Главная Обратная связь

Дисциплины:






Задания для отработки пропущенных семинарских занятий для 204 группы



При отсутствии на семинаре без уважительной причины (подтверждается исключительно документально) или при значительном опоздании необходимо в письменном виде (от руки!!!) решить нижеследующие задачи из задачника В.С. Ем и Н.В. Козловой в течение семестра. Чем быстрее, тем лучше. Лица, которые эти задачи не решат, будут не допущены до итогового тестирования, а потом и до зачета. Ниже в списке следуют фамилии студентов и задачи, им предназначенные. Список будет меняться.

 

Гадарина Александра:

Задача 1:

Завод «Мостяжмаш» выдал комбинату «Росимпортпро- кат» восемь простых векселей, оформив таким образом отсрочку оплаты проката, подлежащего поставке комбинатом заводу, что это было отражено в акте приемки-передачи векселей, оформленном сторонами в качестве приложения к договору поставки. По причине недостаточного снабжения сырьем и электроэнергией комбинат не выполнил свои обязательства по поставке проката перед своими контрагентами, в том числе перед заводом.

Пять векселей завода комбинат использовал для расчетов с креди­торами. При этом два векселя комбинат индоссировал акционерному обществу «Куэбасшахты», а три - муниципальному предприятию «Сибэнерго».

Принимая по индоссаментам векселя, МП «Сибэнерго» потребо­вало от комбината подтвердить факт товарности векселей. Комбинат представил муниципальному предприятию акт приемки-передачи векселей, пояснив, что фактическая поставка товара еще не произво­дилась.

При наступлении срока платежа векселя были предъявлены заводу с требованием о платеже. Завод отказался платить по векселям, ссы­лаясь на приложенный к договору поставки акт приемки-передачи, который удостоверял факт передачи векселей против поставки прока­та. Поскольку поставка не была осуществлена, завод посчитал воз­можным задержать исполнение обязательств по векселям до момента надлежащего исполнения комбинатом обязательств по поставке това­ра. Кроме того, по мнению юриста завода, выданные заводом векселя являются простыми, следовательно, их передача по индоссаменту яв­ляется незаконной.

Векселедержатели, которые полагали, что обязательство по вексе­лю является абстрактным, в силу чего векселедатель не может отка­зать в платеже по векселю со ссылкой на какие-либо правоотноше­ния, не отраженные в векселе, обратились с исками о взыскании по векселям в арбитражный суд.

Задача 2:

В соответствии с договором об оказании услуг коопера­тив «Электрон» обязался перед Борисовым осуществлять абонемент­ное обслуживание принадлежащего Борисову телевизора, в том числе проводить необходимый текущий ремонт в сроки, установленные Правилами бытового обслуживания населения.



Спустя шесть месяцев после заключения договора у телевизора вышел из строя кинескоп. Борисов потребовал от кооператива про­вести ремонт телевизора с заменой кинескопа. Однако на телефон­ные звонки Борисова работники кооператива отвечали грубо и не­определенно, а на письменные заявления ответа от кооператива Бо­рисов не получил.

Борисов обратился в суд с иском о защите своих прав потребителя. Он просил суд обязать кооператив отремонтировать телевизор, а так­же возместить понесенный материальный и моральный вред. В ходе судебного разбирательства юрист кооператива пояснил, что задержка ремонта телевизора произошла не но вине кооператива, а по причине болезни телевизионною мастера. Кроме того, нарушение сроков ре­монта телевизора не причинило и не могло причинить Борисову ни материального, ни морального вреда.

 

Елисеева Юлия:

Две строительные организации - ООО «Султан» и его дочернее общество НАО «Прогресс» заключили договор простого то­варищества на строительство многоквартирного дома в городе Пуш­кино. В соответствии с условиями договора после завершения строи­тельства жилые помещения в многоквартирном доме поступали в собственность ООО «Султан», а нежилые помещения, где размеща­лись автостоянка, ресторан, спортивный центр и магазин, площадь которых составляла 1/10 от общей площади помещений в доме, посту­пали в собственность НАО «Прогресс». Согласно договору доли в пра­ве собственности на общее имущество в многоквартирном доме рас­пределялись следующим образом: 10% — ООО «Султан», 90% - НАО «Прогресс».

