Главная Обратная связь

Дисциплины:






Компетенция судов общей юрисдикции по рассмотрению индивидуальных трудовых споров 5 страница



Только в судебном заседании работник увидит документы, которые подтверждают или опровергают приглашение другого работника. Лишь суд имеет возможность помочь работнику-истцу в сборе доказательств: вызвать и допросить свидетелей, сделать запросы. Полагаем, что это неоправданно, так как судебного процесса можно было бы избежать.

Представляется правомерным законодательно обязать работодателя в ответ на отзыв заявления об увольнении сообщить работнику о том, что иное лицо уже приглашено на освобождающееся место с приложением соответствующих документов.

К сожалению, в описываемом случае суд не смог помочь уволенной. Ни одно ходатайство о запросах и вызове свидетеля, приглашенного работником, не было удовлетворено. Более того, суд в нарушение ч. 2 ст. 147 ГПК РФ и ст. 153 ГПК РФ не стал проводить ни подготовку к делу, ни предварительное судебное заседание. Весь судебный процесс прошел в одно заседание, и подобная поспешность привела к судебной ошибке.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Республики Башкортостан отменила состоявшееся решение и направила дело на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении суд все же прислушался к доводам истца и его представителя. На этот раз не пришлось доказывать, что письменно никакого другого работника на освобождающееся место работодатель не приглашал. Внимание было сосредоточено на том, что приглашенному работнику можно было отказать в заключении трудового договора.

В ч. 4 ст. 64 ТК РФ содержится запрет отказывать в заключении трудового договора работникам, не просто приглашенным на работу в порядке перевода, а именно от другого работодателя. В данном случае работник был приглашен из другого филиала организации, где работала Б.

Часть 4 ст. 20 ТК РФ определяет, что работодатель – это физическое лицо либо юридическое лицо (организация). Ни о каких филиалах не упоминается. Таким образом, поскольку работник в данном случае был приглашен не от другого работодателя, ему можно было отказать в заключении трудового договора. Следовательно, не было препятствий для оставления Б. на работе.

Следует отметить еще один аспект описываемого дела. Работник может быть приглашен именно на освобождающееся место. Изначально "приглашение" было на место истицы. Суд учел два обстоятельства, которые отразил в решении: работодатель на момент подачи Б. заявления об увольнении знал, что освобождается место заместителя главного бухгалтера; в свою очередь, приглашаемый работник был принят на место заместителя главного бухгалтера, а не на место, которое занимала Б. Суд расценил данное положение дел как дополнительное основание для удовлетворения исковых требований. Б. была восстановлена на работе. Решение было оставлено в силе кассационной инстанцией.



Судебный процесс продолжался более полутора лет. Истице за все это время работодателем был выплачен средний месячный заработок. При более внимательном рассмотрении дела отрицательных последствий можно было избежать.

По истечении срока предупреждения об увольнении работник имеет право прекратить работу. В последний день работы работодатель обязан выдать работнику трудовую книжку, другие документы, связанные с работой, по письменному заявлению работника и произвести с ним окончательный расчет. В противном случае работодатель будет обязан возместить работнику материальный ущерб по ст. 234 ТК РФ.

Необходимо отметить, что лишь в ст. 81 ТК РФ предусматривается невозможность увольнения работника в период отпуска или временной нетрудоспособности. Следовательно, при расторжении трудового договора по инициативе работника либо по взаимному волеизъявлению сторон в период временной нетрудоспособности должен его расторгнуть, если только по ст. 80 ТК РФ работник не отозвал свое заявление.

Таким образом, как подчеркивается в постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 17 марта 2004 г. № 2 (п. 22), следует иметь в виду, что:

1) расторжение трудового договора по инициативе работника допустимо в случае, когда подача заявления об увольнении являлась добровольным его волеизъявлением. Если истец утверждает, что работодатель вынудил его подать заявление об увольнении по собственному желанию, то это обстоятельство подлежит проверке и обязанность доказать его возлагается на работника;

2) трудовой договор может быть расторгнут по инициативе работника и до истечения двухнедельного срока предупреждения об увольнении по соглашению между работником и работодателем;

3) работник, предупредивший работодателя о расторжении трудового договора, вправе до истечения срока предупреждения (а при предоставлении отпуска с последующим увольнением – до дня начала отпуска) отозвать свое заявление, и увольнение в данном случае не производится при условии, что на его место в письменной форме не приглашен другой работник, которому не может быть отказано в заключении трудового договора. Если по истечении срока предупреждения трудовой договор не был расторгнут и работник не настаивает на увольнении, действие трудового договора считается продолженным (ч. 6 ст. 80 ТК РФ) .

