Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шесть лет спустя... 12 страница

На ланч тоже особо не торопился.

Тэйт будет там, а я не хотел сидеть молча, позволяя нам обоим друг друга игнорировать, когда в действительности желал, чтобы она находилась рядом.

Найдя Сэма и его друга Ганнэра за нашим столиком, отправился за сэндвичем и содовой, но замер на месте, когда чей-то низкий голос громко выкрикнул ее имя.

– Татум Брандт!

Что за…?

Мое внимание привлек Мэдок. Я не видел его лица, потому что он стоял на коленях посреди хреновой столовой!

– Пожалуйста, ответь, пойдешь ли ты со мной на Осенний бал? – прокричал он. Проследив за его взглядом, сжал кулаки, уничтожая сэндвич, который держал в руке.

Дерьмоооо.

Очень удивленная Тэйт обернулась. Ее плечи напряглись, она избегала взглядов окружающих, словно была больше раздражена, чем смущена.

Тэйт терпеть не могла Мэдока.

Ох, какого черта он вытворяет?

В забитой людьми столовой повисла тишина.

Мэдок подполз к Тэйт на коленях и взял ее за руку.

Послышалось несколько смешков.

Меня одолевали противоречивые порывы.

Пошевеливайся! Он пытается ее добиться. Мэдок всегда хотел Тэйт.

Нет, стой. Он твой друг. Он бы так не поступил.

– Пожалуйста, пожалуйста! Не отказывай. Ты мне нужна, – заорал Мэдок, скорее для публики, чем для Тэйт. Народ разразился смехом и поощряющими возгласами, подстрекая его.

– Пожалуйста, давай договоримся. Прости меня за все, – продолжил он. Я видел, как Тэйт глядела на него сверху-вниз широко распахнутыми глазами, с пылающими щеками. Кажется, ее мутило. И она была взбешена.

Тэйт пробубнила что-то в ответ, после чего Мэдок крикнул:

– Но ребенку нужен отец!

ЧТО. ЗА. ЧЕРТ?

У меня в животе все перевернулось, глаза застлало красной пеленой.

Лицо Тэйт вытянулось, когда окружающие восторженно зашумели, наслаждаясь спектаклем Мэдока. Ее губы едва заметно зашевелились.

Черт, что она ему сказала?

Он выглядел чертовски довольно. Поднялся и заключил Тэйт в объятия, покружив ее на радость зрителям.

Все вокруг свистели и аплодировали. Я не глядя выбросил свой обед в мусорный бак.

Она согласилась?

Развернувшись, вышел из столовой, прежде чем Мэдок успел опустить ее на землю.

 

Глава 25

 

– Проклятье! – взвыл Мэдок, прижав руку к лицу, врезавшись спиной в ряд личных шкафчиков.

Мы вместе занимались на физ-ре. Не дожидаясь, когда он встретится со мной взглядом, я подбежал к нему и врезал в глаз.

Все, кто находился в раздевалке, убрались с дороги. Я сделал шаг назад, опустился на скамейку перед своим лучшим другом, который сполз на пол.

Упершись локтями в колени, посмотрел на него.

– Прости, – произнес на выдохе. Совершенно искренне. – Но ты сам понимаешь, что спровоцировал меня, да?



– Да. – Мэдок кивнул, прищурившись и прикрывая один глаз ладонью.

Он вечно провоцировал меня. Я злился из-за этого, но знал, почему Мэдок так поступал. Он хотел, чтобы я начал действовать. Пал Тэйт в ноги и убедил принять меня обратно.

Но она согласилась на его приглашение.

Это тоже меня разозлило.

От того, что не додумался пригласить ее на танцы сам, бесился не меньше. Я ненавидел танцы.

Я ненавидел танцевать.

Благодаря мне, Тэйт не посещала подобные сборища в прошлом, однако явно хотела.

Во рту ощущался горький привкус.

Именно такой вкус чувствуешь, когда приходится проглотить собственную гордость.

