Главная Обратная связь

Дисциплины:






Задания для отработки пропущенных семинарских занятий для 304 группы



При отсутствии на семинаре без уважительной причины (подтверждается исключительно документально) или при значительном опоздании необходимо в письменном виде (от руки!!!) решить нижеследующие задачи из задачника В.С. Ем и Н.В. Козловой в течение семестра. Чем быстрее, тем лучше. Лица, которые эти задачи не решат, будут не допущены до итогового тестирования, а потом и до зачета. Ниже в списке следуют фамилии студентов и задачи, им предназначенные. Список будет меняться.

 

Бакутенков Сергей:

ОАО «Энергосбыт» передало на рассмотрение арбитраж­ного суда разногласия, возникшие при заключении договора энерго­снабжения с абонентом — муниципальным предприятием жилищно- коммунального хозяйства.

Проект договора был разработан ОАО «Энергосбыт» и направлен абоненту, который подписал его с протоколом разногласий. Указан­ные разногласия касались двух условий договора.

Во-первых, ОАО «Энергосбыт» настаивало на включении в дого­вор условия о том, что в случае превышения согласованного количе­ства потребления энергии в каждом очередном месяце абонент дол­жен оплачивать соответствующую энергию в десятикратном размере против установленного тарифа.

Абонент просил суд исключить данное условие из договора.

Во-вторых, ОАО «Энергосбыт» настаивало на применении аван­совой формы оплаты.

По мнению предприятия, в силу ст. 544 ГК РФ оплата по договору производится за фактически принятое абонентом количество энер­гии, определенное по приборам учета

В отзыве на иск муниципальное предприятие возражало против рассмотрения разногласий в арбитражном суде, ссылаясь на отсутст­вие соглашения сторон.

Однако в судебном заседании представитель муниципального предприятия заявил, что предприятие не возражает против рассмот­рения преддоговорного спора арбитражным судом, и представил письменный отзыв по существу разногласий, возникших при заклю­чении договора.

 

Бекиш Илона:

Мышкин приобрел в магазине «Хозяйственные товары» последнюю стиральную машину-автомат, снятую продавцами с де­монстрационного стенда в самом конце рабочего дня. Продавцы на­спех упаковали машину и передали ее покупателю.

С помощью своих друзей Гошева и Гусева он доставил куплен­ный товар домой. Дома Мышкин обнаружил, что в техническом паспорте не проставлены штамп магазина и дата продажи. Кроме того, в паспорте не хватало нескольких листов, в том числе и гаран­тийного талона. Внимательно ознакомившись с техническим пас­портом на стиральную машину, Мышкин понял, что присоединение ее к водопроводным трубам и подключение к электросети невоз­можно осуществить собственными силами. Установить же, как это сделать и к кому обратиться, было невозможно из-за отсутствия не­скольких страниц в техническом паспорте.



На следующий день Мышкин обратился в магазин с требованием заменить технический паспорт на стиральную машину и проставить в нем дату продажи. Администрация магазина отказалась выполнить требования Мышкина, мотивируя отказ тем, что в город поступила крупная партия этих стиральных машин и неизвестно, где он приоб­рел свою машину. Но даже если она и была приобретена в этом мага­зине, то все равно в нем нет ни одного лишнего технического паспор­та. Не добившись удовлетворения своих требований, Мышкин обра­тился в суд с иском о расторжении договора и возмещении понесен­ных убытков.

 

Ефремов Андрей:

Задача 1:

Музей (покупатель) заключил с коллекционером Ива­новским (продавец) договор купли-продажи картины известного рос­сийского художника. По условиям договора покупатель должен был предоставить продавцу задаток в размере 25% согласованной сторо­нами стоимости картины в течение пяти дней с момента заключения договора и принять картину в доме продавца по акту приема- передачи в срок не позднее 30 дней с момента внесения задатка. Окончательный расчет за картину стороны должны были совершить в течение одного месяца после передачи картины покупателю.

Покупатель уплатил задаток на третий день после подписания до­говора.

Через два месяца представитель музея обратился к коллекционеру с просьбой назначить время для встречи в его доме в целях передачи приобретенной картины музею.

Коллекционер сообщил, что не может удовлетворить эту просьбу, поскольку картина, как и другое имущество, сгорела при пожаре, ко­торый произошел в его доме. По заключению пожаротехнической экспертизы пожар произошел по причине короткого замыкания в электропроводке.

Музей обратился в суд с иском о взыскании с коллекционера Ива­новского двойной суммы задатка как с должника, не исполнившего обязательства, обеспеченного задатком (п. 2 ст. 381 ГК РФ).

В отзыве на иск коллекционер просил суд в иске отказать. По мнению ответчика, если бы музей выполнил условия договора о сроке приема-передачи купленной картины, то обязательство было бы исполнено надлежащим образом. По совету адвоката коллекцио­нер предъявил встречный иск о взыскании с музея 75% стоимости картины.

Задача 2:

Зотова выбрала в универмаге детское меховое пальто. Поскольку у нее не хватало денег, чтобы оплатить пальто, Зотова по­просила продавца отложить пальто на некоторое время, чтобы успеть съездить за деньгами. Продавец выписал товарный чек и указал по просьбе покупательницы время его выписки (13 ч. 50 мин.).

Когда Зотова в 15 ч. 15 мин. предъявила продавцу оплаченный чек, оказалось, что в 15 ч. 00 мин., т.е. сразу по окончании часового обе­денного перерыва, пальто было снято с контроля и вновь поступило в продажу.

К моменту предъявления Зотовой оплаченного товарного чека на это пальто уже был выписан чек другому покупателю и оно хранилось на контроле.

Зотова, считая, что между нею и магазином был заключен договор купли-продажи, а товар был снят с контроля с нарушением установ­ленных правил, потребовала от администрации магазина передачи ей проданного детского мехового пальто.

Задача 3:

ОАО «Ладога» обратилось в арбитражный суд к ООО «Парис» с иском о понуждении к заключению договора оказания ус­луг по передаче электрической энергии.

Исковые требования истец обосновал следующими обстоятельст­вами.

Решением арбитражного суда по другому делу ОАО «Ладога» было отказано в заключении договора купли-продажи с ОАО «Энергосбыт» по мотиву отсутствия непосредственного присоединения к сетям ОАО «Электросети», с которым ОАО «Энергосбыт» имеет договор оказания услуг по передаче электрической энергии в пользу абонен­тов ОАО «Энергосбыт». Кроме того, суд указал, что в соответствии с законодательством об электроэнергетике заключение этого договора для ОАО «Энергосбыт» не является обязательным.

По мнению ОАО «Ладога», технологически присоединение к указанным сетям возможно лишь через сети, принадлежащие ООО «Парис».