После сдачи дома в эксплуатацию ООО «Султан» и НАО «Про­гресс» приняли решение об учреждении товарищества собственников жилья «Веста» для управления новостройкой и ее эксплуатации. Уставом ТСЖ предусматривалось, что член ТСЖ - собственник нежи­лых помещений обладает 90% голосов от общего числа голосов чле­нов ТСЖ при принятии решений общим собранием. При этом со­гласно уставу прибыль от деятельности ТСЖ распределялась между членами пропорционально количеству имеющихся у них голосов, а расходы на содержание общего имущества — пропорционально пло­щади принадлежащих собственникам помещений.

Когда ООО «Султан» завершило продажу всех квартир, правление ТСЖ, полностью сформированное из должностных лиц ООО «Сул­тан» и ЗАО «Прогресс», предприняло следующие действия. Для но­вых собственников жилых помещений была установлена явно завы­шенная плата за жилое помещение и коммунальные услуги. Было принято решение о периодическом внесении дополнительных член­ских взносов на покрытие расходов, связанных с деятельностью ТСЖ Земельный участок, входящий в состав общего имущества многоквар­тирного дома, на основании договора аренды был передан в пользо­вание ООО «Султан» под строительство автозаправочной станции.

На возражения жильцов, не согласных с деятельностью правле­ния, его председатель отвечал, что с приобретением жилых помеще­ний собственники автоматически стали членами товарищества, а потому должны строго выполнять требования, предъявляемые орга­нами управления ТСЖ, и не препятствовать его деятельности. В противном случае правление грозило приостановить предоставле­ние собственникам квартир коммунальных услуг и взыскать с них штраф за неисполнение членских обязанностей. Жильцы обрати­лись в юридическую консультацию с просьбой разъяснить возмож­ность защиты их прав.

 

Ефремиди Клеанфи:

Задача 1:

В соответствии с договором «о передаче секрета произ­водства (ноу-хау)» АО «Геоэнергомаш» обязалось передать ООО «Эней» составляющие коммерческую тайну сведения о новом способе обработки цветных металлов. В течение пяти лете момента заключения договора ООО «Эней» получало право использовать злу инфор­мацию для производства новых товаров.

Несмотря на истечение установленного договором пятилетнего срока, ООО «Эней» продолжало использовать в своей производственной деятельности сведения, полученные от АО «Геоэнергомаш». Считая такое поведение контрагента недопустимым, АО «Геоэнергомаш» обратилось в арбитражный суд с требованием к ООО «Эней» о прекращении использования указанной информации.

Ответчик возражал против удовлетворения исковых требований на том основании, что полученная от истца информация о способе обра­ботки металлов, строго говоря, не является секретом производства (ноу-хау), поскольку обладает всеми признаками патентоспособного изобретения, а именно новизной, изобретательским уровнем и про­мышленной применимостью. Следовательно, договор, включенный между АО «Геоэнергомаш» и ООО «Эней», является ничтожной сделкой, не порождающей у сторон никаких прав и обязанностей.

Поскольку переданный во исполнение этого договора способ обра­ботки металла не был запатентован истцом в качестве изобретения, ООО «Эней», равно как любое другое лицо, вправе свободно исполь­зовать этот способ в своей производственной деятельности без огра­ничений какими-либо сроками.

Задача 2:

Громова заключила с Самойловым договор купли- продажи, согласно которому Самойлов обязался передать в собст­венность Громовой 25 обыкновенных именных акций акционерного коммерческого банка «Резерв-Кредит», а Громова - уплатить за ак­ции покупную цену. Акции были переданы, а деньги за них - упла­чены.

