Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шесть лет спустя... 10 страница



– Чувак! Этому не бывать! – Роумэн скривился, глядя на свою девушку. Она, конечно, милашка, только судя по виду, этой миниатюрной брюнетке сил хватит лишь на управление мопедом.

Я улыбнулся про себя, представив, как бы Тэйт выступила против нее.

Нет. Даже не думай.

– Зак, – я вздохнул, – у меня нет девушки. У меня никогда не бывает девушек.

– А как же та очаровательная штучка, с которой ты приехал?

Я повернул голову, раздраженно глядя на Кейси. Полагаю, он имел в виду именно ее. Она выпучила глаза, заметив, что мы обратили внимание на нее.

– Я с ним только чтобы от бывшего отвлечься, – отшутилась Кейси, подняв руки. Окружающие издевательски захихикали, прикрывая рты ладонями, словно мне полагалось расстроиться из-за этого.

Кейси не сдержала улыбку, удовлетворенная своей сообразительностью. Приподняв брови, я глянул на Зака, надеясь на его понимание.

– Я никого не пущу за руль своей машины, – заявил я.

– Тут я соглашусь с Принцессой, – встрял Роумэн. – Это глупо.

– Публика уже видела вас двоих в деле. Они жаждут развлечений. Если вы хотите прийти к результату, позволяющему людям получить их деньги, то будете играть по моим правилам. Либо подъезжайте к стартовой линии через пять минут, либо валите отсюда. – Он уже собирался уходить, но остановился. – О, кстати, можете ехать со своими девочками в качестве пассажиров, если пожелаете… типа для моральной поддержки.

Последние слова сорвались с его губ сквозь смех.

Гад ржал над нами.

– Вот дерьмо. – Я запустил пальцы в волосы, возвращаясь обратно к Мэдоку и Кейси. Роумэн рванул к своей компании.

Выпрямив спину, сжимал и разжимал кулаки. Не будь Зак моим другом, мне бы пришлось его прирезать.

Даже если бы я не нуждался в деньгах, деваться все равно некуда. Вызов есть вызов.

Если Роумэн не выйдет из игры, я тоже не сдамся.

– Эй, дружище. Я бы мог поехать вместо тебя, – заговорил Мэдок. – Нам просто надо рассказать им о наших тайных отношениях.

Он пытался меня подбодрить, но от него будет больше пользы с закрытым ртом.

Я знал девушек, умевших водить. Со многими познакомился в мастерской, где работал, кого-то встретил на Петле, однако сегодня здесь присутствовали только те, с кем я когда-то переспал или вместе учился.

И ни одной из них я не доверял.

– Джаред, я не могу участвовать в гонке, – сообщила Кейси, будто я этого не знал. – Должен быть кто-то еще.

Этот кто-то есть.

От идеи, что должен попросить ее, стало тошно. Тэйт не просто откажется, а еще и в лицо мне плюнет, скорее всего.

Не веди себя так, словно у тебя есть выбор.

Черт.

В подобные моменты мне всегда хотелось запрыгнуть в машину и умчаться подальше. Когда необходимо принимать тяжелые решения, ставить потребности других прежде собственных обид... Но иного варианта у меня не имелось.



А затем у себя в голове я услышал слова другого – лучшего – отца.

Мужчина знает, что нужно делать, и просто это делает, черт побери.

Мой брат заслуживал, чтобы о нем заботились; в моих силах сделать его жизнь лучше. Откинув голову назад, вздохнул.

Будет больно.

– Тут есть только один человек, которому я доверяю хоть немного, чтобы позволить вести мою машину. – Повернувшись, посмотрел Тэйт в глаза, которые тут же округлились.

– Я? – удивилась она.

– Она? – без промедлений последовал коллективный возглас Мэдока, Кейси и сраного Бена.

Я скрестил руки на груди, подходя к Тэйт.

– Да, ты.

– Я? – произнесла она тише, будто я попросил о какой-то глупости. Ее удивление прошло.