Решением арбитражного суда в иске было отказано на том основа­нии, что ООО «Парис» не является сетевой организацией. Основной целью его деятельности является оказание рекламных услуг. Следова­тельно, обязанность заключить договор энергоснабжения у ООО «Парис» отсутствует.

ОАО «Ладога» обратилось к адвокату за консультацией о способах зашиты своих нарушенных прав.

Задача 4:

ЗАО «Снабженец» и сельскохозяйственный кооператив заключили договор, согласно которому общество обязалось поста­вить кооперативу до 5 августа 1 тыс. т бензина на общую сумму 600тыс. руб., а кооператив должен был уплатить указанную сумму до 5 октября или в этот же срок поставить ЗАО «Снабженец» 1,5 тыс. т ячменя из урожая этого года.

ЗАО «Снабженец» выполнило свои обязательства в полном объ­еме и в установленный срок, а кооператив поставил только 1 тыс. тонн ячменя.

ЗАО «Снабженец» обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с кооператива 200 тыс. руб. долга, образовавшегося в связи с неоплатой части бензина, а также процентов годовых на эту сумму с момента поставки бензина и до момента, когда указанный долг будет погашен кооперативом добровольно или в принудительном порядке во исполнение решения суда.

Кооператив в отзыве на иск требования истца отклонил, ссылаясь на то, что стороны заключили договор мены, который продолжает действовать.

Поскольку денежные расчеты по данному договору не про­изводятся, никакой денежной задолженности у кооператива не воз­никло.

 

Казаков Александр:

Задача 1:

Глава фермерского хозяйства Петров приобрел по догово­ру купли-продажи у сельскохозяйственного кооператива трактор и комбайн. По условиям договора продавец предоставил покупателю гарантию качества трактора (гарантийный срок — один год), а в от­ношении комбайна было предусмотрено, что он находится в ис­правном состоянии и соответствует обычным требованиям.

Через 11 месяцев после передачи техники главе фермерского хо­зяйства во время сельскохозяйственных работ трактор и комбайн вы­шли из строя.

Для ремонта была привлечена специализированная организация. Согласно калькуляции расходы на ремонт составили по 50 тыс. руб. на каждую единицу сельхозтехники.

Глава фермерского хозяйства обратился в арбитражный суд с требованием о взыскании с кооператива 100 тыс. руб., затраченных на ремонт трактора и комбайна, а также убытков в размере 200 тыс. руб., вызванных их простоем в период сельскохозяйственных работ (100 тыс. руб. за простой трактора и 100 тыс. руб. за простой комбайна).

В отзыве на иск сельскохозяйственный кооператив исковые тре­бования отклонил, сославшись на то, что он мог бы отремонтировать трактор и комбайн своими силами и не допустил бы их длительного простоя в период сельскохозяйственных работ, однако глава фермер­ского хозяйства с такой просьбой к нему не обращался. Кроме того, по мнению ответчика, истец не доказал, что недостатки трактора и комбайна имели место в момент передачи их кооперативом, а не об­разовались по причине их неправильной эксплуатации фермерским хозяйством.

Задача 2:

Гуманитарный лицей (покупатель) приобрел в специали­зированном мебельном магазине (продавец) комплект офисной мебе­ли отечественного производства: два рабочих стола, два кресла и шкаф.

Через три месяца после доставки и сборки мебели у кресел начали отваливаться ручки, а у шкафа - дверцы. Мастер, которого вызвали для ремонта мебели, сказал, что причиной поломок являются произ­водственные дефекты.

Лицей обратился к мебельной фабрике (изготовителю мебели) с требованием заменить всю приобретенную мебель на аналогичную, не имеющую производственных недостатков.

Не получив ответа от фабрики, лицей направил исковое заявление в суд, в котором просил следующее:

1) обязать фабрику заменить приобретенную банком мебель на аналогичную надлежащего качества;

2) взыскать с фабрики причиненные банку убытки;

3) уплатить неустойку, предусмотренную Законом РФ «О защите прав потребителей».

В отзыве на иск мебельная фабрика исковые требования не при­знала на том основании, что она не состоит в договорных отношениях с лицеем. Мебель приобреталась в магазине, который и должен отве­чать перед покупателем за продажу товара ненадлежащего качества. Никаких доказательств, подтверждающих наличие в мебели произ­водственных дефектов, лицей не представил.

Задача 3:

Государственное унитарное предприятие «Комус» и ООО «Гранат» заключили договор «на изготовление и поставку пар­тии промышленных вентиляторов», в соответствии с которым пред­приятие «Комус» на основании письма ООО «Гранат» обязалось «изготовить и поставить», а ООО «Гранат» - «принять и оплатить вентиляторы в количестве, сроки и по ценам согласно специфика­ции, являющейся неотъемлемой частью договора». Спецификацией и протоколом к договору стороны согласовали номенклатуру, коли­чество и цену вентиляторов. Способ доставки вентиляторов покупа­телю был определен в договоре как «самовывоз на условиях 100%- ной предоплаты».

Предприятие «Комус» направило ООО «Гранат» письмо, в кото­ром сообщило о готовности партии вентиляторов к отправке и про­сило оплатить их в пятидневный срок.

Через два месяца, не получив ответа, предприятие обратилось в арбитражный суд с иском к ООО «Гранат» о взыскании задолженно­сти по договору поставки.

Возражая против исковых требований предприятия, ООО «Гра­нат» заявило, что никаких обязательств по оплате вентиляторов у него не возникло. Заключенный сторонами договор является по правовой природе договором подряда, в котором отсутствует существенное ус­ловие — о начальном и конечном сроках выполнения работ. Следова­тельно, в силу положений ст. 432, 708 ГК РФ данный договор являет­ся незаключенным.

Суд согласился с доводами ответчика и в иске отказал.

Задача 4:

В 1978 г. в городе был построен комплекс зданий, в кото­рых разместились средняя школа и балетное училище. При этом внешние инженерные сооружения, через которые в здания поступала электроэнергия (электросети, трансформаторная подстанция и др.), были переданы на баланс средней школы.

В результате оказалось, что балетное училище не имеет непосред­ственного присоединения к сетям ОАО «Электросети». Поскольку в рамках существующей схемы электроснабжения прямое подключение балетного училища к сетям ОАО «Электросети» оказалось невозмож­ным, оно получало электроэнергию с помощью инфраструктуры, за­крепленной за средней школой. Электроснабжение училища произ­водилось через сети школы на основании заключенного между ними договора. Оплату энергии училище производило своевременно и в полном объеме, а школа уже рассчитывалась с ОАО «Электросети».

По истечении срока действия договора школа отказалась заклю­чать с училищем новый договор и стала прекращать подачу училищу электроэнергии.