42. Споры о расторжении трудового договора по инициативе работодателя в случае сокращения численности или штата работников.

В судебной практике весьма часто встречаются споры о восстановлении на работе лиц, уволенных по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ. Во многом такое положение объясняется тем, что процедура увольнения по данному основанию является чрезвычайно сложной и работодатели часто нарушают ее.

К сожалению, законодатель не разъяснил, в чем заключается различие между сокращением численности работников и сокращением их штата. Между тем в практической деятельности существует настоятельная необходимость в разграничении данных понятий.

Конечно, неправильная квалификация работодателем случая увольнения, когда, к примеру, производится сокращение численности работников, а в приказе об увольнении в качестве причины указывается сокращение штата работников, если при этом каких-либо нарушений требований законодательства допущено не было, не должна служить основанием для восстановления работника на работе. В данной ситуации возможно только изменение записи об увольнении в трудовой книжке.

Разграничение сокращения численности и сокращения штата необходимо в силу следующих причин.

Во-первых, на основании языкового толкования, поскольку законодатель использует между ними разделительный союз "или".

Во-вторых, исходя из этимологии слов "численность" и "штат", где "численность" выражается в определенном количестве, а "штат" – положение о числе работников и должностей, их функциях и окладах.

В-третьих, в связи с различными фактическими обстоятельствами, лежащими в основе: при сокращении численности требуются работники по данной профессии, специальности, квалификации, однако по тем или иным причинам их общее число должно уменьшиться. Сокращение же штатов предполагает исключение какой-либо должности из штатного расписания (например, заместителя начальника юридического отдела) либо упразднение одной или нескольких штатных единиц, предусмотренных штатным расписанием.

Итак, сокращение численности работников – это уменьшение общего количества работников по соответствующей должности (профессии) при условии, что сама эта должность (профессия) хотя и в сокращенном варианте, но сохраняется.

Сокращение штата, в свою очередь, представляет собой исключение из штатного расписания должности (должностей) рабочих единиц по конкретным специальностям, профессиям. При сокращении штата могут быть упразднены не только отдельные должности и (или) профессии, но и одно либо несколько структурных подразделений со всеми должностями и (или) профессиями.

В случае сокращения штата общая численность работников может не уменьшаться, так как в штатное расписание могут быть введены новые должности и (или) профессии, образованы новые структурные подразделения с соответствующим штатом. Вместе с тем иногда реализация принятого уполномоченным органом решения о сокращении численности работников может привести и к сокращению штата.

Итак, при сокращении численности работников при рассмотрении трудового спора в суде доказательством действительности сокращения служит один показатель – уменьшение в организации в целом количества работников, а в случае сокращения штата доказательством является штатное расписание, в которое внесены соответствующие изменения. Суд вправе затребовать у работодателя также доказательство того, что объемы работ, ранее выполняемые уволенными работниками, либо вообще исключены, либо перераспределены между оставшимися работниками.

Сокращение численности или штата работников связывается с проводимыми организационно-штатными мероприятиями.

Под организационно-штатными мероприятиями понимается весь комплекс мероприятий, осуществляемых как в целях уменьшения численности работников организации, так и в целях:

1) изменения внутренней структуры организации, которое заключается в создании и упразднении отдельных ее структурных подразделений;

2) изменения функций структурных подразделений, сопровождающегося введением и (или) упразднением штатных должностей (профессий), а, возможно, и численности работников.

Как правило, такие мероприятия начинаются с принятия соответствующим органом управления организации, собственником ее имущества, вышестоящей в порядке подчиненности организацией или иным уполномоченным законом лицом принципиального решения о необходимости проведения организационно-штатных мероприятий и заканчиваются непосредственно увольнением тех подпавших под сокращение работников, перевести которых на другую работу в данной организации не представляется возможным.

