарев Артем:

ООО «Реверс» (грузополучатель) обратилось в суд с ис­ком к авиакомпании «Флайфанерс» (перевозчику), требуя возмеще­ния стоимости партии мобильных телефонов, поврежденных в про­цессе авиаперевозки. В обоснование своих требований истец ссылал­ся на п. 1 ст. 118 Воздушного кодекса РФ, согласно которому перевозчик должен нести ответственность за повреждение груза, если не докажет, что он принял все необходимые меры по предотвраще­нию причинения вреда или что такие меры невозможно было при­нять, по мнению истца, не было никаких доказательств того, что авиакомпания действительно пыталась принять меры по обеспече­нию сохранности груза.

Перевозчик на основании п. 1 ст. 796 ГК РФ просил суд освобо­дить его от ответственности, так как груз был испорчен сотрудниками спецслужб, которые в связи с угрозой совершения терактов проводи­ли тщательный досмотр на борту воздушного судна во время его доза­правки в аэропорту «Хитрово». Внезапно возникшую угрозу терактов перевозчик предотвратить не мог, а непосредственным устранением этого обстоятельства занимались сотрудники спецслужб, которые проверяли каждый находящийся на борту предмет с помощью специ­ального оборудования «антидетонирующего действия», что подтвер­ждается справкой о проведенной на борту проверке, выданной адми­нистрацией аэропорта «Хитрово».

Кроме того, ответчик утверждал, что норма п. 1 ст. 118 Воздушного кодекса РФ противоречит норме п. 1 ст. 796 ГК РФ, Согласно п. 1 ст. 793 ГК РФ, в котором установлена иерархия норм об ответствен­ности за нарушение обязательств по перевозке, а также в силу п. 2 ст, 3 ГК РФ в данном случае в приоритетном порядке подлежит при­менению п. 1 ст. 796 ГК РФ. По мнению ответчика, норма п. 1 ст. 118 Воздушного кодекса РФ в части определения условий ограничения ответственности перевозчика не соответствует цели ее издания и в принципе не может применяться, поскольку в качестве условия осво­бождения от ответственности предусматривает заведомо невыполни­мое требование. Общая оговорка «все необходимые меры» подразуме­вает настолько широкий круг возможных фактических действий пе­ревозчика, что их нельзя перечислить даже теоретически по причине отсутствия критериев необходимости. Тем более невозможно под­твердить факт совершения каждого такого действия

 

Лапцевич Сергей:

Задача 1:

Зарегистрированное в России ЗАО «Пенька, лес, щети­на» (продавец) обратилось в суд с иском о взыскании с немецкой компании «Нихтсцалер ГмбХ» (покупателя) задолженности по оплате товаров, которые были отгружены в адрес ответчика на борт его суд­на, но оплачены покупателем лишь частично.

В обоснование правомерности своих действий покупатель заявил, что неоплаченная часть товаров была им получена в ненадлежащем состоянии. Приемка товаров состоялась после прибытия судна в порт покупателя, а до этого-момента риск повреждения товара должен не­сти продавец. Специального условия о распределении между продав­цом и покупателем риска случайной гибели или повреждения товара в договоре не было.

Истец утверждал, что поставка товаров фактически осуществля­лась на условиях «РОВ-Мурманск» (ИНКОТЕРМС-2000), хотя ссыл­ка на это условие в договоре отсутствовала. Истец представил доку­мент за подписью руководителя Торгово-промышленной палаты РФ, подтверждающий существование в порту Мурманска обычая, соглас­но которому при отгрузке товаров стороны руководствуются усло­виями FOB (ИНКОТЕРМС-2000). Ответчик должен был знать об этом обычае, который широко известен в международной торговле и всегда соблюдается в порту Мурманска. Право свидетельствовать су­ществование обычаев предоставлено Торгово-промышленной палате РФ нормой п. 3 сг. 15 Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5340-1 «О торго­во-промышленных палатах в Российской Федерации». Кроме того, в данном случае подлежат применению правила п. 2 ст. 9 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. Из товаросопроводительных документов следовало, что товар, направ­ленный в адрес ответчика, пересек борт судна в порту Мурманска в надлежащем состоянии. Даже если впоследствии груз был в пути по­врежден, российская компания (продавец) все равно не должна нести за это ответственность, поскольку согласно условиями поставки FOB риск случайного повреждения товара переходит с продавца на поку­пателя в момент пересечения товаром поручней судна.

