Главная Обратная связь

Дисциплины:






Понятие и свойства доказательств



Итак, все выводы относительно обстоятельств, имеющих значение для дела, должны основываться только на доказательствах. Следовательно, именно доказательства являются единственным средством установления названных обстоятельств, а способом их установления выступает доказывание – собирание, проверка и оценка доказательств.

Таким образом, понятие доказательства является одним из ключевых не только для теории доказательств, но и для науки уголовного процесса в целом. Поэтому его исследованию во все времена уделялось заслуженное внимание, и, соответственно, появилось множество его трактовок, моделей и концепций. Одни авторы понимали под доказательствами сами факты, события, явления, предметы материального мира, другие – только факты окружающей действительности, третьи – и сами факты, и источники данных о них.

<quest1< font="">В настоящее время наиболее распространенной является так называемая информационная модель, при которой доказательство понимается как неразрывное сочетание содержания (сведений) и процессуальной формы (источника сведений). Этой же позиции придерживается и законодатель, определивший доказательство как любые сведения, на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в определенном законом порядке устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела (часть 1 статьи 73 УПК). В то же время эти сведения могут быть почерпнуты только из определенного законом источника, иными словами, любое доказательство объективируется в той или иной процессуальной форме, например, в форме показаний свидетеля, вещественного доказательства, протокола следственного действия (часть 2 статьи 74 УПК).</quest1<>

<opentest2< font="">Теперь рассмотрим свойства доказательства. Традиционно называются такие свойства как относимость, допустимость, достоверность идостаточность доказательств.</opentest2<>

Первое из названных свойств – относимость – характеризует способность доказательства своим содержанием устанавливать обстоятельства, имеющие значение для дела. Если такая способность отсутствует, полученные сведения являются для уголовного процесса бесполезными (к примеру, следователь запросил организацию, где работает обвиняемый, характеризующие его данные, а отдел кадров ошибся и прислал характеристику другого лица).

Спорным является вопрос о том, остаются ли относимыми доказательства неподтвердившейся версии. К примеру, по делу о квартирной краже один из соседей описывает незнакомого человека, встреченного им накануне в подъезде. В ходе дальнейшего расследования может выясниться, что это был гость кого-то из жильцов, не имеющий никакого отношения к совершенному преступлению.



Вопрос об относимости доказательств, устанавливающих предмет доказывания, решается просто: они по определению не могут не относиться к делу. С косвенными доказательствами, устанавливающими доказательственные факты, ситуация сложнее. Связь этих фактов с предметом доказывания не всегда очевидна, и подчас требуется долгая и кропотливая работа, чтобы опосредованно, через целую цепочку промежуточных звеньев, добраться до установления значимых для дела обстоятельств.

<closetest2< font="">Следующее необходимое свойство доказательства – его допустимость. Допустимость доказательства означает соответствие его формы и содержания требованиям закона.</closetest2<>

В юридической литературе не раз подчеркивалось, что непременным условием полного и объективного исследования обстоятельств дела, выявления причин и условий, способствовавших совершению преступления, воспитательно-предупредительного воздействия уголовного процесса является строгое соблюдение процессуального законодательства на всех стадиях судопроизводства. Уголовно-процессуальное законодательство, регламентировав порядок производства следственных действий, обеспечило стабильность форм установления доказательств, дало возможность на любой стадии процесса проверить их правомерность, соблюдение гарантированных законом прав и обязанностей участников уголовного процесса, получить такие доказательства, которые способствовали бы установлению всех значимых обстоятельств преступления и отвечали бы требованиям добросовестности и достоверности.

Показательно, что требование об использовании при отправлении правосудия только законно полученных доказательств закреплено в нашей стране на высшем – конституционном – уровне. Статья 50 Конституции РФ прямо устанавливает, что при осуществлении правосудия не допускается использование доказательств, полученных с нарушением федерального закона. Воспринял это положение и действующий УПК, часть 3 статьи 7 которого гласит: нарушение норм Кодекса судом, прокурором, следователем, органом дознания илидознавателем в ходе уголовного судопроизводства влечет за собой признание недопустимыми полученных таким путем доказательств. А согласно части 1 статьи 75 УПК, недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, входящих в предмет доказывания.