– Ну я же на тебя смотрю, – огрызнулся негромко.

На лицо Тэйт опустилась непроницаемая маска, она воинственно прищурилась, глядя на своего спутника, и игнорируя меня.

– Бен, мы можем пораньше на вечеринку отправиться? Мне тут скучно.

Не дождавшись ответа, она развернулась, направившись прочь отсюда.

Черта с два я стану искать другую девчонку, и уж тем более не уступлю долбанному Дереку Роумэну. Подойдя к Тэйт, взял ее за локоть.

– Могу я с тобой поговорить?

Мне едва хватало сил взглянуть на нее, мои слова прозвучали еле различимо. Более трех лет я не был столь близок к тому, чтобы умолять кого-либо.

– Нет, – рявкнула она.

Мелкая, злобная…

Я расправил плечи, зная, что она имела полное право отказаться мне помогать, но ее высокомерие все равно меня разозлило.

– Ты знаешь, как тяжело мне об этом просить, – прошептал. – Ты мне нужна.

Я заметил, как Тэйт резко вздохнула и посмотрела вниз. Ну, по крайней мере, я заставил ее задуматься.

– А завтра, когда я тебе не буду нужна? – с вызовом спросила она. – Снова стану хуже грязи у тебя под ботинками?

Сердце заколотилось сильнее, в груди заныло от боли.

Ты никогда не была грязью.

– Она поедет, – громко произнесла Кейси у меня за спиной.

– Кейси! – Тэйт оскалилась. – Не надо отвечать за меня. Я не буду участвовать! – проорала она мне в лицо. От ее ярости по моим венам растекся огонь.

Воспоминания вернулись к недавнему эпизоду у меня на кухне; мне захотелось заткнуть ей рот так же, как той ночью.

– Ты хочешь, – возразила Кейси.

– Возможно, – прошипела Тэйт. – Но у меня есть гордость. Он ни черта от меня не получит.

Пошло оно все.

– Спасибо, – процедил сквозь зубы.

– За что? – огрызнулась она в ответ.

Я подошел к ней вплотную, но Тэйт не отступила.

– За напоминание, какая ты ненадежная, эгоистичная стерва.

– Достаточно! Заткнитесь оба! – Мэдок вмешался в наш спор, пока я смотрел в ее огромные, полные гнева глаза. Он втиснулся между нами, поочередно смерив недовольным взглядом обоих. – Сейчас меня ни хрена не волнует ваша совместная история, но нам нужен водитель для этой машины. Люди потеряют чертову кучу денег.

– Джаред? – Мэдок посмотрел на меня. – Ты упустишь приличную сумму. И, Тэйт? – Он переключился на нее. Судя по ее хмурой гримасе, она до сих пор хотела разорвать меня на части. – Думаешь, к тебе раньше плохо относились? Две трети присутствующих тут поставили на Джареда. Когда они услышат, что его первая кандидатка отказалась помочь, остаток школьного года станет для тебя адом, и нам с Джаредом даже пальцем пошевелить для этого не придется. Поэтому оба живо сели в чертову машину!

Потупив взгляд, я понял, что веду себя инфантильно, но к тому же был поражен.

Обычно Мэдок не говорил с таким пылом. Я редко видел его раздраженным, а свой поучительный тон он использовал еще реже.

Мне всегда казалось, что мой друг что-то скрывает. Что-то серьезное. Все притихли. Даже несколько случайных свидетелей, заставших нашу перепалку.

– Пусть попросит любезно, – потребовала Тэйт.

– Что?

Я просил любезно. В первый раз. Ладно, может, и нет.

– Он должен сказать "пожалуйста", – она обращалась ко всем, кроме меня. Я покачал головой, посмеявшись про себя.

Боже, Тэйт – то еще наказание.

– Татум. – Я посмотрел на нее так, словно собирался съесть. – Ты поедешь со мной, пожалуйста?

