Главная Обратная связь

Дисциплины:






Эстафета на чемпионате мира 1978 года.



...Секунды бегут безжалостно. Успела ли Кристин добежать до пункта раздачи карт? Пожалуй, пробегусь немного, чтобы не замерзнуть. И что это они смотрят на меня с такой жалостью в глазах, ведь эстафета еще не закончилась? Кристин, конечно, сильная спортсменка, но ведь и я не из слабых... Надо отбросить все посторонние мысли и думать только о предстоящем беге. А вот, кажется, и Марита уже бежит. Наконец-то начнется серьезная работа.

Не слишком ли тесны мне эти брюки? Марита уже рядом. Хорошо сработано, девочка, теперь моя очередь. До чего же громко кричат люди, можно подумать, что они все на моей стороне. Разметка ведет по каменистой тропе, надо бежать спокойнее, чтобы молочная кислота не забила ноги на первой же горе — так предупредил Сепи. О черт, какой же у нас номер команды? Надо быстро проверить по карточке участника. Нет, не надо, вон там, рядом с картой, виднеется финский флаг.

Сколько тут фоторепортеров, одному богу известно. Мешают только. Да и на стартовой площадке лишней публики наберется с целую роту. Первый контрольный пункт, как видно, расположен на склоне горы. Направление надо взять по компасу, чтобы не заблудиться сразу, как говорят, при первом рукопожатии. Контрольный пункт находится в небольшой впадинке, его надо брать осторожно... С самого начала заставляют бежать в гору. Через эту яму и далее вверх по ложбине. А вот и площадка.

Какая досада! Я только сейчас заметила, что за контрольным пунктом начинается вырубка. Если бы я заметила эту вырубку сразу, то могла бы бежать гораздо быстрее, не боясь сбиться с маршрута. Контрольный пункт где-то недалеко, надо быть внимательной. А что это за человек там прыгает? Ну конечно же, это судья на контрольном пункте! Послушай, человече, убирайся-ка ты с глаз долой! Ведь за мною следом бегут норвежцы и чехи! Мне ты, конечно, помог, но это не значит, что ты должен быть мишенью для моих преследователей...

Теперь беру направление на второй контрольный пункт. Подъем в гору продолжается. Никаких вариантов в выборе маршрута практически нет. С помощью компаса через вырубку—к контрольному пункту. Да, это, должно быть, именно та вырубка, где расположена камера телевидения. Меня, собственно, это не волнует. Здесь довольно твердая земля, но подъем в гору изматывает. И, тем не менее, надо нажимать, иначе все пойдет насмарку. Тропинка... Пробегу-ка я по ней немного. А вот и склон. Там внизу надо повернуть направо и сразу наискось вверх. Стоп, а это еще что за крутизна? Все правильно, вот она и на карте помечена. Теперь прямо по компасу, вершина должна остаться левее. Первая впадина, а у подножия той гряды должен быть контрольный пункт. Так и есть: где же ему еще быть!



На очереди третий контрольный пункт. Маршрут к нему ничего доброго не предвещает. Опять надо подниматься в гору. К счастью, сначала идет небольшой спуск. Впереди впадина с канавой, которая может стать серьезным препятствием, но и обходить ее нет никакого смысла. Ничего не остается, как идти напролом. До чего же тихо в лесу, ни души! Вот по тому склону вверх и надо бежать, но сначала предстоит преодолеть канаву. Она оказалась не столь страшной, как казалось на карте. Здесь уже кто-то побывал: в густом кустарнике видны проходы. В каком же месте мне лучше подняться в гору? Рядом с крутым скатом — раздумывать некогда!

Я вынуждена перейти на ходьбу; если мы из-за этого проиграем, то проиграем, ничего не поделаешь. Опять небольшая вырубка, после которой склон становится, к счастью, более пологим. Так, проверим, видна ли на местности граница растительности. Все правильно, все на своих местах, а там дальше и гора уже видна. Этот склон уводит меня все время вправо, надо повнимательнее следить за ватерпасом. До чего же высокий здесь вересняк! Как то Дортхе пройдет этот участок со своими короткими ногами? Да и у Кристин ноги тоже не очень-то длинные... Теперь я около вон тех камней, от которых продолжаю бег в том же направлении. За контрольным пунктом небольшое болото. Пора сбавить темп и повнимательнее изучить подходы к контрольному пункту. Сразу за ним идет закрытая дренажная канава. Он где-то совсем рядом, да и бугор там, где ему и положено быть. Всё правильно, что и требовалось доказать.