 

– Эй, доктор Портер. – Я нагнал учителя, преподававшего у меня Химию в десятом классе, после уроков. – Татум Брандт работает в лаборатории сегодня? – спросил, указав на дверь позади него.

– Да, – буркнул он с выпученными глазами. Такое ощущение, что Портер почувствовал облечение, увидев меня. – Работает. Но я только сообразил, что она там одна. Ты свободен? Можешь подстраховать ее, пожалуйста? Обычно я сам присутствую при экспериментах, но сейчас ухожу на собрание.

– Одна? – Моя челюсть дернулась от сдерживаемой улыбки. – Без проблем.

Он пошел дальше, а я открыл дверь лаборатории. Сердце мгновенно забилось чаще от предвкушения всех неприятностей, которые я мог устроить.

В кабинете было пусто, однако я услышал шорох и звон стекла, доносившийся из подсобного помещения, поэтому уселся в кресло преподавателя и закинул ноги на стол, дожидаясь Тэйт.

Лаборатория располагалась в одном из самых просторных кабинетов школы. Тут помещалось около двенадцати столов на два-три рабочих места каждый. На столах располагались колбы, мензурки, горелки, а также встроенные раковины.

Мне нравились эти столы.

У них отличная высота.

Я отчасти рассмеялся, отчасти вздохнул от сцен, замелькавших у меня в голове.

Боже Правый.

Никогда так не фантазировал о девушках, как о Тэйт, только я торопил события. Возможно, она больше никогда не подпустит меня ко второй базе, не говоря уже о третьей.

Проведя руками по волосам, сцепил пальцы на затылке, стараясь думать о киноканале Lifetime, чтобы у меня не началась эрекция.

Дверь подсобки распахнулась, оттуда вышла Тэйт, державшая в руках поднос, полный реагентов.

Сегодня ее волосы были разделены на прямой пробор, спадали волнами вокруг лица и плеч, практически закрывая ей обзор.

Но она все равно меня увидела.

Даже сквозь белокурые пряди я уловил грозу.

Тэйт замерла с удивленным, обескураженным и немного раздраженным выражением на лице. Мы оказывали одинаковый эффект друг на друга.

– Не сейчас, Джаред. Я занята, – предупредила она ровным, холодным тоном, поднося свои материалы к столу, справа от меня.

Тэйт хотела поставить меня на место.

– Знаю. Я пришел тебе помочь.

Это ложь, но, думаю, я действительно мог ей помочь. Я неплохо разбирался в химии, так же как и в математике. Только сопливо-сентиментальные предметы вроде английского и психологии были для меня хуже занозы в заднице.

– Помочь мне? – Ее глаза блеснули, словно я сделал невероятно бредовое предложение. – Мне не нужна помощь.

– Я не спрашивал, нужна ли тебе помощь, – парировал я.

– Нет, ты просто так решил, – резко возразила она, не глядя мне в глаза и продолжая выкладывать материалы с подноса.

– Ничего подобного. Мне известно, на что ты способна. – Мой голос дрогнул из-за сдерживаемой веселости, однако мне хотелось, чтобы Тэйт на меня посмотрела. – Всего лишь подумал, такое предложение будет неплохим стартом, если мы вновь собираемся стать друзьями.

Поднявшись со стула, подошел к ней, надеясь, что она понимала – я хочу многого, но не дружбы.

– То есть… – продолжил, когда Тэйт промолчала. – Мы же в любом случае не сможем вернуться к лазанию по деревьям и совместным ночевкам, да?

Она тихо вздохнула, замерев на долю секунды. Ее взгляд встретился с моим. На мгновение показалось, что она позволит мне усадить себя на стол и показать, чем бы закончилась наша ночевка сейчас.

Только Тэйт сразу же прищурилась, процедив сквозь зубы:

– Как я уже сказала, мне не нужна помощь.

