Главная Обратная связь

Дисциплины:






Глава XXXV НЕГОСТЕПРИИМНЫЙ ХОЗЯИН



 

«Жалкий трус! Дурак! Сам я тоже дурак, что обольстился такой надеждой. Я должен был предвидеть, что она сумеет уговорить этого щенка и даст возможность улизнуть негодяю. Я мог бы сам из-за дерева уложить его насмерть, не рискуя ровно ничем. Дядя Вудли только поблагодарил бы меня за это. Все в сеттльменте оправдали бы мой поступок. Низкий обольститель! Презренный торгаш! Кто бы мог возражать против справедливой расправы с ним? Когда теперь, чорт возьми, подвернется еще такой случай?»

Так размышлял капитан, возвращаясь в гасиенду и следуя на некотором расстоянии за Луизой и Генри.

– Интересно, – бормотал он про себя, входя во двор, – действительно ли собирается этот желторотый глупец извиниться перед человеком, который одурачил его сестру? Да, он, по-видимому, взялся за это всерьез, иначе чем объяснить эту суматоху в конюшне?.. Не собирается ли он вывести свою лошадь?

Дверь конюшни, как это было принято в мексиканских поместьях, выходила на мощеный двор.

Она была полуоткрыта; но через минуту кто-то толкнул ее изнутри и широко открыл.

На пороге появился человек в плаще, свободно ниспадавшем с плеч, и в панаме. Он вел оседланную лошадь.

Кольхаун узнал своего двоюродного брата и его гнедого коня.

– Дурак! Ты выпустил его! – злобно пробормотал капитан, когда юноша приблизился к нему. – Верни мне нож и револьвер. Эти игрушки не для твоих нежных ручек. Ответь же мне: почему ты не сделал так, как я тебе сказал? Почему ты разыграл такого дурака?

– Да, я действительно разыграл дурака, – спокойно сказал молодой плантатор. – Я это знаю. Я грубо и незаслуженно оскорбил порядочного человека.

– Оскорбил порядочного человека! Ха-ха-ха! Клянусь, ты сошел с ума!

– Я был бы безумцем, если бы последовал твоему совету, Кассий. К счастью, я этого не сделал. Как бы там ни было, я немедленно еду просить у него прощания.

– Куда ты едешь?

– Вдогонку за Морисом-мустангером, чтобы извиниться перед ним за свой некрасивый поступок.

– Некрасивый поступок! Ха-ха-ха! Ты, конечно, шутишь?

– Нет. Я говорю совершенно серьезно. Если ты поедешь вместе со мной, ты это сам увидишь.

– Тогда я еще раз скажу, что ты действительно сумасшедший. И не только сумасшедший, а просто идиот!

– Ты не очень вежлив, Кассий!

С этими словами юноша пришпорил коня и быстро поскакал.

Кольхаун стоял не двигаясь, пока лошадь не скрылась из виду. Потом решительным шагом он направился к дому и быстро прошел через веранду в свою комнату. Вскоре он вышел оттуда в каком-то старом плаще, прошел в конюшню и вывел оттуда за уздечку своего коня, уже оседланного.

Он провел коня по мощенному камнем двору совершенно бесшумно, как будто бы крал его. Затем вскочил в седло и быстро отъехал от гасиенды.



Милю или две он ехал следом за Генри Пойндекстером, но, повидимому, не с тем, чтобы догнать юношу, так как Генри уже успел уехать далеко. Кольхаун не торопился.

На полпути к форту Кольхаун остановил лошадь и, окинув внимательным взглядом близлежащую рощу, круто свернул на боковую тропу и поехал по направлению к реке.

«Возможность еще осталась, и неплохая, но только дороже той, которую я упустил. Это мне будет стоить тысячу долларов. Ну что же? Мне надо наконец отделаться от этого негодяя-ирландца. Рано утром, по его словам, если это только не ложь, он будет на пути к своей хижине. Когда это, интересно знать? Для обитателя прерий, кажется, встать на рассвете – это уже поздно. Ничего. У нас еще хватит времени, Койот успеет опередить Мориса. Его хибарка, наверно, недалеко отсюда. Мексиканцы должны знать это место или, во всяком случае, дорогу, которая ведет туда. А этого уже достаточно. Пусть же в хижине ждут хозяина. Только вряд ли дождутся: ведь по дороге могут повстречаться индейцы».

Размышляя таким образом, капитан подъехал к хижине мустангера-мексиканца.

Дверь была открыта настежь. Изнутри доносился храп спящего человека.

Периодически этот храп прерывался то короткими интервалами тишины, то звуками, подобными хрюканью свиньи, то нечленораздельными восклицаниями: «Caramba! Тысяча чертей! Иисус! Святая Мария!»

Кольхаун остановился на пороге и прислушался.

– Эта скотина вдребезги пьян! – сказал он громко.

– Алло, сеньор! – воскликнул хозяин хакале, приведенный в полусознательное состояние звуком человеческого голоса. – Кому такая честь? Нет, не то! Я счастлив видеть вас – я, Мигуэль Диаз, Эль-Койот, как меня называют. Ха-ха-ха! Койот! Ба, а как вас зовут? Ваше имя, сеньор? Тысяча чертей! Кто вы такой?

Приподнявшись на тростниковой кровати, Эль-Койот некоторое время оставался в сидячем положении, блуждающим взглядом всматриваясь в нежданного гостя, прервавшего его пьяные сновидения.

Потом, издавая нечленораздельные звуки, Койот снова растянулся на кровати и захрапел.

– Вот и еще одна возможность потеряна! – злобно прошипел Кольхаун, поворачиваясь, чтобы выйти. – Проклятье! Всю ночь мне не везет! Пройдет по крайней мере три часа, пока эта свинья протрезвится. Целых три часа! Тогда будет слишком поздно, слишком поздно…

С этими словами Кольхаун взял своего коня за уздечку, как будто в нерешимости, куда же ему направиться.

– Нет никакого смысла здесь оставаться. Уже будет светать, когда он придет в себя. С таким же успехом я могу вернуться домой и ждать там или же…

Своего решения он не высказал вслух. Но каково бы оно ни было, его колебания кончились.

Отвязав своего коня, Кольхаун вскочил в седло и поехал в направлении, противоположном той дороге, которая его привела в хакале Эль-Койота.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...