Маршрут к следующему контрольному пункту выглядит полегче. Отсюда напрямик к дороге, а там по краю вырубки к контрольному пункту. На всякий случай надо свериться по компасу. После той горы уже не собьешься с пути. Удивительно легко бежать, хорошо, что все большие подъемы начала дистанции уже позади! Опять эта подошва горы уводит меня в сторону, пора пробиваться через кусты и выходить на болото. Ну конечно, я угодила в самое мокрое место и увязла по колено в канаве.

Кто-то там бежит. Кажется, один из швейцарцев, весь в красном. Нет, ошиблась: это наш датский друг Нильс. Он бежит в другом направлении. А вот и дорога, за ней вырубка. Как будто там и расположена телевизионная камера. Смотри-ка, оказывается, у Нильса сегодня фигурное ориентирование, поскольку он все же поворачивает и бежит в одном со мной направлении! Ну что ж, это хорошо, он поможет мне держать темп при беге в гору. Правая вырубка уже видна. Не слишком ли я отклонилась вправо? Нет, не должна. Отсюда наверх и побыстрее. Выхожу к бугру перед контрольным пунктом, а за ним и заветный флаг.

Отсюда дистанция поворачивает назад, к финишу. Впереди—открытая местность, и надо очень внимательно следить за направлением движения. Нацеливаюсь на продолговатое болото, расположенное перед контрольным пунктом. Удачно выхожу на одинокий бугор, теперь вниз. Там, перед самым контрольным пунктом, должна быть тропа, а вот здесь проходит скрытый дренаж. Пока все удается. Выбегаю на тропинку, но она как-то непонятно петляет. Надо остановиться и проверить свое местонахождение. Все правильно, бугор ведь совсем рядом, а за ним контрольный пункт.

Дальше некоторый отрезок пути можно пробежать по тропе. Может быть, до траверса контрольного пункта? Нет, я поверну к нему сразу от озера. Здесь бежать легко. В месте пересечения канав уточняю направление по компасу. Сначала надо подняться на гряду, затем по заросшему кустарником оврагу к бугру контрольного пункта. Все идет как надо. Теперь быстро на дорогу. Так вот где расположилась телевизионная камера! Где-то здесь должна быть тропа, по которой можно немного пробежать. Но где же она? Стою на дороге, а тропы нет. Может быть, я забрала слишком вправо? С дороги пора сходить, срежу-ка я прямо отсюда. Канава. Прыгаю через нее и пытаюсь нащупать тропу. Но что это? Какое-то болото, да и канавы на карте нет. Похоже, девочка, ты влипла. Я должна была выйти на левую сторону от тропы, а не на правую. Я, кажется, бегу совсем не туда. Если побегу по краю этого болота, то обязательно наткнусь на злополучную тропу. Какое облегчение — вот она! Теперь надо внимательно сориентироваться, чтобы больше не допускать ошибок. Ни в коем случае не сдаваться! Так, здесь через канаву и далее по оврагу вверх. Переберусь-ка для надежности вон через ту гору. Дальше пошла довольно ровная местность, надо прибавить скорости. Контрольный пункт! Этот не наш, а там еще один виднеется. Да здесь контрольные пункты, видно, под каждым кустом. Впереди глубокая лощина, по дну которой проходит канава. Преодолеваю их и устремляюсь в гору. Меня немного увело в сторону, но если побегу вдоль склона, то обязательно выйду на контрольный пункт. Так и есть, куда же ему было деться! Интересно, далеко ли впереди Кристин? Надо же так ошибиться! Однако нельзя падать духом: ведь и она может совершить ошибку...

