Главная Обратная связь

Дисциплины:






Чемпионат мира 1976 года в Шотландии.



Сборная Финляндии выехала в Шотландию заблаговременно, за несколько дней до начала чемпионата. После перелета в Англию мы переночевали в Лондоне и рано утром поездом отправились на север страны. Чем ближе мы подъезжали к цели, к туристскому центру Авъемор, тем реже становился лес. В то же время во все стороны простирались несметные вересняки, нетронутые и прекрасные. Однако мы приехали ориентироваться, а не любоваться пейзажами! Позже мы убедились, что есть в Шотландии и леса.

В составе женской сборной Финляндии есть и бывалые ориентировщицы, знатоки своего дела, и молодые начинающие спортсменки. Представительницами нового поколения ориентировщиц были дебютировавшая на датском чемпионате мира 19-летняя Оути Боргенстрэм из Хювинкяя и 16-летняя Гун-Виол Нюняс из Пиетарсаари, сенсационная победительница отборочных соревнований. Старшую возрастную группу кроме меня представляли еще Синикка Кукконен, успешно выступившая на многих крупных летних и зимних соревнованиях, и запасная Хелена Маннервеси. Команды были размещены в маленьких тесных комнатках на четыре человека. Тепло — единственное преимущество этих комнат. Отнесясь к ситуации со здоровым юмором, кое-как разместились и обжились. И в последующие дни смех не умолкал в комнате «старых баб», а застрельщиком была Синикка.

До начала личных соревнований у нас было целых три дня на ознакомление с местностью. В первый из этих дней, понедельник, мы с Сепи запланировали потренироваться в прохождении дистанции на большой скорости, в соревновательном темпе. В остальные дни я должна была знакомиться с тренировочными трассами в темпе ходьбы и обеспечить полное восстановление сил к решающим стартам. Я и в нормальных условиях в последнюю неделю перед ответственными соревнованиями сильно не перегружаюсь, так что положение оставалось привычным.

Так уж вышло, что одновременно с нами в понедельник пришли на тренировку венгерские девушки. Кто-то предложил провести матч между родственными народами. Сказано это было, конечно, в шутку, но время засекли. Поднялся колоссальный шум: я пробежала тренировочную трассу на 3 мин быстрее чемпионки мира 1972 года Шарольты Моншпарт, которую считали одной из главных претенденток на победу. Мне рассказали, что у спортсменки из Будапешта лицо вытянулось, когда она узнала о моем результате.

Я была довольна тренировкой, всей душой наслаждалась легким бегом по папоротниковым склонам и чувствовала себя готовой к борьбе за медали чемпионата мира. Если ты уверен в себе, то никакие посторонние вопросы не могут сбить твоего боевого настроя. Поэтому я не обращала никакого внимания на руководителей команды, пытавшихся мне что-то внушить.



Тренировка второго дня проходила на труднопроходимой местности. Мне казалось, что я совсем не продвигаюсь вперед по высокому вересняку и топким болотам. Кроме того, было неприятно наблюдать, как твои соперницы, словно газели, обгоняют тебя. Ведь я же в соответствии с планом тренировки шла пешком, а не бежала. И все равно было обидно. Поскольку и с ориентированием в таком темпе не очень клеилось, то вчерашняя уверенность пошатнулась, и я со слезами на глазах повернула в сторону финиша.

Я подошла к автобусам и стала переодеваться, прислушалась к разговорам девушек, возвращавшихся с трассы. К своему удивлению, обнаружила, что и они жалуются на труднопроходимость местности, что и у них возникли трудности с нахождением контрольных пунктов. Поэтому не было никаких оснований завидовать легкому бегу других — у меня был восстановительный день. Сепи напомнил, что, наоборот, я должна быть довольной — ведь другие растрачивали энергию, а я ее только накапливала.

Официальная тренировка с картой накануне соревнований проходила в нормальном темпе: мы спокойно изучали расположение контрольных пунктов и уточняли условные знаки, обозначающие местные предметы и другие характеристики местности. И все это без особого напряжения. Местность по сравнению со вчерашними зарослями была приятной, а скоростное прохождение трассы моими соперницами только подстегивало меня. Я была готова к соревнованиям. Сепи приехал на чемпионат в качестве представителя прессы, но мы почти не встречались. Журналистов и представителей спортивных организаций разместили в просторных гостиничных номерах недалеко от нас, но появляться в местах размещения участников журналистам было запрещено. Не делалось исключений даже для мужей.

