Главная Обратная связь

Дисциплины:






Страдания: чемпионат мира 1979 года в Финляндии.



В шестой раз еду на чемпионат мира, организация которого в этом году доверена Финляндии. Без трудностей не обошлось и тут. После хорошо проведенного зимнего тренировочного сезона я с нетерпением ждала, когда сойдет снег, и начала подготовку непосредственно на местности.

В течение первых месяцев года после интенсивных тренировок я время от времени чувствовала нерезкую боль в голеностопном суставе. Думала, что она пройдет с наступлением теплых весенних дней, и потому продолжала тренироваться, не сбавляя нагрузки. В феврале мы всей семьей провели неделю в Испании, в курортном центре Эстепона, расположенном в изумительно красивом уголке страны. Суровые, захватывающие дух горные пейзажи манили к себе на тренировки,— может быть, даже слишком сильно. За неполную неделю я пробежала 160 км, что тут же сказалось на правом голеностопе, связки которого опять растянулись и не обеспечивали нормального функционирования сустава. На усиление болей влияла, конечно, и общая утомленность. Тем не менее, я выполнила всю намеченную тренировочную программу. В конце марта я приняла участие в соревнованиях по бегу на 21 км в Корсо, после которых боль в голеностопе усилилась настолько, что стало трудно даже ходить. После примерно двухнедельного отдыха я вновь приступила к беговым тренировкам, но не смогла выполнить даже и половины плана. Позднее, весной, я сделала более длительный перерыв, но и это не принесло облегчения. Подключили медицину. Но ни кортизоновые уколы, ни таблетки, ни лечение теплом не помогли.

День за днем, превозмогая боль, я все же продолжала тренироваться. В течение весны приняла участие во многих соревнованиях. Газеты обвиняли меня и моего тренера в глупости. «Почему Лийса Вейялайнен с больной ногой участвует во второстепенных соревнованиях? Почему она не лечит свою ногу и не сосредоточивает своего внимания на подготовке к чемпионату мира, который состоится осенью?» — спрашивали в своих статьях журналисты.

Хоть бы посоветовал кто, как вылечить ногу, так нет же, таких не находилось, а положение между тем становилось угрожающим.

Мы же с Сепи рассуждали так: раз уж я могу преодолевать за неделю лишь ограниченный километраж, то лучше это делать наиболее эффективно, то есть на соревнованиях. Кроме того, легче настроить себя на соревнования, чем на одиночную тренировку по технике ориентирования.

Участие в соревнованиях и тренировки во время болезни безусловно запрещены, но я знала, что от них мне не станет хуже, и поэтому, превозмогая боль, пыталась хоть как-то поддерживать свою спортивную форму. В то же время на тренировках у меня возникали сомнения, выдержу ли до чемпионата мира, но с упорством «старой» женщины я продолжала идти по пути страданий.



Однажды утром в конце июня раздался телефонный звонок, самый важный в моей спортивной жизни. Мужчина по имени Пентти Коссила пообещал мне, что если я приду к нему на прием, то вылечу ногу за две недели. Я, конечно, не поверила, но терять было нечего, и я отправилась к нему в тот же день.

Пентти Коссила рассказал, что узнал о плохом состоянии моей ноги из газеты «Турун Саномат», после чего и решил связаться со мной.

Сидя вместе с Сепи напротив этого хорошо сложенного моложавого человека во время нашей первой встречи, я еще толком не понимала, насколько важным и решающим был его звонок. Пентти Коссила рассказал нам о большом значении для организма минеральных веществ и микроэлементов. По его мнению, многие спортивные недуги можно предотвратить и даже вылечить, заботясь о том, чтобы организм получал эти вещества и достаточном количестве. И что самое главное — он дал мне совершенно конкретные рекомендации о том, что мне надо принимать и сколько. Я пошла в магазин, купила целый пакет рекомендованных им натуральных снадобий, из аптеки принесла рыбий жир в капсулах и приступила к курсу лечения. Уже через неделю нога выглядела гораздо лучше, а по истечении обещанных двух недель боль прошла совсем. Казалось, произошло чудо. Таблетки извести, рыбий жир и лецитин сделали то, что оказалось не под силу другим медицинским средствам. Я чувствовала себя на небесах, потому что могла теперь бегать, не чувствуя ни малейшей боли.