– Как я уже сказал, я об этом не спрашивал, – повторил, не поведя бровью. – Ты думала, Портер позволит тебе проводить эксперименты с огнем в одиночку? – Понятия не имел, в чем заключались ее исследования, но заметив некоторые реактивы и приняв в расчет нежелание Портера оставлять ее одну, пришел к заключению, что будут задействованы горелки.

– Откуда ты знаешь про мои эксперименты? И кто сказал, что мы снова будем друзьями? – огрызнулась она, после чего нагнулась, доставая что-то из сумки. – Не думал, что урон, нанесенный нашей дружбе, непоправим? Да, ты извинился, но мне все равно нелегко.

Это не та Тэйт, которую я знал. Тэйт сильная. Даже после того, как доводил ее до слез своими выходками, она всегда продолжала двигаться вперед с высоко поднятой головой.

Ей же не нужны широкие жесты. Правда ведь?

– Только не говори, что собираешься вести себя по-девчачьи со мной? – я пытался прикрыться сарказмом, хотя желал долбанного чуда.

Да, Джаред. Ты извинился, и я тебя прощаю. Давай обо всем забудем.

Вот, чего мне на самом деле хотелось.

Только Тэйт уткнулась в свою папку с распечатками, проигнорировав меня. Или сделав вид, будто проигнорировала. В пальцах покалывало, отчего пришлось сжать кулаки, чтобы сдержать порыв к ней прикоснуться.

Тэйт по-прежнему изучала свои записи, но я знал, что она не читает. Мы отлично умели чувствовать друг друга.

В конце концов, она вздохнула, отбросив притворство, и посмотрела на меня так, как смотрит моя мать, когда я довожу ее до грани терпения.

– Джаред, я признательна за попытку, но это лишнее. На что бы тебя ни подбивало эго, последние три года я прекрасно справлялась без твоего участия. Мне лучше работается одной, и я не нуждаюсь в твоей помощи, ни сегодня, ни в любой другой день. Мы не друзья.

Пульс ускорился, в горле встал ком, который я попытался проглотить.

Прекрасно справлялась без моего участия?

В то время как я не прожил и дня без мыслей о ней.

Тэйт смерила меня пустым взглядом, всем своим видом намекая, чтобы я сваливал отсюда. Интересно, поверила ли она своим собственным словам.

И правдивы ли они?

Отворачиваясь к столу, Тэйт задела папку-скоросшиватель. Когда та упала на пол, бумаги разлетелись повсюду.

Я обошел ее сзади, и мы вместе присели на корточки, чтобы все собрать.

Она нервничала?

Обычно Тэйт не страдала неуклюжестью.

Сдвинув брови, я присмотрелся к распечаткам, среди которых попадались объявления о продаже машин.

– Ты подыскиваешь машину?

Судя по всему, ее заинтересовали Мустанг, Чарджер, 300M и G8.

– Да, решила сделать себе подарок ко дню рождения, – отрезала она.

День рождения. Я едва не произнес это вслух.

Полагаю, теперь мне известно, о чем сообщить ее отцу.

Тэйт захочет приобрести машину в ближайшее время. До ее дня рождения оставалось меньше недели. Я задумался, позволит ли мне мистер Брандт помочь ей с выбором, вместо того, чтобы заставить ее дождаться его возвращения.

Доверится ли мне сама Тэйт?

– Джаред? – она протянула руку за бумагами.

Моргнув, прервал свои размышления.

– Я забыл, что близится твой день рождения, – солгал. – Твой папа в курсе, что ты уже рассматриваешь варианты? – поинтересовался, приблизившись к ней сзади.

– А твоя мама в курсе, что ты по выходным снабжаешь несовершеннолетних алкоголем и спишь со всеми подряд? – не растерявшись, уколола Тэйт в ответ.

– Точнее будет спросить: "Есть ли моей маме дело до этого". – Мне не удалось скрыть презрение в своем тоне, когда принялся помогать ей, выгружая реактивы.