Я считаю правильным, что участникам соревнований обеспечивается возможность спокойно сосредоточиться, поскольку журналисты только мешают спортсменам. Конечно, представителям средств массовой информации тоже нужно создать условия для работы, но не за счет отдыха и спокойствия спортсменов. Лучше всего в таких случаях организовать ряд пресс-конференций, в которых принимает участие вся команда. Так было в Шотландии, так было и на всех крупных соревнованиях позднее. Думаю, все стороны довольны такой организацией пресс-службы. Однако запрет нам с Сепи не мешал, так как времена, когда меня надо было гладить по головке, прошли. Мы вместе пережили несколько тревожных месяцев и переговорили уже обо всем. Поэтому мы готовы были принять то, что нам суждено. Какими бы ни были результаты чемпионата мира, нас ожидало свое награждение победителей в марте будущего года.

Перед крупными соревнованиями я лучше всего себя чувствую, когда нахожусь одна, и Сепи это знает. И тем не менее здесь, в Шотландии, для меня было очень важно, что он поблизости. Он был мне поддержкой, когда я нуждалась в этом, и в другое время как бы оставался в тени, ненавязчиво разделяя со мной тяжесть нашей тайны.

Вечером накануне соревнований Сепи в качестве заботливого мужа или издерганного тренера прорвался сквозь все преграды и пришел навестить меня. Наш незаменимый тренер Юкка Каллиокоски только что закончил массировать меня, вышел из комнаты и повстречался с Сепи. Юкка указал Сепи на дверь и совершенно спокойно сказал:

- Ваша жена сейчас расслабляется, а потом пойдет спать. Вы можете вернуться в гостиницу или отправиться успокаивать свои нервы в пивной бар.

Это не привело к серьезному выяснению отношений, так как Сепи, тоже тренер, правильно понял намек и удалился готовиться к завтрашнему дню.

В последний вечер перед важными соревнованиями я всегда стремлюсь успокоиться, настроиться на отдых. Как я провожу этот вечер, зависит от обстоятельств, но чаще всего я ухожу на прогулку в лес. Вот и здесь, в деревне Авъемор, сердце Шотландии, даруемый природой покой совсем рядом.

Окруженная вечерней тишиной, поднимаюсь по каменистой тропке. Стартовая площадка чемпионата мира с флагами стран-участниц остается внизу, в долине. Удивительно, как мало это меня сейчас волнует... Ветер на крутых скатах холмов обдает прохладой. На тропе, в спускающихся сумерках, я чувствую себя счастливой.

Впервые за несколько дней, вспоминаю о малыше, который развивается внутри меня. С тобой, мой малыш, я завтра приму старт на чемпионате мира, ранее казавшемся мне очень важным, самым важным делом на свете. Сейчас же подумалось, что завтрашний день не будет отличаться от всех других. Группа ориентировщиц (и я в том числе) примет участие в соревновании, победитель которого станет чемпионом мира. Титулы чемпионов мира присваиваются каждые два года, а вот первого ребенка вынашивают и рожают только раз в жизни. Факт твоего превращения в родителя со всеми вытекающими из этого радостями и печалями повлияет на твою будущую жизнь, и титул чемпионки мира, будет он завоеван или нет, по сравнению с этим выглядит пустяшным делом. Перевожу взгляд с отливающих синевой холмов в долину, в сторону деревни. Пестро-коричневая куропатка перелетает тропу передо мной; я спешу вниз по склону — надо успеть на массаж к Юкке. Никогда раньше в преддверии соревнований я не чувствовала себя столь спокойной, как в тот вечер. На массаже веки невольно смыкаются, хочу спать. Еще нет и девяти вечера, но я чувствую себя настолько утомленной, что сразу же после упражнения на расслабление решаю лечь спать, о чем и говорю Юкке.

Я стартую в последней группе, и поэтому утром у меня будет достаточно времени подготовить снаряжение к соревнованиям. Юкка подмигивает мне и уходит, когда я уже почти сплю. Спокойное самочувствие и подбадривание этого человека прекрасно помогли мне при подготовке к чемпионату мира. И хотя после первенства Финляндии в Хиннеръйоки мы ни разу не говорили с ним о моей беременности, Юкка после Сепи был самым важным человеком на моем пути к Шотландии. Он очень тонко чувствует человеческое настроение и обладает искусством ненавязчивого стимулирования. Желающих похлопать по спине перед соревнованиями всегда достаточно, но большинство из них делают это скорее для себя, чем для спортсмена. Другое дело Юкка.

