Главная Обратная связь

Дисциплины:






Показания подозреваемого, обвиняемого



В пункте 1 части 2 статьи 74 УПК названы два самостоятельных, хотя и достаточно схожих вида доказательств: показания подозреваемого и показания обвиняемого. Несмотря на имеющееся сходство, вызванное спецификой процессуального положения обоих названных участников процесса, это разные доказательства, что проявляется, в частности, в сохранении показаниями подозреваемого своего доказательственного значения и после возможного предъявления подозреваемому обвинения и его допроса уже в новом качестве.

Подозреваемым в российском уголовном процессе является лицо: либо в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо которое задержано в соответствии со статьями 91 и 92 УПК по подозрению в совершении преступления, либо к которому применена мера пресечения до предъявления обвинения (часть 1 статьи 46 УПК).

Обвиняемым признается лицо, в отношении которого вынесено постановление о привлечении его в качестве обвиняемого либо вынесен обвинительный акт (часть 1 статьи 47 УПК).

Что следует понимать под показаниями этих участников процесса? На первый взгляд, ответить на этот вопрос просто – достаточно обратиться к определениям, предложенным законодателем.

Согласно статье 76 УПК, показания подозреваемого – это сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу. В свою очередь, статья 77 УПК определяет показания обвиняемого как сведения, сообщенные им на допросе, проведенном в ходе досудебного производства по уголовному делу или в суде.

Исходя из содержания этих статей, можно сделать вывод о том, что показания подозреваемого (обвиняемого) могут быть получены только в ходе одного следственного действия – допроса.

Однако более внимательное и системное изучение закона позволяет убедиться в неточности данного вывода и признать показаниями также сведения, сообщенные лицом в ходе таких следственных действий как очная ставка (статья 192 УПК) предъявление для опознания (статья 193 УПК) и проверка показаний на месте (статья 194 УПК). Возникшие противоречия должны быть исправлены законодателем путем внесения соответствующих дополнений в статьи 77 и 78 УПК23.

Не являются показаниями сведения (даже если они относятся к делу), полученные от подозреваемого или обвиняемого не в ходе указанных следственных действий, а иным путем, например, содержащиеся в ходатайствах, жалобах.

С учетом сказанного, под показаниями подозреваемого, обвиняемого следует понимать относящиеся к делу, допустимые по форме и содержанию сведения, сообщенные подозреваемым, обвиняемым на допросе, на очной ставке, при проверке показаний на месте и при предъявлении для опознания. Подозреваемый дает показания в ходе предварительного расследования, а обвиняемый – в ходе предварительного расследования и судебного разбирательства (напомним, что с момента назначения судебного разбирательства обвиняемый именуется подсудимым).



<quest9< font="">Значение показаний подозреваемого и обвиняемого в российском уголовном процессе двойственное. С одной стороны, они наряду с другими доказательствами, выступают важным средством установления обстоятельств, имеющих значение для дела. С другой стороны, показания выступают действенным средством защиты подозреваемым и обвиняемым своих интересов. Являясь одновременно и средством доказывания, и средством защиты, показания обвиняемого (подозреваемого) отличаются от свидетельских показаний по своему содержанию. Они включают в себя не только изложение фактов, но и объяснения тех или других поступков, обстоятельств, те или иные аргументы, выдвигаемые обвиняемым (подозреваемым) в связи с предъявленным ему обвинением (возникшим подозрением), и иные его соображения по делу.</quest9<>

Предоставление возможности обвиняемому (подозреваемому) высказать свое отношение к обвинению (подозрению), приводить доводы в свое оправдание справедливо рассматривается как необходимое условие обеспечения всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Тщательная проверка показаний обвиняемого (подозреваемого) позволяет устранить имеющиеся по делу сомнения, избежать необоснованного обвинения (подозрения), способствует точному установлению обстоятельств произошедшего.

