Главная Обратная связь

Дисциплины:






ГЛАЗАМИ ТРЕНЕРА (СЕППО ВЕЙЯЛАЙНЕН)



Чемпионат мира 1976 года, первенство Северных стран

Года.

Сижу в самолете рядом с корреспонденткой газеты «Турун Саномат» Хели Пииройнен. В голове какой-то сумбур. Чемпионат мира в Шотландии, жена беременна. Рассказать или нет? Лийса находится не в самой лучшей спортивной форме, тренировок по технике ориентирования было явно недостаточно, а вот волевой заряд, думаю, на высшем уровне. Мысли Лийсы сосредоточены не только на ориентировании, есть и другие заботы. Ориентирование — это вид спорта, в котором излишнее нервное напряжение часто сводит как волевые, так и физические возможности спортсмена на нет.

Меня охватывает чувство неуверенности. Правильно ли мы поступаем? Как отреагирует пресса, если мы потерпим неудачу? Только один из руководителей финской сборной на чемпионате мира, Юкка Каллиокоски, друг и коллега, знает о состоянии Лийсы. Доверие со стороны Юкки вселяет надежду на успех Лийсы. Черт возьми, мы ведь поехали выигрывать, а не прогуливаться по лесу! Все на месте, все хорошо.

Я сам лечу на чемпионат мира в качестве представителя прессы. Поэтому наблюдать за соревнованиями мне весьма удобно: не давят на этот раз ни обязанности руководителя команды, ни что-либо другое, есть только одна забота — успешное выступление жены. За день до начала тренировок с картами мы с Юккой встретились с чемпионкой мира 1972 года Шарольтой Моншпарт. Расспросили ее о новостях, о житье-бытье. Выяснилось, что шотландская местность как будто создана для венгерской девушки. Поэтому мы заранее поздравили ее с предстоящим высшим достижением на чемпионате. Я в самом деле считал Шарольту, наряду с норвежкой Венше Якобсен, одной из наиболее вероятных претенденток на победу. Мы поздравили ее преднамеренно — с целью хоть немножко вывести из равновесия сильную соперницу перед соревнованиями. Кому-то может показаться, что это неспортивно, но норвежцы и чемпион мира 1974 года швед Бернт Фрилен — большие мастаки в психологическом воздействии на противника.

 

Во время тренировки на заданной дистанции венгерская и финская женские команды устраивают соревнование между собой. Время, показанное Лийсой, кажется, на три минуты лучше, чем у Шарольты. Я до сих пор не знаю, действительно ли разница была такой, но на Шарольту это подействовало: у нее появились четкие признаки нервозности. Результаты жеребьевки также складываются неблагоприятно для венгерской спортсменки, ее стартовый номер 57, а у Лийсы 58. Это означает, что Лийса уйдет со старта тремя минутами позжеШарольты. Таким образом, положение представительницы команды Венгрии было не из лучших. Шарольта Моншпарт, преподавательница математики из Будапешта, бесспорно, одна из самых сильных участниц чемпионата. К тому же тип шотландской местности хорошо знаком ориентировщикам из стран Центральной Европы. Рассвет первого дня чемпионата мира. Я часто говорю о значении умения расслабиться, о психомышечных упражнениях, но на этот раз и они мне не помогают. Никак не могу сосредоточиться, в моих мыслях полный ералаш. Надеюсь, что у жены сегодня нервы покрепче, чем меня. Отправляюсь на стартовую площадку первым автобусом, с тем, чтобы иметь полную картину соревнований с самого начала. Напряжение возрастает. Незаметно для других замеряю свой пульс — 90, а моя норма в покое 40. Невольно приходит мысль: если у Лийсы такой же пульс, значит понапрасну расходуется энергия, столь необходимая на соревнованиях.



Стартовавшая под первым номером финская спортсменка Гун-Виол Нюняс прошла дистанцию в быстром темпе, показав отличную технику ориентирования — 5-е место. Дебютантка чемпионата мира, не допусти она ошибки в конце дистанции, вполне могла бы войти в число медалисток. Однако неплохо бегут и другие сильнейшие участницы. Спортивный накал начинает возрастать. Лучшее время на первом контрольном пункте, примерно на двухкилометровой отметке, показывают Венше и Шарольта. Лийса отстает от них примерно на минуту, но как говорится, тише едешь...

