Главная Обратная связь

Дисциплины:






Чемпионат мира 1972 года в Чехословакии.



Начало 70-х годов в моей жизни было временем поисков и находок. Пробовала свои крылышки в самостоятельной жизни, находясь на лесной практике в Суоненйоки. Приятно было вырваться из знакомого окружения родной маленькой деревни. Я стремилась к собственному жизненному пространству, к возможности стать самостоятельной. Жизнь двух женщин с сильными характерами под одной крышей в течение прошедших лет приводила время от времени к раздорам. Чувство удовлетворения наполнило меня, когда я заметила, что справляюсь своими силами. У меня были интересная работа, друзья и прекрасная природа вокруг. Другого я и не желала.

Неприятные воспоминания о неудаче на чемпионате мира постепенно сглаживались, взгляд был устремлен в будущее. В начале лета 1971 года я распрощалась с красивыми окрестностями Суоненйоки и направилась в летний университет заниматься статистикой. Мне хотелось использовать с максимальной пользой начало лета, до первых стартов сезона по ориентированию, связанных с разъездами. Кульминационным моментом лета было организованное обществом «Ориентировщики Хельсинки» путешествие в Европу на автобусе. В течение трех недель мы колесили по разным уголкам Европы, участвовали в соревнованиях, проехали 7000 км. Красивые пейзажи, потные тренировочные костюмы и спортивное белье, новые друзья и новые впечатления.

Первенство Северных стран, проводившееся осенью 1971 года в Швеции, чуть было не осталось для меня за бортом, так как после довольно плотного лета стал снова шалить голеностопный сустав. В конце концов, меня все же включили в состав избранных, но только для участия в эстафете. Накануне личных соревнований наблюдала за подготовкой наших девочек к завтрашним стартам и удивлялась, насколько напряжены их нервы. Одна за другой бегали они к нашему врачу за снотворным.

В эстафете мне поручили первый этап. Чтение карты всегда было моей сильной стороной. Поэтому соревнование с хорошей картой было для меня чистейшим удовольствием. В ногах не было тяжести личных соревнований предыдущего дня, и я закончила свой этап первой. Я была довольна результатом, но в то же время жалела, что мне не дали возможность попытать счастья в личных соревнованиях. У моих подруг по команде Синикки Кукконен и Пирьё Сеппя возникли трудности с чтением карты, и в итоге мы заняли лишь 4-е место.

И опять наше возвращение на родину было не из радостных. Нам не удалось завоевать в шведских горах Сундсвалла ни одной медали. Причины неудач, конечно, всегда найдутся. Так и на этот раз. Основной из них, оказывается, были... слишком хорошие карты! Финны, видите ли, еще не привыкли к спортивным картам, содержащим мельчайшие подробности рельефа и местных предметов. Раньше, мол, были и Ориентировщики хорошие, и карты очень хорошие, теперь же Ориентировщики хорошие, а карты плохие. Вот, оказывается, где собака зарыта! Дело в том, что причины неудач люди часто ищут во внешних обстоятельствах, не там, где надо. Ведь трудно признаться, что причина кроется в нас самих.



Осенью 1971 года в моей спортивной жизни начался новый этап. Мой товарищ по учебе в летнем университете молодой многообещающий ориентировщик Сеппо Вяли-Клемеля убедил меня обратиться к известному тренеру Кари Синкконену. В мои тренировки пора было внести ясность и научную основу. Поэтому я набралась храбрости и позвонила Кари. Так из меня вышла настоящая спортсменка, тренирующаяся по определенной системе. С этого момента ежедневные пробежки стали неотъемлемой составной частью распорядка дня.

По ряду объективных причин я встречалась с Кари Синкконеном только несколько раз в год, но его влияние на ход моих тренировок было огромным. Он никогда не заставлял меня тренироваться, но все его существо как бы говорило мне при встречах: «Хочешь стать спортсменкой высшего класса — тренируйся. Никто не может сделать этого за тебя, никто не может заставить тебя тренироваться. Для этого у тебя самой должны быть желание и силы».