Работодателю при принятии решения о проведении организационно-штатных мероприятий следует иметь в виду, что такое решение должно быть мотивированным и приниматься исходя из деловых интересов организации. В противном случае, если, например, цель работодателя будет заключаться в избавлении от неугодного работника путем сокращения его должности, а по истечении незначительного периода времени ее восстановлении, судом это расценивается как злоупотребление работодателем своим правом и повлечь восстановление уволенного работника на работе.

Выделяются следующие объективные причины проведения организационно-штатных мероприятий:

– производственные причины (уменьшение объема работ по тому или иному направлению деятельности, приостановка на длительное время вида работ, изменение конъюнктуры рынка и др.);

– организационно-управленческие причины (устранение дублирующих друг друга функций, упразднение неэффективных управленческих звеньев);

– причины финансового характера;

– реорганизация юридического лица;

– смена собственника имущества организации;

– банкротство организации.

Законодательство предусматривает для сокращаемых работников следующие гарантии, соблюдение работодателем которых должно быть проверено судом, рассматривающим спор об увольнении по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ.

1. Предупреждение работника о предстоящем увольнении. В соответствии со ст. 180 ТК РФ о предстоящем увольнении в связи с сокращением численности или штата работники должны быть предупреждены работодателем персонально и под роспись не менее чем за два месяца до увольнения.

С письменного согласия работника работодатель вправе расторгнуть трудовой договор с ним без предупреждения об увольнении за два месяца с одновременной выплатой дополнительной компенсации в размере среднего заработка работника, исчисленного пропорционально времени, оставшемуся до истечения срока предупреждения об увольнении, и выходного пособия.

При обращении с исками в суд нередко бывшие работники как на нарушение трудового законодательства ссылаются на то, что их увольнение было произведено спустя два, три, четыре месяца после предупреждения, что, по их мнению, может служить самостоятельным основанием восстановления на работе. Предупреждение работника возможно и за больший срок, что не является нарушением прав работника, поскольку ему предоставлен более продолжительный срок для поиска другой работы.

Если же увольнение работника произведено работодателем ранее двух месяцев со дня предупреждения, данное обстоятельство может быть квалифицировано как нарушение порядка увольнения работника с работы, влекущее за собой восстановление его на работе.

2. Предложение работнику иной имеющейся у работодателя работы. В соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья.

Пленум Верховного Суда РФ в постановлении от 17 марта 2004 г. (п. 29) указывает, что в соответствии с ч. 3 ст. 81 ТК РФ увольнение работника в связи с сокращением численности или штата работников организации или индивидуального предпринимателя допускается, если невозможно перевести работника с его письменного согласия на другую имеющуюся у работодателя работу (как вакантную должность или работу, соответствующую квалификации работника, так и вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу), которую работник может выполнять с учетом его состояния здоровья. При решении вопроса о переводе работника на другую работу необходимо также учитывать реальную возможность работника выполнять предлагаемую ему работу с учетом его образования, квалификации, опыта работы.

Таким образом, работодатель должен предложить работнику все вакантные должности, которые работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта и состояния здоровья.

Как отмечает Т. А. Нестерова, практика и раньше шла по этому пути. Работник, занимавший должность младшего технического или обслуживающего персонала (дворника, уборщика и пр.), не мог реально претендовать на замещение должностей, обязанности по которым предполагают определенную степень квалификации. Хотя формально работодатель обязан был предложить сокращаемому работнику все имеющиеся вакансии вплоть до должностей высшего менеджмента предприятия (директора, главных специалистов и пр.). В связи с этим указанное нововведение означает освобождение трудовых отношений от излишней юридизации и, значит, должно способствовать их оптимизации. Однако эта новелла ведет и к ограничению крута предложений для работника, что может негативно сказаться на его гарантиях. Предприятия порой используют эту норму ТК РФ с тем, чтобы скрыть от работника полный список вакансий и предложить другому лицу ту работу, на которую мог претендовать попадающий под сокращение работник. Понятно, что работник, не осведомленный о полном перечне вакансий, не может оценить соблюдение в отношении его требований ст. 180 ТК РФ в этой части и представить в суд доказательства, подтверждающие необоснованность увольнения. В то же время это правило могло бы служить дополнительной гарантией для работника, поскольку имеет высокую степень конкретности.