Руководитель нашей команды А. Канерва приходит со стартовой площадки на финишную и рассказывает, что Шарольта с самого утра была комком нервов. Перед стартом она разминалась чересчур долго. Это обнадеживало. Подумал, что одним злом меньше. Несмотря на хорошее начало, она в таком состоянии обязательно совершит ошибку. Так и вышло. На пути ко второму контрольному пункту Шарольта основательно заблудилась. Слишком легкое начало побудило ее развить максимальную скорость бега, а поскольку рельеф местности стал усложняться, до ошибки был только шаг. Второй раз время бралось на отметке 4,6 км. Лидером становится шведка Кристин Куллман. Венше и Шарольтаокончательно проваливаются на этом, пятом контрольном пункте. Наши Синикка Кукконен и Оути Боргенстрэм тоже потеряли слишком много времени на пути от четвертого к девятому пункту, и их надежды на победу были похоронены в папоротниковых лесах Шотландии. Сведения, поступавшие с дистанции, не были вполне надежными; как об этом свидетельствуют официальные протоколы, Лийса на отметке 4,6 км показала третье время дня.

За 2,5 км до финиша находилось поле, через которое пробегали все участницы. Куллман преодолела его а расчетное время, но затем на поле появились цвета венгерской команды. Подсознательный страх заставил меня похолодеть. Мысленно я посылал проклятия, потому что участница, которую я принял за Шарольту, улучшила результат Кристин более чем на 5 мин. Победительницей, значит, будет все-таки Шарольта. Разочарование и усталость охватили меня. Лийса преодолела поле с третьим временем. Третье место, конечно, тоже хорошо, но ведь мы приехали сюда все же за золотом!

Время 1:13.04, показанное Гун-Виол, долго оставалось лучшим, пока успешно прошедшая вторую половину дистанции шведка Анне Лундмарк не улучшила его — 1:11.44. На финише с нетерпением ждали Куллман, ее уже считали чемпионкой мира, поскольку Шарольта на промежуточных отметках в числе лидеров не фигурировала. Вот финиширует Кристин и становится лидером с временем 1:10.31. Она, неизменно занимающая на •крупных соревнованиях 2-е место, становится объектом восторгов со стороны шведов, да и не только шведов. Жду Шарольту. Я надеялся, даже молился, чтобы она сделала еще какую-нибудь ошибку — тогда у Лийсы появились бы дополнительные шансы. Время идет медленно, слишком медленно. Шарольта проиграла Куллман. Серебро, значит, достанется Анне Лундмарк. Затем послышался крик Киммо Раухамяки: «Лийса бежит!» Смотрю на часы. Чтобы выиграть у Кристин, у нее еще целых три минуты. Слезы брызнули из моих глаз. Может ли это быть правдой? Лийса пересекла финишную черту, показав время 1:08.12. Представители прессы и знакомые бросились поздравлять Лийсу и меня. Однако мой недоверчивый характер не сдается, пока финишную черту не пересекает последняя из участниц, которая могла бы угрожать результату Лийсы.

У меня нет привычки поздравлять свою жену сразу же после соревнований, поэтому не делаю исключения и на этот раз. На финише, в момент одержанной победы, обычно и без того хватает желающих поздравить и похлопать по спине, так что я там не нужен. Лийса, конечно, чувствует тепло моего незримого присутствия. В окончательную победу Лийсы на этот раз я поверил только после перепроверки результатов и награждения победителей.

Когда судья-информатор объявил имена победителей, я достал из сумки шкалик победного напитка и опрокинул его. Только один фоторепортер успел запечатлеть на пленку этот момент. Он обещал прислать мне фотокарточку и сказал, что не будет ее публиковать. Работники прессы, освещающие соревнования по ориентированию, обычно не падки на сенсации.

Наконец-то Лийса освободилась от репортеров, и я, невероятно расхрабрившийся от выпитого, заключав свою золотую жену в медвежьи объятия. Некоторые утверждают, что подобного на холмах Шотландии ещё не видывали, да и вряд ли когда увидят.