Часто приходится наблюдать, что перед важными соревнованиями нервы перенапряжены не только у спортсменов, но и у руководителей команды. Иногда кажется, руководителям и тренерам также необходим аутотренинг, позволяющий выдержать напряжение соревнований. Дело в том, что излишние сочувствие, сопереживание и предупредительность мешают спортсменам сосредоточиться перед стартом. Конечно, поддержка и помощь нужны, но оказывать их надо умеючи, ненавязчиво.

Рассвет решающего дня на холмах Шотландии. Просыпаюсь от возни Синикки и Хелены, которые стартуют раньше меня и готовятся к отъезду на место старта. Приятно потягиваюсь, гоню прочь остатки сна. День начинаю с привычной утренней пробежки. Организм сразу должен включиться в работу. Выступает пот, и ощущение тепла распространяется по всему телу. Бегу легко. От усталости предыдущих дней не осталось и следа. Бегу трусцой по сырой траве и смотрю, как к месту соревнований направляется первая партия участников. Молчаливые мужчины и женщины подходят к автобусу. В воздухе чувствуется напряженность. Тренеры дают последние указания своим подопечным. После этого каждый должен действовать самостоятельно.

В столовой тихо. Многие уже поели, поэтому я без всякой очереди набираю на поднос свой завтрак. В течение часа перевариваю пищу, читая какой-то английский бульварный роман. Затем перехожу к психомышечным упражнениям. Девочки уже уехали. В тихой комнате начинаю беседовать со своими мышцами. Одна за другой они расслабляются, и вскоре я чувствую себя как бы плавающей в теплой воде. Через десять минут встаю с пола бодрой, готовой к действию.

Сажусь в последний автобус, направляющийся к месту старта, В нем есть свободные места. Пассажиры с утра неразговорчивы. Кое-кто жует жевательную резинку, слышится негромкий разговор, но большинство сидит, погрузившись в свои мысли, и смотрит в туманное утро. В нашей палатке около старта тоже тихо. Девочки молча готовятся к соревнованиям. Для многих эти соревнования — самые важные в их жизни. Кто-то заклеивает лейкопластырем ноги, кто-то заделывает потертости на пальцах ног, из угла палатки доносится сильный запах линимента. Сижу на скамеечке и слежу за приготовлениями своих подруг. Взгляды встречаются редко — каждый занят своим делом. Мне кажется, что я вне этого молчаливого напряженного круга.

Антти Канерва, наш помощник на старте, торопится к палатке, Выхожу, спрашиваю, что произошло. Антти от кого-то слышал, что Гун-Виол Нюняс, стартовавшая первой, показала очень хорошее время и сейчас является лидером соревнований. Услышав результат Гун, я подумала: «До этого результата в моем нынешнем состоянии мне не дотянуть». Однако я тут же выбросила эту мысль из головы, тем более что достоверность информации в данной ситуации не могла быть гарантирована. Надо надеяться только на свою голову и ноги.

Иду на площадку для разминки. Там вижу венгерку Шарольту Моншпарт, которая стартует тремя минутами раньше меня. Я видела ее усердные рывки по лесной тропинке. Антти рассказал, что девушка разминается уже около часа. Шарольта пробегает марафон быстрее, чем за 3 часа, поэтому сил у нее должно хватить. С моей же точки зрения, хорошо, что соперница тратит так много сил на разминку.

За полчаса до старта и я берусь за лейкопластырь. Оба голеностопа надо закрепить, хотя они и в хорошем состоянии. Тогда не надо будет задумываться о том, как ступать. Так... Теперь надо заклеить шнурки на кроссовках, надеть на руку счетчик контрольных пунктов и повязку от пота на лоб. Отдаю свою карточку участника и компас Антти, который остается дежурить на исходном старте.

Разминаюсь трусцой в спокойном темпе по тропинкам разминочной площадки. Нахожу защищенное от ветра место и выполняю привычные упражнения на растяжение мышц. Антти уже нервничает, смотрит на часы, подзывает меня к исходному старту. Компас и карточка участника, каждые на свою руку, и я готова раскрыть секреты папоротниковых лесов Шотландии.

Получаю разрешение выйти на старт, расположенный в полукилометре от исходного. Отсчет времени начинается только оттуда. До старта еще около минуты, и я решаю использовать ее на изучение карты. Местность узкая, с множеством тропинок. В двух местах она непримечательная, там надо держать ухо востро.