Еще до встречи с Тэйт, отношения с матерью у меня не ладились. Я был вынужден отвечать сам за себя, а порой и за мать вступался, если вдруг кто-нибудь из ее уродов-собутыльников распускал руки. Конечно, в том возрасте от моих ударов проку было мало, но я прилагал все возможные усилия.

В своем монологе Тэйт напомнила мне, как она исцелила меня, когда думала, что я исцелил ее. Мы оба боролись за счастье. Боролись за шанс просто быть детьми.

Никогда не чувствовал себя так хорошо, как за четыре года нашей дружбы.

Я вздернул голову, услышав звон разбившегося стекла.

Что за…?

Тэйт развернулась, вероятно, пытаясь схватить колбу, а теперь стояла, опершись на столешницу, и смотрела на беспорядок.

Черт, что с ней происходит?

Она выглядела так, словно испытывала боль; ее грудь вздымалась и опадала из-за тяжелых, глубоких вздохов.

Я не назвал бы Тэйт маниакально собранной, однако она достойно держала позицию в столкновениях со мной и Мэдоком после возвращения из Франции.

До сих пор.

– Я заставляю тебя нервничать, – произнес с сожалением, глядя на осколки, рассыпанные по полу.

– Уйди. – Услышав ее пропитанный болью шепот, я вздрогнул.

Подняв глаза на Тэйт, заметил замешательство и отчаяние у нее во взгляде. Причина была мне непонятна – либо она ненавидела меня и хотела, чтобы я ушел, либо запуталась в собственных желаниях.

Я наконец-то увидел, до какого состояния ее довел. Не хотел этого, но играл с ней. Думал, что ненавижу ее, поэтому оттолкнул. Сейчас хотел ее, поэтому собирался вернуть.

Снова и снова, во всем был виноват я сам, не Тэйт.

– Посмотри на меня. – Положил ладонь ей на щеку, отчего вверх по руке пробежал поток тепла. – Прости. Я не должен был так с тобой обращаться.

Наши взгляды встретились, я мысленно упрашивал ее поверить мне.

Дыхание Тэйт стало поверхностным; похоже, она пыталась прочесть что-то в глубине моих глаз. Или ждала чего-то.

Я обхватил ее лицо обеими ладонями, ни на секунду не разрывая нашего зрительного контакта. Тэйт наблюдала, как я склонялся к ней, не поощряя, но и не сопротивляясь.

Когда между нашими губами остались считанные миллиметры, я замер, ожидая, что она меня оттолкнет. Спустя несколько секунд все же накрыл ее рот своим, лишая ее возможности передумать.

Проклятье, да.

Я держал Тэйт в руках, ощущал вкус ее сладких, полных губ, и мне было мало.

Тэйт. Моя Тэйт. Моя лучшая подруга и мой худший враг. Девчонка, которая перевернула мой мир с ног на голову своим комбинезоном и красной бейсболкой.

Единственный человек, присутствовавший во всех хороших воспоминаниях.

Ее руки, поначалу нерешительно, обняли меня за шею, и я почувствовал, как она открылась мне.

Черт, ее мягкое тело прижалось у моему, тишайший стон сорвался с губ, отчего мои пальцы сжались в кулаки у нее в волосах. Еще чуть-чуть, и я сорвусь. Вся власть принадлежала Тэйт. Принадлежала раньше, и будет принадлежать всегда.

Она прижалась ко мне бедрами, я провел руками по ее бокам, спустился к идеальной, округлой заднице. Сжал ее, и притянул Тэйт к себе.

Моя.

От влажности и жара ее рта, от мягких изгибов ее груди, прижатой к моей груди, мой член заныл от желания довести дело до конца. Мне хотелось скинуть все барахло на пол и взять Тэйт на столе.

Интересно, девственница ли она. Меня бросило в пот от мысли, что кто-то мог целовать ее так же, как я сейчас.

– Я хотел тебя так долго, – прошептал против ее рта. – Всякий раз, когда вижу тебя дома… ты сводишь меня с ума.

