Главная Обратная связь

Дисциплины:






Обменный курс данных монет была одинаковой с обменным курсом норвежской кроны.



В XVI – первой половине XIX века архипелаг Шпицберген являлся форпостом русского влияния в Арктике. История его освоения неотделима от истории освоения Русского Севера. Однако скудность имеющихся источников приводит к тому, что вопрос о приоритетности открытия этого баренцевоморского архипелага до сих пор дискутируется в арктической историографии. Особенную остроту он приобрел во второй половине XIX – начале ХХ вв. в связи с претензиями разных стран на спорные территории, доказательством которых, как правило, служило право первооткрывателя.


Официально Шпицберген был открыт голландской экспедицией Я. Рийпа и В. Баренца в июне 1596 года, однако норвежцы уверены, что первенство принадлежит древним скандинавам, т.е. викингам. В одной из саг за 1194 год есть запись об открытии Свальбарда («холодный край»). Некоторые скандинавские ученые считают, что речь идет как раз о Шпицбергене. Однако не все исследователи с этим согласны. Например, В. Стефансон, К. Биркет-Смит, А. Орвин склоняются к мысли, что под этим названием следует подразумевать не Шпицберген, а восточный берег Гренландии. По мнению известного русского полярного исследователя и путешественника В.А. Русанова викинги открыли остров Ян-Майен, в Гренландском море, который расположен гораздо ближе к Исландии, чем архипелаг Шпицберген.


В некоторых английских источниках содержатся утверждения, что Шпицберген был открыт Х. Уиллоуби в августе 1553 года. Английский мореплаватель записал в своем дневнике, что обнаруженная земля лежала на широте 72 градуса. Трудно сказать какую землю видел Х. Уиллоуби, но вряд ли это был Шпицберген, который, как известно, расположен гораздо севернее указанной широты.


В свою очередь, российские исследователи приводят убедительные данные, согласно которым поморы открыли архипелаг задолго до голландцев. Нахождение в разных частях Шпицбергена старинных славянских крестов и русских изб позволяет предположить, что этот архипелаг был открыт, обследован и заселен русскими промышленниками если и не раньше голландцев, то, по крайней мере, независимо от них.

Рис. 1. Карта Меркатора, 1595 г.

Разногласия, связанные с историей открытия архипелага, проявились и в многообразии названий: поморы называли его «Грумант», считая частью Гренландии; голландцы – Шпицберген («острые горы»); норвежцы – Свальбард. Сегодня во всем мире принято название Шпицберген, а самый крупный остров называется Свальбард. Исключение составляют лишь норвежцы, у которых все наоборот: архипелаг – Свальбард, а крупнейший остров – Шпицберген.


Первые достоверные сведения о Западной Арктике, доставленные в Европу экспедициями англичан и голландцев в XVI веке, способствовали началу китобойного промысла в водах Шпицбергена. Начиная с XVII века, у его берегов возникла острая конкурентная борьба из-за промысла китов, закончившаяся разделом вод и берегов архипелага между Голландией, Великобританией, Данией, Францией и немецкими городами Гамбургом и Бременом, по специальному дипломатическому соглашению 1617 года.




Таким образом, Шпицберген, став источником крупных прибылей для ряда европейских государств, в XVII веке превратился в объект серьезных международных споров. В конце восемнадцатого столетия практически все киты были истреблены, и Шпицберген был покинут всеми промышленниками, кроме русских, которые на протяжении более полувека (до середины XIX века) были единственными обладателями архипелага. Именно на это время приходится расцвет русских промыслов на Шпицбергене. По данным В.Ю. Визе, составленным на основе различных исторических источников, всего на Шпицбергене насчитывалось 39 старинных русских поселений.


Однако уже с середины XIX века поморские промыслы на Шпицбергене приходят в упадок. Одной из причин этого явления была именно неспособность поморов, в условиях отсутствия правительственной поддержки и должной материальной помощи, конкурировать с иностранными, в первую очередь норвежскими, промышленниками. Экспансия наших северных соседей в Северном Ледовитом океане была связана с мощным подъемом норвежских полярных промыслов, основанных на повсеместном распространении у норвежских промышленников огнестрельного оружия и более совершенной техники.
Фактически в последней трети XIX века норвежцы почти единовластно господствовали в «восточных льдах». Росту норвежской экспансии также способствовало и отсутствие средств охраны и защиты северного побережья России от посягательств иностранцев, вызванное упразднением в 1862 г. Архангельского военного порта и Беломорской флотилии.


