Главная Обратная связь

Дисциплины:






Принцип презумпции невиновности обвиняемого



Этот принцип уголовного судопроизводства в течение многих десятилетий был одной из самых дискуссионных проблем в науке уголовного процесса во второй половине ХХ столетия в нашей стране, имеющий как своих сторонников, так и противников законодательного закрепления этого принципа на конституционном уровне.

<closetest2< font="">Сегодня этот принцип прямо закреплен в ст. 49 Конституции РФ. Согласно этой статье каждый «обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда». Во второй части этой статьи предусматривается, что обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность, а в третьей части, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.</closetest2<>

<opentest9< font="">Указанные конституционные положения получили свое дальнейшее развитие в ст. 14 УПК, в которой наряду с обвиняемым предусмотрен и подозреваемый, а также подчеркнуто, что бремя доказывания обвинения и опровержения доводов, приводимых в защиту подозреваемого или обвиняемого, лежит на стороне обвинения. В части 3 этой статьи разъяснено, что следует понимать поднеустранимыми сомнениями в виновности лица. Под ними понимаются все сомнения в виновности лица, которые не могут быть устранены в порядке, установленном УПК, и именно они толкуются в пользу обвиняемого.</opentest9<>

Дознаватель, следователь и прокурор должны раскрыть преступление и должны установить, доказать виновность обвиняемого в стадии предварительного расследования (ч. 2 ст. 21 УПК). Однако действительная доказанность виновности обвиняемого в стадии дознания и предварительного следствия не прекращает действия принципа презумпции невиновности обвиняемого как объективного правового положения, так как обвиняемый по закону в уголовно-правовом смысле считается невиновным до тех пор, пока его виновность не будет установлена в приговоре суда, вступившем в законную силу. Поэтому установление виновности обвиняемого, доказывание ее в стадии дознания и предварительного следствия дознавателем, следователем и прокурором влекут только уголовно-процессуальные последствия (привлечение обвиняемого к уголовной ответственности, избрание любой меры пресечения вплоть до заключения под стражу при наличии оснований, предусмотренных в законе, отстранение от должности и др.).

Признание же обвиняемого виновным в совершении преступления и наступление уголовно-правовых последствий возможно только по обвинительному приговору суда, который не может быть основан на предположениях (ч. 4 ст. 14 УПК) вне зависимости от того, назначается ли мера наказания, подлежащая отбыванию осужденным, с назначением наказания и с освобождением от его отбывания или без назначения наказания (ч. 5 ст. 302 УПК).



<quest7< font="">Отсюда можно сформулировать следующее определение принципа презумпции невиновности обвиняемого – это объективное правовое положение, согласно которому закон не считает обвиняемого виновным до вступления обвинительного приговора в законную силу и которое требует от каждого участника процесса, чтобы он не считал обвиняемого виновным, пока на основе всестороннего, полного и объективного рассмотрения всех собранных и проверенных доказательств у каждого участника процесса не сложится твердое и прочное убеждение в законности и обоснованности обвинения, находящее свое выражение в соответствующем процессуальном решении (постановление о привлечении в качестве обвиняемого, обвинительный акт или обвинительное заключение, вынесение обвинительного приговора, определение суда второй инстанции и др.).</quest7<>

Прекращение уголовного дела или уголовного преследования по так называемым нереабилитирующим основаниям (ввиду истечения сроков давности, по амнистии, недостижения лицом возраста уголовной ответственности и др.) в стадии предварительного расследования не находится в противоречии с принципом презумпции невиновности. В этих случаях уголовное преследование прекращается с согласия обвиняемого или лиц, являющихся его законными представителями с освобождением обвиняемого от уголовной ответственности и наказания по основаниям, предусмотренным в законе. Обвиняемый в этих случаях вправе возражать против прекращения уголовного преследования или прекращения уголовного дела и настаивать на рассмотрении его обвинения в суде и на судебном разрешении вопроса о его виновности в приговоре.

В случаях прекращения уголовного преследования или уголовного дела по нереабилитирующим основаниям для обвиняемого не наступает никаких уголовно-правовых последствий (признание его виновным в совершении преступления, назначение наказания, судимость и др.). Но эти лица не имеют права на реабилитацию, в том числе на возмещение вреда, причиненного уголовным преследованием в отличие от лиц, уголовное преследование которых прекращается по реабилитирующим основаниям (ст. 133 УПК).

Из принципа презумпции невиновности обвиняемого вытекает, что орган дознания, следствия, прокуратуры и суда не должны перелагать обязанность доказывания на обвиняемого, который вправе, но не обязан доказывать свою невиновность. Применительно к подозреваемому в п. 2 ч. 4 ст. 46 УПК записано, что он имеет право давать объяснения и показания по поводу имеющегося в отношении его подозрения либо отказаться от дачи объяснений и показаний. Аналогичное право обвиняемого закреплено в п. 3 ч. 4 ст. 47 УПК, в которой обвиняемому предоставлено право возражать против обвинения, давать показания по предъявленному обвинению или отказаться от дачи показаний.