Тэйт приоткрыла рот, пуская меня глубже, чем я не раздумывая воспользовался. Да, мы отсюда нескоро уйдем.

 

Глава 26

 

Я не намеревался в первый раз заняться любовью с Тэйт на лабораторном столе – она бы мне все равно не позволила, но и отпускать ее пока не хотел.

К несчастью, у Тэйт были другие планы.

– Нет… – Она прервала поцелуй, отпрянув назад.

Что? Нет.

Я открыл глаза, дыша тяжело, внезапно чувствуя себя абсолютно пустым.

Изучая каждый сантиметр ее лица, гадал, почему, черт возьми, она меня остановила. Ведь целовала же в ответ не менее охотно.

Тэйт сама этого хотела.

Но не сейчас. Ее голубые глаза грозно сузились, она выглядела так, будто надела на себя невидимую броню. Ее тело хотело этого, но сама Тэйт – нет.

Она не хотела.

Поэтому я отступил.

– Нет, так нет, – сказал сухим тоном.

Тэйт посмотрела на меня. Казалось, нас разделяли миллионы километров.

– Что ты задумал?

– Я хочу, чтобы мы опять стали друзьями. – Горько хохотнул.

– Почему сейчас?

Боже.

– Почему столько вопросов? – огрызнулся я.

– Ты же не думал, что легко отделаешься?

– Да, – солгал. – Я надеялся, что мы сможем двигаться дальше, не оглядываясь на прошлое. – Знал ведь, что зря питал подобные надежды, однако позволил себе поверить, что Тэйт увидит картину в целом.

Увидит, что, несмотря на злость и нанесенный ущерб, несмотря на дистанцию и непонимание, мы по-прежнему подходили друг другу.

– Мы не можем, – возразила она. – Сегодня ты мне угрожаешь, завтра целуешь. Я не умею переключаться так быстро.

Я?

– Целую тебя? Ты отвечала на поцелуи… оба раза, – напомнил ей. – А теперь идешь на танцы с Мэдоком. Кажется, это я скорее себе шею сверну, наблюдая за твоими метаниями.

Тэйт моргнула, ее непроницаемая маска на миг пошатнулась.

– Я не обязана перед тобой отчитываться, – жалко ответила она.

– Ты не должна идти.

– Но я хочу. И он меня пригласил. – Тэйт вернулась к работе, явно сигнализируя, что дискуссия закрыта.

Черта с два.

Руки грели от желания вновь обнять ее.

Приблизившись к Тэйт сзади, вдохнул ее аромат. Ее макушка располагалась прямо у меня под подбородком, весь ее торс, включая руки, соответствовал ширине моей груди.

Она подходила идеально.

– Ты думаешь о нем, Тэйт? – Я вдохнул аромат ее волос, положил руки на стол по сторонам от нее, заключив в ловушку. – Ты его хочешь? Или мечтаешь обо мне?

Ее движения замедлились. Я посчитал это хорошим знаком, поэтому продолжил:

– Я же сказал, когда я к тебе прикоснусь, ты сама этого захочешь. Помнишь? – спросил спокойно, пытаясь тронуть ее своими словами.

Тэйт замерла на мгновение, затем повернулась ко мне лицом.

– Думаю, не секрет, что мне нравятся твои прикосновения. Когда будешь готов все рассказать, может, тогда я смогу опять тебе доверять. А пока… – Она снова отвернулась, разорвав нашу связь.

Я уставился ей в спину, пытаясь придумать обходной путь. Тэйт хотела знать обо всем. Я ее понимал.

Но этому не бывать Я не распространялся о своих проблемах. И пускать отца в нашу жизнь тоже не собирался.

Когда отстранился от нее, правда тяжелым камнем опустилась на душу. Тэйт не согласится замять эту тему.

Никогда, ни за что.

– Джаред? Вот ты где.

Моргнув, перевел взгляд к дверному проему, где стояла Пайпер в черно-оранжевой чирлидерской форме.

Дерьмо.