Она снова сощурилась, однако на сей раз в ее глазах промелькнуло восхищение. Тэйт не хотела слишком быстро уступать, но в конечном итоге согласится, в этом я был уверен.

– Ключи? – спросила она, протягивая руку.

Я бросил брелок ей на ладонь, затем пошел следом, когда Тэйт побежала к водительской стороне моей машины.

Роумэн подогнал Транс-Ам обратно к стартовой линии, когда люди разошлись с трека. Тэйт села за руль Босса, на что зрители отреагировали удивленным свистом.

Я тоже забрался в салон; мое спокойствие постепенно рассеивалось, вытесняемое чувством беспомощности. Никогда раньше не сидел на пассажирском сиденье.

У меня не получалось смотреть вперед, взгляд самопроизвольно возвращался к Тэйт, которая в данный момент гладила ладонями руль. То, как она сидела на моем чертовом месте, с руками на моем чертовом руле – это уж слишком. Я заерзал, потому что мой член моментально отреагировал на этот образ.

Как и всегда в ее присутствии.

Понятия не имею, чем меня так зацепила идея о Тэйт, управляющей моей машиной. Может, дело в том, что я знал, как сексуально она будет смотреться, или в том, что две вещи, заставлявшие мое сердце биться, воссоединились. Но в штанах вдруг стало тесно.

Я глубоко вздохнул. Сейчас мне хотелось, чтобы в стекла машины хлестал дождь, а Тэйт, с блестящей от пота кожей, сидела у меня на коленях.

Она была прекрасна. Данный момент стал худшим в моей жизни – когда чего-то очень хочешь, но знаешь, что не получишь.

Во всяком случае, пока.

Повернув ключ, Тэйт включила заднюю передачу; я лишь наблюдал в восхищении, как она, положив руку на мое сиденье, посмотрела себе через плечо, сдавая немного назад. Тэйт с легкостью управлялась с рулем, плавно переключала педали. Мышцы ее ног сокращались каждый раз, когда она нажимала на тормоз или сцепление.

Я словно порно смотрел.

Она выглядела непринужденно, счастливо; легкая улыбка играла в уголках ее губ. Тэйт улыбалась. В моей компании.

Груз снова упал мне на плечи; я сожалел обо всем, что с ней сделал. С ней, и с собой.

– Ты улыбаешься, – сказал я, желая, чтобы она перестала, но в то же время надеясь, что улыбка никогда не сойдет с ее лица. Я хотел вызывать у нее улыбку, и мне была ненавистна мысль, что этого давно не случалось.

– Не испорть этот момент для меня своими разговорами, пожалуйста.

Справедливо.

Я кашлянул.

– Твой отец научил нас обоих водить машину с механической коробкой передач, на Бронко тоже механика, поэтому, полагаю, по этой части у тебя вопросов нет, верно?

– Никаких. – Тэйт глядела прямо перед собой. Казалось, она в равной степени прислушивалась к моим словам и завороженно знакомилась с машиной, постукивая пальцами, оглядываясь по сторонам.

Я выложил ей примерный план действий – когда замедляться, как поворачивать, однако в ответ Тэйт лишь кивала.

Зак вышел на линию перед машинами, вероятно потому, что водителей женского пола мало интересовала вилявшая задницей Дэвон Петерсон. Тут мое сердце рухнуло в желудок.

Проклятье!

Протянув руку, Тэйт коснулась кулона. Ее кулона, предназначавшегося для ее матери, который я украл и берег все эти годы.

Черт, черт, черт.

Пульс отдавался в ушах. С невероятным усилием постарался говорить спокойно и уверенно. Я забыл, что он остался висеть на зеркале.

– Талисман на удачу, – объяснил, пристегивая ремень безопасности и избегая зрительного контакта с ней. – Забрал через пару дней после того, как ты оставила его там. Я подумал, что его могут украсть или сломать. С тех пор храню у себя.

Хуже того, что Тэйт теперь знала, как я сберег кулон, было осознание, что она захочет его вернуть. В конце концов, я не имел права его забирать.