Без веской причины я не могла сказать ему: «Я не выполнила программу тренировки». Не потому, что он стал бы упрекать меня, нет, а потому, что это было бы обманом его доверия. Кари составил для меня программу, он верил в меня.

Весной 1972 года я примкнула к так называемой кладбищенской компании, все члены которой — Сеппо Вяли-Клемеля, Эркки Кнууттила и Вейко Киили — были так или иначе подопечными Кари Синкконена. Свое необычное название эта группа получила благодаря тому, что беговые тренировки ее участники обычно проводили в окрестностях кладбища города Турку. И хотя я в то время жила еще в деревне, тем не менее, из-за своего нового занятия — курсов по автоматической обработке информации — каждый день бывала в Турку. В то время бег для меня значил очень много, и самым приятным моментом было отмечать в дневнике количество километров, которое я пробежала за день. За чаем в нашей компании часто проходил и час, и другой; мы разбирали тонкости ориентирования и бега по пересеченной местности.

Чтобы скрасить темные осенние вечера, я решила в конце 1971 года поступить на курсы дзюдо. Этот экзотический вид спорта уже давно меня привлекал, и я, наконец, решила проверить, есть ли в нем что-либо полезное для меня. Дзюдо дало мне больше, чем я ожидала. На ковре я приобрела упругость мышц, силу, гибкость и нашла мужа.

Руководителем курсов был загадочный брюнет, который решил жениться на спортсменке. Этот человек, Сеппо Вейялайнен, завоевал меня своей нежностью, честностью и своими широкими взглядами. Он в момент окрутил меня, убежденную старую деву, и я стала его спортсменкой. С рождества 1971 года мы стали неразлучными, помолвку объявили в марте следующего года, а свадьбу справили в пахнущем сиренью июне. Так я приобрела прочную опору на своей спортивной стезе ориентировщицы.

С самого начала Сепи с большим интересом следил за ходом соревнований и очень быстро разобрался в секретах спортивного ориентирования. Может быть, свою роль в этом сыграло и такое эффективное средство, как метод «из уст в уста»?

Ориентирование для меня уже не было самым важным делом в мире, что не замедлило сказаться на стабилизации спортивных результатов.

На отборочных соревнованиях для участия в чемпионате мира в Чехословакии, которые проводились в Кангасала, 2-е место среди женщин заняла совершенно неизвестная спортсменка. Во многих газетах спрашивали, кто такая эта Лийса Вейялайнен, которая превзошла всех именитых соперниц, за исключением Пирьё Сеппя? Вопрос в течение лета отпал сам собой, поскольку Лийса Лиукконен больше не фигурировала в протоколах соревнований.

Накануне чемпионата мира я стала горожанкой. С печалью я рассталась с дорогими моему сердцу пейзажами волости Пииккиэ, и мы с Сепи поселились в небольшой однокомнатной квартирке в городе Турку, в районе Ханнунийттю. Мое сердце, сердце деревенской девушки, не чувствовало себя уютно, по-домашнему, в городском шуме и спешке, оно и сейчас еще не привыкло к городу. Моей акклиматизации способствовала неразрывная связь с природой. Едва приметная песчаная дорожка, по которой я бегала, приближала ко мне любимые леса и переливающиеся волнами поля.