Звякнули часы, мне вручают карту. Наконец-то я на дистанции! Быстро выбираю маршрут к первому контрольному пункту и срываюсь вниз по чистому твердому склону. Пожалуй, слишком часто бросаю взгляд на карту, но я хочу быть точно «привязанной». Первый контрольный пункт расположен на небольшой площадке по скату, и к нему можно добраться по огибающей гору тропинке. Местность кажется легкопроходимой, поэтому принимаю решение идти кратчайшим, на мой взгляд, маршрутом. Вот виднеется кормушка для животных. Еще немного вперед, три горизонтали вверх, и я уже вижу контрольный пункт. Хорошее начало, да и бег идет нормально. Как всегда на ответственных соревнованиях, мне кажется, что я бегу слишком медленно; на самом же деле бегу быстрее, чем обычно.

Перед вторым контрольным пунктом местность маловыразительна, но, к счастью, сразу за ним имеется верный стопор — большая тропа. Не замечаю еле видной тропки, отходящей от первого контрольного пункта, и потому сворачиваю влево. Мне кажется, что с этой стороны можно надежнее выйти к контрольному пункту. Пробежав примерно половину расстояния, я натолкнулась на высокие папоротниковые заросли. Что делать? Обогнуть или пробиваться через них? Путь напрямик подкупает, потому что сразу же за зарослями начинается тропинка. И вот я обнимаюсь с папоротниками, каждый шаг дается с трудом. Начинаю паниковать. Неужели на этом все и кончится, не успев даже начаться? Продолжаю продираться вперед, ругая себя за жадность. Если бы я обогнула папоротники, то скоро уже была бы на втором контрольном пункте. После борьбы с папоротниками, показавшейся вечностью, выбираюсь наконец на тропу. Не останавливаясь, срезаю на угол больших троп, там перехожу на маленькую тропинку, но тут же соскакиваю с нее, поскольку не могу определить точно, где нахожусь. Ничего не понимаю — передо мной контрольный пункт, но ведь его не должно здесь быть. Где же я? Надо успокоиться и определиться. Так, этот контрольный пункт на гряде, а мой расположен на маленьком бугре. Если я не ошибаюсь, то за этой грядой должна быть тропа. Какое облегчение — я не ошиблась. Теперь немного вперед от скрещения тропинок, и вот он, контрольный пункт.

Беру направление на третий. Преодолеваю гору и вывожу на маленькую тропинку. Здесь решаю слегка замедлить темп бега, чтобы из-за излишней спешки вновь не потерять драгоценное время. От скрещения троп по скату выхожу на другую тропу, проверяю направление и начинаю подъем в гору, на северном склоне которой, в небольшой впадине, находится контрольный пункт. Расположенные на склонах контрольные пункты всегда для меня трудны, поэтому для уверенности я решила взять его через горку, находящуюся к западу от него. Вижу флаг и с удовольствием отмечаю свою карточку.

На четвертом контрольном пункте может быть многолюдно — он отдан в распоряжение прессы и телевидения. Надеюсь, что в этом многолюдье найдется местечко для еще одной маленькой ориентировщицы. Продираюсь через густой кустарник и выхожу к сиротливо развевающемуся флагу контрольного пункта. Только судьи стоят невдалеке от него. Журналисты, вероятно, заспешили к финишу. Это хорошо. Могу спокойно продолжать работу.

Пятый контрольный пункт кажется трудным. Вблизи небольшой ямы, где он расположен, не видно никакого четкого ориентира. Определив направление, выбегаю на поперечную тропу и пытаюсь понять, в каком месте нахожусь. Вдали виднеется широкая впадина. Она тянется между зелеными массивами. По ней я могу пробежать почти до конца, а там повернуть прямо на север. Это еще что такое? Лес становится гуще, и местность явно поднимается. Тут что-то не так, Я должна остановиться и проверить, в чем дело. Ах вот оно что! Оказывается, я угодила в лощину, расположенную южнее той, по которой сориентировалась. Теперь надо срочно пробраться в нужную мне лощину и там определиться. Это должна быть гряда, ограничивающая лощину с севера. Здесь беру направление прямо на контрольный пункт. Но что это? Там не видно флага. Я, кажется, забралась слишком высоко, надо сделать поправку влево. Теперь вижу флаг.