– Ты ведь собирался подвезти меня домой сегодня? – Она устроила целое шоу, поправляя свои длинные темные волосы, одергивая юбку.

Я не видел лица Тэйт, однако знал, что она раздражена. Она слишком усердно сосредоточилась на своих записях и исследовательских материалах, стараясь изобразить занятость.

– Я на байке, Пайпер. – Чистая правда. Пайпер не просила ее подвезти, и я в любом случае не собирался этого делать.

– Для меня это не проблема, – не смутилась она. – Поехали. Все равно не похоже, что ты тут занят.

Тэйт не смотрела ни на меня, ни на Пайпер. Внутри все перевернулось, как той ночью, когда на моих глазах она получила свой первый поцелуй от другого парня.

Только мне все равно не хотелось уходить. Уж лучше шипы Тэйт, чем лепестки Пайпер.

Но Тэйт осталась непреклонна. Она не отпустит меня с крючка. По крайней мере, не сегодня.

Ну и пусть. Медленно выдохнув, выпрямился.

– Да, я не занят. – Я направился к выходу. Чем дальше удалялся от нее, тем холоднее мне становилось.

– Эй, Терранс? – окликнула Пайпер.

О, Боже. Она имела в виду Тэйт.

– Не ты ли, случаем, поставила фингал своему кавалеру, с которым собралась на Осенний бал? Он практически ничего не видит. Если будешь и дальше избивать парней, люди начнут думать, что ты лесбиянка.

Гребанные ехидные девки.

– Фингал Мэдоку поставила не она, – встрял в ее тираду. – А я.

Мне было параллельно, поймет ли Тэйт, что я ревновал. Она и без того теперь знала, что я ее хочу.

– Прочему? – спросила Пайпер.

Я проигнорировал вопрос, выйдя из кабинета. Никогда не объяснял своих действий.

 

Глава 27

 

"Спасибо за подарок."

Смс предназначалось отцу Тэйт.

Он прислал мне большой набор инструментов. Подержанный, но новый бы запросто обошелся в 15 000 долларов. Пусть этот и не был в идеальном состоянии, наверняка тоже стоил недешево. Когда посылку доставили, я едва не сказал курьеру, чтобы ее отправили обратно. Но мистер Брандт знал меня. Знал, как сильно я хотел такой профессиональный набор, поэтому в итоге я его принял. Впервые за долгое время подарок вызвал у меня улыбку.

"Не за что. Извини, что он пришел с опозданием. Что насчет Тэйт?" – спросил Джеймс.

Первое, что пришло на ум – черное кружевное белье, которое видел в ее комнате. Мой член моментально отреагировал, когда я представил, как бы она выглядела, демонстрируя его для меня.

Быстро набрав: "Машина", швырнул телефон на верстак в гараже, не дожидаясь ответа. Немного странно переписываться с отцом девушки, мысли о которой вызвали у меня эрекцию в процессе.

– Сэм, заправь машину, пока я приму душ, ладно? – попросил своего друга, когда мы закончили наладку Босса.

Сегодня пятница, и через час я должен принять участие в гонке. Мне не терпелось оказаться на треке. Нервы были на пределе.

Я ни с кем не спал уже больше месяца, а единственная девушка, которую хотел, не обращала на меня внимания. И что самое худшее?

В последнее время эрекция у меня возникала чаще, чем за всю прошедшую жизнь.

Мне было позарез необходимо выпустить пар. Как бы ребячески ни звучало, но я надеялся, что сегодня какой-нибудь долбанный урод решит затеять со мной драку.

Я жаждал крови, хотел оглохнуть.

– Хорошо. – Сэм забрал ключи. – Вернусь через двадцать минут.

Он выехал из гаража, а я побрел наверх, приводить себя в порядок.

Тэйт была дома. Я видел, как она вернулась пару часов назад. Подумывал позвать ее с собой, но быстро отбросил эту идею. Она лишь загрузит меня вопросами, на которые я не хотел отвечать, и в результате настроение чертовски испортится.