Неутихающая боль в голеностопном суставе затрудняла подготовку ко второму в моей жизни чемпионату мира. Воспаление суставной сумки никак не хотело проходить. И, тем не менее, благодаря регулярным тренировкам моя спортивная форма достигла небывалого уровня. Чемпионат мира в Чехословакии проходил на местности, которая сильно отличалась от той, к которой мы уже в какой-то мере привыкли в Центральной Европе. По склонам возвышались столбы из песчаника, которые местами образовывали высокие кручи. Между ними можно было пройти только по узким проходам. Разница высот была очень большой, а склоны были покрыты густой сетью троп. Ориентирование в таком сказочном лесу требовало пристального, сосредоточенного внимания, так как нахождение контрольных пунктов между похожими друг на друга скалами песчаника было очень трудным делом,

Женская дистанция 7,9 км включала 400 м подъема, однако из-за поспешности в выборе маршрута многие участницы вынуждены были преодолевать многие тяжелые лишние метры. Когда команда Финляндии прибыла к месту соревнований в Стары Сплавы, я с нетерпением ждала возможности познакомиться с местностью. Один из тренировочных полигонов располагался в 2 км от места нашего размещения, и каждый из нас направлялся туда самостоятельно. Маршрут к месту старта был размечен, и я легкой трусцой побежала вдоль разметки. Я бежала по тропинке, петлявшей по дну глубокой лощины, изучая одновременно карту, чтобы выбрать подходящую трассу для тренировки. Когда я в очередной раз подняла голову, собираясь свериться с разметкой, ее нигде не было видно. Я подумала, что нахожусь совсем близко от места старта, и продолжила бег. Очень скоро я поняла, что заблудилась. Моим спутником был только ветер, шумевший в кронах деревьев. Нигде никаких признаков присутствия ориентировщиков. Я попыталась определить свое местонахождение по карте, но это не привело к желаемым результатам, поскольку я еще не добралась до местности, изображенной на карте. Однако все этим не кончилось. Я совершила ошибку, которая уже неоднократно оказывалась губительной и на соревнованиях: я пошла плутать по тропинкам без всякого плана, надеясь, все же выйти к месту старта.

Когда запланированное тренировочное время стало подходить к концу, моя злость перешла в подавленность. «Ничего себе кандидат в чемпионы мира, не может даже найти тренировочного старта...» — корила я себя, тащась по одной из тропок с понурой головой. Вдруг услышала сзади приближающиеся шаги. Пожалуй, впервые встреча в лесу с другим ориентировщиком меня так обрадовала. Быстро выяснила, что нахожусь совсем близко от места старта, и, хотя до конца тренировки оставалось всего пятнадцать минут, решила, что для успокоения совести надо побывать хотя бы на одном контрольном пункте. С испорченным настроением вернулась я с тренировки. Заперевшись в своей комнате, я дала волю слезам. Я чувствовала себя одинокой и неудачницей. Хотелось скорее домой, в надежные и теплые объятия Сепи. Впервые за время поездок на соревнования я скучала по дому. Стеснительность не позволяла мне делиться с кем-либо своими печалями и заботами, поэтому я решила пережить их в своем сердце.

Официальная тренировка, проведенная накануне открытия чемпионата мира, прошла более удачно. Это и приободрило меня.

На том чемпионате со мной произошел случай, который я буду долго помнить. Мне предстояло преодолеть небольшое поле, и когда я побежала через него, то заметила, что на нем полно каких-то людей (как потом выяснилось, журналистов и фоторепортеров), которые в упор смотрели на меня. Меня охватила паника, мозг сверлила только одна мысль — бежать отсюда, и скорей! Не взглянув на карту, я бросилась в сторону, в лес, под защиту деревьев, и только через некоторое время, пробежав метров двести, успокоилась и посмотрела на карту. Очередной контрольный пункт находился где-то посередине между песчаниками-столбами, а вот маршрут подхода к нему был неясен. «Только вперед — отыщется!»

В результате на поиски злополучного контрольного пункта ушло несколько драгоценных минут.

На второй половине дистанции я сделала еще несколько ошибок в выборе маршрута и, в конце концов, вынуждена была не без риска для жизни спускаться по каньонам между огромными песчаниковыми плитами.