В качестве примера Т. А. Нестерова приводит следующий трудовой спор. Дзержинский райсуд г. Перми, рассматривая дело по иску Ч. о восстановлении на работе, установил, что на момент ее увольнения с должности начальника отдела кадров по сокращению штатов на предприятии было около 500 вакансий. В период действия срока предупреждения об увольнении Ч. предприятие вело активную работу по трудоустройству других работников. Ч. была ознакомлена со списком вакансий, предусматривающим должности, по которым требуется уровень образования, отсутствующий у истицы. Так, предлагаемая должность заведующего административно-бытовым комплексом по квалификационным требованиям предполагала высшее образование, а истица имела среднее специальное, стаж ее работы на предприятии составлял около 30 лет, в том числе в должности начальника отдела кадров около 5 лет. В то же время истицу не извещали о должностях, по которым требования о квалификации называли уровень образования ниже имеющегося у нее (должности оператора, контролера КПП и др.) или равный (должности менеджера, предусматривающей наличие высшего экономического образования или среднего специального образования).

В судебном заседании, обосновывая отсутствие обязанности предложить истице указанные должности, ответчик ссылался на то, что уровень ее квалификации не соответствует квалификационным и иным требованиям, предъявляемым к данным должностям. Так, по должности менеджера необходим трехлетний стаж работы по экономическому профилю, а на должности контролеров КПП согласно положению о службе охраны предприятия принимаются только мужчины, не достигшие возраста 45 лет.

Суд расценил отказ работодателя трудоустроить истицу в службу охраны как нарушение ст. 3 ТК РФ, содержащей запрет установления предпочтений по признакам пола и возраста и разграничивающей дифференциацию и дискриминацию в трудовых отношениях. В отношении трудоустройства на должность менеджера другого работника суд установил, что тот имел высшее педагогическое образование, стажа работы по экономическому профилю не имел (предыдущее место работы – дворник), но обучался в вузе по экономической специальности в порядке получения второго высшего образования.

Таким образом, суд пришел к выводу, что принятый на должность менеджера работник полностью не отвечал всем требованиям, предъявляемым по данной должности. Вместе с тем уровень образования, имеющийся у истицы (который в первую очередь характеризует квалификацию работника), позволял ей занять данную должность. Поэтому суд расценил непредложение Ч. указанной должности и трудоустройство на нее другого работника как нарушение ст. 180 ТК РФ, поскольку в отличие от истицы предприятие не имело перед последним обязанностей по трудоустройству.

Кроме того, выясняя вопрос о критериях составления списка вакансий, из показаний свидетелей суд получил информацию о том, что всем увольняемым работникам предлагался идентичный список. Из этого с учетом конкретных обстоятельств следовало, что вопрос о предложении истице вакансий, соответствующих ее квалификации, работодателем, как того требует ст. 180 ТК РФ, не изучался. Все выводы суда по этому делу являются полностью обоснованными, поскольку они ограничивают недобросовестное использование работодателем своих прав и обязанностей и препятствуют произвольному толкованию закона, предусматривающего определенные гарантии работника при увольнении.

Согласно ч. 3 ст. 81 ТК РФ при увольнении работников по сокращению численности или штата работодатель обязан предлагать работнику все отвечающие указанным требованиям вакансии, имеющиеся у него в данной местности. Предлагать вакансии в других местностях работодатель обязан, только если это предусмотрено коллективным договором, соглашениями, трудовым договором. Таким образом, работодатель обязан предоставить другую имеющую работу (вакантную должность) в той же организации, включая все ее филиалы и структурные подразделения, расположенные в данной местности.

Подтверждает приведенное суждение следующий пример из судебной практики. К. обратился в суд с иском к Акционерному коммерческому Сберегательному банку РФ о восстановлении на работе, взыскании заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда. В обоснование своих требований он указал, что был уволен с должности старшего инженера сектора сопровождения телекоммуникационного оборудования отдела глобальных сетей управления технических средств и телекоммуникаций Сбербанка России по п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ в связи с сокращением штата организации. Истец посчитал действия работодателя незаконными, поскольку при увольнении ему не предложили все имеющиеся вакансии и не было учтено его преимущественное право на оставление на работе.

Решением Гагаринского районного суда г. Москвы в удовлетворении иска было отказано. Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда решение суда первой инстанции оставила без изменения.