Участок от пятого до шестого контрольного пункта — скоростной. Ничего не остается, как взять компас и попытаться не сбиться с курса. Как-то я справлюсь с этой задачей со своим слабым умением ходить по компасу? Контрольный пункт находится в лощине. До него на пути есть две ямы, по которым можно уточнить свое местонахождение. Вижу тропу. К счастью, я не сбилась с курса. А вот и яма — та, что побольше. Хорошо. Продолжаю бежать в этом же направлении и сбрасываю две горизонтали — контрольный пункт взят.

С каждым контрольным пунктом становится труднее. Ну разве можно разобраться в этой мелкотне? И тем не менее надо пробиваться. Удачно выхожу на пересечение троп и продолжаю маршрут по краю гряды. А вот и контрольный пункт, но почему же не видно чащи, на окраине которой он должен быть? Неужели я что-то напутала? Стоп! Надо все уточнить. Этот контрольный пункт находится наверху, а мой должен быть на краю чащи, в большой яме. Надо же, до чего же глупым может быть человек! Я, оказывается, поднялась на три лишние горизонтали и вышла на мужской контрольный пункт.

Поздно теперь казнить себя, быстрее вниз, к своему контрольному пункту. Отмечаю седьмую клеточку в своей карточке.

Расстояние до восьмого контрольного пункта невелико. Эту глубокую яму надо обойти. Вот это круча! Такое впечатление, что ноги насквозь пропитаны молочной кислотой. А наверх забраться надо. Контрольный пункт в небольшой впадине почти на самой вершине взят без каких-либо проблем.

Расстояние до девятого контрольного пункта больше, чем до предыдущего. Сначала надо быстро добежать до открытого участка, расположенного на половине пути. Бегу и изучаю по карте подходы к контрольному пункту. Вижу, бегущего во весь опор, Рольфа Петерссона. Куда это он спешит? Бежим в одном направлении. Стараюсь держаться за ним и не отстать. Так просто ты от меня не убежишь — есть еще порох в пороховницах! Вот и открытый участок, по которому добегаю до пересечения тропинок. Вторая часть кажется ровной. Это значит, что мне опять придется бежать по компасу. Мой лидер начинает понемногу уходить. Контрольный пункт — в той небольшой впадине. Да вот он уже с левой стороны! Я чуть было не увлеклась преследованием и не пробежала мимо него.

Перед полем надо найти еще один контрольный пункт. Уж больно много зелени вокруг него! К счастью, мне удается по тропкам подойти ближе. Надо только уточнить направление. Вот канава. По ней я смогу выйти на него, если сумею прорваться через густой кустарник. Вижу кормушку и флаг возле нее.

Теперь скорее на запад, к краю поля. До чего же густой кустарник! Но ведь и другим приходится его преодолевать... Поле уже просвечивает сквозь заросли, выхожу на полукилометровую отметку. Нужно быть очень внимательной, чтобы не бежать слишком быстро. На оставшейся части дистанции нельзя допустить ни единой ошибки. На другом конце поля вижу финиш. Вот бы махнуть туда напрямую! Но надо продолжать соревнование... Одиннадцатый контрольный пункт находится в старых развалинах. К нему надо пробиваться через зеленый барьер, а к двенадцатому можно будет добежать в основном по тропинке.

Маршрут что-то затягивается. Правда, опушка леса уже видна. Опять берусь за компас. Вот земляные валы, за ними местность начинает подниматься. Что это там виднеется? Я забралась слишком далеко на юг, это же опять поле... А вот и развалины двух зданий. Контрольный пункт — в северных развалинах. Опять сделала лишний крюк.

К двенадцатому контрольному пункту надо подходить осторожно — уж больно кудрявыми выглядят его окрестности... Начальную часть можно пройти с хорошей скоростью, до самой дороги. Потом по дороге на юго-запад до края болота. Впереди видна тропа. Быстро перехожу на нее и бегу метров двести. Затем беру направление по компасу и углубляюсь в лес. Выхожу на открытый участок и вижу контрольный пункт — на самом носу небольшой гряды.

Теперь бросок на юг к тринадцатому контрольному пункту, который приютился на южном краю большого оврага. Вот и он. Ныряю в него и бегу к контрольному пункту.