Следующий контрольный пункт далеко, и поэтому не стоит делать лишних петель. Бежать ли мне по правому краю болота или нет? Справа, кажется, лучше. Нет, я сразу перейду его, чтобы не делать этого потом. До чего же густой кустарник! Где же прошли другие — совсем не видно следов! К счастью, дальше местность становится более проходимой. Большая гора осталась справа. Надо прошлепать еще вот это болотце. Внизу виден кусочек тропинки, но туда не стоит соваться. Опять контрольный пункт. Эти судьи на контрольных пунктах буквально путаются под ногами. До моего контрольного пункта еще далеко. Впереди большая лощина. Лучше всего пробежать вдоль склона, а затем подняться на гребень. Тропинка. Направление вроде подходящее, хотя сама точно не знаю своего местонахождения. Будет надежнее выйти на вырубку. Преодолеваю очередную лощину и взбегаю на гору, откуда вижу вырубку. Теперь только вперед; вниз на болото, затем вновь в гору с прицелом на следующее болото.

Не промахнуться бы мимо болота под горой! Здесь очень густой кустарник, обогну-ка его слева. Теперь по лощинке вниз, гора остается справа. Добралась наконец. Не задерживаясь ни на секунду, что есть духу мчусь по краю вырубки вниз к озеру. Лишь бы лейкопластырь не отклеился с голеностопов. Ну надо же, опять ушла вправо, озеро прямо передо мной... Беру левее, перепрыгиваю через канаву. По этой лощинке немного вперед, а затем наверх. Очередной контрольный пункт,— как видно, один из самых трудных. Это, должно быть, тот участок, где Уркки пришлось искать свой контрольный пункт. Интересно, как здесь проходили другие: перепрыгивали через свалившееся дерево или проползали под ним? Все, наверное, зависело от длины ног. Я лично не стремлюсь ввысь и поэтому проползу под ним. Впереди довольно крутые подъемы. Как их лучше обойти? А можно и не обходить, ведь по карте сечение рельефа равно 2,5 м. Поэтому подъем не должен вызвать больших затруднений. Вот на этот бугорочек неплохо бы попасть — там можно было бы окончательно сориентироваться... Так и есть. Но что я вижу? Может ли это быть правдой? Кристин бежит сверху к контрольному пункту. Цвета Швеции... Да, это она! Я не успею вместе с ней взять контрольный пункт. Если я немного задержусь здесь, то не надо будет вести борьбу на последней прямой. Об этом никто не узнает.

Ты что надумала, жалкая отступница! Ты же прекрасно знаешь: надо бороться до конца. Быстро отмечай карточку — и в погоню! Остается последний контрольный пункт. Сейчас нельзя терять ни секунды. Он находится в начале туннеля, проложенного под железнодорожным полотном. Тут не нужна никакая ориентировка, только бы не упустить из виду Кристин. Она начинает обход слева, а я побегу напрямик. Сократилось ли расстояние до нее? Выбегаю на тропинку и вижу контрольный пункт. Как она быстро пробежала! Мне не достать ее до контрольного пункта...

Как назло, при отметке карточки штемпелек как бы приклеивается к ней. И здесь задержка. Ну а теперь полный вперед — в погоню! К счастью, у меня ноги длиннее, чем у Кристин. До чего же крутой и мягкий склон! Только бы не упасть. Скоро достану ее. Да, такой погони у Вейялайнен еще не было. А теперь пора обходить, пусть хоть даже легкие лопнут. Край поля. Финишная площадка отсюда выглядит совсем по-иному. Только бы хватило сил добежать. Люди что-то кричат мне... Но они кричат и Кристин — она же у меня на пятках. Ноги, кажется, уже отказываются слушаться. Вот, наконец, и горка. Я почти останавливаюсь. Ну, постарайся, еще немного, выложись… Оути и Марита ждут. Чувствую себя человеком, пытающимся выжать из себя все. Еще десять метров. Скоро ноги подкосятся. Ну, еще немного, не сдавай...

Теплые объятия финиша и Сепи... Дышу тяжело, с каким-то присвистом, будто нахожусь при последнем издыхании. А где же девочки?