– Боже, – прорычал я, когда тело буквально обожгло холодной водой. Все волосы встали дыбом, по коже пробежал озноб.

Чертова Татум Брандт.

Обернув черное полотенце вокруг талии, подхватил еще одно, и вошел в свою комнату, вытирая волосы.

Включил лампу, подошел к окну, глядя через ветки на ее спальню. Там горел свет, но Тэйт не было видно. Я окинул взглядом передний и задний двор, насколько позволял обзор, чтобы удостовериться, что все в порядке.

Мне очень не нравилось, что она дома одна. Несмотря на желание поскорее отправиться на Петлю, я хотел, чтобы Тэйт была поблизости. Чтобы я мог ее видеть.

Просто нужно позвать ее с собой. Ей понравится.

Пусть Тэйт держала меня на расстоянии, но она любила гонки. В этом я не сомневался. В детстве мы обсуждали, как будем гонять на Петле, когда обзаведемся собственными машинами.

А если буду проводить с ней время – покажу, что мне можно доверять, возможно, она отстанет с расспросами. Может, забудет о прошлом.

– Джаред?

Тихий, низкий голос пробрал меня до глубины души. Я резко обернулся; сердце загромыхало в груди.

Какого черта?

– Тэйт? – Видение, стоявшее в темном углу, одновременно испугало, сбило с толку и обрадовало меня.

Она здесь? В моей комнате?

Тэйт опустила подбородок, но ее взгляд был прикован ко мне. Она не пошевелилась, словно чего-то ждала, и выглядела так, будто ее застали за тем, чего делать нельзя.

– Какого черта ты делаешь у меня в спальне? – спросил я спокойно, скорее не понимая, чем сердясь.

После нашего последнего разговора я был уверен – Тэйт не станет первой искать встречи со мной. Тогда что она задумала, черт возьми?

Тэйт молча сделала шаг вперед, приблизившись ко мне.

– Ну, я подумала о твоем предложении попытаться опять стать друзьями, и решила для начала поздравить тебя с днем рождения.

Хм?

– Значит, ты пробралась ко мне в комнату, чтобы поздравить с днем рождения спустя неделю после дня рождения? – Я ощутил толику удовлетворения, потому что Тэйт вспомнила, но она явно лгала. Не для поздравлений она сюда пришла.

– Взобралась по дереву, как в старые времена, – пояснила Тэйт.

– А твой день рождения завтра. Мне тоже можно пробраться к тебе в спальню? – язвительно поинтересовался я. – Что ты на самом деле тут забыла? – Пристально глядя на нее, подошел так близко, что в животе все вспыхнуло огнем.

Проклятье. Мне опять придется принимать душ. Оказывал ли я такой же эффект на ее тело?

– Я… эмм… – она запнулась. Я был вынужден сдержать улыбку.

Тэйт хотела поиграть? Она понятия не имела, во что ввязывается.

Ей было тяжело смотреть мне в глаза – не могла отвернуться надолго, но и выдержать мой взгляд у нее тоже не получалось.

Наконец, Тэйт глубоко вздохнула, заправила прядь волос за ухо; на ее губах появилась неуверенная полуулыбка.

– Вообще-то, у меня есть кое-что для тебя. – Дистанция между нашими лицами сократилась. – Можешь считать это подарком для нас обоих.

Что за…?

Губы Тэйт буквально растаяли на моих, подобно теплой карамели.

Иисусе. Что она делает?

Ее упругое тело прильнуло к моему; я закрыл глаза. В пальцах покалывало от неконтролируемого желания коснуться каждого миллиметра ее кожи.

Своими губами она дразнила и очаровывала меня. Медленно, едва заметно двигала бедрами против моих. Игриво скользнула языком по моей верхней губе.

Меня ждала куча проблем и мир, полный боли, если Тэйт остановится. Ее руки обвили мою шею, и я приподнял брови.

Твою мать. Она не остановилась. Наоборот, продолжила.