Далее я решила выйти на перекресток дорог и выбрать наикратчайший путь. К тому же по дороге можно бежать в хорошем темпе. Главное — не ошибиться и прыгнуть в лес в нужном месте. Заблаговременно устанавливаю компас на необходимое деление. Добежав до поворота, сворачиваю влево и начинаю подъем в гору. Впервые за все время соревнования начинаю считать шаги. До сих пор я шла без крупных ошибок и поэтому решила сделать все возможное, чтобы достойно завершить дистанцию. По моим подсчетам, я должна быть ужа на месте. Ищу глазами яму. Меня одолевает страх: я вижу только бугор. Вспоминаю, что совсем не ознакомилось с легендами контрольных пунктов. На карте мне казалось, что контрольный пункт должен быть в яме. Быстрый взгляд на оборотную сторону карточки участника. Читаю: четырнадцатый контрольный пункт находится на восточной стороне бугра. Теплая волна облегчения обдает меня, и я спешу отметить свою карточку.

Беру точное направление на предпоследний контрольный пункт. Местность относительно ровная, считаю шаги. Контрольный пункт должен быть виден уже а конце тропы. И действительно, в кустах мелькнул знакомый флаг. Ух, чуть было не пробежала мимо... Остается последний, шестнадцатый, контрольный пункт. Он совсем рядом с тропой. Выжимаю все, что еще осталось в моих онемевших ногах. Контрольный пункт где-то рядом, вижу протоптанную дорожку наверх. К счастью, финиш уже близко. Гора дается с трудом, вряд ли у меня хватило бы сил преодолеть еще несколько таких гор.

Последняя отметка в карточке. Остается финишная прямая. С одной стороны, это самая легкая часть дистанции, а с другой — самая трудная. Здесь бежишь по размеченной трассе, и не надо думать, куда она тебя приведет, но физически на этом участке надо выложиться полностью, выжать те силы, которые остались неиспользованными в лесу.

Только сейчас вспоминаю, что на этот раз я бежала не одна. У тебя, мой малыш, я черпала силы и вдохновение для того, чтобы с честью справиться с бесконечно длинной финишной прямой. Пересекаю финишную черту и, обессиленная, валюсь на руки начальника команды Юкки Салменкюля, Напряжение предыдущих месяцев прорвалось обильными слезами. Я прошла дистанцию хорошо и уверена, что вошла в шестерку лучших. Вытираю глаза, напряжение постепенно проходит. Никто не может меня ни в чем упрекнуть, я оправдала путевку на чемпионат мира. Юкка говорит, что я стала чемпионкой мира. У меня было столько срывов и неудач, столько 2-х и 3-х мест, что никак не могу ему поверить. Окончательная ясность в распределение мест будет внесена только после того, как станет известен результат последней участницы.

Как обычно, Сепи нигде не видно, хотя я его уже давно ищу глазами. Когда Юкка отсылает меня в душевую палатку, замечаю, что мне стало холодно. Перед тем как уйти, смотрю на демонстрационное табло. Вижу, что недурно выступили и другие финские участницы.

Приятно вырваться из «когтей» журналистов, хоть и ненадолго. В душевой палатке наши девочки поздравляют меня, но я пока еще не считаю себя победительницей. Наслаждаюсь теплом воды на своем теле и чувствую себя счастливой. Счастливой потому, что в меру своих способностей я достойно выступила в составе сборной Финляндии на этом чемпионате мира. Своим результатом я почти довольна, и у меня нет сил гадать, какое я в конечном итоге займу место. Возвратившись на финишную площадку, нахожу там Сепи. Наши взгляды встречаются, и я читаю в его глазах удовольствие и облегчение. Сепи, убежденный пессимист, не берется предсказывать, какое я займу место, и мы вместе ждем на финише участниц, стартовавших последними. Сепи это ожидание, как видно, дается труднее, чем все последние месяцы, вместе взятые.

Проходят минуты, и мои соперницы одна за другой приходят к финишу. И вот время надежды последней стартовавшей участницы кончилось. Свершилось! Титул чемпионки мира — наш! Мой муж, типичный финн, не относится к числу людей, которые бурно поздравляют, особенно если речь идет о его собственной жене. Поэтому я приятно удивлена, когда он обнимает меня и громко чмокает в губы. Мы все-таки добились своего!

Знакомые и незнакомые люди крутятся вокруг меня, поздравляют. Интерес людей ко мне вызывает улыбку, потому что я еще и вести-то себя не умею по - чемпионски. А еще удивительнее то, что меня этот шум вообще никак не трогает.