Громова явилась в АКБ «Резерв-Кредит» с просьбой зарегистри­ровать ее в реестре акционеров в качестве собственника приобретен­ных акций. Сотрудник банка изучил договор, заключенный межцу Самойловым и Громовой, и заявил, что не может внести Громову в реестр акционеров. По мнению сотрудника банка, в договоре купли- продажи была предусмотрена только передача акций в собственность Громовой, но ничего не говорилось о передаче ей каких-либо прав, вытекающих из этих акций. Документом, подтверждающим передачу прав по именным акциям, может быть только договор цессии. Кроме того, для внесения изменений в реестр акционеров необходимо лич­ное присутствие продавца акций Самойлова или получение от него письменного передаточного распоряжения.

 

Ижболдин Алексей:

Задача 1:

Смышляев написал несколько циклов стихов, которые опубликовал под псевдонимом «Зимний». Нуждаясь в средствах, Смышляев обратился к предпринимателю Мокрому с просьбой по­мочь опубликовать свои произведения. Мокрый не только согласился опубликовать стихи Смышляева за свой счет, но предложил Смыш­ляеву крупную сумму денег за написание новых произведений, если сочинитель передаст ему право на свой псевдоним, чтобы Мокрый мог считаться автором стихов. Мокрый и Смышляев подписали до­говор, который назвали договором «продажи авторских прав». Со­гласно договору в течение 10 лет с момента его заключения Смыш­ляев обязался писать стихи под псевдонимом «Зимний» исключи­тельно для Мокрого, а последний получал на них авторские права и выплачивал поэту соответствующее вознаграждение.

Задача 2:

В коммерческий банк «Сезам» обратился Михайлов с за­явлением об утрате приобретенного им три дня назад простого вексе­ля КБ «Сезам». Приобретение Михайловым векселя банка подтвер­ждалось кассовыми и иными внутрибанковскими документами, в том числе записью в журнале реализованных векселей. В соответствии с правилами, установленными решением правления банка, по проше­ствии 10 рабочих дней с даты подачи заявления банк возвратил Ми­хайлову всю вексельную сумму.

Спустя полгода выяснилось, что вексель, якобы утраченный Ми­хайловым, в действительности был индоссирован Михайловым в пользу Поповой. Пройдя через руки еще нескольких надписателей, вексель оказался у АО «Флибустьер», которое при наступлении срока платежа по векселю в установленном порядке предъявило его к пла­тежу.

 

Карпов Сергей:

Задача 1:

Акционер открытого акционерного общества «Мираж» Сидоров обратился к председателю правления ПАО «Мираж» с требо­ванием возврата из уставного капитала общества денежных средств в размере номинальной стоимости принадлежащих Сидорову акций. Свое требование Сидоров мотивировал тем, что акция является цен­ной бумагой, удостоверяющей право собственности акционера на долю в уставном капитале акционерного общества. В случае отказа в удовлетворении его требования Сидоров обещал направить жалобу на незаконные действия руководства акционерного общества в местную администрацию и Министерство финансов РФ.

Задача 2:

Ливанова обратилась в суд с иском к издательству и ав­торам книги «Враг не достигает цели», изданной в конце 60-х годов. Истица указала, что авторы названной книги - Петров, Рогов и др. поместили на ее страницах сведения, которые порочат доброе имя отца Ливановой, репрессированного в 1937 г. по ложному обвинению. Ливанова представила документы, подтверждающие, что ее отец был посмертно реабилитирован Военной коллегией Верховного Суда СССР.

Суд отказал в приеме искового заявления, мотивируя отказ тем, что на основании ст. 152 ГК иск может быть заявлен только самим лицом, честь и достоинство которого опорочены. В определении суд указал, что ответчики действовали добросовестно, поскольку в мо­мент издания книги отец Ливановой еще не был реабилитирован.

По жалобе истицы вышестоящий суд отменил определение об от­казе в приеме искового заявления и направил дело на рассмотрение в тот же суд по существу, указав, что всякое заинтересованное лицо вправе обратиться в суд за защитой нарушенного права и охраняемого законом интереса.

