Главная Обратная связь

Дисциплины:






Характеристика деятельности благотворительных учреждений в Западной Европе



Возникновение национальных государств в Европе (отличающихся друг от друга своей политической и правовой культурой) обусловило особенности благотворительной деятельности в разных европейских странах.

Прежде всего, благотворительность формировала важный компонент самооценки местных элит. Благотворительность упрочивала лояльность населения к местным элитам, и центральная власть не должна была соперничать с ними за симпатии бедноты. Дающий любил напомнить просителю о себе. Наличие благотворительности до некоторой степени оправдывало неравенство.

Реформы XVI века ознаменовали новый этап в развитии европейской благотворительности, ускорив процесс ее обмирщения и подчинения государственному регулированию и контролю. Истоки этих реформ часто обсуждались, причем рассматривались они с разных точек зрения: в них видели следствие Реформации и Контрреформации, подъема капитализма, секуляризующего воздействия гуманистической и юридической мысли, а иногда - всего лишь продолжение тех перемен, которые начались еще в средневековье. Кульминацией стал долгожданный указ об имперской реформе, изданный Карлом V в 1531 году: этот указ освещал реформы, которые уже были проведены во многих городах Священной Римской империи, и придавал им законодательный характер. Поворот в социальной политике, осуществленный в 1525 году в Ипре, опирался на хорошо знакомые ныне принципы: запрет на попрошайничество в общественных местах, организация помощи «подлинным беднякам», борьба с бродяжничеством и создание городского фонда для покрытия административных расходов. Стержнем реформ, однако, было то, что отныне город брал на себя всю ответственность за организацию помощи бедным.[42]

В течение XVI века многие крупные города добились централизации помощи бедным слоям населения и взяли под свой контроль разношерстные благотворительные учреждения, зачастую устарелые и неэффективные. Пришлый люд и бродяги были выселены из городов, а трудоспособных бродяг заставили работать. Во многих городах были созданы централизованные фонды раздачи милостыни, опиравшиеся и на частные пожертвования, и на введенные специальные налоги. Такие города северной Европы, как Ипр, Нюрнберг, Париж и Лион послужили примером для 60-70 других - и католических, и протестантских городов, где были проведены аналогичные реформы.

Эти муниципальные реформы в Европе были вызваны затяжной, длившейся никак не менее десятилетия чередой неурожаев (особенно голодными были 1521-1522 годы). Секуляризация благотворительной деятельности в 1520-х годах лишь ускорила процесс, начавшийся несколькими десятилетиями раньше. Еще в 1505 году в Париже лечебница Hôtel-Dieu была поставлена под контроль мирян, что вызвало конфликт городских властей с церковной верхушкой; а власти Гренобля в 1513 году пытались создать систему, объединяющую потенциал городских больниц и религиозных братств, однако завершить этот процесс консолидации удалось только в 1545 году. В 1520 году Франциск I (1494-1547) поручил реформировать больницы и королевские приюты Главному подателю королевской милостыни: ему было приказано назначить в каждый приход двух проверяющих, - одного из клириков, другого из мирян - которые должны были совместно осуществлять надзор за ходом реформ. Однако, как и в случае с Карлом V, реформы Франциска I лишь обозначили направления и возможности будущего вмешательства в дела благотворительных учреждений со стороны верховной государственной власти. В XVI веке тон в реформировании этих учреждений по-прежнему задавали муниципалитеты.[43]



В первых десятилетиях XVI века по тому же пути двинулась и Англия. Однако в середине века Реформация придала английским реформам существенно иной характер, предполагавший более глубокое вмешательство во все сферы благотворительности со стороны муниципалитетов и верховной власти, - особенно явным это вмешательство стало в 1530 годы, когда были закрыты монастыри. В общем и целом, однако, ослабление монастырей и других средневековых богоугодных заведений побуждало англичан сосредоточить усилия на приходской благотворительности и пытаться упорядочить раздачу милостыни.[44]

В западной Франции традиционное покровительство элиты крестьянам сохранилось до середины XIX в. В некоторых районах западной Франции замки оставались главным источником помощи бедным вплоть до 1880-х годов. Движущей силой благотворительности в XIX в. был общественный престиж. Благотворительность добавляла престиж городу, как, например, Гамбургу в XVIII в., и те, кто занимались ею, приобретали солидный общественный и политический капитал. Это было характерно и для небольших городков, в которых приют мог оказаться самым большим и внушительным зданием после церкви и ратуши.[45]