В начале лета я сомневалась, смогу ли вообще бороться за звание чемпионки мира. Об этом же писали и газеты. Теперь, поправившись, я приступила к тренировкам в полную силу. За беговую подготовку я не беспокоилась, потому что Сепо умеет подвести меня к необходимому сроку в хорошей спортивной форме. Поэтому, несмотря на то, что с конца марта до середины июля мне удалось выполнить лишь половину программы, я верила, что хорошей зимней подготовки будет достаточно для перехода к предсоревновательной тренировке. А вот техника ориентирования вызывала тревогу. В этом плане единственными моими тренировками были соревнования, а успехи в них весьма нестабильны. Обычно в августе я подходила к тому уровню техники ориентирования, когда контрольные пункты берутся без особых петляний. Сейчас же с техникой что-то не клеилось, а некоторые провалы на летних соревнованиях поколебали мою веру в успех на главных стартах сезона. Мне казалось, что у меня не хватит силы воли выполнить всю программу подготовки к чемпионату мира.

Сепи заметил мое состояние и отругал. Он наставил меня на путь истины:

- Если ты хочешь добиться успеха на чемпионате мира, то должна ради этого работать до последнего момента. Жалея себя, ты себе не поможешь.

Подумав над его словами, я стала убеждать себя: если я до сих пор тренировалась с больной ногой, то теперь-то, выздоровев, просто обязана за оставшийся месяц привести в норму свои нервы.

От слов к делу! С помощью психомышечных тренировок и волевой подготовки я совершенствовала свою способность к сосредоточению и одновременно мысленно проигрывала предстоящие соревнования. И хотя я прекрасно знала, что ориентирование требует гораздо большего, чем хорошая беговая подготовка, тем не менее, я почувствовала облегчение, заметив, что физически приближаюсь к своей наилучшей форме.

В течение последних, самых тяжелых недель перед чемпионатом мира я обрела поддержку там, где никак ее не ожидала. Совершенно чужие мне люди, молодые и старые, мужчины и женщины, приходили и желали мне успеха. Они заверяли, что будут болеть за каждый пройденный мною метр дистанции. Приятно сознавать, что тебе не придется бежать в одиночку по лесу, что сердца многих финнов будут окрылять твою поступь. Добрые слова этих людей помогли мне забыть те весенние тренировки, когда каждый метр приходилось преодолевать со слезами на глазах.

Когда я приехала на чемпионат мира в Тампере, я еще не чувствовала себя во всеоружии ни в смысле техники ориентирования, ни в смысле волевой подготовки. Эти мысли, однако, мне приходилось держать при себе. Представляю, какой поднялся бы шум, если бы я заявила прессе, что я не в форме... На старте соревнований по ориентированию я чувствую себя бегуньей. «Так что же, уступить свое место другому?» Я эгоистка и поэтому так не поступила. Я надеялась, что еще сумею обрести себя до начала соревнований, Я надеялась, что мне не придется повторять себе: «Ты потерпела неудачу, твои ребра все-таки не выдержали. Все твои капельки пота, все твои слезы пролиты напрасно».

Союз ориентирования Финляндии поставил задачу выиграть на «своем» чемпионате мира четыре медали. О выгодах «своих стен» не могло быть и речи, поскольку мы располагали той же информацией и тренировались на той же местности, что и ориентировщики других стран. Даже местность, по которой пройдут трассы чемпионата, держалась под строгим секретом вплоть до вечера в канун соревнований.

Как обычно, пресса усердно называла фаворитов.