Училище расценило действия школы как нарушение его законных прав, а также как злоупотребление его доминирующим положением в качестве локального монополиста и обратилось с жалобой в Управле­ние антимонопольной службы.

По результатам рассмотрения жалобы училища Комиссия анти­монопольной службы установила, что школа является локальным мо­нополистом, действия которого нарушают антимонопольное законо­дательство.

В связи с этим школе выдали предписание, которым ее обязали обеспечить бесперебойное электроснабжение училища, т.е. обязали заключить с училищем субабонентский договор на снабжение элек­троэнергией.

Школа не согласилась с решением и предписанием антимоно­польной службы и обратилась в арбитражный суд с требованием о признании их недействительными.

В исковом заявлении школы приводились следующие аргументы:

1) школа является государственной образовательной организацией, созданной для осуществления функций некоммерческого харак­тера;

2) по причине некоммерческого характера своей деятельности школа не имеет права быть участником рынка по передаче электро­энергии;

3) отношения между школой (абонентом) и училищем (субабонен­том) не могут носить публичный характер;

4) школа не может быть признана доминирующей на рынке услуг по электроснабжению;

5) школа не может быть понуждена к заключению субабонентского договора с училищем.

Училище, привлеченное к участию в деле в качестве третьего лица, возражало против удовлетворения заявления школы и просило ар­битражный суд оставить решение и предписание антимонопольной службы в силе.

Задача 5:

ООО «Ребус» (продавец) заключило с ОАО «Тор» (поку­патель) договор купли-продажи земельного участка площадью 1 га. Орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на не­движимое имущество и сделок с ним, отказал в государственной реги­страции перехода к покупателю права собственности, указав в качест­ве основания следующие причины:

-покупная цена земельного участка была указана в договоре ниже, чем его кадастровая стоимость;

- к документам, представленным на государственную регистра­цию, не был приложен кадастровый план земельного участка, в то время как срок действия кадастрового плана, представлявшегося при государственной регистрации права собственности самого ООО «Ребус» на земельный участок два года назад, истек;

-на земельном участке находится одноэтажное нежилое здание площадью 12 кв. м, право собственности на которое зарегистрировано за ООО «Ребус», а договор купли-продажи, по которому это здание передавалось бы в собственность ЗАО «Тор», на государственную ре­гистрацию не представлен, что противоречит закону;

— разрешенное назначение отчуждаемого земельного участка оп­ределено следующим образом: «для строительства овощехранили­ща» и при этом разрешение на строительство овощехранилища уже выдано продавцу (ООО «Ребус»), в связи с чем покупатель не вправе будет использовать участок в соответствии с разрешенным исполь­зованием.

Задача 6:

Коллекционеры Иванов и Петров заключили договор мены, по которому должен был состояться обмен картинами двух из­вестных российских художников.

По условиям договора Иванов передал принадлежащую ему кар­тину Петрову немедленно после подписания договора.

Петров должен был передать свою картину Иванову через 20 дней после ее возвращения с выставки.

Условия договора сторонами были соблюдены: Иванов передал картину Петрову, а через 20 дней получил картину, принадлежащую Иванову.

Через несколько дней выяснилось, что картина, полученная от Петрова, представляет собой лишь копию того произведения, о кото­ром шла речь при заключении договора мены.

В связи с этим Иванов предложил Петрову считать договор мены несостоявшимся и возвратить друг другу полученные картины.

Петров против этого не возражал, но заявил, что через неделю по­сле заключения договора мены полученную от Иванова картину он подарил Сидорову.

Коллекционер Иванов обратился в суд с иском к Петрову и Сидо­рову о признании совершенной ими сделки недействительной и при­менении последствий ее недействительности.

Он просил суд обязать Сидорова вернуть картину Петрову и обя­зать Петрова передать картину обратно Иванову.

 

Ковров Владислав:

Задача 1:

Производственный кооператив (покупатель) заключил договор купли-продажи с ООО «Машзавод» (продавец) на приобре­тение трех станков.

В соответствии с договором в течение пяти дней с момента его подписания покупатель обязан был уплатить продавцу 300 тыс. руб., составляющих стоимость трех станков (по 100 тыс. руб. за каждый станок), а продавец принимал на себя обязанность доставить указан­ные станки покупателю в течение 10 дней с момента поступления со­ответствующей денежной суммы на его расчетный счет.

На следующий день после подписания договора покупатель пере­числил на расчетный счет продавца 200 тыс. руб. Однако станки в его адрес доставлены не были.

Через три месяца покупатель предъявил иск в арбитражный суд с требованием о возврате 200 тыс. руб. с начислением на них процентов годовых (ст. 395 ГК РФ) с момента, когда соответствующая сумма бы­ла зачислена на счет продавца.

В отзыве на иск продавец возражал против исковых требований и предъявил встречный иск о взыскании с покупателя 300 тыс. руб., недоплаченных покупателем за станки, а также процентов годовых на эту сумму в связи с просрочкой исполнения денежного обязательства (ст. 395 ГК РФ).

Задача 2:

ОАО «РНТ» заключило с ООО «Ворон» договор уступки прав, в ст.1 которого («Предмет договора») было указано, что «ОАО «РНТ» уступает ООО «Ворон» в полном объеме свои права покупате­ля по договору поставки помидоров от 12 февраля 2007 г. № 32-РН, заключенному между ОАО «РНТ» и ЗАО «Шаркон», а также перево­дит на ООО «Ворон» свои обязанности по этому договору поставки в объеме, не исполненном ОАО «РНТ» к моменту заключения настоящего договора уступки».

В п. 2 договора уступки было указано, что к моменту его заключения ОАО «РНТ» исполнило свою обязанность перед ЗАО «Шаркон» по оплате помидоров в части уплаты аванса в размере 20% от цены договора поставки (что соответствовало действительности).

Договор уступки прав был в письменной форме одобрен ЗАО «Шаркон».

В связи с тем, что лицо, которому ООО «Ворон» предполагало продать эти помидоры, отказалось от их приобретения, а также в силу ряда причин субъективного характера ООО «Ворон» решило отка­заться от своего права на получение помидоров.

С этой целью заместитель генерального директора ООО «Ворон», обладающий доверенностью на заключение от имени ООО «Ворон любых договоров, за четыре дня до установленной договором постав­ки даты получения помидоров направил ЗАО «Шаркон» письмо о прощении его долга.

Этим письмом ЗАО «Шаркон» освобождалось от установленной договором поставки обязанности передать помидоры в собственность

ООО «Ворон».

Вернувшийся на следующий день из длительной командировки ге­неральный директор ООО «Ворон» не одобрил решение, принятое его заместителем, и потребовал от ЗАО «Шаркон» передачи помидоров.