Ни один из участников не прошел дистанцию без ошибок. Венгерская спортсменка Шарольта Моншпарт отлично выдержала напряжение фаворитки, допустила меньше всех ошибок и первой из представительниц стран Центральной Европы стала чемпионкой мира. На вторую ступеньку пьедестала почета поднялась представительница Финляндии Пирьё Сеппя, которая никак не могла поверить, что после всех ее маневров она показала второе время дня. Тренировавшаяся по своему методу Пирьё была в команде яркой личностью. Она знала, к чему стремится, и ее мечты сбывались. Я же заняла 6-е место и, учитывая совершенные ошибки, не могла пожаловаться на такой результат. После карабканья по крутым склонам ноги гудели, мысль о продолжении бега казалась невозможной. К счастью, подоспела помощь. Тренер нашей команды Хейно Авикайнен, услышав о моих опасениях, обещал промассировать мои ноги. Тогда я впервые испытала на себе, с каким искусством массажирует этот человек. Благодаря массажу мои ноги на следующий день опять были в хорошем состоянии. Началась подготовка к эстафете.

Эстафета на чемпионате мира в Чехословакии отличалась тем, что участницы первого этапа могли сами определять порядок прохождения контрольных пунктов. Этим судейская коллегия стремилась к рассредоточению команд по трассе. От Финляндии на первом этапе выступала волевая спортсменка Синикка Кукконен, которая и пришла первой, опередив более чем на минуту шведку Биргитту Йоханссон. Над Северной Богемией нависли тучи, пошел дождь, что осложнило задачу бегущей на втором этапе Пирьё Сеппя (она была в очках). В сыром лесу стекла очков запотевали, но Пирьё прекрасно прошла свой этап и передала мне эстафету всего через 11 с после шведки Уллы Линдквист,

Когда накануне порядок прохождения женской эстафеты был обнародован, я была удивлена тем, что меня поставили на завершающий этап — ведь я была самой молодой в команде. На мой взгляд, финишный этап следовало поручить Пирьё, отличной бегунье. «Неисповедимы пути Господни»,— подумала я и решила выступить как можно лучше.

Когда Пирьё приближалась к коридору передачи эстафеты, я чувствовала себя совершенно опустошенной.

Мне, значит, придется «хлебать из одного котла» со шведкой Биргиттой Ларссон! Большую часть дистанции я не упускала ее из виду. Временами мы обе допускали ошибки, но наши ноги опять находили общую тропинку. Судьба эстафеты решилась на последних контрольных пунктах. Биргитта отметила свою карточку на предпоследнем контрольном пункте первой, но я отставала от нее всего на несколько шагов. Последний контрольный пункт находился в небольшой роще недалеко от поля. Надо было только спуститься вниз и по его краю бежать прямо к контрольному пункту. Увидев, как Биргитта бросилась вниз по склону, я сообразила, что у меня есть некоторый шанс успеть к краю поля раньше нее. Значит, не вслед за ней, а вниз по диагонали, и что есть духу! Ни она, ни я не попали на тропинку в густом кустарнике. Моя соперница, вероятно, оказалась в еще более густых зарослях, чем я: когда я выскочила на край поля, там еще никого не было. Рощица, где находился контрольный пункт, к счастью, была уже видна, Я кинулась туда, прислушиваясь, не догоняет ли меня Биргитта. Подбежав к роще, я немного растерялась, так как не увидела флага контрольного пункта. Через пару секунд я все же его заметила и ухитрилась отметить свою карточку раньше своей соперницы по этапу.

Последняя прямая была длиной не более полукилометра. Сама бы я уже уступила, но мысль об ожидающих меня на финише товарищах по команде придала мне силы. В голове промелькнули также эпизоды Мюнхенской олимпиады. Если у Лассе Вирена и Пекка Васама хватило сил добежать до финиша, то должно хватить и у меня. Приободрил и вспомнившийся лозунг нашей «кладбищенской компании»: «Все за одного и один за всех!»

