Главная Обратная связь

Дисциплины:






Устам уста устее всех устов



 

В чеховском "о.Сахалине" где-то в самом начале есть замечательный эпизод про кузнеца. С идеальной точностью, с любованием и восторгом пишет автор о Мастере. О том, кто дело свое знает, любит и умением своим гордится. Не без рисовки, не без чуть потешной, но красивой... ах какой же красивой демонстрации профессионализма. Но ведь право имеет. Имеет чертяка право!

 

Я этот эпизод перечитывала раз надцать. Вслух тоже. Мне, знаете, невероятно нравится, когда люди работают с любовью и когда ремесло для них - искусство. Когда они не просто изо дня в день одно и то же по привычным лекалам, а чтобы как на сцене и в главной роли. Много труда, много знания, много опыта... каждый жест, каждое слово отточены и на своем месте, но всё равно всякий раз это блестящая импровизация.

 

Но я же не о том вовсе. Я о шортах.

 

***

 

Перед отпуском. Точнее даже уже перед самым автобусом, что через минут десять должен был стартовать, чтобы отвезти нас на тихий турецкий курорт у Мраморного моря, надумали свекрови моей турецкой купить шорты. Память у нее, вишь ли, девичья, поэтому всё-всё собрала... а шорты забыла. Обычные льняные желтенькие шорты до колена. Она у меня человек пожилой, несовременный, поэтому бикини или даже закрытый купальник носить отказывается. Точнее, носит закрытый, но вдобавок непременно натягивает шорты. Первые три курортных дня ))).

А затем, наглядевшись на смелых ровесниц, что бойко носят стринги на обвислых попах, машет рукой на предрассудки и шорты убирает подальше в чемодан. Между прочим, она –красавица и всем им своей ладной фигуркой фору даёт, но время… нужно время, чтобы рискнуть.

 

Но это позже... А сперва необходимо пройти через два дня воинствующего целомудрия и осуждающих взглядов в сторону "распущенных и бесстыжих богатых старух", потом через день внутренней борьбы, метаний и сомнений, потом в течение часа выяснять, не будет ли она выглядеть с голыми ногами как "распущенная и бесстыжая старуха", потом еще полчаса то снимать, то надевать шорты...

 

Так вот, в тот раз она шорты свои забыла. "Уфф", - выдохнула я про себя, - "наконец-то опустим этот дурацкий регламент и сразу перейдем ко второй, менее благочестивой главе нашего отпуска. Можно будет прямо с первого дня пиво хлестать на пляже из нормальных бокалов, а не переливая заранее Эфес в банки из под колы. Ура! Да здравствует немедленные разврат и пьянство!".

 

Увы, увы. Напрасны были мои облегченные вздохи и надежды.

 

- Вах вах вах! Что ж я старая балда натворила -то? Шорты я зачем забыла-то? Какой вах вах вах нехороший кошмар-то вышел! Катастрофа! - она сокрушалась так громко и так искренне, что мне пришлось выдать ей тридцать турецких рублей и в быстром темпе направить в ближайший лабаз за какими-нибудь шортами.



 

Я, конечно, еще та стерва. Поэтому очень даже допускаю, что "забывчивость" свекрови была вызвана желанием заиметь новые и красивые шорты. Но прямо попросить она меня не могла - мешала вовсе не скромность, как можно предположить, но природная турецкая хитрость. То есть, если в случае с прямой просьбой радость от обновки была бы однобока и быстротечна, то в случае с невинным обманом к обновко-радости добавилась еще и хохотливое удовольствие от "обманули дурачка". Ну и ладно. Ей приятно, мне не трудно. А тридцать турецких лир за какие-нибудь шорты для любимой, хоть и бывшей, свекрови - чепуха.

 

Какие-нибудь шорты приобрелись быстро, и старушка моя уже минуты через три с шуршащим пакетом в руке семенила обратно, чтобы успеть на рейсовый автобус "Стамбул - Курорт". Успели.

Именно там на Курорте я впервые была представлена шортам, а шорты мне.

 

- Лярис, это вот шорты, - сказала свекровь, извлекая из пакета нечто розовое в перламутрово-серых разводах.

- Приятно познакомиться, - пробурчала я шортам и добавила уже погромче. - Отличные шорты. Носи с улыбкой (это такое стандартное турецкое пожелание непременно положенное к демонстрации всякой обновы). Скорее переодевайся и на море.

 

А море шумело, шумело, шумело прибоем за самым окном, и надо было мчать туда, и с разбега зарываться в пену пузом, и кричать чайкам "привет, вонючки", и ликовать от того, что вот есть я, а вот море, и еще целых десять дней свобода и ура! Бежать! К морю! Чем скорее тем лучше!