Опустив руку, Тэйт молча посмотрела в свое боковое окно. О чем она думала? Мне хотелось узнать, только спрашивать я ни за что бы не стал.

– Все готовы? – голос Зака вернул меня в реальность. Тэйт резко повернула голову вперед.

Я включил айпод погромче, выбрав песню "Пробуждая Демона" группы Bullet for My Valentine.

Шум, действие, отвлечение.

Мы оба молчали, сосредоточенно смотря через лобовое стекло.

– На старт, – выкрикнул Зак. Я улыбнулся, когда Тэйт газанула.

– Внимание!

Еще прибавив громкости, приготовился. Я надеялся на лучшее, однако не удивлюсь, если Тэйт решит намеренно разбить мою детку из мести.

– Марш!

Она вдавила газ, дыша тяжело, широко улыбаясь. Может, из-за управления незнакомой машиной, а может, из-за соревновательного азарта, Тэйт сконцентрировалась по максимуму. Она следила за дорогой, словно за добычей, ее пальцы быстро и жестко переключали рычаг скоростей.

Я смотрел, как двигались ее мышцы, пока она держала под контролем мою тачку.

Порно.

– Первый поворот уже близко, – предупредил я, вернув свои мысли в нужное русло.

Тэйт ничего не ответила, но, похоже, перестала дышать, сбавив скорость перед входом в поворот.

Адреналин ударил в грудь, я сжал зубы, готовясь заорать, чтобы она еще больше замедлилась. Тэйт вырвалась вперед – кто бы сомневался – однако Транс-Ам могла нас с легкостью нагнать, если вылетим с трассы.

Бросив взгляд в зеркало, заметил, что машина Роумэна разгоняется. Я крепче сжал приборную панель. Хренов Роумэн. Если Тэйт не успеет выйти из поворота, когда они досюда доберутся, то Транс-Ам в нас врежется.

– Дави на газ! – крикнул я, как только она выровняла машину. – И не поворачивай так резко. Ты теряешь время, корректируя себя.

– Кто на первом месте? – надменно возразила Тэйт.

– Не наглей.

Естественно, она не послушалась. Лишь сделала музыку громче, затем переключилась на шестую передачу. Мы рванули вперед. Я напрягся, но не от нервозности.

В данный момент я не чувствовал себя беспомощным, что странно. Обычно мне хотелось руководить самому. Я взбесился, сев на пассажирское сиденье. Но сейчас? Мне нравилось наблюдать за Тэйт.

– Приближается следующий поворот. Тебе надо замедлиться, – распорядился я.

Она прикусила губы, однако машина скорость не сбавила.

Какого черта она вытворяет?

Сдвинув брови, глянул на нее и грозно повторил:

– Татум, сбавь скорость.

Ага, подействовало моментально.

Чем ближе мы подбирались к повороту, тем чаще билось мое сердце. Я беспомощно ухватился обеими руками за приборную панель, когда Тэйт начала огибать угол, выкрутив руль сначала влево, потом вправо, затем снова влево, чтобы выровняться. Она была молниеносна, слившись с машиной в единое целое. Маневр вышел не гладким и чистым, а быстрым и рискованным.

– Не делай так больше. – Я не хотел, чтобы Тэйт подвергала себя опасности.

Она победит в любом случае. Вторая машина плелась позади. Я поморщился, представив, какой разнос сейчас, вероятнее всего, получала девушка Роумэна.

Тэйт ни к чему поступать безрассудно. По крайней мере, не в машине.

Я бросил еще несколько приказов в ее сторону на следующем повороте, которые она пропустила мимо ушей ко всем чертям, так что к последнему виражу мы пришли со значительным отрывом. Замедлившись приблизительно до 50 км/ч, Тэйт посмотрела на меня, мило улыбаясь.

– Так нормально, мисс Дейзи?

Ее глаза дерзко сияли. Она пыталась сдержать смех, а я не мог отвести глаз от ее полных, поджатых губ.