Удача и успех не опустошили нас, хотя некоторые так думали, когда видели нас на обратном пути в автобусе. Мы прекрасно понимали друг друга без слов. Уже одни. только взгляды и движения говорили о многом, и временами казалось, что мы задыхаемся от радости и счастья. Порой на глазах выступали слезы. Ведь мы годами готовились к этой победе... Кроме того, у нас был Микко!

Лийса сама рассказала, что окончательно осознало свою победу только через несколько дней, когда произошла своеобразная разрядка. Теперь все было достигнуто. Нервное напряжение перед очередным чемпионатом мира уже не будет столь большим, как на этот раз. Правда, мотивация подготовки к соревнованиям всегда необходима, а это не такое уж и простое дело. Я заметил в Лийсе еще одну перемену, произошедшую, мне кажется, сразу же после того, как она окончательно удостоверилась в своей победе. Этого, конечно, почти никто не заметил, но я, видевший свою жену каждый день, обратил внимание на то, что ее живот стал увеличиваться буквально на глазах. Я не знаю, как это назвать, но мне представляется, что снятие моральной и физической нагрузки каким-то образом расслабило мышцы брюшного пресса. Просматривая фотографии, снятые перед эстафетой, я-то уж могу заметить отчетливую маленькую округлость в области ее живота...

В предшествовавшие эстафете дни журналисты — мужчины и женщины — пытались выудить из Лийсы все, что возможно, а также ту новость, которую мы должны были рассказать после этих соревнований. Насколько я помню, утром перед эстафетой корреспондентка газеты «Турун Саномат» Хели Пииройнен высказала мне свое предположение: «Лийса, кажется, беременна». На это я ответил ей примерно так: «Вполне возможно». Хели, как порядочная журналистка, не стала делать из этого сенсации, а опубликовала эту информацию вместе с прочим материалом.

Положение перед эстафетой было очень интересным. Фаворитами были команды Финляндии, Швеции и Норвегии. Сюрприз могли преподнести также команды Венгрии и Чехословакии. А что собой представляют девушки сборной Великобритании? Команда Финляндии была определена в следующем составе (в порядке прохождения этапов): ОутиБоргенстрэм, Синикка Кукконен и Лийса. Сам я немного сомневался относительно назначения Лийсы на финишный этап, поскольку именно в женских эстафетах судьба первого места часто решается в борьбе на финишном спурте. С другой стороны, зафиксировано много случаев, когда чемпион мира в соревнованиях на личное первенство, не сумев должным образом сосредоточиться на выполнении своей задачи в эстафете, вообще неудачно проходил порученный ему этап.

Для Финляндии эстафета началась удачно. Оути закончила первый этап на 10 с позже шведки Ингрид Олссон, известной специалистки по первому этапу, и опытная Синиккамужественно бросилась вслед за Кристин Куллман. Оути рассказала, что, к сожалению, команды Финляндии и Швеции бегут по одной и той же трассе. Это была ошибка организаторов чемпионата, а произошла она по следующей причине: на чемпионате мира 1974 года в Дании эстафету выиграла Швеция, финские женщины заняли тогда лишь 5-е место. Поэтому организаторы данного чемпионата мира под руководством олимпийского чемпиона Криса Брешера решили, что финская женская команда по-прежнему слаба и что она вполне может бежать эстафету по той же трассе, что и Шведская. Однако Синикка прошла свой этап очень сильно и за два контрольных пункта до смены даже лидировала с отрывом в 40 с. Это гарантировало Лийсе изрядное преимущество перед Анне Лундмарк. Два последних контрольных пункта были хорошо видны с финишной площадки: с правой стороны лощины — мужской контрольный пункт, а с левой — женский. Что же там происходит? Синикка перепутала контрольные пункты и стала подниматься к мужскому. Шведка, естественно, воспользовалась этой ошибкой своей соперницы и оторвалась от нее на 32 с. На завершающем этапе борьбу вели титаны. Мне было не по себе оттого, что на данном типе местности практически не было вариантов выборе маршрутов. Судя по информации, поступавшей с дистанции, было видно, что Лийса и Анне бегут вместе. Все решилось на этот раз на уровне техники ориентирования. На предпоследний контрольный пункт Финляндия и Швеция пришли одновременно. Анне выбрала нижний маршрут к последнему контрольному пункту, а Лийса — верхний. На этом, собственно, игра была проиграна, так как бежать по мягкому верхнему маршруту было гораздо труднее, чем по нижнему. Я успокаивал себя лишь тем, что и 2-е место в эстафете на чемпионате мира является неплохим достижением.