В этой связи необходимо привести правильное положение Пленума Верховного Суда РФ о том, что «отказ подсудимого от дачи показаний не может служить подтверждением доказанности его вины и учитываться в качестве обстоятельства, отрицательно характеризующего личность подсудимого при назначении ему вида и размера наказания» (п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации № 1 от 29 апреля 1996 года). Очевидно, что отказ подозреваемого или обвиняемого от дачи показаний также не может служить подтверждением доказанности их вины на стадии предварительном расследования. Отказ от дачи показаний и их добровольность надежно гарантируются не только конституционными нормами (ст. 51 Конституции РФ не только подозреваемому и обвиняемому, но и свидетелям и потерпевшим не вменяет в обязанность свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников), но и действующим уголовно-процессуальным законодательством и Постановлениями Пленума Верховного Суда Российской Федерации.

Однако разъяснение подозреваемому или обвиняемому права отказаться от дачи показаний не должно приводить последнего к убеждению, что это наилучший способ защиты от подозрения или обвинения. Отказ подозреваемого или обвиняемого от дачи показаний, во-первых, существенно затрудняет собирание и проверку следователем оправдывающих или смягчающих его винудоказательств. Во-вторых, он затрудняет проверку законности и обоснованности задержания и ареста подозреваемого и привлечения обвиняемого к уголовной ответственности в свете их показаний. В-третьих, следователь лишается возможности своевременно и быстро получить доказательства о тех обстоятельствах совершения преступления, которые были ему неизвестны к моменту допроса подозреваемого или обвиняемого (о возможных соучастниках, других эпизодах преступления и др.). В-четвертых, следователь не имеет возможности оказать положительное воспитательное воздействие на подозреваемого или обвиняемого в ходе их допроса, выяснить причины и условия, способствовавшие совершению ими преступления, добиться законными средствами правдивых показаний о содеянном.

Не придавая решающего значения показаниям обвиняемого, уголовно-процессуальная наука настоятельно рекомендует не ориентироваться, главным образом, только на получение доказательств от самого обвиняемого, а собирать и проверять таковые помимо него, до привлечения к уголовной ответственности. Поэтому получение правдивых показаний подозреваемого и обвиняемого, в которых он признает свою вину при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК), возможно только при соблюдении добровольности их показаний.

Из принципа презумпции невиновности обвиняемого помимо недопустимости переложения обязанности доказывания на обвиняемого, который вправе, но не обязан доказывать свою невиновность, также следует, что недоказанная виновность обвиняемого равнозначна доказанной его невиновности. Если обвиняемый, согласно этому принципу, считается невиновным пока его виновность в совершении преступления не будет доказана в предусмотренном УПК порядке и установлена вступившем в законную силу приговором суда, то когда его виновность в действительности не доказана обвинением, он должен быть признан невиновным, и его уголовное преследование должно быть прекращено, а он полностью реабилитирован.

Третий важный вывод, вытекающий из принципа презумпции невиновности обвиняемого, заключается в том, что все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены, толкуются в пользу обвиняемого. Если виновность обвиняемого не будет достоверно установлена собранными и проверенными следователем доказательствами в ходе предварительного следствия, при наличии неустранимых сомнений в виновности обвиняемого они толкуются в его пользу, то есть уголовное дело или уголовное преследование должно быть прекращено за непричастностью подозреваемого или обвиняемого к совершению преступления (п.1 ч.1 ст.27 УПК).

В связи с толкованием неустранимых сомнений в виновности обвиняемого в его пользу следует учитывать разъяснение, содержащееся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ № 1 от 29 апреля 1996 г., в котором говорится, что «по смыслу закона в пользу подсудимого толкуются не только неустранимые сомнения в его виновности в целом, но и неустранимые сомнения, касающиеся отдельных эпизодов предъявленного обвинения, форм вины, степени и характера участия в совершении преступления, смягчающие и отягчающие обстоятельства и т.д.». Указанное разъяснение Пленума Верховного Суда имеет в виду толкование сомнений в пользу подсудимого в судебном разбирательстве, но оно, несомненно, правильно, и должно применяться и в стадии предварительного расследования применительно к обвиняемому.

Достоверное установление виновности подсудимого с назначением наказания, подлежащего отбытию осужденным, с назначением наказания и освобождением от его отбывания и без назначения наказания (ч. 5 ст. 302 УПК) вытекает как из принципа презумпции невиновности, так и из принципа осуществления правосудия только судом. Однако принцип осуществления правосудия только судом не определяет правового положения обвиняемого в досудебных стадиях, равно как не предъявляет требования безусловной доказанности не только в судебном разбирательстве, но и в стадии предварительного расследования. Этот принцип не дает ответа, как должен поступить дознаватель, следователь, прокурор и суд в тех случаях, когда обвинение не удалось доказать полностью, хотя определенные улики в отношении обвиняемого имеются. Принцип презумпции невиновности обвиняемого дает ответ на этот вопрос, так как раз виновность не установлена достоверно, то обвиняемый должен быть признан невиновным и полностью реабилитирован.

Следовательно, принцип презумпции невиновности обвиняемого не является какой-то неоправданной льготой виновным, а требует не только достоверного и бесспорного установления виновности обвиняемого как в судебном разбирательстве, так и в стадии предварительного следствия и дознания, но и не допускает привлечения к уголовной ответственности и тем более осуждения обвиняемого при недоказанной его виновности, требуя в этих случаях его полной реабилитации.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...