Около одной пятой исследований Лондонского статистического общества было посвящено проблемам бедности. Изучались цены на продукты и одежду, семейные бюджеты, уровень дохода. Организаторами статистических исследований были ученые (экономисты, математики, историки), официальные лица, учителя, врачи (в большинстве своем это были состоятельные люди). Так, Манчестерское статистическое общество образовалось в 1833 г., и, как писали в газетах, основано оно было тринадцатью джентльменами во главе с врачом Дж. Кей-Шаттлуортом, которые испытывали непременное желание содействовать повышению прогресса… помимо желания они имели средства.[46]

XIX век стал переломным этапом в истории благотворительной деятельности. Во-первых, церковь, традиционно занимавшаяся благотворительностью, стала подвергаться постоянным нападкам со стороны гражданских реформаторов. Там, где церковь ослабевала, как это случилось во Франции, возникали серьезные проблемы с институциональной базой благотворительности, но даже здесь церковь оставалась главным источником усилий, направленных на благотворительность. Во-вторых, индустриализация и урбанизация сделали бедность более заметной. В результате роста населения увеличилось, например, число детей, брошенных родителями. В-третьих, средний класс подвергал сомнению обоснованность благотворительной деятельности.

Кроме того, последовательные либералы в экономике настаивали на том, что благотворительность наносит вред тем, кто ею пользуется, лишая их независимости и самостоятельности. Многие города пытались запретить нищенство, поскольку оно противоречило основным положениям трудовой этики.

Сходные идеи привели Англию к сокращению продовольственного обеспечения в рамках Закона о бедных и перемещению нуждающихся в помощи в работные дома. Благотворительные организации пытались проводить различие между заслужившими помощи бедняками, не способными работать по причине болезни или старости, и лентяями, которых приходилось привлекать к активной трудовой деятельности насильственно.

К концу XIX в. масштабы бедности достигли невиданных размеров. Помощь бедным требовала все больших материальных вложений. В 1899 г. в Лондоне благотворительные организации потратили свыше 6 млн фунтов на социальную помощь (что превосходит бюджет некоторых небольших европейских стран). Несмотря на это, из первого тома фундаментального труда Ч. Бута «Жизнь и трудовая деятельность населения Лондона» о бедности следовало, что около 30% населения Лондона было бедным. Все очевиднее становилась необходимость усиления государственной помощи. Неспособность некогда действенных общественных сил (таких, как местная благотворительность и церковь) выдержать последствия новых экономических веяний и справиться с городскими гетто и циклическими кризисами производства потребовала более активного государственного вмешательства. Новые промышленные пригороды разрастались в Англии, Франции и Германии, и церковь не могла с ними справиться. Старая приходская система разрушалась. Германия начала процесс строительства государства всеобщего благосостояния в 1880-е годы, Франция, Великобритания и скандинавские страны последовали ее примеру в 1890-е и 1900-е года.[47]

Между 1918 и 1938 гг. в Англии произошло пятикратное увеличение расходов на социальное обеспечение: в 1918 г. на социальное обеспечение тратилось 2,4% ВНП, в 1938 г. — 11,3%. К 1930-м годам от 40 до 50% рабочих семей получали государственную помощь в той или иной форме. К середине 1930-х годов в Великобритании суммы, затрачиваемые на социальное обеспечение государством, превышали расходы благотворительных организаций не менее чем в 10 раз. В Германии социальное обеспечение государством было еще значительнее. Социальная помощь рассматривалась теперь как гражданское право и антитеза частной благотворительности.[48]

Обеспечиваемая государством социальная помощь сравнялась по объему с частной благотворительностью во Франции и Англии уже в 1920-х годах. В Германии это произошло немного раньше, в других европейских странах (таких как Италия) — немного позже, однако на протяжении всего XIX в. благотворительность являлась основным источником помощи бедным.

Таким образом, если до 1920-х годов благотворительность и помощь бедным играли в Европе куда более важную роль, чем социальное страхование, то в ХХ в. благотворительная помощь уступает место государству всеобщего благосостояния с социальными гарантиями, которые сопровождают человека от колыбели до могилы через систему страхования от болезней, нетрудоспособности, безработицы и, прежде всего, бедности в старости.[49]

Конец XIX в. был периодом технических инноваций и явился предзнаменованием периода быстрого экономического развития в европейских странах в первой половине ХХ в. Экономический рост предоставил возможность аккумулировать денежные состояния в руках отдельных лиц или их семей. Такие имена, как А.В. Меллон, Г. Форд, А. Карнеги, Дж. Рокфеллер, В.К. Келлог, Ч.С. Мотт являются символом того времени и благотворительности, часть их состояния в форме уставного фонда используется и до настоящего времени. Средства этих фондов и по сей день используются для поддержки разных благотворительных, культурных или образовательных программ и проектов.

 





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...