При повторном рассмотрении дела суд отказал Ливановой в иске на том основании, что пропущен срок исковой давности. Суд конста­тировал, что после нарушения прав от на Ливановой прошло больше 30 лет, а после его реабилитации — более 10 лет.

Ливанова вновь обжаловала решение суда в вышестоящую судеб­ную инстанцию, указав, что книгу «Враг не достигает цели» она обна­ружила случайно, когда два года назад занималась в читальном зале института, в котором работает преподавателем истории.

 

Кузьмин Артем:

Задача 1:

Закрытое акционерное общество «Речфлотсервис» яв­лялось собственником пристани и вспомогательных наземных со­оружений для обслуживания речных судов. В качестве заказчика ЗАО «Речфлотсервис» заключило с ООО «Земстрой» (подрядчиком) договор подряда на производство работ по расчистке и углубле­нию речного дна, укреплению стен подводной части сооружений пристани.

После получения от заказчика необходимой технической доку­ментации ООО «Земстрой» приступило к производству работ, однако завершить их в установленные договором сроки не смогло.

Своевременному завершению работ препятствовали действия ОАО «Усть-Бакинское речное пароходство», которое, находясь в со­стоянии корпоративного конфликта с ЗАО «Речфлотсервис», размес­тило в узкой части русла реки, напротив пристани ЗАО «Речфлотсер- вис», свои суда таким образом, что бблыцую часть времени ООО «Земстрой» не могло выполнять работы, предусмотренные договором подряда.

Решением арбитражного суда по иску ЗАО «Речфлотсервис» с ООО «Земстрой» были взысканы штраф, в размере 2 млн. руб. за про­срочку выполнения работ, а также убытки в сумме 7 млн руб,, не по­крытые штрафом. Договор подряда был расторгнут в связи с сущест­венным нарушением обязательств ООО «Земстрой». В ходе судебного разбирательства ООО «Земстрой» возражало против удовлетворения иска, ссылаясь на отсутствие своей вины. Однако суд не принял во внимание доводы ответчика, полагая, что ООО «Земстрой» является профессиональным предпринимателем, а потому отвечает за неис­полнение обязательств даже при отсутствии вины. Действия ОАО «Усть-Бакинское речное пароходство» не относятся к обстоятельст­вам непреодолимой силы, которые согласно п. 3 ст. 401 ГК РФ могли бы освободить ООО «Земстрой» от ответственности за ненадлежащее исполнение договорных обязательств. Решение арбитражного суда вступило в силу и было исполнено.

Пытаясь защитить свои интересы, ООО «Земстрой» обратилось в арбитражный суд с иском к ОАО «Усть-Бакинское речное пароход­ство# о взыскании убытков в виде реального ущерба (9 млн руб.), которые ООО «Земстрой» пришлось уплатить по вине ответчика. Кроме того, истец просил взыскать с ответчика убытки в виде упу­щенной выгоды в размере 10 млн руб., которые не были получены ООО «Земстрой» с ЗАО «Речфлотсервис» вследствие расторжения договора подряда.

ОАО «Усть-Бакинское речное пароходство» просило отказать в удовлетворении исковых требований на том основании, что в дого­ворных или иных правовых отношениях с ООО «Земстрой» оно не состоит, имущество истца оно не повреждало и не уничтожало. По­этому нельзя считать, что ОАО «Усть-Бакинское речное пароходст­во» каким-то образом нарушило права ООО «Земстрой».