Это был мой лучший финишный спурт. Золотые медали (о них мы мечтали давно) у нас. Финское женское спортивное ориентирование, которое давно бичевали, как-то сразу взметнулось ввысь. Для меня титул чемпионки мира означал, прежде всего, победу над собой. Я доказала себе, что могу достичь более высоких результатов, чем те, которые были отмечены в протоколах двухлетней давности. Одновременно я убедилась в том, что плановая тренировка - это тот путь, который, несомненно, ведет к успеху. А этот успех окрылил меня и вызвал еще большее желание тренироваться. К тому же мне предстояло постичь еще не одну премудрость спортивного ориентирования. Я была очень благодарна Кари Синкконену за науку, за то, что под его руководством я меньше чем за год овладела многими тонкостями бега.

До этого в течение долгих лет команда Финляндии возвращалась с чемпионатов мира побитой и понурой. Теперь же в самолет садилась довольная собой женская команда с золотыми медалями. А вот с мужчинами дело обстояло хуже. В личных соревнованиях лучшим из финнов был Ристо Нуурос, занявший 7-е место. Результат мужской эстафетной команды был аннулирован из-за ошибки в порядке прохождения контрольных пунктов. Даже казалось, что серебряная медаль Пирьё и наши золотые медали за эстафету остались как бы в тени неудач мужской сборной. Как-то неприятно было видеть, что наш успех был воспринят довольно сдержанно. Можно себе представить, сколько было бы шума в случае соответствующего успеха мужчин... Поэтому победа женщин лишь смягчала общую горечь возвращения на родину. Тогда в сердце разъяренной молодой женщины родилась мысль: «Еще наступит время, когда мы вырвемся из тени мужчин!»

Пренебрежительное отношение к женскому ориентированию не было, собственно говоря, новым явлением. За предшествующие годы все привыкли к тому, что финские женщины не угрожают призовым местам на крупных соревнованиях. Наших женщин долго считали скорее ориентировщицами - туристами, чем спортсменками высшего класса. К тому же к чемпионату мира мы — Пирьё, Синикка и я — готовились столь же напряженно, как и многие члены мужской сборной. Поэтому несправедливо и обидно было слышать реплики типа: «Слава богу, хоть с такими наградами вернулись».

Тем не менее, в родной общине Пииккиэ мне была организована торжественная встреча. Высоко оценили успех и ориентировщики округа Юго-Западной Финляндии. Особенно старались бодрые папаши, ориентировщики - ветераны, которые были готовы утопить меня в своих поздравлениях. Эти упрямые искатели контрольных пунктов неустанно следят за моими спортивными результатами, успехами и неудачами, и потому всегда, беседуя с ними, моими верными друзьями, я испытываю к ним чувство теплой благодарности.

После чемпионата мира в Чехословакии я тренировалась с еще большим воодушевлением. В голове уже засела мысль об участии в очередном чемпионате мира, который должен был состояться через два года в Дании. В следующем же году предстояло помериться силами с сильнейшими скандинавскими ориентировщицами на первенстве Северных стран в Норвегии. Вывих голеностопного сустава постоянно мучил меня, но с помощью лейкопластыря и своего врожденного упрямства я кое-как справлялась с травмой. В 1973 году я впервые стала чемпионкой Финляндии. На соревнованиях более низкого ранга побед до этого было хоть отбавляй, а вот на важнейшем соревновании страны повезло впервые. Чемпионский титул, правда, висел на волоске. В лесу я подвернула голеностоп (в который уже раз!), отсыревший на дожде лейкопластырь отклеился, и я собиралась уже сойти с дистанции. Боль, однако, утихла, что и позволило мне прийти к финишу. В середине лета я надумала продолжить свое образование. Я подала соответствующее заявление и в один прекрасный день получила письмо, в котором сообщалось, что Лийса Вейялайнен принята на факультет общественных наук Туркуского университета. Интерес к лесному хозяйству сменился интересом к социальным наукам, Главным предметом я хотела выбрать психологию, но конкурсные экзамены и первенство Северных стран совпали по времени, так что экзамены по профилирующему предмету пришлось перенести на следующую осень. На первом году учебы работы хватало и по другим предметам.