 

- Лярис. Чего-то, кажется, они велики... Нет?

- Кто?

- Шорты...

 

Подружка дней моих суровых вынырнула из ванной, наряженная в глухой черный купальник и в очень красивые штанишки до колен. Бледно-розовые модненькие штанишки. В перламутровых разводах... Чудесно, однако, штанишки ей приходилось придерживать рукой. Потому что они не просто спадали. Они облетали с ее худенькой попы как облетают осенние печальные розы, скорбно роняя лепестки на умирающую траву, подобно пеплу с поминального пепелища... (эээ увлеклась, извините).

 

Короче, сваливались шортики-то. Увлекшись невинным кайфом от "обманули дурачка", моя красавица в лабазе даже не стала шортики мерить. Прикинула на глазок, решила что сойдет, схватила и бегом! (Ну да! Еще отберут!)

 

- Вроде как велики... Или впору? - она отняла руку от талии и шорты пуффф... мягонько так улеглись у ее ног, уже одетых в сиреневые пляжные шлепки. - Или велики?

- Велики. - Признала очевидный факт я. - Сильно похудела ты за дорогу, видать. Велики. Ну и ладно. Бежим так на пляж. Купальник у тебя скромный, тут не в таких ходят. Люди здесь опять же современные, не поглядят в твою сторону, а если и поглядят, так не осудят. Шорты же потом на свой размер поменяешь, когда в Стамбул вернешься. Ну! Пошли...

 

Я нетерпеливо топталась на пороге и очень... очень хотела пузом в прибой. И к чайкам-вонючкам. И к песочку. И ничего что он бычками весь утыкан. Я бычки вокруг себя повыбираю - будет мне сыпучее счастье.

 

- Аллаалла! Как же я так пойду? Ты разве с ума сошла, кызым! Я так не воспитана, как эти распущенные и бесстыжие старухи, что с голыми жопами тут лежат везде. Вах вах вах! Я приличная пожилая женщина. Надо срочно искать терзи. Терзи сюда резиночку пропустит, вот тут дырочку сделает, резиночку сюда тоже пропустит, потом продернет, потом вот тут дырочку сделает, потом вот так тут зашьет, вот тут я завяжу бантиком... И будет в самый раз. Тогда и на пляж можно. Побреду я терзи искать, а ты иди, кызым... иди на пляж. Отдыхай!

- Аааа! Где ж мы тут в воскресенье вечером терзи найдем? Ну, где? - в голосе моем клокотало сдавленными рыданиями отчаяние.

 

Потому что моя голубка так грустно и с таким "глубоко упрятанным" горем отсылала меня отдыхать на пляж, что пойти было никак невозможно. А возможно было лишь взять ее под ручку и топать через всю курортную зону в жилые кварталы, чтобы там найти терзи.

 

***

 

Терзи - портной, как вы уже конечно же поняли. Вдруг кто не знает, так я поясню. В Турциях портной - это не то, что у нас тут с вами портной. Вот что такое наш русский портной? Это или тетенька за пятьдесят которая пошивает на нестандартные фигуры юбки и брючки, сидя дома за каким-нибудь веритасом. Слава о ней передается из уст в уста. За работу она берет немного, на что и живет кое-как.

 

Еще это может быть тоже такая тетенька, или дяденька, промышляющие в унылых оставшихся еще с моего пионерского детства ателье с пыльными витринами. В витринах тех стоят пожилые манекены (не верите что манекены могут стареть - поглядите в витрины ателье) и стыдливо заворачивают свои облупившиеся тела в некрасивую одежду производства этих самых тетенек и дяденек. Есть еще такие портные, которые как бы творцы и модельеры. Они пошивают у себя дома "эксклюзивную" одежду по спижженым откуда-нибудь лекалам, потом выкладывают это все в хэндмейд-ру и пишут "в единственном экземпляре", а также "можем повторить для вас".

Если такие "модельеры" удачливы, а то и на самом деле талантливы, то скоро они обзаводятся своим "домом моделей" и магазином, а то и сетью магазинов. Есть еще гениальные портные, которые делают уникальные вещи даром или за очень большие деньги, просто потому что их прет от самого процесса. Знаём мной был один такой товарищ, шил он сценические костюмы для подтанцовки Киркорова, а может и для самого Филиппа. Врач, между прочим, по образованию. Травматолог.