Задача 2:

Свистушкин, который с успехом выступал в клубной са­модеятельности с исполнением русских романсов и неаполитанских песен, решил организовать свои выступления в городах соседней об­ласти. Чтобы обеспечить успех, Свистушкин подготовил афиши, в которых были указаны не его имя и фамилия, а известного в стране певца Балаболкина. Несколько концертов Свистушкина прошли с успехом. Но однажды ему в гостиницу позвонил Балаболкин, под именем которого выступал Свистушкин, и потребовал прекратить использование его имени. Свистушкин не выполнил это требование и продолжал свои выступления. Через некоторое время Балаболкин обратился в суд с иском к Свистушкину, в котором требовал:

1) обязать Свистушкина прекратить использование имени Бала- болкина;

2) возместить Балаболкину убытки, возникшие в результате уменьшения его заработков и снижения интереса публики к его соб­ственным концертам, поскольку уровень исполнения Свистушкина был крайне низким;

3) компенсировать моральный вред, причиненный действиями Свистушкина, порочащими деловую репутацию Балаболкина.

Свистушкин предъявил встречный иск к Балаболкину с требова­нием компенсировать ему расходы, понесенные на рекламу певца Балаболкина.

Задача 3:

Мурашева и ее супруг Акимов выдали друг другу распис­ки о том, что все имущество, которое принадлежит им лично, они завещают друг другу и не будут упоминать в завещаниях своих совер­шеннолетних детей от первого брака.

Спустя год Мурашева умерла. В ее завещании, удостоверенном нотариусом, предусматривалось, что все принадлежащее лично ей имущество она завешает в равных долях детям от первого брака — 20-летней дочери и 23-летнему сыну. Акимов обратился в суд с ис­ком о признании завещания Мурашевой недействительным на том основании, что при его составлении Мурашева грубо нарушила их соглашение, оформленное расписками.

 

Минина Екатерина:

Задача 1:

Между ООО «Бинайс» и коммерческим банком «Анлимитед» был заключен кредитный договор, в соответствии с которым банк перечислил денежные средства на расчетный счет заемщика.

Позднее генеральный директор и юрист ООО «Бинайс» осознали абсолютную невыгодность условий предоставления кредита. ООО «Бинайс» направило в банк письмо о том, что кредитный договор яв­ляется недействительным, поскольку он не подписан главным бухгал­тером ООО «Бинайс», который был против совершения данной сдел­ки. Заключение и исполнение такого договора являются грубым на­рушением п. 3 ст. 7 Федерального закона от 21 ноября 1996 г. № 129- ФЗ «О бухгалтерском учете». В письме ООО «Бинайс» благодарило банк за сотрудничество и сообщало, что вскоре перечислит получен­ные денежные средства обратно на корреспондентский счет банка.

Задача 2:

Индивидуальный предприниматель Егоров получил в банке «Гималаи» кредит под залог принадлежащих ему обыкновен­ных именных акций АО «Сиверский мясокомбинат». Для облегчения возможности реализации акций в случае невозврата заемщиком полу­ченного кредита АО «Сиверский мясокомбинат» на основании совме­стного заявления банка и Егорова произвело перерегистрацию его акций на имя банка.

В период нахождения акций в залоге состоялось общее собрание акционеров АО «Сиверский мясокомбинат», которое приняло ре­шение о начислении и выплате акционерам дивидендов. Поскольку в реестре акционеров значился банк «Гималаи», дивиденды по ак­циям были перечислены на его корреспондентский счет. Егоров по­требовал от банка перечислить ему полученные банком дивиденды на том основании, что перерегистрация акций на имя залогодержа­теля производилась не для установления на них права собственно­сти банка, а только для обеспечения возврата кредита. Не оспаривая правильность этого утверждения, банк отказался возвратить полу­ченные дивиденды, сославшись на отсутствие денег на его коррес­пондентском счете.

 

Полевикова Александра:

ООО «Реверс» (грузополучатель) обратилось в суд с ис­ком к авиакомпании «Флайфанерс» (перевозчику), требуя возмеще­ния стоимости партии мобильных телефонов, поврежденных в про­цессе авиаперевозки. В обоснование своих требований истец ссылал­ся на п. 1 ст. 118 Воздушного кодекса РФ, согласно которому перевозчик должен нести ответственность за повреждение груза, если не докажет, что он принял все необходимые меры по предотвраще­нию причинения вреда или что такие меры невозможно было при­нять, по мнению истца, не было никаких доказательств того, что авиакомпания действительно пыталась принять меры по обеспече­нию сохранности груза.