Президиум Московского городского суда решение Гагаринского районного суда г. Москвы и определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда оставил без изменения.

В надзорной жалобе К. просил все указанные судебные постановления отменить как незаконные и принять новое решение об удовлетворении его исковых требований.

Определением судьи Верховного Суда РФ дело истребовано в Верховный Суд РФ и передано для рассмотрения по существу в суд надзорной инстанции – Судебную коллегию по гражданским делам Верховного Суда РФ.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ 3 ноября 2006 г. судебные постановления отменила как вынесенные с существенным нарушением норм материального права, указав следующее.

В соответствии с п. 2 ч. 1 ст. 81 ТК РФ трудовой договор может быть расторгнут работодателем в случае сокращения численности или штата организации.

В силу ч. 2 ст. 81 Кодекса (в редакции, действовавшей на момент прекращения трудового договора) увольнение по основанию, указанному в п. 2 ч. 1 данной статьи, допускается, если невозможно перевести работника с его согласия на другую работу.

В ст. 180 Кодекса (в редакции, действовавшей на момент увольнения К.) установлено, что при проведении мероприятий по сокращению численности или штата работников организации работодатель обязан предложить работнику другую имеющуюся работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника.

Отказывая в удовлетворении заявленных требований, суд пришел к выводу о том, что К. уволен в соответствии с требованиями закона: порядок увольнения истца не нарушен, о предстоящем увольнении он был предупрежден за два месяца, преимущественного права на оставление на работе не имел, вакантных должностей в центральном аппарате Сбербанка России, соответствующих квалификации истца, не имелось.

Однако в положениях названных норм ТК РФ в смысле, придаваемом им сложившейся правоприменительной практикой, предполагалась обязанность работодателя при увольнении работника в связи с сокращением численности или штата работников организации предлагать ему другую имеющуюся у работодателя в данной местности работу (вакантную должность) в той же организации, соответствующую квалификации работника, а при отсутствии такой работы – иную имеющуюся в организации вакантную нижестоящую должность или нижеоплачиваемую работу, которую работник может выполнять с учетом его образования, квалификации, опыта работы и состояния здоровья.

В материалах дела отсутствуют данные о том, что при увольнении работодатель предлагал К. какую-либо имеющуюся в организации работу, отвечающую названным требованиям.

Следовательно, содержащийся в решении суда вывод о соблюдении ответчиком требований ст. 180 ТК РФ в части принятия мер по трудоустройству истца в той же организации нельзя признать правильным.

В соответствии со ст. 195 ГПК РФ решение суда должно быть законным и обоснованным.

В силу ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

В нарушение названных требований Закона судом не были определены юридически значимые обстоятельства, имеющие существенное значение для правильного разрешения дела.

Согласно организационной структуре Сбербанк России вместе со своими отделениями (филиалами) и другими обособленными подразделениями составляет единую систему.

Как видно из материалов дела, ответчиком суду были представлены сведения о вакансиях в отделениях Сбербанка России г. Москвы на момент сокращения штата и на момент увольнения истца. Однако суд ограничился исследованием обстоятельств, связанных с возможностью трудоустройства истца только в центральном аппарате Сбербанка России.

Указание в решении суда на то, что в соответствии с уставом и Положением о филиале (отделении) Сбербанка России филиал является обособленным подразделением Банка, имеет самостоятельное штатное расписание, отдельный баланс, обособленное имущество, а руководитель филиала осуществляет управление персоналом филиала (заключает и расторгает трудовые договоры, самостоятельно решает вопросы подбора и расстановки кадров), в связи с чем имеющиеся вакансии в отделениях Сбербанка России истцу не должны были быть предложены, ошибочно, основано на неправильном толковании норм материального права.

Исходя из ст. 48, 49 ГК РФ, приобретать от своего имени и осуществлять гражданские права и нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде может организация, признаваемая юридическим лицом. Согласно ст. 55 ГК РФ филиал является обособленным подразделением юридического лица, правоспособностью юридического лица не обладает, руководитель филиала назначается юридическим лицом и действует на основании его доверенности.

В силу ст. 20 ТК РФ сторонами трудовых отношений являются работник и работодатель. Работодатель – физическое лицо либо юридическое лицо (организация), вступившее в трудовые отношения с работником.