В ту же секунду понял, что сотру эту самодовольную ухмылочку с ее лица.

Я хотел, чтобы Тэйт смотрела на меня, бездыханная, беспомощная, пока я бы погружался в нее все глубже. Никаких шуток, никакого сарказма, никаких слов. Чтобы она не видела ничего, кроме меня.

– Татум? – бросил ей ответный вызов. – Прекрати дразнить свою соперницу и выиграй уже эту чертову гонку.

– Есть, мэм, мисс Дейзи.

Я сжал кулаки и челюсти.

Боже, мне не терпелось вновь прикоснуться к Тэйт.

Она пересекла финишную линию на смехотворно низкой скорости. Толпа взвыла громче, чем после наших с Мэдоком заездов вместе взятых. Тэйт остановилась; зрители обступили машину со всех сторон.

Оставив Босс на нейтральной передаче, и подняв ручной тормоз, она расслабленно откинулась на спинку сиденья.

– Спасибо, Джаред. – Ее голос, сладкий и искренний, прозвучал едва слышно. – Спасибо, что попросил меня.

Гортань сдавило.

Тэйт сняла кулон с зеркала, после чего надела его себе на шею. Выражение ее лица казалось задумчивым, но умиротворенным.

Машина заполнилась теплом. Остались только мы.

Тэйт и Джаред.

Я провел пальцами по волосам, отгоняя чувство дежавю, и открыл дверь. Меня встретили одобрительными возгласами.

Остановившись, посмотрел в пол.

– Пробуждая демона... – пробормотал я. Не знаю, почему выбрал именно эту песню для гонки, только до меня лишь сейчас дошло, насколько точно она вписалась в ситуацию.

– Спасибо, Тэйт, – прошептал, глядя на нее. Имя "Татум" больше не подходило. Никогда не подходило, если честно.

Она – Тэйт, была и всегда будет.

 

Глава 21

 

После гонок мы отправились на традиционную вечеринку у костра.

– Ну, вы уже дружите? – пьяный в стельку Мэдок обхватил меня рукой за шею.

Я понял, кого он имел в виду.

– Не сказал бы. – Глядя вперед, сделал глоток теплого пива.

Когда приехал сюда, мы с Тэйт обменялись любезностями, но я знал, что сегодня придется поговорить с ней еще раз. Я был намерен вернуть кулон. Завтра мне предстояла встреча с отцом.

– Уверен, все наладится. – Он равнодушно вздохнул. – Теперь, когда у нее появился бойфренд, думаю, вы оба найдете хобби поинтересней, чем ненависть друг к другу.

Пластиковый стакан затрещал у меня в руке.

– У нее нет бойфренда.

– Будет, – ответил Мэдок. Я буквально слышал улыбку в его голосе. – Сегодня он попытается к ней притронуться.

Нет.

Тэйт и Бен пришли на вечеринку не в качестве друзей. Я знал это. Но от устного подтверждения данного факта Мэдоком у меня внутри все заполыхало от ярости.

– Видишь этих парней, – он дернул подбородком и махнул рукой в сторону компании, с которой общались Тэйт с Беном. – Они все хотят запустить свои руки ей под юбку. Ты же сам знаешь, да?

Просто дыши.

– И рано или поздно, – продолжил Мэдок, – она позволит одному из них это сделать.

Черт бы его побрал.

Я сглотнул и ослабил хватку на стакане. Мэдок, нанеся преднамеренный ущерб, отошел в сторону.

Знаю, он просто пытался запарить мне мозг, только Мэдок прав.

Эмоциональный подъем, оставшийся после гонки, куда-то испарился.

Она никогда меня не простит.

У нее есть будущее, мое же сомнительно.

Но посмотрев на Тэйт, которая в тот же момент глянула на меня сквозь огонь, я понял: уйти от нее – все равно, что отказаться от воды. Невозможно, потому что просто не выживешь.

Прежде чем успел задуматься, что же, черт возьми, делать дальше, почувствовал, как чьи-то руки обвили мою шею.