Действительной реализации приведенных положений служит и то обстоятельство, что, согласно положениям статьи 235 УПК, при рассмотрении ходатайства об исключении доказательства, заявленного стороной защиты на том основании, что доказательство (например, показания свидетеля) было получено с нарушением требований Кодекса, бремя опровержения доводов, представленных стороной защиты, лежит на прокуроре. Если суд на предварительном слушании принял решение об исключении доказательства, то данное доказательство не только теряет юридическую силу и не может быть положено в основу приговора или иного судебного решения, но и не может исследоваться и использоваться в ходе судебного разбирательства (в то же время, при рассмотрении уголовного дела по существу суд по ходатайству стороны вправе повторно рассмотреть вопрос о признании исключенного доказательства допустимым). А часть 4 статьи 292 УПК запрещает участникам прений сторон ссылаться на доказательства, которые признаны судом недопустимыми; при нарушении данного запрета председательствующий вправе останавливать участвующих в прениях лиц.

Следует иметь ввиду, что недопустимыми признаются не только само доказательство полученное с нарушением норм УПК, но и другие доказательства, «базирующиеся» на нем. Например, если в ходе обыска, произведенного с нарушением закона (например, с участием только одного понятого), изъят незаконно хранившийся пистолет, то недопустимым доказательством будет признан не только протокол такого обыска, но и последующий протокол осмотра этого пистолета, приобщение его к делу в качестве вещественного доказательства, заключение эксперта, проводившего баллистическую экспертизу и т.д. Такое правило называется концепцией «плодов отравленного дерева».

Применительно к суду присяжных в законе установлено четкое правило о том, что стороны либо иные участники судебного заседания не вправе сообщать присяжным заседателям о существовании доказательства, исключенного по решению суда (часть 6 статьи 235 УПК). В противном случае, судья прерывает такие выступления и разъясняет присяжным заседателям, что они не должны учитывать данные обстоятельства при вынесении вердикта (часть 3 статьи 336 УПК). Согласно статье 335 УПК, если в ходе судебного разбирательства возникает вопрос о недопустимости доказательств, то он рассматривается в отсутствие присяжных заседателей. Выслушав мнение сторон, судья принимает решение об исключении доказательства, признанного им недопустимым. Данные о личности подсудимого исследуются с участием присяжных заседателей лишь в той мере, в какой они необходимы для установления отдельных признаков состава преступления, в совершении которого он обвиняется. Запрещается исследовать факты прежней судимости, признания подсудимого хроническим алкоголиком или наркоманом, а также иные данные, способные вызвать предубеждение присяжных в отношении подсудимого (это называется правилом о несправедливом предубеждении). В тоже время, одним из оснований отмены приговора суда с участием присяжных заседателей является ошибочное исключение из разбирательства допустимых доказательств, поскольку такое нарушение ограничивает гарантированные законом права участников уголовного судопроизводства на предоставление доказательств и может повлиять на содержание поставленных перед присяжными заседателями вопросов и ответов на них, а в дальнейшем на постановление законного и справедливого приговора. Исключение из разбирательства дела доказательств должно производиться по постановлению председательствующего судьи с обязательным указанием мотивов принятого решения (подробнее об этом см. пункты 22 – 24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 22 ноября 2005 года №23 «О применении судами норм Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, регулирующих судопроизводство с участием присяжных заседателей»).

Часть 2 статьи 75 УПК <quest5< font="">уточняет, какие именно доказательства должны признаваться недопустимыми. К таковым отнесены:</quest5<>

1. показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде. Заметим, что появление этой нормы в УПК вызвало неоднозначную оценку у ученых и практиков14;

2. показания потерпевшего, свидетеля, основанные на догадке, предположении, слухе, а также показания свидетеля, который не может указать источник своей осведомленности. Дело в том, что в этом случае нет возможности установить и проверить первоисточник получаемых сведений, а значит их использование исключено;

3. иные доказательства, полученные с нарушением закона. Сюда относятся различные нарушения закона, в частности:

o получение сведений не из предусмотренного законом источника (так, не могут быть доказательством анонимные сообщения; не может быть допрошен священнослужитель об обстоятельствах, ставших ему известными из исповеди);

o нарушение при получении доказательства прав участников процесса (например, допрос обвиняемого с применением угроз, насилия; осмотр жилища при отсутствии согласия проживающих в нем лиц без судебного решения);

o нарушение процессуального порядка собирания доказательств (постановка в ходе допроса свидетеля наводящих вопросов; производство обыска только с одним понятым; предъявление для опознания не трех, а двух объектов);

o нарушение требований по процессуальному оформлению процесса собирания доказательств (например, протокол допроса не подписан свидетелем);

o получение сведений ненадлежащим субъектом (осмотр документов следователем, не включенным в состав следственной группы; производство процессуальных действий лицом, подлежащим отводу).