Суд признал аргументы истца убедительными и удовлетворил ис­ковые требования в полном объеме.

Задача 2:

Решением арбитражного суда государственная регист­рация производственного кооператива «Камертон» была признана недействительной на том основании, что одним из его учредителей выступил орган местного самоуправления — городская администра­ция. Как было сказано в решении суда, правоспособность юридиче­ского лица возникает в момент его создания, определяемого момен­том государственной регистрации. Следовательно, в силу недейст­вительности акта государственной регистрации правоспособность у производственного кооператива «Камертон» не возникла. Поэтому признание недействительной государственной регистрации коопе­ратива «Камертон» влечет за собой ничтожность всех заключенных им ранее сделок.

При рассмотрении спора в апелляционной инстанции арбитраж­ного суда выяснилось, что наряду с городской администрацией учредителями кооператива «Камертон» являлись: коммандитное товарищество «Крокуо», а также граждане Паратов, Карандышев и Кнуров. В уставе кооператива «Камертон» было сказано, что «адми­нистрация города владеет долей в размере 51% уставного фонда кооператива, следовательно, обладает 51% голосов на общем собра­нии членов кооператива».

Задача 3:

Смородинский обратился к учредителям ООО «Кедр» с требованием принять его в состав участников общества и назначить председателем совета директоров вместо своего умершего дяди, на­следником которого он является.

Участники ООО «Кедр» отказались принять Смородинского в члены общества и выплатили ему стоимость вклада дяди в уставном капитане общества.

Смородинский обратился в арбитражный суд с иском к обществу, мотивируя свои требования тем, что он является правопреемником умершего дяди по всем его правам и обязанностям.

 

Мотиевский Евгений:

Задача 1:

Внук популярного писателя-сатирика поступил на юри­дический факультет высшего учебного заведения. Заинтересовавшись проблемами авторского права, он встревожился по поводу сроков ох­раны авторского права, которое было им унаследовано после смерти деда в отношении сборника рассказов, опубликованного в 1953 г.

Выяснилось, что согласно номам ГК РСФСР 1964 г. авторское право действует в течение всей жизни автора и 25 лет после его смер­ти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора.

В соответствии с п. 2 ст. 137 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г., введенных в действие на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г., авторское пра­во действует в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора.

Закон РФ от 9 июля 1993 г. № 5353-1 «Об авторском праве и смеж­ных правах» сначала установил 50-летний срок охраны авторского права, но впоследствии срок охраны был увеличен до 70 лет согласно Федеральному закону от 20 июля 2004 г. № 72-ФЗ «О внесении изме­нений в Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смеж­ных правах»».

Согласно п.1 ст. 1281 ГК РФ срок охраны авторского права также составляет 70 лет.

Студент обратился за советом к однокурснику.

Задача 2:

ПАО «Торговая фирма «Наш интерес»» заключила дого­вор займа с полным товариществом, созданным гражданами Липкиным, Мощкиным и Букиным. Договор от имени товарищества был подписан Мошюшым. По условиям договора товариществу был пре­доставлен заем сроком на пять лет для строительства гостиницы с уп­латой ежемесячно 10% от суммы займа за пользование денежными средствами.

Спустя полгода после заключения договора торговая фирма по­требовала от товарищества уплатить причитающиеся ей проценты за пользование денежными средствами. Букин, который в соответствии с учредительным договором единолично вел дела товарищества, со­общил, что договор займа, заключенный между торговой фирмой и товариществом, он считает недействительным, как не соответствую­щий требованиям закона.

Торговая фирма обратилась в суд с иском к Букину о досрочном взыскании с него всей суммы займа, выданного товариществу, и про­центов за пользование денежными средствами.

Задача 3:

Решением общего собрания участников ООО «Ореол» гражданин Петров был исключен из числа его учредителей, так как по прошествии года с момента регистрации общества не внес свой вклад в его уставный капитал. Петров обратился в суд с иском о признании решения собрания участников общества недействительным.

В судебном заседании было установлено, что ООО «Ореол» с ус­тавным капиталом 300 тыс. руб. было создано гражданами Михайло­вым, Катаевым и Петровым. В соответствии с учредительным догово­ром Михайлов и Катаев, доли которых в уставном капитале составля­ли по 10%, к моменту регистрации общества должны были внести по 30 тыс. руб. каждый.

Петров, дата которого составляла 80%, обязался внести 240 тыс. руб.