Впервые в жизни почувствовала, что выжала себя всю, до конца. Когда на предпоследнем контрольном пункте я решила вступить в борьбу, то мобилизовала все свои духовные и физические силы. Только один раз в жизни до этого я испытала подобное.

Мне было около 10 лет. Однажды мы с братом Юсси возвращались домой от одного из его приятелей. Вдруг на лесную тропу, по которой мы шли, выскочило несколько мальчишек, у которых были какие-то невыясненные отношения с братом. Началась драка. Меня, совсем маленькую по сравнению с ними, они не тронули. Долго я не могла наблюдать за этим побоищем со стороны, тем более что перевес был явно на стороне мальчишек. Мое финское упрямство всколыхнулось, и я, размахивая кулачонками, кинулась помогать брату. Сила удара моих кулачков, конечно, равнялась нулю, но я не сдавалась, потому что в тот момент для меня не было ничего важнее спасения брата. В отчаянии я, не найдя другого способа одолеть обидчиков, бросилась на землю и схватила за ноги мальчишку-предводителя. Я вцепилась в него, как репей. Я лежала на земле, держа своего противника за ноги и кричала:

- Хоть убей, не отпущу!

Когда я таким образом вывела из строя главного забияку, пыл остальных тут же остыл, и они удрали в лес. Я отпустила мальчишку только тогда, когда увидела, что Юсси в безопасности. Вскоре о происшедшем здесь бое напоминала только оседавшая пыль.

Я не знаю, какие намерения были у мальчишек, не знаю даже причины нападения. Четко запомнилось только чувство «все или ничего», с которым я кинулась защищать брата. Примерно такое же чувство я испытывала, когда, выбиваясь из последних сил, бежала по размеченному коридору к финишу. В этой борьбе было все мое «я», без остатка, в борьбе за Оути и Мариту, за честь Финляндии.

Нашей радости не было конца. Мы оставили позади фаворитов, команду Швеции, ушедшую на последний этап первой, и команду Норвегии, выступавшую у себя дома. Титулы чемпионок мира были нашими.

Не остались без медалей и наши мужчины. Норвежская команда не уступила своего лидерства с начала до конца. Столь же неоспоримыми были серебряные медали шведской команды. Эстафетная команда Финляндии в составе Урхо Куяла, Йорма Карвонена, Симо Нурминена и Ристо Нууроса удостоилась бронзовых наград. Успех нашей команды был лучшим за все времена, он стал хорошим трамплином.

Передышка после чемпионата мира оказалась непродолжительной, и, уже на следующий год, мне предстояло вновь помериться силами с известнейшими ориентировщиками мира. Дело в том, что чемпионаты мира решили проводить в нечетные годы, а это значило, что к осени снова надо быть в наилучшей спортивной форме.


 

Пейзажи.

Помимо моей родины есть еще две страны, которые мне ближе всех остальных. Неизгладимое впечатление на меня произвели пейзажи Норвегии и Швейцарии.

Норвежский пейзаж представляет собой как бы застывшие морские волны. Там трудно найти ровный участок местности. Домики, словно игрушечные, примостились рядышком на карнизах гор.

В Норвегии природа ухожена. Люди там умеют ценить красоту окружающей среды и наслаждаться ею. Густая сеть прогулочных тропинок начинается прямо от окраин Осло, и люди активно ею пользуются. Внешний облик норвежцев говорит о том, что они нисколько не стремятся щегольнуть праздничной одеждой. Норвежцы предпочитают неприхотливую спортивную куртку с капюшоном, прочные ботинки и рюкзак, к которым привыкли с малолетства.

Хорошим примером того, как норвежцы обращаются с природой, служит их дачная культура, значительно отличающаяся от финской. Потомки викингов строят свои дачки на склонах, высоко в горах, откуда открывается величественный вид. Туда они поднимаются пешком, с рюкзаком за плечами. На суровых скалистых склонах бесполезно тратить время на выращивание цветов — там маленький человек общается с великой природой. Интересно, понравилась бы такая дачная жизнь, скажем, финскому директору-распорядителю, привыкшему выезжать на свою дачу в шикарном лимузине «Сааб», в багажнике которого найдется не менее короба пива и двух ящиков еды. А на заднем сиденье, между детьми, пристроилось еще и спасительное средство от скучного уик-энда — дорожный телевизор.