Поэтому неслучайно уголовно-процессуальный закон обязывает следователя не затягивать с допросом подозреваемого и обвиняемого по существу дела. Согласно части 2 статьи 46 УПК, подозреваемый, задержанный по подозрению в совершении преступления, должен быть допрошен не позднее 24 часов с момента его фактического задержания. Часть 4 статьи 92 УПК предписывает обеспечивать подозреваемому еще до начала допроса по его просьбе свидание с защитником наедине и конфиденциально. В случае необходимости производства процессуальных действий с участием подозреваемого продолжительность свидания свыше 2 часов может быть ограничена дознавателем, следователем, прокурором с обязательным предварительным уведомлением об этом подозреваемого и его защитника.

В соответствии с частью 1 статьи 173 УПК, следователь допрашивает обвиняемого немедленно после предъявления ему обвинения (с учетом требований пункта 9 части 4 статьи 47, предоставляющих право иметь свидания с защитником наедине и конфиденциально, в том числе до первого допроса обвиняемого, без ограничения их числа и продолжительности). При этом необходимо выяснить отношение обвиняемого к предъявленному обвинению и предложить дать показания по его существу.

В то же время, обвиняемый (подозреваемый) вправе, но не обязан давать показания, что соответствует конституционному положению о праве каждого не свидетельствовать против самого себя, своего супруга и близких родственников. К тому же он не несет уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний. Причем отказ обвиняемого (подозреваемого) от дачи показаний и дача заведомо ложных показаний не могут рассматриваться как обвинительные доказательства.

<opentest9< font="">Предоставление этим участникам процесса права, а не возложение на них обязанности давать показания объясняется необходимостью реально обеспечить обвиняемому, подозреваемому право на защиту. В Конституции России закреплен важнейший принцип – принциппрезумпции невиновности (статья 49). Бремя доказывания лежит на том, кто обвиняет, на обвинителе. Поскольку обвиняемый (подозреваемый) не обязан доказывать свою невиновность, постольку его оправдательные показания могут быть как аргументированными, так и неаргументированными. Причем, и в последнем случае органы предварительного расследования и суд обязаны произвести их проверку. Особенно тщательной проверки требует заявление обвиняемого или подозреваемого об алиби (то есть о нахождении в момент совершения преступления в другом месте).</opentest9<>

Однако следователь заинтересован в получении показаний подозреваемого и обвиняемого. Их отказ от дачи показаний может затруднить собирание и проверку оправдывающих и смягчающих наказание доказательств; затрудняет проверку законности и обоснованности уголовного преследования и применения мер процессуального принуждения; следователь лишается возможности получить доказательства о тех обстоятельствах совершения преступления, которые ему были неизвестны к моменту привлечения к уголовной ответственности (о возможных соучастниках и других). К тому же, следователь не имеет возможности оказать воспитательное воздействие на обвиняемого (подозреваемого) в ходе допроса, выяснить причины и условия, способствовавшие совершению им преступления, добиться законными средствами раскаяния в содеянном24. При отказе подозреваемого или обвиняемого от дачи показаний следователь должен пояснить ему, что это не будет служить препятствием для продолжения следствия, но существенно затруднит собирание оправдывающих или смягчающих наказание доказательств.

Если обвиняемый (подозреваемый) желает воспользоваться своим правом давать показания, то он высказывает свое отношение кобвинению (подозрению) в целом, а также сообщает сведения, касающиеся отдельных обстоятельств произошедшего события.

При получении показаний подозреваемого, обвиняемого должны строго соблюдаться требования уголовно-процессуального закона: как общего характера (например, недопустимость насилия, угроз и иных незаконных мер), так и непосредственно регламентирующие получение показаний (недопустимость наводящих вопросов, ограничение предельной непрерывной продолжительности допроса). Закон (пункт 2 части 4 статьи 46 и пункт 3 части 4 статьи 47 УПК) требует, чтобы при согласии дать показания подозреваемый, обвиняемый был предупрежден о возможном использовании его показаний в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и при его последующем отказе от этих показаний, за исключением случая, когда он в суде не подтвердит показания, полученные в ходе досудебного производства в отсутствие защитника.