На эти требования ЗАО «Шаркон» возразило, что ООО «Ворон» простило ему долги. Следовательно, его обязательство по передаче помидоров прекратилось.

Не соглашаясь с этими возражениями, ООО «Ворон» утверждало, что прощение долга возможно только на основании двустороннего соглашения сторон, которое в данном случае отсутствовало.

Не сумев разрешить дело миром, ООО «Ворон» обратилось в ар­битражный суд с требованием о взыскании с ЗАО «Шаркон» убытков, причиненных неисполнением договора поставки.

В суде ЗАО «Шаркон» доказало, что копия письма ООО «Ворон» о прощении долга была в день его получения отослана по почте ООО «Ворон» со сделанной на нем генеральным директором ЗАО «Шар­кон» надписью: «Согласен».

По мнению ЗАО «Шаркон», при таких обстоятельствах можно го­ворить о прощении долга на основе двустороннего договора.

Кроме того, ООО «Ворон» вообще не обладало правами покупате­ля по договору поставки помидоров, так как «эта права были подаре­ны ему юридическим лицом, что противоречит закону».

Доказывая, что при заключении договора уступки прав имела место безвозмездная передача имущества, представитель ЗАО «Шаркон» доказывал, что в этом договоре ничего не говорилось об обязанности ООО «Ворон» уплатить какую-либо сумму ОАО «РНТ» за приобретаемoe право.

Более того, как подчеркивал представитель ОАО «Шаркон», ли­цо, «передавшее» ООО «Ворон» права покупателя, к моменту рассмотрения дела в суде было исключено из ЕГРЮЛ в связи с неосу­ществлением им деятельности (в течение последних 12 месяцев, предшествующих моменту принятия налоговой инспекцией реше­ния о ликвидации, оно не представляло документы отчетности и не осуществляло операций по одному из своих банковских счетов), а потому ЗАО «Шаркон» все равно не смогло бы отвечать перед ним.

Не соглашаясь с доводами ЗАО «Шаркон», ООО «Ворон» утвер­ждало, что в договоре уступки нет каких-либо указаний на безвоз­мездность передачи прав по договору поставки и не существует ни­каких других обстоятельств, которые могли бы свидетельствовать о намерении сторон договора уступки совершить безвозмездную сделку.

Поэтому у ООО «Ворон» возникла обязанность уплатить ОАО «РНТ» за приобретенные права, которая не была им исполнена толь­ко в связи с исключением ОАО «РНТ» из ЕГРЮЛ.

 

Куликов Александр:

Задача 1:

Таксомоторный парк (покупатель) заключил договор с торговой фирмой (продавец) на приобретение 10 импортных автомо­билей общей стоимостью 300 тыс. долларов США.

По условиям договора в счет оплаты стоимости автомобилей по­купатель должен был передать продавцу векселя известного россий­ского банка, общая-номинальная стоимость которых (в рублях) была бы эквивалентной 300 тыс. долларов США по курсу Центрального банка России на момент передачи векселей.

На следующий день после подписания договора покупатель ин­доссировал продавцу ряд векселей указанного банка на соответст­вующую сумму.

Однако в срок, установленный договором (10 дней с момента по­лучения векселей), продавец не исполнил свою обязанность по пере­даче покупателю 10 импортных автомобилей.

Покупатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с продавца задолженности в рублях в сумме, составляющей номиналь­ную стоимость переданных ему векселей, а также процентов годовых на основании ст. 395 и п. 4 ст. 487 ГК РФ.

В отзыве на иск продавец возражал против исковых требований, ссылаясь на низкую реальную рыночную стоимость переданных ему векселей, которые ему удалось реализовать лишь с дисконтом в 50% от их номинальной стоимости.

Ознакомившись с отзывом ответчика, истец уточнил исковые требования в части взыскания задолженности и просил арбитраж­ный суд помимо процентов годовых взыскать с продавца убытки в размере 8 млн 600 тыс. руб., эквивалентных 300 тыс. долларов США по курсу Центрального банка России на момент предъявления иска.

Задача 2:

Ангордов купил в магазине «Фототовары» в кредит фото­аппарат.

Погасив половину цены приобретенного фотоаппарата, Ангордов с работы уволился и в течение нескольких месяцев от него платежи магазину не поступали.

В связи с этим магазин обратился в суд с иском к Ангордову, тре­буя взыскания с него всей суммы задолженности, хотя до истечения срока последнего платежа оставалось три месяца.

Суд иск магазина удовлетворил.

Ангордов обжаловал решение суда, указав, что взыскание с него сразу всей суммы противоречит содержанию договора, который пре­дусматривает периодические платежи за купленную им вещь.

Задача 3:

Лицей, созданный в форме государственного бюджет­ного образовательного учреждения (покупатель), и мебельная фабри­ка (поставщик) заключили договор, в соответствии с которым лицей приобретал у фабрики 120 комплектов офисной мебели. Стоимость одного комплекта мебели составляла 20 тыс. руб.

По условиям договора мебель должна быть изготовлена и достав­лена фабрикой лицею в течение одного года по 10 комплектов в каж­дом месяце. В случае неисполнения фабрикой договорных обяза­тельств с нее подлежала взысканию неустойка в размере 10% стоимо­сти непереданного или несвоевременно переданного комплекта мебели.

В течение года после заключения договора мебельная фабрика доставила и передала лицею: в январе - 5 комплектов мебели; в фев­рале — 10; в марте — 10; в апреле — 5; в мае - 5; в июне — 15; в июле — 10; в августе — 5; в сентябре - 10; в октябре - 15. В ноябре и декабре доставка мебели не производилась. Таким образом, в течение срока действия договора мебельная фабрика передала лицею 90 комплектов мебели из 120.

Лицей обратился в арбитражный суд с иском к мебельной фаб­рике.

Исковое заявление содержало два требования:

1) о понуждении мебельной фабрики к исполнению в натуре обя­занности по доставке оставшихся 30 комплектов мебели;

2) о взыскании с фабрики 150 тыс. руб. неустойки за ненадлежа­щее исполнение договорных обязательств.

Мебельная фабрика просила арбитражный суд отказать в прису­ждении к исполнению обязанности в натуре, ссылаясь на то, что контрагенты фабрики прекратили поставку материалов и фурниту­ры, необходимых для изготовления заказанных лицеем комплектов мебели.

Требование о взыскании неустойки в размере 30 тыс. руб. фабрика признала.

Задача 4:

Не имея непосредственного присоединения к сетям ОАО «Электросети», ООО «Интеркарго» снабжалось электроэнергией че­рез сети, принадлежащие ЗАО «Аэропорт».