 

В Турции же портной - очень функциональная специальность. Повсеместно востребованная. Потому что кто же будет носить джинсы, если они на полпальца длиннее положенного (уж как там турки определяют где и сколько положено - не ведаю). Если джинсы длиннее на полпальца, или вдруг в поясе чуть болтаются, или может быть как-то там не так сидят в районе карманов, то турок сразу направляется к терзи. Благо, терзи есть во всяком районе. И не один, а в количестве. Портняжьи лавчонки располагаются обычно в закрытых пассажах одна возле с другой. Но все здесь давно уже знают, к какому из терзи нужно идти, чтобы те самые джинсы подшить на те самые полпальца, а который из терзи лучше всех подрубает шторки из органзы. Опять же не всякому терзи можно доверить настрочку бахромы на покрывало, что не означает что туда же следует отдавать пижаму, которая на полразмера велика, потому что раньше ее носила твоя старшая сестра.

 

Понимаете, да? Видите?

 

Вот полутемный, дымный немного, немного пропахший турецким кофе пассаж - крытый проем между рядом стоящими домами. Лавки жмутся одна к другой, как сиротки. Кофейная лавка, лавка специй, лавка "всё по одной лире", сапожная мастерская, а вот и терзи. Один, два, три... пять... Сколько надо, столько и есть.

Сидят терзи в маленьких своих лавчонках (ну как маленьких, квадратов шесть -десять, а то и все двадцать) за стеклянными витринами ... Сидят, как пчелки в сотах, как гномы ... и строчат что-то на стареньких машинках. А лавчонки все по самый потолок захламлены нитками, обрезками, рулонами шерсти и пачками выкроек. И запах там такой... Мануфактурой пахнет. Конечно же, терзи,в основном, мужчины. Не женское это дело - ремесло портняжье. (Женщине можно разве что пуговицу доверить, или подол подшить).

 

Сидит портной - строчит. Рядом подмастерье намётывает что-то, обмотавшись тканью как мумия, скрючившись в три погибели. Мальчишка-падаван рыщет по лавчонке в поисках нитки нужного цвета... И тут же чайджи - разносчик чая, бегает от Мехмед-усты (уста - мастер по турецки) к Ахмед-усте, а потом непременно к Мустафа-усте заскочит чтобы принести горячий и горький свежий чай. Не должен у мастера чай переводиться. Не положено. А мастера сидят за машинками, серьезные-пресерьезные, суровые, усатые и шьют. Рукой цапнут бокальчик чайный, отхлебнут, и снова за работу.

 

Зайдет клиент, мастер лишь глаза поднимет на полсекунды от шитья. С клиентом пусть подмастерье разбирается, если, конечно, там не какое-нибудь великое задание, вроде свадебного платья или парадного костюма. Тогда сам уста поднимется, кряхтя, со своего стула (на стуле этом еще дед его сиживал) и к клиенту подойдет. Окинет его взглядом, помолчит... Клиент, конечно, от такого отношения оробеет и начнет быстро и, будто извиняясь, пояснять что ему потребно от великого Мастера. Тут, терзи-уста кивнёт эдак успокаивающе и многозначительно, потом подмастерью бросит сквозь иголочку с ниткой, что за все это время из зубов так и не выпустил: "мерку сними".

 

"Эй. Мальчик. Мерку сними", - точь в точь повторяя интонации мастера рявкнет подмастерье мальчику, а тот услужливый, но уже гордый тем что он тоже скоро кому-нибудь сможет так крикнуть, поведет клиента в примерочную, чтобы там внешне-небрежно, но очень... очень тщательно его всего обмерить и всякую цифирь в книжечку специальную записать.

 

А меж тем, чайджи углядит, что в лавке - клиент, и бегом-бегом за свежим чаем к титану. И потом в обход очереди, в обход Мехмет-усты, и Ахмет-усты и даже Мустафа-усты поспешит к тому терзи, у которого сейчас заказ оформляют. И никто их других портных на чайджи не обидится, потому что положено так - клиент первый.

 

Ой вот я расписалась да? Болтушка.

 

***

 

А меж тем я хотела всего лишь сказать, что зайти к портному для турка - дело обычное. Не напряжное.

Поэтому я когда свекрови предложила вместо поисков терзи пойти и купить новые шорты, то уже подозревала, что та в недоумении округлит глаза, мол "зачем? что это еще за новости? ведь терзи же есть?"

 

Ну, я так. Ради проформы предложила. Она глаза округлила. И пошли мы, солнцем палимы, искать в незнакомом городе терзи. И не просто терзи, а такого, чтобы мог в шорты ластик (резинка - ластик по турецки) продернуть, и чтобы незаметно было, что там ластик не предусмотрен конструкцией никак.