Таким образом, стороной по трудовому договору с К., соответственно, юридическим лицом и работодателем является Сберегательный банк РФ, на который в силу закона возложена обязанность по предоставлению вакантных должностей при проведении процедуры увольнения работников по сокращению штата в той же организации, включая все ее филиалы и структурные подразделения, имеющиеся в данной местности.

С учетом того, что установленный при разбирательстве дела факт незаконного увольнения К. является безусловным основанием для восстановления истца на прежней должности, Судебная коллегия нашла возможным и необходимым в этой части вынести новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение. Данное решение в силу ст. 396 ТК РФ подлежит немедленному исполнению.

В части требований истца о взыскании с ответчика заработной платы и компенсации морального вреда требуется сбор дополнительных доказательств.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ решение Гагаринского районного суда г. Москвы, определение судебной коллегии по гражданским делам Мосгорсуда и постановление президиума Мосгорсуда отменила; определила восстановить К. на прежней работе старшим инженером сектора сопровождения телекоммуникационного оборудования отдела глобальных сетей управления технических средств и телекоммуникаций Сберегательного банка РФ; дело в части взыскания заработной платы за время вынужденного прогула и компенсации морального вреда направила на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Анализ ч. 3 ст. 81 и ст. 180 ТК РФ позволяет утверждать, что другая работа может быть предложена работнику не только в день предупреждения о предстоящем увольнении, а в течение всего срока предупреждения о предстоящем увольнении, поскольку в организации могут появиться вакантные места. И лишь при отсутствии в организации вакансий возможно увольнение по данному основанию.

Нарушение правила о предложении работнику другой работы также является нарушением порядка увольнения работника, влекущим безусловное восстановление его на работе.

3. Соблюдение правила о преимущественном праве на оставление на работе. Работодатель, проводящий сокращение численности или штата работников, обязан соблюдать закрепленное ст. 179 ТК РФ правило о преимущественном праве на оставление на работе.

В содержании преимущественного права на оставление на работе при сокращении численности или штата работников организации ТК РФ выделяет преимущества двух уровней.

К первому уровню относятся преимущества, которые носят абсолютный характер. Эти преимущества имеют те работники, у которых более высокая производительность труда и квалификация, т.е. деловые качества. Оценка более высокой производительности труда и квалификации работника и принятие решения о преимущественном праве на оставление на работе при сокращении численности или штата работников организации производится работодателем.

Преимущества второго уровня определяются исключительно при равной производительности труда и квалификации. Этими преимуществами пользуются:

1) семейные – при наличии двух и более иждивенцев;

2) лица, в семье которых нет других работников с самостоятельным заработком;

3) работники, получившие в период работы у данного работодателя трудовое увечье или профессиональное заболевание;

4) инвалиды Великой Отечественной войны и инвалиды боевых действий по защите Отечества;

5) работники, повышающие свою квалификацию по направлению работодателя без отрыва от работы.

В соответствии со ст. 179 ТК РФ коллективным договором могут предусматриваться иные категории работников, которые могут воспользоваться преимущественным правом на оставление на работе при равной производительности труда и квалификации. Определяя такие категории работников, стороны коллективного договора правомочны лишь дополнять содержание ч. 2 ст. 179 ТК РФ, не изменяя очередности предоставления рассматриваемого права и перечня категорий работников, указанных в ч. 2 ст. 179 ТК РФ.

4. Обязанность информирования выборного органа первичной профсоюзной организации о принятом решении. Согласно ч. 1 ст. 82 ТК РФ при принятии решения о сокращении численности или штата работников и возможном расторжении трудовых договоров с работниками на основании ст. 82 ТК РФ работодатель обязан не позднее чем за два месяца до начала проведения соответствующих мероприятий сообщить об этом выборному органу первичной профсоюзной организации. Если решение о сокращении численности или штата работников организации может привести к массовому увольнению работников, выборный орган первичной профсоюзной организации должен быть уведомлен о решении работодателя не позднее чем за три месяца до начала проведения соответствующих мероприятий. Критерии массового увольнения определяются в отраслевых и (или) территориальных соглашениях. Как указывает А . А. Насиковская, в настоящее время положения о массовом увольнении не систематизированы и имеют весьма разрозненный характер.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...