В целях обеспечения независимого энергоснабжения ООО «Ин­теркарго» обратилось к ОАО «Электросети» с просьбой о непосредст­венном присоединении своего оборудования к сетям ОАО «Электро­сети» и об установлении прямых договорных отношений с ОАО «Энергосбыт».

ОАО «Электросети» выдало ООО «Интеркарго» разрешение на пе­ревод нагрузок, в соответствии с которым ООО «Интеркарго» полу­чило технические условия и в срок до 30 января должно было провес­ти реконструкцию энергооборудования (подстанции) ОАО «Элекст- росети» путем установки дополнительного энергооборудования (закрытого распределительного устройства) и прокладки кабельной линии электропередачи.

ООО «Интеркарш» выполнило технические условия в срок.

После того как ОАО «Электросети» высказало ряд замечаний по выполненным работам и выявленные недостатки были устранены, ООО «Интеркарго» обратилось к ОАО «Электросети» с просьбой вы­дать оригинал справки о выполнении технических условий и офор­мить акт разграничения балансовой принадлежности и эксплуатаци­онной ответственности электросетей.

Однако ОАО «Электросети» отказалось оформить истребуемые документы, мотивируя свой отказ следующими доводами.

1. Срок действия технических условий истек полгода назад, в связи с чем аналогичные технические условия были выданы ЗАО «Аэро­порт». Поэтому присоединение построенного энергооборудования ООО «Интеркарго» к сетям (подстанции) ОАО «Электросети» будет возможно только через энергооборудование ЗАО «Аэропорт», когда оно выполнит свои технические условия.

2. ООО «Интеркарго» провело реконструкцию и построило энергооборудование без получения разрешения на строительство и без согласия собственника земельного участка. По имеющейся информа­ции, земельный участок, на котором построено данное энергообору­дование, находится в собственности области, а его арендатором в со­ответствии с договором аренды, заключенным с областной админист­рацией, является ЗАО «Аэропорт».

3. В нарушение ст. 46, 47 Воздушного кодекса РФ ООО «Интер­карго» не получило согласие ЗАО «Аэропорт» на строительство и ре­конструкцию энергообъектов, расположенных в непосредственной близости от аэродрома.

4. ООО «Интеркарго» отказывается от подписания соглашения о передаче построенного энергооборудования в собственность ОАО «Электросети».

ООО «Интеркарго» обратилось в арбитражный суд с иском о при­знании незаконным бездействия ОАО «Электросети» и об обязании его выдать истребуемые документы.

В исковом заявлении было указано, что справка о выполнении технических условий и акт разграничения балансовой принадлеж­ности и эксплуатационной ответственности необходимы ООО «Ин­теркарго» для получения от органов Ростехнадзора акта допуска электроустановки потребителя в эксплуатацию, а также для заклю­чения договора энергоснабжения с ОАО «Энергосбыт». Разрешение на строительство в данной ситуации не требуется. Согласие ЗАО «Аэропорт» на реконструкцию энергообъектов было получено. Рас­пределительное устройство было построено на участке земли, арен­дуемом ОАО «Электросети» на основании договора аренды, заклю­ченного с администрацией области.

Задача 5:

12 апреля 2007 г. ООО «Нептун» заключило с ЗАО «Аль­таир» договор купли-продажи нежилого помещения, расположенного в пятиэтажном нежилом здании. Согласно этому договору продавец - ЗАО «Альтаир» обязано было передать нежилое помещение ООО «Нептун» в течение трех дней с момента его заключения, а ООО «Нептун» в этот же срок обязалось уплатить аванс в размере 40% по­купной цены. Стороны также приняли на себя обязательство совер­шить действия, необходимые для государственной регистрации пере­хода права собственности на помещение к покупателю, в течение двух месяцев с момента заключения ими договора.

Обязанности сторон по уплате покупной цены и передаче поме­щения были исполнены в установленные сроки. 29 июня 2007 г. было зарегистрировано право собственности ООО «Нептун» на помеще­ние, после чего ЗАО «Альтаир» потребовало от ООО «Нептун» осуще­ствить платеж за весь период с момента передачи помещения от ЗАО «Альтаир» ООО «Нептун» и до дня государственной регистрации пра­ва собственности ООО «Нептун» (с 15 апреля 2007 г. до 29 июня 2007 г.). В обоснование своего требования ЗАО «Альтаир» утверждало, что в течение всего этого периода ООО «Нептун» пользовалось поме­щением, принадлежащим на праве собственности ЗАО «Альтаир», и более того, осуществляло там косметический ремонт. Договором купли-продажи, как указывало ЗАО «Альтаир», не было предусмотрено, что пользование помещением может осуществляться безвозмездно. Более того, безвозмездное пользование представляло бы форму даре­ния между коммерческими организациями, запрещенного законом. Поэтому ЗАО «Альтаир» требовало произвести платеж за этот период исходя из рыночных ставок арендной платы за аналогичные нежилые помещения в этом районе. Возражая против этого требования, ООО «Нептун» утверждало, что его пользование в указанный период основывалось на договоре, а потому плата за это пользование входит в состав покупной цены.

В свою очередь ООО «Нептун» потребовало от ЗАО «Альтаир» уступить ему право арендатора по договору аренды земельного участка, занятого зданием, в котором располагается приобретенное нежилое помещение. ЗАО «Альтаир» подтвердило, что в отношении этого зе­мельного участка действительно заключен договор аренды, арендато­рами по которому являются все собственники расположенных в зда­нии помещений. При этом ЗАО «Альтаир» согласилось произвести уступку ООО «Нептун» прав арендатора по этому договору при усло­вии уплаты ему 1,5 млн руб. Эти деньги ЗАО «Альтаир» обещало по­тратить помимо прочего на получение согласия других арендаторов в договоре аренды земельного участка на внесение в него изменений, связанных с заменой ЗАО «Альтаир» на ООО «Нептун» в качестве од­ного из лиц на стороне арендатора.

Задача 6:

Акунин подписал с Беклишевым договор, согласно ко­торому Беклишев обязан был безвозмездно передать Акунину многотомное дореволюционное издание энциклопедии Брокгауза и Ефрона.

Согласно этому договору право на получение энциклопедии в соб­ственность должно было возникнуть у Акунина только в том случае, если он женится на племяннице Беклишева Эскиной.

В дальнейшем, когда Акунин и Эскина вступили в брак, Беклишев отказался передать Акунину энциклопедию.

При этом он сослался на то, что его имущественное положение изменилось настолько, что исполнение договора дарения приведет к существенному снижению уровня его жизни: Эскина, ранее содер­жавшая своего безработного дядю Беклишева, вышла замуж и отка­зывается оказывать ему помощь.

