Главная Обратная связь

Дисциплины:






Техника Терцины, или Удар Кистью.



 

«Нас подводит наша вера в прошлое.

С непререкаемой уверенностью мы полагаем, что случившееся некогда, произошло на самом деле.

Так ли это?

Если вдуматься добросовестно, то можно сообразить, что это вовсе не очевидно.

Наше отношение к прошлому принято называть воспоминаниями.

Однако имеет ли к тому отношение наша память, еще не факт.

И действительно: почему мы не рассказываем себе или другим все подряд из того, что по нашему мнению, «было», но обращаемся к неким фрагментам, эпизодам и их своим вниманием выделяем?

Потому что мы их выбираем.

Мы выбираем свое прошлое!

И тем самым сочиняем свое настоящее.

Следовательно, то, что мы называем воспоминанием, представляет собой не более чем фантазии.

Мы не вспоминаем, а фантазируем – в то время как думаем, что вспоминаем.

Чтобы выбраться из этой ловушки, применим прием – «техника терцины, или удар кистью».

Суть его заключается в следующем.

Выбираем эпизод из так называемого нашего «прошлого». (Теперь то мы понимаем, что его на самом деле не было, что мы его только придумали и приняли за правду).

Затем выражаем его короткой фразой, обозначая себя в третьем лице.

Например, я «помню», как меня некогда выпорол отец. Данную ситуацию я подсознательно воспринял как травмирующую мою психику и позволил ей записаться в качестве смутного страха перед «властью грозного авторитета». Тем самым, в жизнь мою просочилась отравляющая капля неуверенности.

Я записываю фразу следующим образом:

«Мальчику всыпал отец ремешком».

Это – тезис. И, хотя он описывает мой вымысел, его наличие для меня реально. Для того чтобы его уравновесить, мне следует придумать антитезис.

«Мальчика папа отнюдь не лупил».

В данной истории мы имеем дело с «небитым», не потревоженным ребенком, не несущим на себе бремя детской психотравмы.

Постольку поскольку фраза записана, и утверждение произнесено, то и указанная ситуация становится фактом.

Теперь, когда мы столкнулись с присутствием двух формально противоречивых высказываний, правило диалектики побуждает нас найти синтез.

Таковой представляет собой совершенно неожиданный тематический зигзаг, не обязательно связанный с предыдущими предложениями – некий парадоксальный прорыв к новому измерению смыслов. В сущности, он и есть Удар Кистью. Мощным обобщающим мазком автор (все мы – авторы, ибо все мы сочиняем свои жизни) утверждает новую текст-реальность.

«Мальчику ангел поднес земляники стакан».

 

Итак, перед нами три версии судьбы.

Первая – официальная – соответствует первому тезису: «Мальчику всыпал отец ремешком». Перед нами раскрывается драма мужчины, быть может, внешне сильного, уверенного, благополучного, но такого, который, став взрослым, все-таки продолжает в себе носить битого, беспомощного мальчика.



Вторая – преобразованная – второй тезис, он же антитезис. «Мальчика папа отнюдь не лупил». Мальчик и мужчина вполне друг с другом уживаются. Между ними нет разногласий и конфликтов. Мужчина может на самом деле считать себя сильным и уверенным, ибо ему ничто не мешает быть и таким, и таковым.

Третья – завершающая – третий тезис – синтез. «Мальчику ангел поднес земляники стакан». Это – самая пленительная история. Мало быть небитым. Важно еще быть любимым. Мальчик на всю жизнь запомнит ангела, преподнесшего ему стакан земляники, даже если никогда и не будет его вспоминать. Мужчина, носящий внутри себя мальчика, который дружен с ангелом, поистине счастлив.

 

Внешний ум (внем) - тот, который рассуждает - может запротестовать – как же так, ведь два последних высказывания ложные, они не соответствуют действительности!

Но внутренний ум (внум) – тот, который управляет - знает, что никакому высказыванию вовсе нет никакой нужды в том, чтобы соответствовать действительности, так как оно само по себе и есть действительность.

Потому для внума с точки зрения правды все три высказывания истинны. А реальным – то есть действенным – то есть действительно воздействующим становится третье, ибо именно оно занимает сильную позицию – за счет того, что является в данном ряду синтезом, итогом, окончательным выводом, вердиктом, обжалованию не подлежащим. -

Имагинатор с минуту о чем-то раздумчиво помолчал и невозмутимо продолжил. -

Очевидно, что каждая человеческая индивидуальность (в нашей системе – автор) в своей жизни проживает целых 3 (три) жизни.

Одна – фактическая, биографическая, официальная.

Вторая – психическая, виртуальная, составленная из фантазий, мечтаний, ментальных картинок – имагинативная.

Третья – скрытая, потаенная, недоступная обыденному восприятию самого автора – спиритуальная – энигматическая.

В течение всей нашей жизни мы проживаем все три жизни. Но идентифицируемся только с одной – официальной.

Следовательно, в нашем витальном запасе имеется три судьбы. (Случайно ли то, что и в творчестве коллективного бессознательного мы встречаемся с тремя персонажами, ответственными за управление судьбами героев – три Парки древнегреческого пантеона, три Норы в скандинавской мифологии?).

Но, как правило, большинство из нас осознанно проживает всего лишь одну судьбу.

Представим себе следующую, почти что сказочную, картинку, метафорически моделирующую сказанное.

Живет себе некий человечек. На самом деле: его – трое – в одном. Но он думает, что он один. Можно интерпретировать и так: он один, но параллельно обитает в трех жизнях. Хотя мыслит себя только в одной – официальной.

В одной жизни он есть изысканные яства из золотой посуды.

В другой хлебает лаптем прокисшие щи.

В третьей вообще голодает.

В какой из этих жизней он окажется?

В той, в которой сам себя актуализирует, с какой себя идентифицирует, в какой сам себя как автор утвердит.

Это не значит, что две другие жизни перестанут существовать. Они останутся – но в форме, не доступной насущному переживанию. Что-то наподобие кислорода, который мы поглощаем, но при этом не замечаем.

Техника Терцины (трехстишия) позволяет выявить индивидуальную жизненность во всех трех ее модусах (или планах бытия, ракурсах, инвариантах, судьбах), высветить ее объемную многомерность на фоне привычно-привитой плоскостной действительности, прозреть и узреть хитросплетение ее корней».


Наищедрейший кто? - скупой,

Глубокомыслен пустомеля.

Где свадьба - там за упокой,

Где похороны - там веселье.

Где целомудрие - разврат.

Нет ничего светлее ночи.

И говорящий невпопад,

оказывается, пророчит.

Серьезен шут, красив урод.

То, что действительно, то странно…





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...