Позднее я слышал от многих — а в нашей команде это мнение высказывалось еще до отъезда из Шотландии — что Финляндия, мол, не завоевала золотых медалей из-за беременности Лийсы. Она, дескать, боялась по понятным причинам выжимать из себя все силы, не захотела вести борьбу на финишном спурте и поэтому выбрала себе в конце дистанции иной маршрут. Это утверждение чудовищно и не имеет под собой никакой почвы. Я знаю, что Лийса не боялась Анне, да у нее и не было для этого никаких оснований! В скорости бега Лийса нисколько не уступает Анне. Боязнь за ребенка? во время соревнований ей некогда было думать об этом. Основная причина — в ошибочном выборе маршрута, а не в боязни.

Кроме того, стиль ориентирования Лийсы не позволяет ей опускаться до халтуры. Она с большим удовольствием бежит одна и никогда не стремится выиграть за счет других, даже если есть такая возможность. Она исповедует самостоятельное ориентирование, всегда сосредоточивается на соревновании и проходит дистанцию так, будто других участниц и вовсе в лесу нет.


 

Подготовка.

 

Физическая и психологическая подготовка к чемпионату мира в Шотландии началась с недобрых предзнаменований. В декабре 1975 года Лийсе прооперировали левый голеностопный сустав. Внутрисуставные связки были настолько растянуты, что боли, возникавшие в суставе, препятствовали эффективным тренировкам. После операции нога была в гипсе более шести недель, Этот период болезни оказал значительное, даже решающее влияние на будущие успехи и тренировки Лийсы. Как только гипс застыл, мы решили попробовать, можно ли с загипсованной ногой тренироваться на велотренажере. Опыт удался. Лийса крутила педалями по полной программе; в понедельник равномерная, но сильная нагрузка (Бс), во вторник — по программе Бл (см. список сокращений), в среду — скоростная тренировка и т. д. На определенном этапе я стал давать Лийсе одновременно с ее работой на велотренажере и задания по технике ориентирования. Эти задания становились все труднее и труднее. И хотя пульс поднимался до 170—180 уд/мин, крупных ошибок по Технике ориентирования она не допускала. Положение менялось, когда пульс достигал 185 уд/мин. В этих условиях Лийса не справлялась с заданиями. И тут в моем умишке мелькнула догадка: ошибки связаны с избыточным образованием молочной кислоты. Я стал проверять свою догадку с помощью различных тренировок, и результат всегда был одним и тем же. Мы стали с нетерпением ждать весны, чтобы проверить все это в условиях местности. Весна подтвердила правильность моего предположения.

 

Я заставлял Лийсу работать на велотренажере в анаэробном режиме 30 с. И хотя после этого она крутила педали еще несколько минут подряд при пульсе 120, она совершала еще больше ошибок по технике ориентирования, чем при непрерывной работе в течение 30— 60 мин при пульсе 170—180. Ее анаэробный порог был в то время, вероятно, на уровне 180—185 уд/мин. К этим выводам я пришел своим собственным умом, и я доверял ему, поскольку в то время у Союза ориентирования Финляндии еще не было тестов, разработанных в соответствии с современными требованиями.