Перевозчик на основании п. 1 ст. 796 ГК РФ просил суд освобо­дить его от ответственности, так как груз был испорчен сотрудниками спецслужб, которые в связи с угрозой совершения терактов проводи­ли тщательный досмотр на борту воздушного судна во время его доза­правки в аэропорту «Хитрово». Внезапно возникшую угрозу терактов перевозчик предотвратить не мог, а непосредственным устранением этого обстоятельства занимались сотрудники спецслужб, которые проверяли каждый находящийся на борту предмет с помощью специ­ального оборудования «антидетонирующего действия», что подтвер­ждается справкой о проведенной на борту проверке, выданной адми­нистрацией аэропорта «Хитрово».

Кроме того, ответчик утверждал, что норма п. 1 ст. 118 Воздушного кодекса РФ противоречит норме п. 1 ст. 796 ГК РФ, Согласно п. 1 ст. 793 ГК РФ, в котором установлена иерархия норм об ответствен­ности за нарушение обязательств по перевозке, а также в силу п. 2 ст, 3 ГК РФ в данном случае в приоритетном порядке подлежит при­менению п. 1 ст. 796 ГК РФ. По мнению ответчика, норма п. 1 ст. 118 Воздушного кодекса РФ в части определения условий ограничения ответственности перевозчика не соответствует цели ее издания и в принципе не может применяться, поскольку в качестве условия осво­бождения от ответственности предусматривает заведомо невыполни­мое требование. Общая оговорка «все необходимые меры» подразуме­вает настолько широкий круг возможных фактических действий пе­ревозчика, что их нельзя перечислить даже теоретически по причине отсутствия критериев необходимости. Тем более невозможно под­твердить факт совершения каждого такого действия.

 

Политухин Алексей:

Задача 1:

Зарегистрированное в России ЗАО «Пенька, лес, щети­на» (продавец) обратилось в суд с иском о взыскании с немецкой компании «Нихтсцалер ГмбХ» (покупателя) задолженности по оплате товаров, которые были отгружены в адрес ответчика на борт его суд­на, но оплачены покупателем лишь частично.

В обоснование правомерности своих действий покупатель заявил, что неоплаченная часть товаров была им получена в ненадлежащем состоянии. Приемка товаров состоялась после прибытия судна в порт покупателя, а до этого-момента риск повреждения товара должен не­сти продавец. Специального условия о распределении между продав­цом и покупателем риска случайной гибели или повреждения товара в договоре не было.

Истец утверждал, что поставка товаров фактически осуществля­лась на условиях «РОВ-Мурманск» (ИНКОТЕРМС-2000), хотя ссыл­ка на это условие в договоре отсутствовала. Истец представил доку­мент за подписью руководителя Торгово-промышленной палаты РФ, подтверждающий существование в порту Мурманска обычая, соглас­но которому при отгрузке товаров стороны руководствуются усло­виями FOB (ИНКОТЕРМС-2000). Ответчик должен был знать об этом обычае, который широко известен в международной торговле и всегда соблюдается в порту Мурманска. Право свидетельствовать су­ществование обычаев предоставлено Торгово-промышленной палате РФ нормой п. 3 ст. 15 Закона РФ от 7 июля 1993 г. № 5340-1 «О торго­во-промышленных палатах в Российской Федерации». Кроме того, в данном случае подлежат применению правила п. 2 ст. 9 Венской конвенции о договорах международной купли-продажи товаров. Из товаросопроводительных документов следовало, что товар, направ­ленный в адрес ответчика, пересек борт судна в порту Мурманска в надлежащем состоянии. Даже если впоследствии груз был в пути по­врежден, российская компания (продавец) все равно не должна нести за это ответственность, поскольку согласно условиями поставки FOB риск случайного повреждения товара переходит с продавца на поку­пателя в момент пересечения товаром поручней судна.