Много сторонников было у бесспорной победительницы отборочных соревнований Оути Боргенстрэм. В числе претенденток на победу наряду с именами девушек из Швеции и Норвегии называлось и мое имя. Однако соревнования проводятся на местности, и поэтому я обычно не обращаю никакого внимания на эти «бумажные чемпионаты». Обращать на них внимание — значит взваливать на себя лишний груз. И все же эта писанина накануне чемпионата оставила неприятный осадок. Дело в том, что пресса писала чуть меньше об Оути, чем обо мне, и это ее задело. Газеты рассказали, что она задала журналистам такой вопрос:

- Разве Вейялайнен - единственная ориентировщица в Финляндии?

Мне было неприятно услышать об этом. Я подумала, почему же мои интервью расцениваются как ущемление интересов других? Я себя никому не навязывала и потому решила оставить этот вопрос без внимания. К тому же вопрос Оути, как мне кажется, был адресован не мне. Пресса сама решает, кто о ком пишет и почему.

Надо признаться, этот маленький эпизод подхлестнул меня, и я стала тренироваться с еще большим усердием. С другой стороны, я хоть и сознавала, что к данному моменту мне достался слишком большой кусок пирога славы, но хотелось доказать, что обо мне пишут не без оснований.

Накануне соревнований на личное первенство я сидела на улице и наблюдала за кучевыми облаками, легко плывущими по голубому финскому небу. Мне казалось, что все замки во мне открылись; я чувствовала себя уверенной и свободной. Завтра на соревнованиях я сделаю все, что от меня зависит и на что я способна, большего от меня никто не может потребовать. Независимо от того, выиграю я или потерплю неудачу, облака продолжат свой путь в небесной синеве и я вместе с ними.

Ожидая старта соревнований на личное первенство, я знала, что через несколько минут станет ясно, чего стоила моя борьба за прошедший месяц. Каким же облегчением было почувствовать, что все идет хорошо!

Первые контрольные пункты нашлись без каких-либо приключений и петляний. Ко второму контрольному пункту я пробежала по дороге и вышла к нему с обратной стороны. Здесь я увидела шведку Карин Рабе, стартовавшую тремя минутами раньше меня. Она уже отметила свою карточку и исчезла в лесу в направлении третьего контрольного пункта. Это подхлестнуло меня, и я побежала еще быстрее. В результате перед третьим контрольным пунктом мне пришлось сделать лишнюю петлю. Следующий — за большой вырубкой и не вызывает никаких сомнений, а вот пятый, на котором установлена телевизионная камера, оказался не таким простым. Расстояние до него невелико, поэтому я не сочла необходимым часто сверять свой маршрут с показаниями компаса и в результате скатилась по склону вниз. Потеряв примерно минуту времени, я осмелилась все же вновь подняться по склону, на этот раз достаточно высоко, и нашла контрольный пункт. На пути к следующему контрольному пункту перед моими глазами опять мелькнула та же шведская спортсменка, тут же скрывшаяся в кустах. На очередном отрезке дистанции я достаю Карин. Я не заинтересована в такой спутнице, прибавляю шагу и пытаюсь уйти от нее. Быстрый взгляд на карту — и я уже бегу вверх по склону к восьмому контрольному пункту, Потоптавшись с минуту в густых зарослях папоротника, начинаю предчувствовать недоброе. Новый взгляд на карту — и компас мне все объясняет. Надо было сначала пробежать вдоль склона метров двести и только тогда подниматься вверх. Я же впопыхах рванула сразу вверх! Карин попалась на эту удочку, но для меня это было слабым утешением. Потеряно несколько минут. Оставшуюся часть участка трассы до восьмого контрольного пункта преодолеваю на большой скорости. Меня никто не обходит, но преследователей, слышу, достаточно. Маленький нервный круг при подходе к контрольному пункту, штампик в карточку, и снова в путь. Впереди довольно длинный участок трассы. Надо на большой скорости добежать до тропы, проходящей примерно в середине участка. Направление по компасу и — вниз по склону. Опять что-то непонятное: я ушла слишком влево. Теперь уже нет смысла искать тропу, ведущую к контрольному пункту справа. Надо пробиваться через кустарник и попытаться нащупать ее слева. И для чего опять эта игра со скоростью?! Ноги же начинают уставать на мокром склоне, а ведь до финиша — больше километра. Тропа, наконец-то! Теперь — скорость. Впереди под обрывом виден предпоследний контрольный пункт. Остался скоростной участок к последнему контрольному пункту перед выходом на финишный. Отметка в последний квадратик карточки, и вперед — последние метры финишного спурта. Приятно бежать по коридору, по обе стороны которого стоят и болеют свои, хоть усталость и валит с ног. Надо выжать все силы. Это что, уже финиш? Еще несколько метров. Что за чудеса? Разметка продолжается! Это, оказывается был всего лишь какой-то переход, а финиш на той стороне поля. Где взять силы для нового спурта?.. Был бы сейчас со мною Микко! Очень тяжело, но, как говорится, взялся за гуж, не говори, что не дюж.