Кроме того, свою негативную роль и другие обстоятельства: в 1854 г., в ходе Крымской войны (1853 – 1856 гг.) английским корветом «Миранда» был разорен город Кола – один из важнейших поморских центров. Экстенсивная эксплуатация промысловых ресурсов архипелага привела к тому, что им был нанесен серьезный экологический ущерб. Да и сама экономическая жизнь поморов пошла по другому руслу: в связи с развитием торговых отношений с жителями Северной Норвегии многие поморы начали заниматься торговыми операциями и перевозками грузов, т.е. из промысловиков превратились в моряков каботажного плавания.
В итоге со второй половине XIX века на архипелаге начинают господствовать норвежцы. Норвегия, объединенная в это время со Швецией унией, переживала период интенсивного экономического развития, и ее буржуазия искала новые сферы для приложения своего капитала. Одними из таких сфер и являлись архипелаги акватории Баренцева моря.

В 1871 г. соединенное Шведско-Норвежское королевство обратилось к Российской Империи с нотой, в которой заявило о своем намерении присоединить Шпицберген к своим владениям. Под давлением общественного мнения русское правительство не дало своего согласия королевству в признании его прав на архипелаг. В результате, нотой от 29 июня 1872 г. Швеция отказалась от попытки присоединения архипелага. Был подтвержден его статус как «ничейной земли».


На рубеже XIX – ХХ веков арктический архипелаг наряду с научной, промысловой важностью, приобрел и стратегическое значение. В связи с завершением территориального раздела земли между крупнейшими капиталистическими державами оставаться в статусе «ничейных» земель он уже не мог. Накануне Первой мировой войны, по инициативе норвежского правительства, состоялась две международных конференции в Христиании (ныне - Осло) для «выработки основных начал установления на Шпицбергене и прилегающих к нему островах правового порядка». Однако вопрос этот до начала войны решен не был, и проблема Шпицбергена оставалась актуальной.


Таким образом, несмотря на все попытки изменить международный статус Шпицбергена, предпринимавшиеся в начале ХХ века, вплоть до 1920 г. архипелаг в правовом отношении представлял собой «ничейную землю». По постановлению Парижской конференции от 9 февраля 1920 года суверенитет над Шпицбергеном был передан Норвегии, за ее лояльное отношение в годы мировой войны к Антанте, причем гражданам других государств предоставлялась свобода поселения и промышленной деятельности. Архипелаг объявлялся демилитаризованной и нейтральной территорией. Советская Россия, будучи в дипломатической изоляции, участия в конференции не принимала и судьбу Шпицбергена, за ее спиной решили Великобритания, Дания, Италия, Нидерланды, Норвегия, США, Франция, Швеция и Япония.


Советское правительство нотами от 12 февраля и 7 мая 1920 года заявило решительный протест и отметило, что «Россия никоим образом не сможет признать для себя обязательными в какой бы то ни было мере международные акты, заключенные без ее ведома и нарушающие в той или иной форме права, принадлежащие трудящимся массам России».


В тоже время именно Норвегия была крайне заинтересована в присоединении Советской России к решениям Парижской конференции, поскольку прекрасно понимала, что без РСФСР этот договор вряд ли будет иметь юридическую силу. В течение ряда лет, советское правительство, понимая, что кардинальным образом изменить ситуацию не удастся, пыталось в обмен на признание суверенитета Норвегии над Шпицбергеном получить от этого шага веские внешнеполитические и экономические дивиденды.


Определенные подвижки в решении «шпицбергенского» вопроса состоялись в 1924 г., когда СССР признал суверенитет Норвегии над архипелагом в ответ на установление с Норвегией дипломатических отношений и заверений норвежского правительства в том, что оно признает интересы Советского Союза на Шпицбергене. После этого, в 1925 году норвежский парламент утвердил шпицбергенское соглашение, и Норвегия объявила Шпицберген частью своей территории.


Окончательное решение вопроса о международном статусе Шпицбергена произошло 7 мая 1935 года, когда советское правительство заявило о своем присоединении к Парижскому договору о Шпицбергене «без всяких условий и оговорок». Присоединение СССР к Договору о Шпицбергене было затянуто из-за противодействия США, отказывавшихся до 1934 года признавать Советский Союз.


Шпицберген не вошел в советский сектор Арктики, но СССР, имел здесь важнейшие экономические интересы (Шпицбергену отводилась решающая роль в решении топливной проблемы на Европейском Севере страны), и поэтому принял активное участие в освоении его ресурсов.