Порядок получения показаний обвиняемого в ходе допроса регламентирован статьями 173, 174, 187-190 и 275 УПК, показаний подозреваемого – только статьями 187-190 УПК. Если же показания обвиняемого, подозреваемого получают в ходе других следственных действий, то, соответственно, очная ставка производится в соответствии с требованиями статьи 192 УПК, предъявление для опознания – статьи 193 УПК, проверка показаний на месте – статьи 194 УПК. Нарушения закона при получении показаний влекут признание последних недопустимыми доказательствами (пункт 3 части 2 статьи 75 УПК).

Более того, в УПК появилась норма, предусмотревшая возможность признания полученных показаний обвиняемого, подозреваемогонедопустимым доказательством даже тогда, когда при их получении закон не был нарушен. Речь идет о требованиях пункта 1 части 2 статьи 75 УПК, согласно которому к недопустимым доказательствам отнесены показания подозреваемого, обвиняемого, данные в ходе досудебного производства по уголовному делу в отсутствие защитника, включая случаи отказа от защитника, и не подтвержденные подозреваемым, обвиняемым в суде.

Очевидно, что, вводя такое правило, законодатель стремился не допустить «вынужденных признаний», когда подозреваемый или обвиняемый признает свою вину не ввиду раскаяния и не под давлением собранных доказательств, а в результате применяемого к нему насилия и других незаконных мер. По этой причине некоторые российские процессуалисты охарактеризовали положение пункта 1 части 2 статьи 75 УПК РФ как «важную гарантию от необоснованного осуждения»25. Однако нельзя упускать из виду, что другие статьи уголовно-процессуального закона прямо запрещают применение в ходе уголовного судопроизводства насилия, угроз и иных незаконных мер, поэтому «вынужденные признания» подозреваемых, обвиняемых в любом случае будут отнесены к недопустимым доказательствам, как полученные с нарушением требований УПК, что, безусловно, правильно. С другой стороны, если подозреваемому или обвиняемому до допроса на стадии предварительного расследования были разъяснены его права, в том числе – право не свидетельствовать против самого себя и право иметь защитника, если сам допрос был произведен в строгом соответствии с требованиями УПК, а полученные на нем показания подтверждаются всей совокупностью собранных доказательств, то такие показания едва ли верно исключать из доказательственной базы лишь на том основании, что лицо в суде их не подтверждает. И показания, данные подозреваемым, обвиняемым на досудебной стадии, и отличные от них показания, данные им в суде, не должны иметь для суда заранее предустановленной (большей или меньшей) силы. Те и другие показания надо оценивать, прежде всего, по их содержанию, а не с точки зрения того, в каком месте они получены: в кабинете следователя или в зале судебных заседаний. Вместе с тем, в настоящее время пункт 1 части 2 статьи 75 УПК сохраняет силу.

Основным средством фиксации показаний является протокол (статьи 166, 167, 174, 190, 259 УПК). Особенности протоколирования хода и результатов очной ставки и предъявления для опознания тоже оговорены законом (часть 5 статьи 192, часть 9 статьи 193 УПК). Стенографирование, киносъемка, аудио- и видеозапись, которые могут применяться для фиксации показаний подозреваемого или обвиняемого, выступают факультативными средствами, дополняющими, но не заменяющими протоколирования.