Тяжелый финиш, но, видно, так и должно быть. Я заняла второе место! А кто выиграл? Оути? Главное, чтобы победа была нашей. Оути заслужила чемпионский титул. Где же она? Я хочу ее обнять и поздравить. Опять навалились со всех сторон. Эй-эй, куда вы меня ведете?!

Еще одно соревнование чемпионата мира позади. Несмотря на усталость, я чувствовала себя счастливой, потому что после всех выпавших на мою долю трудностей я все же хорошо справилась со своей задачей. Никакого разочарования, хотя в голове и мелькнула мысль о том, что и до победы было недалеко. Когда я увидела сияющие от счастья лица родителей, а также братьев и сестер Оути, которые встречали ее на финише, я тоже почувствовала себя счастливой: ведь победила моя подруга по команде. Завоеванный Оути чемпионский титул был наградой всей спортивной семье Боргенстрэм, потому что трудно стать спортсменкой высшего класса без поддержки со стороны близких.

Урожай медалей финской команды в соревнованиях на личное первенство оправдал ожидания. Две медали из шести возможных — это результат, который не мог не порадовать. Финские мужчины опять не заслужили похвал. Лучшим из них уже по традиции был Ристо Нуурос, занявший 7-е место. За последние годы стало нелегко мужчинам-ориентировщикам из Финляндии. И на этот раз пресса не погладила их по головке. Ожидания и надежды были большими, однако в этом году мы опять не увидели золотой медали на груди финского ориентировщика.

Один из самых популярных ориентировщиков чемпионата, Гордон Пири из Новой Зеландии, стартовал вместе со мной. Неоднократный чемпион и рекордсмен мира по бегу, он вел упорную борьбу с финской природой от старта до финиша. Он финишировал, когда уже началось награждение женщин. Знаменитый олимпиец на последней прямой бежал по привычному для него гаревому покрытию. Его бег был элегантным даже после трех часов с лишком работы в лесу.

Гордон Пири лишь один из примеров того, как бывшие бегуны и лыжники, закончив выступать в своих видах спорта, переходят на зеленые маршруты. В Австралии ориентированием занимается знаменитый марафонец Дерек Клейтон. У нас в Финляндии на зеленых маршрутах можно часто встретить нашего бывшего короля лыжни Вейкко Хакулинена. Благодаря своей представительной бороде много полезного в деле популяризации ориентирования сделал Юха Мието, который ежегодно в планы своих тренировок включает десятки соревнований по спортивному ориентированию. Он неоднократно выходил победителем на первом этапе традиционной эстафеты «Юкола», выступая за свое общество «Курикан Рюхти». Вспоминается забавный случай на эстафете в Икаалинен в 1974 году, где я бежала один и тот же этап с Юха Мието и Юхани Репо. Известные лыжники были довольны своими результатами на этом этапе. Они как раз обменивались мнениями относительно выбранных ими маршрутов, когда кто-то, слышавший их разговор, подошел и сказал:

- Вы сегодня здорово прошли - проиграли Лийсе Вейялайнен всего пару минут!

Мне рассказывали потом, что эта реплика на некоторое время лишила обоих лыжников дара речи.


 

Сумма случайностей:





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...