Боже, спасибо.

Обняв ее, взял контроль на себя, углубил поцелуй, словно другого шанса у меня не будет.

Я забыл обо всем. Почему Тэйт пришла. Почему инициировала все это. Как она поступит, когда мы дойдем до точки невозврата.

Какая к черту разница?

– Господи, Тэйт, – выдохнул я. Голова закружилась, когда она принялась целовать меня в шею. Удовольствие от прикосновений ее губ, языка – словно воплощенная в жизнь мечта.

Это Тэйт, но она была сама на себя не похожа.

Дикая. Целовала, кусала меня так же, как той ночью на кухне. Я почувствовал, как ее бедра прижались к моим.

Тэйт была повсюду. Я не мог вспомнить собственное имя.

Когда ее пальцы скользнули по шрамам у меня на спине, напрягся на мгновение. Ей было известно, что они там есть, но я надеялся, она их не заметит. Я буду готов с самим дьяволом сразиться, если Тэйт сейчас остановится, чтобы задать больше гребанных вопросов.

Жар ее рта, сладость дыхания, словно в ступор меня ввели. Каждый раз, когда ее язык касался моей кожи, я практически рычал.

Тэйт дразняще прошептала мне на ухо:

– Я не собираюсь останавливаться.

На это мое тело буквально завопило: "Уложи ее на кровать!".

Черт, да.

Приподняв Тэйт, отнес ее к кровати. Она обвила мою талию ногами. Невероятное чувство. То, как она сжимала меня в объятиях. Хотела меня.

Я не знал, зачем Тэйт на самом деле пришла сюда; внезапная перемена в ее планах тоже была подозрительна, однако сейчас она не притворялась.

И я сделаю все, чтобы не испортить этот момент.

Уложив Тэйт на кровать, склонился над ней, наслаждаясь видом. Медленно приподнял ее майку до лифчика. Мне нравилось к ней прикасаться. Живот такой гладкий, подтянутый; изгибы талии казались мягкими, но упругими. Я понадеялся, что Тэйт будет часто показывать мне свое восхитительное тело.

– Ты такая красивая. – Я несколько секунд смотрел ей в глаза, прежде чем опустил голову к ее животу и попробовал на вкус разгоряченную кожу.

Губы Тэйт всегда были сладкими, словно фрукт. Зато тело оказалось неистовым, чувственным. В голове возник образ того, как с ее обнаженной груди скатываются капли дождя, пока я занимаюсь с ней любовью на капоте своей машины.

– Джаред, – выдохнула Тэйт, выгибаясь навстречу моему рту.

Пока рано.

Я целовал, легко прикусывал ее кожу, опускаясь к поясу джинсов.

Мозг был перегружен. Мне не хотелось ждать, потому что в голове засела навязчивая мысль, что наше время ограничено. Рассудительная Тэйт – нормальная Тэйт – могла остановить меня в любую минуту.

Но я все равно не стал торопиться.

Провел кончиком языка по нежной коже, осторожно прикусил. Ее глаза были закрыты. Она ерзала на месте, доводя меня до безумия. Похоже, Тэйт даже не заметила, как я снял с нее джинсы, или что ее трусики последовали за ними.

Боже.

Мое сердце подскакивало к горлу, в животе все переворачивалось, как во время катания на американских горках. Она была прекрасна. Везде.

Учитывая, сколько времени мы провели вместе в прошлом (и тот факт, что мне открывался отличный вид на ее окно), я видел Тэйт в одном белье прежде, а вот это было в новинку.

Я не стал ждать. Прильнул к ее телу, покрывая поцелуями живот, спускаясь постепенно к бедрам.

– Джаред, – умоляюще прошептала она. Ее хриплый голос прерывался от частых вздохов.

Я заглянул ей в лицо. Она наблюдала за мной.

Мой член был готов взорваться.

Тэйт меня остановит.

Но она не остановила. Замешкалась на мгновение, после чего сняла свою майку.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...