Найдя в будущем покупателя и продав ему энциклопедию, он мог бы выручить приличную сумму денег, которой хватило бы на два года «скромной жизни».

Подарить же энциклопедию означало бы, по словам Беклишева, «остаться совсем без куска хлеба».

Акунин предъявил в суд иск об обязании Беклишева передать ему энциклопедию во исполнение заключенного дарения.

При этом он утверждал, что условие, под которым был заключен договор дарения (женитьба на Эскиной), наступило, следовательно. Беклишев обязан передать энциклопедию Акунину.

Возражая против аргументов Беклишева, Акунин говорил о том, что хотя Эскина материально помогала иногда своему дяде, она дела­ла это добровольно, а не в силу какой-либо возложенной на нее обя­занности.

К тому же, как сумел доказать Акунин, Беклишев обладал коллек­цией антиквариата, которая по стоимости в несколько десятков раз превосходила энциклопедию Брокгауза и Ефрона, а потому его ссыл­ка на тяжелое материальное положение не обоснована.

Беклишев признавал наличие этой коллекции, но указывал на то, что она дорога ему как память о собравшем ее покойном отце.

По словам Беклишева, нет такого закона, который обязывал бы его продать эту коллекцию антиквариата.

Как утверждал Беклишев, заключенный им договор дарения вообще не подлежит принудительному исполнению, поскольку, несмотря на свое название, по существу он является соглашением о пари.

Из его толкования следует, что Беклишев и Акунин заключили па­ри о возможности Акунина жениться на Эскиной.

В свою очередь энциклопедия представляла собой не дар, а выиг­рыш Беклишева.

 

Лупин Владислав:

Задача 1:

При исполнении договора энергоснабжения ОАО «Энергосбыт» несколько раз прерывало, а затем и вовсе прекратило подачу электрической энергии абоненту - сельскохозяйственному кооперативу.

Свои действия ОАО «Энергосбыт» мотивировало тем, что, не­смотря на предупреждение, абонент не погасил в полном обьеме за­долженность за энергию, отпущенную ему в прошлом месяце.

Кооператив обратился с иском в арбитражный суд о взыскании с ОАО «Энергосбыт» убытков, вызванных ненадлежащим исполнением договора энергоснабжения. В состав убытков истец включил:

- 500 тыс. руб. ущерба от гибели урожая овощей в теплицах;

- 300 тыс. руб., составляющих неполученную прибыль от реализа­ции указанных овощей;

- 200 тыс. руб. расходов, понесенных кооперативом в связи с ре­монтом системы теплоснабжения теплиц, вышедшей из строя в ре­зультате прекращения подачи электроэнергии в зимний период.

В отзыве на иск ОАО «Энергосбыт» возражало против исковых требований и утверждало, что оно действовало правомерно, посколь­ку прекратило подачу энергии только после предупреждения абонен­та о необходимости погасить задолженность за прошлый месяц.

Задача 2:

Корин заключил со своим внуком Титовым договор, по которому обязался передать последнему безвозмездно в собствен­ность автомобиль «Дэу Нексия», приобретенный им через представи­теля непосредственно на заводе-изготовителе в Узбекистане.

Корин также оплатил перевозку этого автомобиля в Москву, где проживал Титов.

Получив автомобиль, Титов направил Корину в Пермь благодар­ственную телеграмму.

Не успев получить ее, Корин скончался.

Единственная живая к тому моменту дочь Корина (сестра умершей год назад матери Титова) предъявила к Титову иск с требованием признать ее единственной наследницей покойного отца.

Свои требования она основывала на том, что Титов, который дол­жен был бы унаследовать долю, причитающуюся его покойной мате­ри, уже получил ее, так как ему подарен автомобиль, равный по стои­мости этой доле.

Она требовала, чтобы Титов оплатил ей (как правопреемнице Корина) стоимость доставки автомобиля в Москву (9,5 тыс. руб.).

В обоснование этого требования она ссылалась на то, что стои­мость доставки не входит в стоимость подаренного по договору авто­мобиля и что «в договоре нет вообще никаких упоминаний об обя­занности дарителя доставить автомобиль или оплатить его доставку».

 

Нефедов Вячеслав:

В 2007 г. Сычев заключил с Белкиной договор купли-продажи трехкомнатной квартиры. На момент заключение договора в квартире помимо самого Сычева проживали его мать, бывшая суп­руга и дочь 2001 г. рождения, а также гражданка Сухаревская, вдова Плотникова — покойного дяди Сычева. Последняя в силу завеща­тельного отказа, включенного в завещание Плотникова, была впра­ве пожизненно проживать в самой большой комнате в квартире Сы­чева, унаследовавшего все имущество своего дяди. На момент за­ключения договора Белкина не знала о существовании этого завещательного отказа.

Одновременно с подписанием договора купли-продажи Белкина, которой Сычев внушал доверие, подписала также акт приема- передачи квартиры, в котором содержалась запись о том, что квартира передана покупателю в надлежащем состоянии.

Однако получив после государственной регистрации права собст­венности на квартиру ключи от нее и войдя туда, Белкина обнаружи­ла, что в ней отсутствуют раковина, душевая кабина и унитаз в сануз­ле, которые до этого находились на своих местах, а также встроенная кухня и стиральная машина.

Через месяц после государственной регистрации договора купли- продажи и перехода права собственности на квартиру к Белкиной был снесен особняк, находившийся непосредственно напротив окон куп­ленной квартиры. Деревья, окружавшие особняк, были вырублены, и на его месте началось строительство четырех 35-этажных домов.

Белкина, выбравшая эту квартиру исключительно из-за «тихого и зеленого» двора в центре, была этим сильно возмущена.

Более того, в скором времени к ней в квартиру пришла Сухарев­ская, которая, ссылаясь на завещательный отказ своего мужа Плот­никова, сообщила, что она имеет право пожизненно проживать в купленной Белкиной квартире и непременно воспользуется этим правом, так как ей неудобно жить в комнате в коммунальной квар­тире на отдаленной окраине, которая досталась ей от ее мамы по наследству и в которой она зарегистрирована в качестве постоянно проживающей.

Узнав это, Белкина по совету адвокатов обратилась в суд с требованием о расторжении договора в связи с существенным нарушением его условий продавцом. В иске она указывала на то, что квартира существенно не соответствует требованиям к ее качеству.

Во-первых, в квартире на момент ее фактической передачи отсутствовали элементы, позволяющие использовать ее по назначению (раковина, душевая кабина, унитаз, встроенная кухня, плита, сти­ральная машина).