Прессу интересуют впечатления от соревнований и планы на будущее. Женщин - журналисток интересует вопрос, на каком месяце наш малыш. Я не отвечаю на этот вопрос и иду посовещаться с Сепи. Это вызывает среди журналисток подозрения. Поползли слухи, но никто не осмелился напечатать по этому поводу ни слова.

Медали победителям вручают перед старинной крепостью Дарнавей, в которой разместился штаб и оргкомитет чемпионата мира. Игра на волынках создает подлинно шотландскую атмосферу. Раньше я часто думала о том, как бы я себя чувствовала в роли чемпионки мира. Теперь это произошло в действительности. Я была горда за свою страну, когда под звуки нашего гимна на самый высокий флагшток поднимался флаг Финляндии. Сквозь пелену слез я искала глазами среди многих сотен присутствующих Сепи. Мне казалось, что его место рядом со мной; на пьедестале почета. Не будь его, я бы не стояла здесь сейчас.

И только в автобусе, который увозил нас в гостиницу, я наконец смогла свободно вздохнуть и разобраться в своих мыслях. Я победила, стала чемпионкой мира, достигла цели, к которой стремилась долгие годы. Как я себя чувствую сейчас? Я устала, очень устала от сегодняшнего бега и от людского шума. И тем не менее я довольна и спокойна, как может быть доволен и спокоен человек после хорошего трудового дня. Я не вижу необходимости бурно выражать свои чувства, моя радость в том, что мне очень хорошо внутренне.

Мы с Сепи покачиваемся рядышком в автобусе и молчим. Этот день дал нам очень много. Сегодня обрели подлинное значение те тысячи километров, которые я пробежала на тренировках. Сегодня выветрились из памяти многие моменты отчаяния и разочарований. Вспоминается давнишний случай, происшедший со мной в самом начале моих занятий спортивным ориентированием. В один из прекрасных майских дней, в День мамы, спортивное общество «Пииккиэн Карху» организовало национальные соревнования по ориентированию. Соревнования проводились около нашей деревни. Для меня они складывались удачно, и мое имя появилось на верхней строчке демонстрационного табло. Меня, 13-летнюю девчушку, уже поздравляли с победой, но тут я заметила, что мое имя перекочевало в самый конец списка. Показанное мною время было перечеркнуто и под ним написано: «Результат аннулирован». В этот момент солнце перестало улыбаться мне. Я, оказывается, впопыхах забыла побывать на одном из контрольных пунктов. О моем разочаровании услышала вся деревня. Я мчалась домой и ревела. Прибежав, я зарылась лицом в постель и продолжала реветь. Поскольку мои родители были учителями, мы жили прямо в школе, где как раз в тот момент проходило торжественное собрание, посвященное Дню мамы. Во время одного из номеров программы мама услышала странные звуки, доносившиеся из нашей квартиры. Гости тоже стали прислушиваться и переглядываться. Мама встала и пошла выяснять, в чем дело. Она пыталась всячески успокоить меня, но я продолжала заливаться горючими слезами. Тогда меня решительно выпроводили из дома на расстояние, откуда мой рев не мог помешать завершению торжественного мероприятия.

Подумала, почему вспомнился именно этот случай и именно сегодня. Вероятно, потому, что разочарования и поражения полнее осознаешь, когда цель - большая победа - достигнута.

На следующий день в программе была тренировка к эстафете. После этого меня и чемпиона мира среди мужчин, норвежца Эгила Йоханссена, пригласила телерадиокомпания Би-Би-Си, снимавшая фильм о чемпионате мира. Британцы хотели показать нас крупным планом во время соревнований. Удивительными были все эти фокусы со съемкой, когда меня гоняли два часа кряду. Автомашина с кинооператором ехала по дороге, а я бегала вдоль шоссе по высокому вересняку. Один дубль, второй, третий... Фильм нужно было еще озвучить. Поэтому меня заставили носиться по брошенным сухим веткам по кругу, в центре которого был установлен микрофон. Ничего, это было даже интересно. Главное, не заставили бежать всю девятикилометровую трассу.

Моя мама часто острит: хорошо, хоть из газет можно узнать о делах своей дочери. Но мы не хотели, чтобы она из тех же газет узнала о предстоящем рождения внука. Поэтому на вечер мы заказали телефонный разговор с Турку. Из пресс-центра, правда, трудно было изложить дело так, чтобы об этом не услышали оказавшиеся рядом финны...

Умные побеждают:





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...