– Боже, как я по тебе соскучилась.

Я ощутил ее сладкий аромат, стройное тело прижалось ко мне, мягкие влажные губы коснулись моей кожи.

Пайпер.

Я спокойно разомкнул ее объятия.

– Слышал, ты нашла утешение в обществе Нэйта Дитриха, – уязвил ее, хотя на самом деле мне было безразлично.

Она встала передо мной.

– Мы с ним встречались пару раз. Но меня интересуешь только ты, – ответила Пайпер, приближаясь. – Я даже сюрприз тебе приготовила.

– Какой? – подыграл я.

– Ох, отличненько. – Она хлопнула в ладоши. – Ты заинтересован. Видишь вон ту девушку? – Пайпер указала на рыжую девчонку в коротких черных шортах и обтягивающей майке, стоявшую в стороне.

– Ну, и при чем тут она? – уточнил, не понимая, к чему клонит Пайпер.

– Как насчет того, чтобы ты, я и она поехали к тебе домой?

Что? Я моргнул, сомневаясь, что расслышал ее правильно.

Неужели она предложила…

– Я уже договорилась. Она не против. Мы можем поиграть все вместе или… – Пайпер понизила голос, – ты можешь понаблюдать за нами.

Закрыв глаза, провел ладонью по лицу.

Боже. Секс втроем, мать твою. Она серьезно?

Мое сердце подпрыгнуло, губы дернулись в нервной улыбке, которую я подавил. Такого я еще не пробовал, да и какой парень откажется?

Представил себя в постели с двумя девушками, однако внутри все оборвалось, потому что они обе оказались похожи на Тэйт.

Я глянул на Пайпер, потом на вторую девчонку. Она была чертовски сексуальна и смотрела на меня, буквально говоря взглядом "трахни меня". Вновь потянуло по чему-нибудь ударить.

Опустив глаза, я понял, что не хочу принимать предложение Пайпер. На самом деле, даже мысли об этом не сулили ничего хорошего.

Господи.

Когда-нибудь я себя возненавижу за подобное решение.

Снова освободился от ее рук.

– Хватит. – И сделал шаг назад.

– Что? – удивленно выпалила она, сверля меня разъяренным взглядом.

Я покачал головой.

– Доберись до дома невредимой, ладно? – После чего ушел.

– Достаточно, черт, – пробубнил, направившись на поиски Тэйт.

Мне плевать, что ее спутником был Бен. Домой она поедет со мной.

 

Я шагал по грязной, сырой листве, прислушиваясь к каждому звуку. Встретившись с подвыпившим Беном, который признался, что потерял Тэйт, сразу помчался через лес к стоянке, надеясь найти ее там.

Возле костра на берегу Тэйт не оказалось, да и не сказать, что она тут со многими дружила.

И не только тут, урод.

Издалека послышался громкий гортанный стон. Я резко повернулся в ту сторону.

Что? Черт.

Перепрыгивая через бревна, побежал в направлении звука. Сердце колотилось так сильно, что было больно дышать.

– Почему парни в нашей школе такие козлы? – прорычал тихий голос.

Тэйт.

Я свернул влево, пробираясь через валявшиеся на земле ветки и опавшие листья.

– Черт! – произнес парень. – Сука хренова!

Маневрируя между деревьями, наконец-то добрался до поляны, оставшейся после вырубки леса. Моя грудь вздымалась от тяжелых вздохов, пока я осматривал развернувшуюся передо мной сцену.

Тэйт склонилась над Нэйтом Дитрихом, который валялся на земле, скорчившись от боли. Одной рукой он прикрывал глаз, второй держался за пах.

Сраный ублюдок.

– Татум! – гаркнул я, спровоцированный скорее приступом страха, чем злостью. Если она его атаковала, значит, чувствовала угрозу.

Он труп.

Тэйт обернулась. Я с трудом держал себя в руках. Нэйт уже был обезврежен, только мой взгляд зацепился за ее разорванную бретельку, и все мои мышцы напряглись.