в течение года после регистрации общества. Невозможность свое­временно внести вклад в уставный капитал Петров объяснял вре­менными финансовыми трудностями и заверял других участников, что вскоре внесет недостающую сумму. Решение об исключении Петрова было принято Михайловым и Катаевым на общем собра­нии участников общества. Петров также принимал участие в собра­нии и проголосовал против своего исключения.

 

Ряппиева Ольга:

Задача 1:

Группа акционеров, обладающих обыкновенными имен­ными акциями НАО «Лайф», а именно граждане Бутрин (20%), Скоринко (20%) и Медников (40%), заключили между собой соглашение от 1 апреля 2015 г. о том, что на общем собрании акционеров, назна­ченном на 15 мая 2015 г., они будут голосовать за одобрение сделки, в соответствии с которой Медников намеревался продать НАО «Лайф» некачественные строительные материалы.

Между тем, на общем собрании акционеров голоса распредели­лись следующим образом: Медников проголосовал «зал; Скоринко, Чухланцев, владеющий 20% акций, проголосовали «против»; Бутрин в бюллетене для голосования по данному вопросу сделал отметки одно­временно в графах «за» и «воздержался». Председательствующий на общем собрании генеральный директор общества Кобылянский в протоколе общего собрания акционеров указал, что предложение по заключению договора с Медниковым отклонено общим собранием.

Не согласившись с протоколом общего собрания акционеров и от­казом Кобылянского заключить соответствующий договор, Медни­ков обратился в арбитражный суд с иском к НАО «Лайф» и Скоринко со следующими требованиями;

1) признать: что решение общего собрания акционеров от 15 мая 2015 г. одобрило договор о приобретении НАО «Лайф» у Медникова строительных материалов, поскольку Скоринко голосовал в наруше­ние заключенного между акционерами соглашения от 1 апреля 2007 г., а бюллетень Бутрина надо трактовать как голос, поданный за совершение сделки;

2) принудить генерального директора общества Кобылянского за­ключить с Медниковым договор на приобретение строительных ма­териалов;

3) взыскать с Кобылянского и Скоринко на основании п. 3 ст. 53 ГК РФ в пользу истца убытки, причиненные тем, что договор купли- продажи стройматериалов не был заключен своевременно;

4) взыскать со Скоринко в пользу истца штраф за нарушение усло­вий соглашения от 1 апреля 2015 г., предусмотренный указанным со­глашением.

Возражая против иска, Скоринко утверждал, что своим голосова­нием против заключения договора о приобретении некачественных строительных материалов он действовал в интересах акционерного общества, а потому в его поведении нет ничего противоправного.

Выступая от имени общества, Кобылянский заявил, что не имеет права заключить соответствующий договор, поскольку содержание протокола общего собрания полностью соответствует результатам голосования акционеров.

Задача 2:

Участниками ООО «Заря» являлись супруги Иванова (80%) и Петров (20%). После смерти Ивановой согласно условиям составленного завещания принадлежащая ей доля в уставном капита­ле ООО «Заря» была распределена поровну между 12-летней дочерью супругов и матерью Ивановой Сидоровой.

Согласно уставу ООО «Заря» для отчуждения доли участника тре­бовалось согласие общества. Поэтому при подготовке проведения очередного общего собрания участников Общества Петров, желаю­щий приобрести контроль над ООО «Заря», предложил включить в повестку дня вопрос о продаже доли, принадлежащей дочери Петро­ва, в пользу НАО «Восток», единственным участником и генеральным директором которого был Петров. Сидорова, не имеющая возможно­сти принять участие в общем собрании по причине плохого самочув­ствия, выдала Петрову доверенность для голосования по соответст­вующему вопросу «против». Петров, единственный присутствующий на общем собрании участников, отдал свой голос и голос дочери в качестве ее законного представителя «за» заключение договора куп­ли-продажи, а как представитель Сидоровой проголосовал «против». Затем на основании принятого решения Петров, действуя от имени дочери и в качестве генерального директора НАО «Восток», продал последнему долю дочери в уставном капитале ООО «Заря».

Через некоторое время в суд обратился представитель органов опеки и попечительства с требованием признать недействительными решение общего собрания и заключенного на его основе договора по причине их несоответствия гражданскому законодательству.

 

Табаков Павел:

Лизинговая компания «Гуд Лак» получила в банке кре­дит для осуществления лизинговых операций под залог своих прав требования к лизингополучателям по трем заключенным договорам лизинга. В связи с тем, что обязанности по уплате процентов и по возврату суммы кредита заемщик не исполнил, банк решил обратить взыскание на предмет залога и обратился в суд с просьбой удовле­творить его требования к лизинговой компании из стоимости зало­женных имущественных прав.