Одним из наиболее острых вопросов допустимости доказательств был и остается вопрос о том, любое ли нарушение процессуального закона при получении доказательства должно влечь безусловное его исключение из доказательственной базы. Ведь наряду с грубыми нарушениями закона, ущемляющими права граждан и ставящими под сомнение достоверность полученного доказательства, можно различить категорию несущественных отступлений от буквы процессуального закона, которые, в отличие от первых, не должны влечь признание полученных при этом доказательств недопустимыми. Прав А.В. Белоусов, считающий, что «несмотря на нежелательность любых нарушений процессуального характера, нельзя упускать из виду, что интересам установления истины и охраны законных интересов участвующих в деле лиц может нанести урон не только использование недопустимых средств доказывания, но и необоснованное расширение их круга, влекущее утрату важной доказательственной информации и вследствие этого невозможность установления истины по делу. Ведь тщательное рассмотрение и оценка данных, полученных с нарушением отдельных требований закона и подзаконных актов, может позволить совершенно объективно установить их достоверность»15. В таком же ключе высказался Н.М. Кипнис, по мнению которого, отступления от требований процессуального закона, признаваемые несущественными нарушениями «вообще не должны рассматриваться в контексте вопроса о допустимости доказательств, так как они ни при каких условиях не могут повлиять на вынесение законного и обоснованного приговора»16. В тоже время действующий закон не содержит понятий «существенное» или «несущественное» нарушение закона.

С учетом сказанного, законодателю необходимо рассмотреть возможность выработки новых, более гибких и справедливых критериев при оценке допустимости собранных доказательств. Если доказательство получено надлежащим субъектом из предусмотренного УПК источника и в ходе производства предусмотренного УПК следственного действия, при этом не были нарушены права участников этого следственного действия, а допущенные нарушения процессуальной формы не ставят под сомнение достоверность доказательства, то такое доказательство не следует априори признавать недопустимым.

Перейдем теперь к следующему свойству доказательства – его достоверности. Достоверным является такое доказательство, истинность которого не вызывает сомнения; оно точно устанавливает обстоятельства, имеющие значение для дела. Напротив, если оказывается, что полученные сведения не верно отражают значимые обстоятельства, то соответствующие доказательства признаются ложными.

В отличие от относимости или допустимости, которые чаще всего могут быть определены довольно быстро, для констатации достоверности или недостоверности конкретного доказательства необходимо оценить имеющиеся доказательства в совокупности. Если два доказательства противоречат друг другу, значит, минимум одно из них является ложным. Но какое именно из противоречащих, логически несовместимых доказательств является ложным, - вопрос, который в каждом случае решается отдельно и требует всестороннего исследования. Поэтому требование достоверности не может предъявляться к каждому доказательству заранее в момент его получения. Каким бы сомнительным ни казалось доказательство (например, упорное отрицание обвиняемым факта совершения преступления, хотя другие доказательства прямо указывают на него), оно должно быть зафиксировано, проверено и оценено на общих основаниях. Только после этого можно сделать обоснованный вывод о его достоверности или ложности.

Оценивая достоверность тех или иных доказательств, надо помнить, что, в соответствии с частью 3 статьи 14 УПК, все сомнения в виновности обвиняемого, которые не могут быть устранены в установленном законом порядке, толкуются в пользу обвиняемого.

<quest2< font="">Наконец, рассмотрим еще одно, последнее из упомянутых в УПК, свойство доказательств – их достаточность. В отличие от ранее рассмотренных свойств, оно характеризует не одно конкретное доказательство, а их совокупность. Достаточность означает, что на основе данной совокупности доказательств может быть сделан достоверный вывод об обстоятельствах, имеющих значение для дела. Формальных количественных требований здесь нет (за исключением, пожалуй, прямого запрета, установленного частью 2 статьи 77 УПК: положить признание обвиняемым своей вины в основу обвинения без подтверждения его виновности совокупностью имеющихся по делу доказательств нельзя). Все зависит от внутреннего убеждения правоприменителя.</quest2<>





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...