Первенство Северных стран проводилось на острове Стурд, расположенном у западного побережья Норвегии. Эти соревнования вернули меня с небес на землю. В норвежских условиям я соревновалась впервые, но меня считали сильнейшей в финской команде, И что же из этого вышло? В горячке соревнования я пропустила на карте один из контрольных пунктов (зажала его пальцем), а в результате на моей карточке недосчитались одной отметки. Мой результат, естественно, был аннулирован. И тут вспомнился черный день, который был в моей жизни четыре года назад. И тоже на первенстве Северных стран, проводившемся тогда в Финляндии. «Я, значит, совсем не поумнела за прошедшие четыре года?» - мучилась я. Результат в эстафете немного улучшил настроение. Сиркка-Лийса Коскела, Синикка Кукконен и я заняли в эстафете 2-е место, уступив норвежкам.

День эстафет вылился в большой праздник для наших мужчин. Наша первая команда, в которую входили Ристо Нуурос, Симо Нурминен, Туомо Пелтола и Сеппо Вяли-Клемеля, оставила далеко за спиной спортсменов Швеции и Норвегии, ходивших до этого в фаворитах. После переезда в Турку я стала подумывать о возможности перехода в другое общество. Актуальным этот вопрос стал, правда, только на следующий год. А пока мне было хорошо в своем «Пииккиэн Карху». В знакомой обстановке и с хорошими друзьями было приятно тренироваться и участвовать в соревнованиях. Однако для меня, ориентировщицы высокого класса, этого уже было мало. Мне казалось, что для дальнейшего роста необходимо перейти в общество с более высоким уровнем спортивного ориентирования. С малых лет я гордилась синим костюмом «Карху», и конечно же мне трудно было расставаться с воспитавшим меня обществом. Нисколько не облегчили мой переход и некоторые высказывания моих товарищей - кархувцев. Они считали меня предательницей, неблагодарной, которая, мол, получив в родном обществе хорошую подготовку, переметнулась в другой лагерь и кует теперь славу чужому спортивному обществу.

Сама я все же считала, что мы квиты: я записала в актив своего прежнего общества один титул чемпионки мира, два — чемпионки Финляндии и много других побед.

Мне нужны были новая школа ориентирования и новые товарищи, более сильные, чем я сама. Такого уровня спортсменов в «Пииккиэн Карху» не было. В этом основная причина моего перехода в другое общество.

В «Пииккиэн Карху» я была, как говорится, одинокой волчицей. Единственной спортсменке уровня сборной страны, мне приходилось самой заботиться о поездках на тренировочные сборы, проводимые в выходные дни, и на различные соревнования за пределы нашей провинции. Общество брало на себя заботы лишь в рамках своего округа, во всем же остальном я должна была рассчитывать на свои силы и средства. И хотя постоянные заботы, связанные с организацией поездок, казались тогда скучным и неприятным делом, я все-таки не жалуюсь на судьбу. Во время таких поездок я научилась оценивать свои возможности и устраивать свои дела, что было очень хорошей школой и принесло много пользы в моей дальнейшей жизни.

В новом спортивном обществе я чувствовала себя хорошо, правда, справедливости ради надо сказать, что в «Лиедон Парма» я не испытывала того ощущения семейного круга, которое не покидало маня в «Пииккиэн Карху». В новом обществе я многому научилась у таких опытных мастеров ориентирования, как Тимо и Туомо Пелтола и Вейкко Киили.

Переход из одного общества в другое — это всегда трудно и для уходящего, и для остающихся. Представителям старшего поколения всегда нелегко понять, почему молодой спортсмен уходит. Для этого им надо поставить себя на место молодого ориентировщика из маленького сельского спортивного общества, который не желает останавливаться на достигнутом, а стремится к новым высотам.


Хватит ли сил продолжить:





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...