Во-вторых, квартира в результате начатых в непосредственной близости от нее строительных работ потеряла 30% стоимости, что подтверждалось заключением оценщиков, и не могла использоваться для проживания «в тихом районе», хотя именно в этих целях она и приобреталась, о чем был осведомлен продавец из бесед с Белкиной и ее риелтором. В особенности Белкина обращала внимание суда на тот факт, что Сычев входил в инициативную группу жильцов, которая в течение года пыталась воспрепятствовать будущему строительству на месте подлежащего сносу особняка и, таким образом, прекрасно знал о грядущем строительстве.

В-третьих, квартира не может использоваться по назначению в связи с правом Сухаревской на пожизненное проживание в ней.

Истица просила суд взыскать с Сычева убытки, вызванные суще­ственным нарушением договора с его стороны.

Сычев иск не признал.

Сухаревская, привлеченная к участию в деле в качестве третьего лица, заявила, что договор купли-продажи является ничтожным, так как:

— в нем не содержится указание на ее право пожизненного прожи­вания в квартире;

— орган опеки и попечительства не давал согласия на отчуждение квартиры, несмотря на проживание там несовершеннолетней дочери Сычева;

— квартира не могла продаваться без согласия бывшей жены Сы­чева, так как на момент ее приватизации в 1995 г. брак между супру­гами Сычевыми не был расторгнут, а потому, несмотря на отказ Сы­чевой от права на приватизацию квартиры в пользу ее мужа, квартира поступила в их общую совместную собственность.

 

Орлов Владислав:

Задача 1:

Между банком и оптовой торговой организацией был за­ключен договор купли-продажи импортного мебельного гарнитура для оборудования офиса генерального директора банка. В срок, уста­новленный договором, мебельный гарнитур был доставлен продав­цом в банк.

При сборке мебели сотрудниками банка и ее установке в офисе ге­нерального директора выяснилось, что по сравнению с описанием мебельного гарнитура, содержащимся в каталоге, по которому приоб­реталась мебель, недостает одного кресла и одного журнального сто­лика. На этом основании при оплате счета, выставленного торговой организацией, банк исключил из суммы, подлежащей уплате, стои­мость недостающих предметов мебели.

Через шесть месяцев торговая организация обратилась в арбит­ражный суд с иском о взыскании с банка недоплаченной суммы с на­числением на нее процентов годовых за пользование чужими денеж­ными средствами.

В отзыве на иск банк отклонил предъявленные к нему требования и предъявил встречный иск о понуждении торговой организации по­ставить недостающие предметы мебели или заменить некомплектный гарнитур на комплектный.

В заседании арбитражного суда торговая организация представила документы, свидетельствующие о том, что последний мебельный гар­нитур, аналогичный тому, что был приобретен банком, продан месяц назад.

Задача 2:

Струков 15 марта 1997 г. приобрел в универмаге костюм и туфли, предварительно примерив и осмотрев покупки.

Придя домой, он снова начал примерять костюм, но фасон и расцветка его ему не понравились. Посоветовавшись с родителями, Струков решил обменять костюм на следующей неделе. Костюм он больше не надевал.

Возвращаясь с работы 19 марта, Струков споткнулся на лестнице, а придя домой, обнаружил, что на одной из его новых туфель с носка отрывается подошва.

Только 28 марта Струков смог прийти в универмаг и потребовал обменять костюм, а за туфли получить обратно уплаченные им деньги.

В универмаге костюм обменять отказались, поскольку покупате­лем в нем не было обнаружено каких-либо дефектов, а потому отсут­ствуют основания для обмена. Что касается туфель, то, по мнению администрации универмага, Струков не имел права требовать возвра­та уплаченных за них денег, так как продавец не устанавливал на них гарантийного срока. Даже если бы такой срок был установлен, то можно было бы только обменять туфли на другую такую же пару. Кроме того, непонятно, по какой причине у одной из туфель отрыва­ется подошва.

Задача 3:

В январе ЗАО «Ребус», занимающееся оптовыми закуп­ками и продажей компьютеров (поставщик), и страховая компания (покупатель) заключили договор на поставку 60 компьютеров по цене

30 тыс. руб. за каждый компьютер. Срок действия договора был уста­новлен до 30 июня.

По условиям договора поставка товаров должна была осуществ­ляться ежемесячно равными партиями. Оплата поставленных компь­ютеров должна была производиться платежными поручениями не позднее пяти дней после отгрузки товара покупателю.

В случае просрочки поставки компьютеров или их несвоевре­менной оплаты предусматривалось взыскание штрафа в размере 10 тыс. руб. за каждый несвоевременно оплаченный либо отгружен­ный компьютер.

В январе была произведена поставка 10 компьютеров, которые по­купатель своевременно оплатил.

В феврале объем поставки составил 20 компьютеров, из которых 10 были своевременно оплачены покупателем, а остальные 10 — через 20 дней после отгрузки.

ЗАО «Ребус» направило покупателю письмо, в котором уведом­ляло его о том, что отказывается от дальнейшей поставки компью­теров в связи с их несвоевременной оплатой покупателем и считает все взаимоотношения сторон по заключенному договору прекра­щенными.

Покупатель обратился в арбитражный суд с иском о взыскании с поставщика штрафа в размере 300 тыс. руб. за недопоставку 30 ком­пьютеров.

Поставщик против иска возражал, ссылаясь на то, что он правомер­но отказался от исполнения договора в связи с систематической за­держкой оплаты поставленных компьютеров со стороны покупателя, и предъявил встречный иск о взыскании с покупателя 100 тыс. руб. за несвоевременную оплату 10 компьютеров.

Задача 4:

12 марта 2014 г. Семкин и Каташин заключили договор купли-продажи квартиры. Заключая договор, они устно в присутст­вии риелтора договорились о том, что на следующий день в 10 часов они встретятся у дверей органа, осуществляющего государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, с тем чтобы осуществить подачу документов, необходимых для государст­венной регистрации перехода прав на недвижимое имущество.

Однако, явившись на следующий день в оговоренное место, Ка­ташин (покупатель) так и не встретил там продавца или его предста­вителя. Каташин неоднократно звонил Семкину по телефону. Сем­кин сначала отвечал, что он болеет и сможет подать документы только через неделю, потом — что у него захворал дядя в Мурманске и ему надо срочно к нему съездить, а в дальнейшем не подходил к телефону.

До 14 мая 2014 г. Семкин так и не подал документы, необходимые для государственной регистрации перехода права собствен­ности, в орган, осуществляющий такую регистрацию.

В связи с этим Каташин обратился в суд с иском об обязании про­давца:

— подать в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав на недвижимое имущество и сделок с ним, заявление о государ­ственной регистрации перехода права собственности к продавцу, а также иные документы, необходимые для регистрации перехода права, а также

— передать квартиру покупателю с подписанием акта приема- передачи (в связи с тем, что без этого акта регистрация не может быть осуществлена).