– Он сделал тебе больно? – спросил сквозь сжатые зубы.

Она положила руку себе на плечо, прикрывая порванную майку.

– Пытался. Со мной все в порядке. – Тэйт даже не взглянула на меня.

Я снял свою рубашку, бросил ей.

– Надень, – распорядился. – Сейчас же.

Тэйт не поспешила послушаться. Я, собственно, и не ждал обратного, но сейчас мне едва хватало самообладания, поэтому помоги ей Бог, если она не сделает так, как сказано.

Одна, ушла в лес. В темноте.

Мне хотелось придушить ее за такую неосмотрительность.

Я подошел к Нэйту, до сих пор лежавшему на земле.

– У тебя чертовски фиговая память, Дитрих. Что я тебе сказал? – нагнувшись, приблизился к нему практически нос к носу.

Мое предупреждение тогда в классе он явно пропустил мимо ушей.

Схватив его за рубашку, поднял на ноги и врезал кулаком в живот. Дитрих согнулся пополам, потому что из него выбило весь воздух.

Но это меня не остановило.

Я начал наносить удар за ударом, по лицу, по телу, до тех пор, пока Нэйта не оставили последние силы на любое сопротивление. Боль отдавалась в кости вверх по руке от силы моих атак.

Убогий кусок дерьма!

От него жди лишь неприятностей, но я не такой, – повторял про себя. Между мной и Дитрихом есть разница. Он посмел тронуть ее.

Я никогда этого не делал.

Он опустился до сексуальных домогательств.

Тогда в раздевалке я лишь хотел ее позлить.

Тэйт не раз просила его остановиться.

Я видел, как она плакала, желая, чтобы я остановился.

С каждым новым ударом лицо Нэйта все отчетливей сменялось моим собственным.

– Хватит, – раздался выкрик Тэйт у меня за спиной. – Джаред, остановись!

Я не хотел останавливаться, пока он не перестанет дышать, но мне нужно было увести ее отсюда. Сейчас же.

Дернув Нэйта за локоть, швырнул его на землю.

– Мы не закончили, – пообещал, совершенно не чувствуя вины из-за его разбитого глаза, носа и рта. Кровь стекала по губам Дитриха, он лежал, свернувшись в клубок, прерывисто дыша, и стонал.

Я перевел взгляд на Тэйт. Ее глаза были полны страха, а грудь трепетала от частых вздохов. Страха, которого она не испытывала, когда я обнаружил ее здесь.

– Я везу тебя домой. – Это даже не обсуждалось.

– Нет, спасибо. Меня подвезут, – возразила Тэйт, вздернув подбородок.

Ее подвезут? Мне хотелось рассмеяться и зарычать одновременно. Боже, с каким же удовольствием я заставлю ее заткнуться.

– Тот, кто должен был тебя подвезти, – я обернулся к ней, – пьян. Поэтому сейчас, если только не собираешься разбудить свою бедную бабушку, чтобы она примчалась хрен знает куда, потому что твой ухажер напился и тебя едва не изнасиловали – кстати, уверен, данный факт сотворит чудеса с доверием твоего отца, который разрешил тебе жить самостоятельно во время его отсутствия – ты сядешь в чертову машину, Тэйт.

Развернувшись, направился к своей машине, в полной готовности закинуть Тэйт себе на плечо, если придется.

 

Глава 22

 

– В чем твоя проблема? – выпалила она, когда мы гнали по шоссе обратно в город.

– Моя проблема? – Я был взбешен, и Тэйт это прекрасно понимала. – Ты пришла на вечеринку с этим идиотом Беном Джеймисоном, который не в состоянии остаться трезвым, чтобы отвезти тебя домой. Потом потащилась в темный лес одна, где тебя облапал Дитрих. Может, это у тебя проблемы?

Да, давай, накрути себя, идиот.

Когда я думал о том, что Нэйт мог с ней сделать – и сделал бы – у меня в голове оставалась одна мысль – убить его. Тэйт слишком своевольная. Слишком независимая.