 

- Где тут у вас хороший терзи? - Через улицу от курортной зоны, свекровь начала опрашивать всех похожих на местных жительниц теток. - Терзи мне нужен...

- А зачем тебе терзи, тейзе? - Нет. Ну как же не спросить? Это же нельзя не спросить. Это ж охренеть какое событие - курортница ищет портного. Поэтому вопрос "зачем тебе терзи, тейзе" нам задавали все и сразу

 

- Из Стамбула мы сегодня. Вот, шорты купила в Бешикташе перед отпуском. Вот, невестка мне их подарила. Невестка у меня русская, но хорошая. По турецки говорит. Так туда в шорты надо ластик поставить, а то они мне велики, а я без шортов то не могу на пляж, это ж только могут бесстыжие старухи на пляж без шорт. Надо вот тут порезать, тут продернуть, а тут... - Свекровь доставала из пакета шорты и демонстрировала где надо порезать, где продернуть, а где бантиком завязать.

- Вах вах вах! Надо еще вот тут пристрочить. А шорты красивые. Носи с улыбкой. А невестка хорошая. Правда говорит по нашему? Надо же! А как вам тут у нас? А у вас там как? А в Стамбуле? А вот у нас Феридун - зять сестры мужа брата кузины тоже в Германии.

- Аллаалла, а у нас вот племянник соседки друга брата мужа вернулся из Германии так может он вашего Феридуна знает. А фамилия его как? Вах вах вах!

 

Вот вы не поверите, мы человек десять спросили по дороге про терзи, и все десять прошли полный круг коммуникации по вышеприведенному сценарию (плюс минус). Понятно, что до терзи мы добрели часа через два, после того как выступили на поиски.

 

Мы его нашли! Точнее, нам его порекомендовали, как лучшего терзи во всем городе. Непревзойденного терзи. Усту из всех возможных уст. Величайшего!

 

Нашли. В двадцати метрах от нашей гостиницы, кстати. Лавка его была закрыта по какой-то неведомой причине, но сам он временно расположился на улице под двумя полосатыми тряпичными навесами. Под одним навесом стояли швейная машинка космической конструкции и оверлок, похожий на ночной кошмар паропанкера. Под вторым навесом располагался незнакомый мне агрегат, на котором, по-моему, можно было даже выходить на подводную акулью охоту - таким навороченным он выглядел. Возле агрегата копошился неуклюжий подросток, что-то там вычищал метелочкой.

(наверное акульи останки)

 

- А уста твой где будет? - Бабка довольно небрежно кивнула подростку на его "добро пожаловать, тейзе" - поняла в айн момент, что это прыщавое суетливое чудище с метелочкой в пятерне - никак не терзи.

 

- Эфендим... Что желаете? - раздался ленивый и тягучий, словно плавленая на солнце карамельная ириска, бас. О! Так мог говорить только настоящий Уста.

 

Мастер сидел на низенькой табуреточке чуть поодаль и отхлебывал чай из высокого армута. Встал, конечно. Потому что женщины, потому что клиентки. Ох и красавец. Высокий, статный, рыжеволосый и усатый. Лет сорока, а то и поменьше. Не портной, а просто Давид и Голиаф какой-то. Стаканчик на поднос невесть откуда подлетевшему чайджи поставил. Денежкой мелкой звякнул о поднос. Потом подошел к нам неспешно. Свекровь моя в тысячный за сегодняшний день раз захрустела пакетиком.

 

- Вот шорты купила в Бешикташе перед отпуском, невестка мне, точнее, их подарила. Невестка у меня русская, но хорошая. По турецки говорит. Так сюда на шорты надо ластик поставить, а то они мне велики, а я без шортов-то не могу на пляж. У нас так не принято у приличных турецких людей. У кого принято так, то это богатые бесстыжие старухи, а мы люди простые. Порядочные. Так надо вот тут порезать, тут ластик продернуть, а тут...

 

- Погоди, тейзе. - Уста ее прервал вежливо, но строго. - Дай-ка сюда.

 

Она безропотно протянула мастеру шорты.

 

- Не пойдет сюда ластик. - Вынес он вердикт ровно через секунду. Прищурился, пальцами по ткани легонько пробежался и сразу вердикт. - Морщить будет.

- Да как будет морщить? Не будет морщить. Вот надо тут порезать, тут обметать, сюда продернуть. Или пусть немного морщит, но чтобы не падало, а то надо же на пляж, а как можно без шортов. Шорты мне невестка подарила. Ты ластик вот сюда просунь, тут прорежь, тут обметай, тут..