Возражая против иска, Семкин утверждал, что в период, пока он по разным причинам не мог подать в орган, осуществляющий госу­дарственную регистрацию, документы, необходимые для такой реги­страции, рыночная цена его квартиры резко выросла (на 10%), чего ни он, ни его риелтор не могли предвидеть на момент подписания договора. Семкин доказал, что цены на другие квартиры в этот период также неожиданно выросли, а потому суммы, которую он выручил бы от продажи квартиры Каташину, не хватило бы ему на приобретение «альтернативной» квартиры в другом районе (поближе к пожилой маме), куда он собирался переехать. Исходя из этого он заявил встречный иск к Каташину о расторжении договора купли-продажи в связи с существенно изменившимися условиями. Как подчеркивал Семкин, при расторжении договора у него не будет никаких долгов перед покупателем, поскольку покупная цена за квартиру еще не была уплачена (согласно условиям договора она подлежала уплате в тече­ние трех дней с момента государственной регистрации перехода права собственности на квартиру к покупателю).

Задача 5:

Чернышев приобрел в антикварном магазине дорого­стоящий бронзовый бюст Цельса и подарил его своей жене Белки­ной - студентке юридического института, увлекающейся римским правом.

После развода с Белкиной (который не был сопровожден разделом имущества) Чернышев обнаружил, что Белкина и ее знакомые регу­лярно тушат о бюст Цельса сигареты, разбивают на нем молотком грецкие орехи, от чего образовались вмятины. Более того, к голове Цельса пластилином были прилеплены рога.

Будучи возмущен таким отношением к подаренной им вещи, Чер­нышев предъявил в суд требование об отмене дарения.

В обоснование своих требований он ссылался на то, что Белкина «варварски обращается с подаренной ей вещью», представляющей для дарителя большую нематериальную ценность как знак обшей бы­лой любви к романистике, использует ее не по назначению и сущест­венно ухудшила путем прилепления рогов и битья орехов эстетиче­скую ценность скульптуры.

В суде представитель Чернышева утверждал также, что бюст «в любом случае до сих пор принадлежит Чернышеву и Белкиной на праве общей собственности».

По мнению представителя Чернышева, это объясняется тем, что бюст был приобретен на совместно нажитые с Белкиной средства (что соответствовало истине), следовательно, стал объектом их общей со­вместной собственности.

Поскольку один из сособственников не может единолично распо­ряжаться объектом обшей совместной собственности, Чернышев во­обще не мог подарить бюст своей жене.

Представитель Чернышева также полагал, что поскольку жена Чернышева Белкина являлась одним из сособственников бюста, да­рение означало бы, что она дарит бюст себе самой, что противоречит закону.

Дарение Чернышевым Белкиной своей доли в праве общей собст­венности на бюст также не имело места, поскольку бюст принадлежал супругам не на праве общей долевой, а на праве обшей совместной собственности.

Представитель Чернышева утверждал, что в силу указанных при­чин договор дарения, подписанный сторонами, являлся недействи­тельным и не мог повлечь никаких правовых последствий.

Возражая против иска, представитель Белкиной указывал, что иск заявлен к ненадлежащему лицу, так как к настоящему моменту бюст уже подарен Белкиной гражданину Бероеву.

Договор дарения, заключенный между Белкиной и Бероевым, был представлен в суд.

Вариант: Возражая против иска, представитель Белкиной указы­вал, что иск не подлежит удовлетворению в связи с тем, что к настоя­щему моменту бюст (наряду с некоторыми другими вещами Белки­ной) заложен ею ЗАО «Ломбард» в обеспечение возврата полученного у него долга.

 

Пересыпкина Анастасия:

Задача 1:

Сорокина приобрела в магазине бытовой техники элек­трический фен импортного производства, который перегорел при первом же его подключении в электрическую сеть.

На следующий день Сорокина отнесла фен в магазин и потребова­ла от продавца заменить прибор на доброкачественный.

Продавец магазина посмеялся над Сорокиной, указав ей, что нужно внимательно читать инструкцию к электробытовым прибо­рам. Фен, который приобрела покупательница, имеет два режима: он может работать от сети с напряжением 220 или 127 вольт. В мо­мент приобретения фена переключатель режимов стоял в положе­нии 127 вольт, а поскольку в России напряжение в электрической сети составляет 220 вольт, надо было сразу переключить фен в нуж­ный режим. Сорокина этого не сделала, поэтому фен и перегорел. Электроприбор вышел из строя по вине покупателя, и любые пре­тензии к магазину не обоснованы.

Сорокина обратилась в суд с требованием о возмещении убытков, составляющих стоимость сгоревшего фена, а также морального вреда в том же размере. В исковом заявлении она указала, что инструкция, которая прилагалась к фену, была на нескольких иностранных язы­ках, которыми она не владеет. Информацию о приобретаемом товаре на русском языке ей не предоставили.

Задача 2:

Зимин долгие годы коллекционировал произведения жи­вописи и был знатоком западноевропейской живописи XIX в.

Многие произведения из его коллекции неоднократно экспониро­вались на различных выставках.

В 2006 г. с целью ознакомления широкого круга лиц с произведе­ниями живописи и скульптуры он решил создать музей частных кол­лекций.

В основу фонда будущего музея он передал городу в качестве дара основную часть своей коллекции.

Несколько наиболее дорогих для него работ русских художников, в частности две картины Поленова, он подарил внучке.

В июне 2007 г. Зимин получил приглашение принять участие в ра­боте над подготовкой экспозиции выставки работ русских художни­ков с просьбой представить в качестве экспоната имеющиеся у него картины Поленова.

Поскольку картины принадлежали внучке, он попросил ее пере­дать их организаторам выставки, на что она охотно согласилась.

При оформлении документов о принятии картин в качестве экс­поната потребовалось предъявить свидетельство о включении их в состав Негосударственного музейного фонда Российской Федерации, а также документ, подтверждающий полномочия внучки на распоря­жение картинами.

При этом было установлено, что картины зарегистрированы на имя деда, а внучка является собственником, но каких-либо письмен­ных документов, подтверждающих факт дарения, нет.

Представитель Министерства культуры РФ выразил сомнения по поводу правомерности указанной сделки, заявив, что государство имеет преимущественное право на приобретение музейного предмета, включенного в состав Негосударственного музейного фонда РФ, и предложил совершить сделку купли-продажи.

При этом он сообщил, что даже при отказе совершить сделку с го­сударством частные владельцы музейных предметов не вправе само­стоятельно распоряжаться ими без согласия федеральных органов исполнительной власти.

Внучка обратилась к адвокату за разъяснением о правомерности заявления представителя государства.





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...