Для меня норвежцы — это крепкие, хорошо сложенные люди, мужчины и женщины, которые не боятся смотреть собеседнику в глаза. Вначале норвежец по отношению к гостю соблюдает дистанцию, но после более или менее продолжительного знакомства он становится его настоящим другом. Мне кажется, что в норвежской природе и в норвежцах есть что-то общее. Скалистые склоны суровы, а непроходимые обрывы часто заставляют путников вносить поправки в свои маршруты. Однако после тяжелого пути природа предлагает тебе вознаграждение - прекраснейший пейзаж. Кристально чистая вода ручья говорливо перекатывается в небольшое лесное озерцо, у берегов которого лилии раскрывают свои белоснежные лепестки. Июльское солнце раскалило прибрежные скалы. Ни малейшее дуновение ветерка не смущает гладкой озерной синевы. Во время тренировок по ориентированию, я иногда останавливалась, чтобы не пропустить такую красоту. И мне казалось, что в мире больше ничего не существует, кроме этой удивительной природы, природы и меня в ее центре.

Норвежская природа ничего не дает безвозмездно. Ориентирование в ее условиях требует большого физического и психического напряжения. Гора за горой встает впереди, и когда тебе кажется, что ты достиг, наконец, вершины, оказывается, что это всего лишь начало следующего подъема. Верхушки гор и гребней и их склоны полны маленьких, похожих друг на друга бугров, лощин и болот. Потеряй ориентировщик бдительность хотя бы на мгновение, и лес тут же потребует своей дани: уточнение местонахождения может занять много времени и усилий.

В свое время мне казалось, что финский ориентировщик не может успешно выступать в Норвегии. Для меня это был вызов: доказать себе, что ориентирование в условиях Норвегии ничем, собственно, не отличается от ориентирования в других странах. Влюбленность в норвежскую природу и желание совладать с нею раз за разом приводили меня в страну фьордов. Эти строки я пишу тоже в Норвегии, среди моих любимых пейзажей, сидя перед домиком халденского лыжного общества на вершине высокой горы. Подо мною до самого горизонта простираются холмы, покрытые лесом. Далеко внизу поблескивает синее озеро, и птицы поют весенние песни на скалах, с которых сходит последний снег. В город Халден в Южной Норвегии, расположенный недалеко от шведской границы, мы с Сепи и Микко приезжаем уже в который раз, как к себе домой. Здесь живут приветливые и честные люди, а вокруг — лучшие в мире места для тренировок по ориентированию. К тому же над маленьким портовым городком часто светит солнце...

...Белоснежные вершины Альп и зеленые склоны долин Швейцарии — пейзаж, отвлекающий мою душу от серых будней. Устремляющиеся ввысь вершины гор для меня символ силы и свободы.

Я принимала участие в четырех Неделях ориентирования, состоявшихся в Швейцарии. Там я испытала одно из самых величественных мгновений в своей жизни, когда во время первой поездки искала контрольные пункты на альпийских лугах, расположенных на высоте более километра над уровнем моря. Чистый горный воздух ласкал мои легкие, когда мы поднимались к месту старта. Мои глаза отдыхали, глядя на сочные зеленые луга. При ослепительно ярком солнце снежные вершины контрастно вырисовывались на фоне чистого синего неба.

На стартовой площадке я как завороженная смотрела вокруг, и, чуть было, не опоздала к старту. Ориентирование высоко в Альпах отличается от ориентирования в обычных условиях тем, что здесь почти нет леса в нашем понимании. Тем не менее, ориентирование в Альпах — дело не простое, так как многочисленные лощины и группки деревьев очень похожи друг на друга. Удивительно, но факт: те соревнования полностью улетучились из моей памяти, но я до сих пор отчетливо вижу перед глазами эту картину и вновь переживаю частичку того чувства головокружительной свободы, которое я испытала тогда на альпийских лугах.


 





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...