Суд признал аргументы истца убедительными и удовлетворил ис­ковые требования в полном объеме.

Задача 2:

После смерти обоих родителей Диана Петухова прожива­ла в полученном по наследству сельском доме вместе со своей тетей, которая была назначена ее попечителем. По достижении 16 лет Диана решила вступить в брак с 20-летним Мухтаровым. Местная администрация в установленном порядке дала разрешение на регистрацию брака и снижение брачного возраста. Молодые решили зарегистриро­вать брак в городе, где Мухтаров имел квартиру на праве собственно­сти и постоянно проживал. В том же городе они намеревались посе­литься для постоянного проживания и завершения образования.

В связи с переездом на новое место жительства Диана решила про­дать дом и нашла покупателя. В качестве попечителя Дианы ее тетя дала письменное согласие на продажу дома. Однако в областном управлении Федеральной регистрационной службы договор купли-продажи дома не был зарегистрирован на том основании, что Диана — несовершеннолетняя и не вправе продавать дом. Диана обжаловала действия регистрационной службы в суд.

Задача 3:

С одобрения родителей 15-летниЙ учащийся лицея Но­виков собрал деньги на покупку мотоцикла. 60% необходимой суммы он заработал во время каникул; 30% — получил в наследство от де­душки; недостающие 10% ему подарила бабушка.

Не спросив разрешения родителей, уехавших на месяц в отпуск, Новиков купил мотоцикл у своего соседа по дому 17-летнего Демина. После этого у Новикова осталась небольшая сумма, которую он по­ложил на счет, открытый им на свое имя в филиале Сбербанка.

Вернувшись из отпуска, родители Новикова посчитали, что сын совершил неудачную покупку. Они потребовали от Демина и его ро­дителей расторжения договора. Отец Демина также настаивал на воз­вращении мотоцикла, который он подарил своему сыну в прошлом год>' к 16-летию.

Новиков и Демин заявили, что не собираются расторгать договор, поскольку каждый из них распорядился своим собственным имуще­ством.

Отец Демина обратился в суд с требованием о признании недейст­вительным договора купли-продажи, заключенного между его сыном и Новиковым.

 

Полякова Анастасия:

Прокурор обратился в арбитражный суд с требованием о ликвидации религиозной организации на том основании, что в ее уставе было сказано, что «организация является учреждением про­фессионального религиозного образования и приобретает право на образовательную деятельность с момента ее государственной реги­страции». Не имея лицензии на осуществление образовательной деятельности, религиозная организация регулярно проводила семи­нары, которые представляли собой целенаправленный процесс ре­лигиозного воспитания и обучения, завершающийся итоговой атте­стацией с присвоением выпускникам семинаров соответствующей квалификации.

 

Рагендина Наталья:

Задача 1:

Петров обратился в суд с просьбой о возбуждении вы­зывного производства с целью обнаружения держателя утерянных им предъявительских облигаций АО «Ракетам»

Суд отказал в принятии заявления на том основании, что восста­новление прав по утраченным облигациям на предъявителя не может осуществляться в рамках вызывного производства, поскольку в дан­ном случае возник спор о праве, который подлежит разрешению по общим правилам искового производства.

Задача 2:

Смышляев написал несколько циклов стихов, которые опубликовал под псевдонимом «Зимний». Нуждаясь в средствах, Смышляев обратился к предпринимателю Мокрому с просьбой по­мочь опубликовать свои произведения. Мокрый не только согласился опубликовать стихи Смышляева за свой счет, но предложил Смыш­ляеву крупную сумму денег за написание новых произведений, если сочинитель передаст ему право на свой псевдоним, чтобы Мокрый мог считаться автором стихов. Мокрый и Смышляев подписали до­говор, который назвали договором «продажи авторских прав». Со­гласно договору в течение 10 лет с момента его заключения Смыш­ляев обязался писать стихи под псевдонимом «Зимний» исключи­тельно для Мокрого, а последний получал на них авторские права и выплачивал поэту соответствующее вознаграждение.