В предварительном заседании суд пояснил, что даже в случае при­нятия решения согласно ст. 349 ГК РФ об обращении взыскания на заложенные права требования по договорам лизинга неизбежно воз­никнет неразрешимая проблема порядка реализации предмета залога в соответствии со ст. 350 ГК РФ. Признавая правомерность заявлен­ных требований и учитывая отсутствие установленного законодатель­ством порядка обращения взыскания на заложенные имущественные права, суд предложил истцу обосновать возможность применения ст. 349, 350 ГК РФ к случаю обращения взыскания на заложенные имущественные права и правомерность удовлетворения требований кредитора-залогодержателя из стоимости этих прав.

 

Трусов Николай:

Петров приобрел акции российского открытого акцио­нерного общества и заключил с профессиональным депозитарием договор на осуществление учета прав на принадлежащие ему акции в системе учета прав данного депозитария.

Спустя некоторое время Петров обратился к депозитарию с прось­бой списать с его счета депо все принадлежащие ему акции и зачис­лить их на счет депо его бывшей супруги. Для осуществления этой операции Петров представил все необходимые документы, подтвер­ждающие переход прав на акции.

Депозитарий принял документы, но позднее сообщил Петрову, что данная операция не выполнена и что в данный момент соверше­ние любых операций по счету депо Петрова невозможно. Поскольку депозитарий является профессиональным участником рынка ценных бумаг, для него обязательную силу имеют правовые акты, связанные с противодействием легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Одним из таких актов являются утвержденные Приказом Комитета РФ по финансо­вому мониторингу от 11 августа 2003 г. № 104 Рекомендации по от­дельным положениям правил внутреннего контроля, разрабатывае­мых организациями, совершающими операции с денежными средст­вами или иным имуществом, в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансиро­ванию терроризма. По мнению депозитария, в представленных Пет­ровым документах имеются «признаки необычной сделки», перечис­ленные в названных Рекомендациях. На этом основании депозитарий заблокировал любые операции по счету депо Петрова и связался с Комитетом по финансовому мониторингу для получения дальнейших указаний.

 

Тюкин Павел:

Задача 1:

В городской газете «Сила ума» была опубликована статья с предположением о скором банкротстве одного из местных банков. Как писал автор статьи, «в офисах банка возникли километровые оче­реди вкладчиков, поспешно закрывающих счета, а банк тщетно пыта­ется удержать клиентов, устанавливая в офисах автоматы для продажи кофе, чая и газет». После публикации статьи деловая репутация банка заметно пошатнулась.

По поручению руководства банка один из юристов подготовил исковое заявление от имени банка в арбитражный суд к редакции газеты и автору статьи с требованием о взыскании всей суммы ущерба, причиненного банку, в том числе морального вреда, на ос­новании ст. 15, 152 ГК РФ.

Другой юрист полагал, что в арбитражный суд следует подавать только иск банка к редакции о взыскании убытков, включая реаль­ный ущерб и упущенную выгоду, тогда как требование о компенсации причиненного банку морального вреда арбитражный суд не удовле­творит. Такое требование банку следует предъявить в суд общей юрисдикции к автору статьи.

Задача 2:

К токарю завода «Подшипник-Экстра» Ремизову во время работы подошли корреспондент местной газеты Игитов и сту­дент факультета журналистики Сенкевич. Корреспондент по пору­чению редактора газеты и с согласия заместителя директора завода должен был взять у токаря Ремизова интервью, а Сенкевич, знако­мый Игитова, пришел по своей инициативе. Во время их разговора станок, на котором работал Ремизов, в нарушение инструкции о технике безопасности не был выключен. Неожиданно из станка вы­рвались куски металла, которыми была серьезно повреждена рука Ремизова, у корреспондента Игитова был выбит глаз, а Сенкевичу кусочки металла попали в лицо, причинив повреждения тканей ли­ца. По поводу несчастного случая был составлен акт, которым подтверждалось, что вред был причинен вследствие неисправности станка, вызванной нарушением технологии его сборки при изготов­лении.

Через некоторое время Ремизов, Игитов и Сенкевич обратились к адвокату с просьбой разъяснить, в каких правоотношениях и с кем каждый из них состоит, в каком порядке и от кого они, лак потерпев­шие, могут требовать возмещения причиненного им вреда и на осно­вании каких законов.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...