Она переоценивала свои возможности, подвергая себя опасности.

– К твоему сведению, у меня все было под контролем, – ответила Тэйт с усмешкой. – Если ты думаешь, что оказал мне услугу, значит, просто удовлетворяешь собственный гнев. Меня сюда не впутывай.

Я втянул щеки, размеренно дыша и концентрируя внимание на дороге. Машина ревела у меня под ногами, унося нас вперед все быстрее, пока мои руки крепко сжимали руль.

– Скорость сбрось, – скомандовала она, но я ее проигнорировал.

– Тэйт, когда-нибудь ты попадешь в ситуацию, с которой не сможешь справиться. – Я пытался достучаться до нее, однако даже сам не знал, чего хочу добиться. Она не сможет до конца своих дней существовать в замкнутом пространстве, созданном мной; у меня не получится защитить ее от всего. Рано или поздно Тэйт уедет. – По-твоему, Дитрих благожелательно отнесся к тому, что ты с ним сделала? Ты подумала, чем это могло закончиться? Он бы снова на тебя накинулся. Ты в курсе, что Мэдок сгорал от желания сделать что-нибудь после того, как ты сломала ему нос? Он бы не нанес физического вреда, но хотел отомстить.

Она не осознавала, что некоторым парням не зазорно ударить женщину.

Очевидно.

– Тебе надо сбросить скорость.

– Нет, я так не думаю, Тэйт, – усмехнулся я. – Ты ведь хотела получить полноценный опыт старшеклассницы, верно? Бойфренд-футболист, секс без обязательств, безрассудное поведение?

Прежде чем она успела ответить, я выключил фары.

Дорога впереди нас погрузилась в темноту; Тэйт тихо охнула, вжавшись в сиденье.

От страха и волнения по венам разлился адреналин. Ради этого ощущения я жил, пока она была в отъезде. Оно заставляло меня почувствовать себя живым.

Тусклый, жалкий свет луны просачивался сквозь кроны деревьев, но для полноценного освещения его было недостаточно.

– Джаред, перестань! Включи фары! – Ее голос дрогнул. Тэйт боялась. Я не смотрел в ее сторону, однако все равно мог видеть, как она приготовилась к столкновению, упершись одной рукой в приборную панель. – Джаред, останови машину сейчас же! – Мне были ненавистны нотки мольбы в ее просьбе. – Пожалуйста!

– Зачем? Разве не весело? – подначил я, заранее предвидя ответ. – Знаешь, сколько визжащих идиоток сидело на твоем месте? Им понравилось.

А ты другая.

– Останови машину! – заорала Тэйт.

– Знаешь, почему тебе не нравится? – Я повернул голову, чтобы посмотреть на нее, периодически бросая быстрые взгляды обратно на невидимую дорогу. – Потому что ты не такая как они, Тэйт. Никогда не была такой. Почему, думаешь, я никого к тебе не подпускал?

Мгновенно захлопнув рот, тихо зарычал.

Твою мать, зачем я об этом ляпнул?

Глаза Тэйт сначала расширились, но буквально через секунду грозно сузились. Ее взгляд пронзил меня подобно пуле.

Ну вот, сейчас начнется. Через 3-2-1…

– Останови чертову машину! – выкрикнула она, ударяя себя кулаками по бедрам, затем заехала мне по плечу.

Вздрогнув, я нажал на тормоз. Мои зубы сжались при мысли о резине стоимостью в сотни долларов, которую я только что оставил на дороге.

Босс резко остановился, его повело из стороны в сторону, пока я старался совладать с рулем, чтобы нас не унесло в кусты на обочине.

Проклятье.

Понизив передачу, дернул ручник и вырубил зажигание.

Тэйт распахнула дверь, выскочила из машины. Я последовал ее примеру, готовясь рвануть за ней, если она вдруг сочтет гениальной идею о том, чтобы отправиться дальше пешком.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...