- Морщить будет.

 

Повторил еще раз чуть громче. Им мы обе сразу и безоговорочно поняли - будет морщить. Я хмыкнула про себя - похоже, я попала на еще одни шорты. Бабка же замолчала и погрустнела.

 

- А что ж теперь? Менять?

- Зачем менять? Не надо менять, - Уста ухмыльнулся усами (ой. три У в одном предожении, можно и четыре - Уста ухмыльнулся ухоженными усами). - Мерку сними.

 

Это он уже подростку с метелочкой.

Тот к нам рванул, даже метелочку положить в специальный ящичек забыл.

 

- Пойдемте, тейзе. Вот тут у нас примерочная. Правда ремонт сейчас, осторожно...

- Стой-ка, - остановил мальчишку уста, едва заметно покачав головой, мол вот ведь бестолочь... Не будет из него толку. Ой, не будет. - Сам сниму. Тейзе, руку вытяни.

 

Свекровь, ничего не понимая, но целиком (до самых сиреневых пляжных шлепок) находясь под гипнозом харизматичного рыжеволосого и огненноусатого мастера, протянула руку. Уста расправил злополучные шорты, приложил их поясной частью к руке моей очарованной голубки, а именно от запястья до локтевого сустава, и головой покачал... И еще раз приложил. И снова покачал.

 

- Морщить будет? - почти шепотом спросила свекровь.

- Не будет морщить, - ответил Уста. - Но в следующий раз бери себе, тейзе, шорты на два размера меньше.

 

И мы обе поняли сразу и безоговорочно - морщить не будет. Шорты надо брать меньше. На два размера.

 

И принял Мастер в свои огромные в рыжих веснушках руки наши розовенькие шорты, и пошел вдруг легкий-легкий, как танцор танго, к своей машинке, которая вся блестела на солнце и лоснилась умащенными боками, словно разомлевшая одалиска поджидающая на ложе великого султана (опять увлеклась да). И сел за нее небрежно, но уверенно, словно пилот межзвездного крейсера за свой навигационный блок, или может быть словно стрелок паровой броневой летучей машины за пулемет... И над синим-синим морем раздался тра-та-та-та-та стрекот - громкий и опасный, распугавший любопытных дур - чаек.

 

Короткой очередью тра та та та та!

Раз.

И еще одна такая же короткая очередь! Тра та та та та.

Два.

 

Опустилась на город привычная тишина. Только чайки вонючки стригли крыльями небо и орали вот так "Иии! Ииии! Рыбки хотим!"

 

Короче, минуты две, не больше. Но какие это были минуты. Как хорош, как недостижимо великолепен был терзи-уста. Триумфален! И какая насмешливая и ироничная, но все же гордость (ни с чем ее не спутать) светилась у него в глазах, когда он возвращал нам шорты.

 

- Держи. Носи с улыбкой, тейзе. Теперь как-раз. И морщить не будет.

- Морщить не будет, - хором повторили мы, завороженные его взглядом.

 

И такие же завороженные повернулись и потопали прочь, по пути запихивая шорты в шуршащий пакет. (а тут много "п", если обратите внимание)

 

- Вах. Уста... - отворожилась обратно свекровь. Обернулась. - А должны-то сколько?

- Носи с улыбкой, тейзе. Ничего не должны. - Махнул он рукой. Огромной рукой в ржавых пятнышках веснушек. Кстати второй рукой в ржавых пятнышках веснушек он уже грабастал с медного подноса чайджи свежий стакан с горячим чаем.

- Рукам твоим спасибо, сынок, - запричитала свекровь. - Уста! Какой уста!

 

***

 

Еще чего ). Должны мы ему. Да это он нам должен за возможность вот так покрасоваться. Это я так думала, плескаясь в прибое. Но думала так из зависти. Из зависти к мастерству, которое вот-вот - и уже искусство. Из зависти к мастеру. К тому, кто дело свое любит, знает и пусть не без рисовки, пусть не без смешного, но оправданного высокомерия профессионала... пусть не без понтов...

 

"Иии ииии", - вопили чайки.

 

Довольная и в розовых шортах ( нигде не сборило, не морщило, и сидели, как влитые, а не оригинального шва мы потом как ни искали, так и не нашли) свекровь нежилась под закатными лучами.

 

Ровно два дня. На третий, понятное дело, шорты отправились на дно чемодана. Но я ничуть не жалею.

Ведь не было бы этих шорт, не было бы и терзи-усты, и этих "многабукв" не было бы.

 

А я так люблю, когда многабукв. И когда я тоже, пусть немного, но уста.

 





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...