 

Силаев Кирилл:

Внук популярного писателя-сатирика поступил на юри­дический факультет высшего учебного заведения. Заинтересовавшись проблемами авторского права, он встревожился по поводу сроков ох­раны авторского права, которое было им унаследовано после смерти деда в отношении сборника рассказов, опубликованного в 1953 г.

Выяснилось, что согласно номам ГК РСФСР 1964 г. авторское право действует в течение всей жизни автора и 25 лет после его смер­ти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора.

В соответствии с п. 2 ст. 137 Основ гражданского законодательства Союза ССР и республик от 31 мая 1991 г., введенных в действие на территории Российской Федерации с 3 августа 1992 г., авторское пра­во действует в течение всей жизни автора и 50 лет после его смерти, считая с 1 января года, следующего за годом смерти автора.

Закон РФ от 9 июля 1993 г. № 5353-1 «Об авторском праве и смеж­ных правах» сначала установил 50-летний срок охраны авторского права, но впоследствии срок охраны был увеличен до 70 лет согласно Федеральному закону от 20 июля 2004 г. № 72-ФЗ «О внесении изме­нений в Закон Российской Федерации «Об авторском праве и смеж­ных правах»».

Согласно п.1 ст. 1281 ГК РФ срок охраны авторского права также составляет 70 лет.

Студент обратился за советом к однокурснику.

 

Сосунов Сергей:

Лизинговая компания «Гуд Лак» получила в банке кре­дит для осуществления лизинговых операций под залог своих прав требования к лизингополучателям по трем заключенным договорам лизинга. В связи с тем, что обязанности по уплате процентов и по возврату суммы кредита заемщик не исполнил, банк решил обратить взыскание на предмет залога и обратился в суд с просьбой удовле­творить его требования к лизинговой компании из стоимости зало­женных имущественных прав.

В предварительном заседании суд пояснил, что даже в случае при­нятия решения согласно ст. 349 ГК РФ об обращении взыскания на заложенные права требования по договорам лизинга неизбежно воз­никнет неразрешимая проблема порядка реализации предмета залога в соответствии со ст. 350 ГК РФ. Признавая правомерность заявлен­ных требований и учитывая отсутствие установленного законодатель­ством порядка обращения взыскания на заложенные имущественные права, суд предложил истцу обосновать возможность применения ст. 349, 350 ГК РФ к случаю обращения взыскания на заложенные имущественные права и правомерность удовлетворения требований кредитора-залогодержателя из стоимости этих прав.

 

Федоров Алексей:

Петров приобрел акции российского открытого акцио­нерного общества и заключил с профессиональным депозитарием договор на осуществление учета прав на принадлежащие ему акции в системе учета прав данного депозитария.

Спустя некоторое время Петров обратился к депозитарию с прось­бой списать с его счета депо все принадлежащие ему акции и зачис­лить их на счет депо его бывшей супруги. Для осуществления этой операции Петров представил все необходимые документы, подтвер­ждающие переход прав на акции.

Депозитарий принял документы, но позднее сообщил Петрову, что данная операция не выполнена и что в данный момент соверше­ние любых операций по счету депо Петрова невозможно. Поскольку депозитарий является профессиональным участником рынка ценных бумаг, для него обязательную силу имеют правовые акты, связанные с противодействием легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма. Одним из таких актов являются утвержденные Приказом Комитета РФ по финансо­вому мониторингу от 11 августа 2003 г. № 104 Рекомендации по от­дельным положениям правил внутреннего контроля, разрабатывае­мых организациями, совершающими операции с денежными средст­вами или иным имуществом, в целях противодействия легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансиро­ванию терроризма. По мнению депозитария, в представленных Пет­ровым документах имеются «признаки необычной сделки», перечис­ленные в названных Рекомендациях. На этом основании депозитарий заблокировал любые операции по счету депо Петрова и связался с Комитетом по финансовому мониторингу для получения дальнейших указаний.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...