Показания обвиняемого (подозреваемого) могут быть классифицированы по различным критериям. Таких критериев – множество, один из важнейших среди них, – на что направлены показания: на опровержение, смягчение обвинения или на его подтверждение. В последнем случае речь идет о признаниив совершенном преступлении. Признание обвиняемого (подозреваемого) – это такие его показания, в которых он признает правильность предъявленного ему обвинения (имеющегося подозрения), сообщает обстоятельства совершенного им преступления и раскрывает субъективную сторону совершенного деяния; то есть, признание представляет собой самоизобличение. Характерной чертой признания является то, что это – прямое доказательство, истинность которого, установленная и подтвержденная другими доказательствами, влечет за собой вывод о виновности признавшегося. Поэтому признание обвиняемого (подозреваемого) как доказательство должно содержать признание правильности всех фактов, образующих элементы состава преступления, включая и субъективную сторону (вину и мотив преступления).

Очевидно, что обвиняемый (подозреваемый), дающий правдивые показания по всем интересующим следствие вопросам, оказывает большую помощь в точном установлении обстоятельств дела. Учитывая это, законодатель предусмотрел правило о том, что явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления, являются обстоятельствами, смягчающими наказание (пункт "и" части 1 статьи 61 УК РФ). Однако, имея большое значение, признание лицом своей вины таит в себе и серьезную опасность, связанную с его переоценкой. Нельзя забывать, что признание является рядовым доказательством по делу, как и всякое другое, предусмотренное уголовно-процессуальным законом; показания обвиняемого и подозреваемого не имеют никакого преимущественного значения перед другими доказательствами; подлежат, как и всякое доказательство, проверке и оценке.

Показания подозреваемого, обвиняемого могут оказаться ложными. При этом в науке выделяют такие их разновидности каксамооговор (то есть ложное признание своей вины в совершенном преступлении) и оговор (ложные показания, уличающие другого человека в совершении преступления).

В части 2 статьи 77 УПК <closetest8< font="">законодатель прямо подчеркивает, что признание обвиняемым своей вины в совершении преступления может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении его виновности совокупностью имеющихся по уголовному делу доказательств. Это значит, что обвинение не может основываться лишь на голословном признании обвиняемым своей вины. Применительно к выражению «кладется "в основу" обвинения» надо пояснить, что оно вовсе не означает, будто признанию отводится особая роль в обвинении, и оно выступает главным, центральным доказательством. Все допустимые доказательства равны между собой, и заранее сила их относительно друг друга не установлена. Поэтому «в основе» обвинения в равной степени лежат все обвинительные доказательства. Причем на момент вынесения постановления о предъявлении лицу обвинения (то есть на момент, когда признания обвиняемого еще не может быть, так как сама фигура обвиняемого только появляется в процессе) следователь уже должен располагать такой совокупностью обвинительных доказательств, которая полностью убеждала бы его, что именно данное лицо совершило расследуемое преступление. В последующем, если это лицо признает себя виновным по предъявленному обвинению, такое признание обвиняемого прибавится к иным обвинительным доказательствам, то есть также окажется «в основе» обвинения.</closetest8<>

Обвиняемый (подозреваемый) иногда меняет свои показания: признание сменяется на отрицание своей вины и наоборот. При этом сведения, содержащиеся в тех и других показаниях, представляют собой самостоятельные доказательства, которые оцениваются по их значению и достоверности. Условия, при которых в суде могут быть оглашены показания подсудимого, данные при производстве предварительного расследования или судебного разбирательства, закреплены в статье 276 УПК.

В заключение подчеркнем, что, проверяя и оценивая показания обвиняемого (подозреваемого), надо учитывать, что, с одной стороны, требование критического подхода к ним отнюдь не означает, что они, как показания лица заинтересованного в исходе дела и не несущего ответственности за дачу заведомо ложных показаний, могут отвергаться без проверки и без оснований. С другой стороны, не может быть слепого доверия к показаниям подозреваемого и обвиняемого; такое доверие не может быть оправдано ни в тех случаях, когда обвиняемый (подозреваемый) признает свою вину, ни в тех случаях, когда он, отрицая вину, дает те или иные объяснения обстоятельствам дела, выдвигает ту или иную версию.

 





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...