На первом этапе, советское правительство, опасаясь обвинений в экспансионизме, взяло на вооружение стратегию царских властей в отношении архипелага: частные компании как выразители государственного интереса. Была предоставлена значительная финансовая поддержка негосударственным организациям. Применяя такой метод завуалированного участия, советское государство в лице треста «Северолес» в 1925-1931 гг. приобрело контрольный пакет акций угольной компании «Англо-Русский Грумант» и стало единоличным владельцем участка, шахты и поселка Грумант. Для организации эксплуатации шахт постановлением СНК СССР от 7 октября 1931 г. был образован государственный трест по добыче и сбыту угля на островах и побережье СЛО – «Арктикуголь».


С этого момента начинается второй этап в истории советского освоения архипелага. Изменение международной обстановки (экономический кризис и последовавшая за ним «Великая депрессия», международное признание СССР) позволило государству действовать в открытой форме.
В 1932 г. трестом «Арктикуголь» было выкуплено в советскую собственность у голландской компании «Неспико» несколько угольных участков с поселком Баренцбург. В этом же году началась планомерная добыча угля на советских шахтах архипелага. Совокупная добыча угля на советских рудниках Баренцбурга и Грумант-Сити за 6 лет (с 1932 по 1937 гг.) выросла с 26,6 тысяч до 469,5 тысяч тонн в год, при общей добыче угля на архипелаге в 600-650 тысяч тонн (Визе В.Ю. Моря Советской Арктики. - М.-Л. – 1948. – С. 92). В результате, уже с 1937 г. все потребности Кольского полуострова в угле обеспечивал трест «Арктикуголь».

Фото: Артемий Лебедев

Таким образом, советские власти, приступив к добыче угля на Шпицбергне, наряду с хозяйственными задачами решали и политические: успешная работа советской угольной концессии позволила СССР закрепиться на архипелаге.

Первым руководителем треста стал М.Э.Плисецкий - отец всемирно знаменитой балерины. Известно, что именно на Шпицбергене 8-летняя Майя впервые участвовала в концерте художественной самодеятельности.
После начала ВОВ в августе 1941 года все работы были прекращены, а шахтеры эвакуированы в Архангельск. Стоит отметить, что в ноябре 1944 года советское правительство поставило перед правительством Норвегии вопрос об отмене многостороннего Парижского договора и предложило, чтобы Шпицберген принадлежал правительству Норвегии и СССР в порядке кондоминиума, то есть осуществлялось совместное управление территорией. Однако пересмотреть условия договора 1920 года не удалось. Рудники были разрушены немецкой эскадрой, и только в 1948 году, были начаты работы по восстановлению советских угольных рудников на Шпицбергене.

В 1946 г. Ленинградский монетный двор отчеканил монеты 4-х разновидностей: номиналом 10 и 15 копеек (из сплава алюминия и бронзы), 20 и 50 копеек (из медно-никелиевого сплава). Более того, существуют две разновидности монет номиналом 50 копеек: с маленькой звездой и с большой звездой. Обе эти разновидности являются нумизматической редкостью даже в России.

В 1993 г. Московский монетный двор отчеканил монеты номиналом 10, 25, 50 рублей (все из никеля, покрытого сталью) и 100 рублей (из латуни) с изображением на аверсе белого медведя и карты островов. Так как на монетах имелась надпись «Российская Федерация» и карта островов, то норвежское правительство потребовало изъять данные монеты из обращения на островах (международное законодательство запрещает изображение территорий одних государств на денежных знаках других государств). Монеты были изъяты из обращения и большая часть монет чеканки 1993 г. пошла на переплавку, так как российское законодательство не предусматривает обращение российской национальной валюты на территориях иностранных государств (Шпицберген де-юре считается норвежской территорией).

В 1998 г. были выпущены специальные монеты, на которых отсутствует обозначение номинала в российских рублях. На этих монетах (жетонах) — 3 из них были сделаны из алюминия, 2 — из латуни, 1 — из никеля — имелась надпись ШПИЦБЕРГЕН, АРКТИКУГОЛЬ, а также карта островов, надпись «Российская Федерация» отсутствовала.

Обменный курс данных монет была одинаковой с обменным курсом норвежской кроны.


10 копеек — алюминий-бронза — 1946 г.
15 копеек — алюминий-бронза — 1946 г.
20 копеек — медь-никель — 1946 г.
50 копеек — медь-никель — 1946 г. (два варианта)





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...