 

Эти шесть «гипсовых недель» были для меня подлинным золотым временем. Уровень максимального потребления кислорода за шесть недель почти не снизился — спасибо велотренажеру, а подтвержденная догадка говорила о том, что я нашел мудрость, обещающую стать путеводной звездой всей философии тренировочной работы. Выраженная кратко, эта мудрость заключается в следующем:

- во-первых, во время соревнований спортсмен-ориентировщик не должен находиться в состоянии кислородного долга ни секунды;

- во-вторых, ориентировщику нет необходимости в течение всего года включать в свои планы анаэробные тренировки, поскольку он не нуждается в качествах, позволяющих в течение длительного времени выдерживать нагрузки в анаэробном режиме. Когда в крови повышается концентрация молочной кислоты, то способность правильно мыслить падает, сосредоточение становится трудным делом. Равномерный бег в сильном темпе при пульсе около 170—180 уд/мин повышает уровень максимального потребления кислорода, но это не анаэробная тренировка. В тренировочном плане Лийсы после 1975 года анаэробные тренировки составляют лишь около 0,5 процента общего километража в год;

- в-третьих, после продолжавшегося в течение 5—7 лет формирования так называемого анаэробного базиса нет необходимости пробегать огромное количество километров на тренировках. Думаю, что годовой километрам 3500—4800 — это тот максимум, который необходим для женщин-ориентировщиц. Равномерный бег в сильном темпе является важнейшим элементом тренировки, но он требует хорошей подготовки, то есть большого километража в молодости без анаэробных тренировок и более качественных тренировок в зрелом возрасте для поддержания высшей спортивной формы. Цели при этом должны ставиться с достаточно далекой перспективой;

- в-четвертых, повышая скорость бега на тренировках, следует одновременно повысить внимание к технике ориентирования и волевой подготовке.

 

В целом сезон проходил без особых осложнений вплоть до февраля, когда мы поехали в отпуск в Болгарию после тяжелой Недели ориентирования в Швеции. Трудности начали появляться в Варне. Время восстановления после тренировок становилось все длиннее и длиннее. Причину этому мы быстро нашли, ознакомившись с результатами теста на беременность. Схему тренировки надо было менять. Анаэробные пробежки, являвшиеся составной частью тренировки подготовительного периода, необходимо было полностью исключить (поскольку не было достаточно компетентных сведений о влияние молочной кислоты на организм беременной женщины). С этим было ясно, но по-настоящему меня волновал вопрос восстановления.

 

Мы все больше и больше внимания стали уделять волевой подготовке. Как показывает практика, женщинам-ориентировщицам, участвующим в чемпионатах мира, не надо обладать какими-то выдающимися физическими данными. Решающим является совокупность качеств. Я лично считаю, что доля волевой подготовки составляет до 70 процентов. Спортсменка, способная выдержать физическое напряжение соревнований и не потерять сосредоточенности на безошибочном выполнении поставленной задачи в течение 70 мин, и становится победительницей. Я считаю заслугой нашего сына Микко то, что моя жена Лийса Вейялайнен, девичья фамилия Лиукконен, родом из Пииккиэ (прежнее спортивное общество «Пииккиэн Карху»), нынешнее местожительство город Турку (спортивное общество «Лиедон Парма»), выиграла чемпионат мира 24 сентября 1976 года в Шотландии в 13-30 мин. Такой спокойной перед соревнованиями (и какими!) я никогда раньше ее не видел. В мыслях у нее было нечто более важное, чем ориентирование и титул чемпионки.

 

Беременность — это девятимесячная тренировка на выносливость. Количество крови увеличивается, организм укрепляется. Это своеобразный дозволенный допинг. Годичный километраж показывает: во всяком случае, не огромное количество тренировочных километров является причиной того, что Лийса стала чемпионкой мира. 2142 км в год, согласитесь, не так уж и много!

 

В различных статьях и других опубликованных после чемпионата мира материалах обращает на себя внимание следующее. Если бы Лийса выиграла этот чемпионат без Микко, то наш будущий ребенок не привлек бы к себе столь пристального внимания со стороны прессы. Ведь всегда, когда происходит что-нибудь якобы сенсационное, газеты и журналы пишут об этом наперебой. Союз ориентирования Финляндии должен быть доволен тем, что маленький человеческий росток появился в самый подходящий момент, потому что ориентирование, как вид спорта, действительно стало очень популярным после этого чемпионата мира. Памятные медали чеканят по разным поводам, поэтому наш Миккозаслуживает если не медали, то хотя бы наклейки!

 


 





sdamzavas.net - 2018 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...