Главная Обратная связь

Дисциплины:






Шесть лет спустя... 17 страница



Что?

– О чем ты? – Если в офисе консультанта было жарко, то здесь оказалось еще хуже, как в духовке. Я потянул за ворот своей черной толстовки, оголяя вспотевшую шею.

Он поднял руку с сотовым до уровня лица. Я выхватил телефон, в ужасе глядя на запись того, как мы с Тэйт занимались сексом на вечеринке после Осеннего бала.

Что?

Сердце отбойным молотком громыхало в груди; я не мог отдышаться.

Господи.

Я втягивал через ноздри и выдыхал обжигающий воздух.

Это точно мы, в одной из спален Бэкманов, Тэйт на мне сверху, абсолютно обнаженная. Черт.

Какого дьявола?

Мэдок видел эту запись, видел Тэйт такой.

Я сжал кулаки, намереваясь стереть его в порошок. Вот только… откуда у него такое видео?

Тут меня посетила другая мысль.

– Кто еще это видел? – прорычал я. Мне одновременно хотелось вырвать и разнести все вокруг.

– Эм, все, – язвительно огрызнулся Мэдок. – Значит, ты его не посылал?

– Нет, конечно! Мы не записывали секс-видео. Боже Правый! – рявкнул я, смутно отмечая, как ученики поспешно потянулись во двор, вместо того, чтобы расходиться по кабинетам.

Он опустил взгляд, заговорил тише:

– Ну, оно пришло с твоего номера.

Я закрыл глаза. Нет, нет, нет…

– Тэйт тоже могла получить это видео. Черт. – Зная, что у нее сейчас Французский на третьем этаже, я рванул к лестнице, но Мэдок перехватил меня за локоть.

– Брат, она уже ушла. – Он покачал головой.

У меня внутри все рухнуло.

Мой телефон пропал, и кто-то разослал с него видео со мной и Тэйт всей гребанной школе.

– Джаред!

Я оглянулся, увидев Сэма, бегущего по коридору. Он указал большим пальцем на двустворчатые двери, ведущие на улицу.

– Тэйт громит твою машину, старик! – выкрикнул Сэм, задыхаясь.

Мы с Мэдоком не стали ждать. Бросились к выходу, обнаружив толпу, собравшуюся вокруг моего Босса.

Тэйт.

Обзор был плохой, но я разглядел, как она замахнулась. Каждый раз, когда металлическое орудие в ее руках поражало мою машину, грудь пронзала острая боль.

Тэйт совершенно обезумела.

Сколько еще унижений она могла перенести, прежде чем будет окончательно сломлена?

Сколько еще боли могла вытерпеть, прежде чем ущерб станет непоправимым?

– Тэйт, остановись! – Я обхватил ее сзади, предотвратив очередной удар лома. Не знаю, в каком состоянии пребывала машина; мне было безразлично.

Тэйт вырвалась из моей хватки, повернулась ко мне лицом. Именно тогда я понял.

Это конец.

Ее глаза безжизненно померкли. Никаких эмоций. Все хорошее, что произошло между нами за последнюю неделю, было перечеркнуто.

Она поверила, что я разослал видео. Поверила, что я снова захотел причинить ей боль.



– Тэйт… – Попытался что-нибудь сказать дальше, но не получилось.

Тэйт не казалась злой или печальной.

Она поставила на мне крест.

Осознав это, я был настолько парализован, что едва расслышал ее угрозу:

– Не подходи ко мне, иначе в следующий раз достанется не только твоей машине.

Она ушла, а толпа позади притихла, однако у меня ответных слов не нашлось.

Черт, я не имел ни малейшего представления, как все это исправить.

Консультант по делам молодежи?

Ага, точно.

 

Глава 36

 

– Дай мне свой телефон, – распорядился я, обращаясь к Мэдоку, пока пробирался через сборище переговаривавшихся шепотом и пялившихся с любопытством школьников.

– Приятель, оставь ее в покое хоть ненадолго, – тяжело вздохнув, ответил Мэдок.

Все эти долбанные люди. Их глаза были прикованы ко мне; некоторые даже из окон выглядывали. Вся школа видела, что сейчас произошло, возможно, кто-то даже снял на видео, как Тэйт размолотила мою машину.

Моя машина. Я застонал. Не мог даже взглянуть на нее.

– Телефон. Живо. – Я протянул руку, наконец-то добравшись до более просторного места. Он шмякнул трубку мне на ладонь. – Я поеду ее искать, – сказал, набирая номер Тэйт. – Оставайся здесь, поговори с директором. Сделай так, чтобы у нее не возникло неприятностей из-за этого.

Директор Мастерс боялся отца Мэдока, и слава Богу. Мистер Карутерс был не просто адвокатом. Его дела изучали в юридических школах.

Благодаря репутации мистера Карутерса, мы с Мэдоком успешно избегали проблем. Личное дело Тэйт тоже останется чистым. Я сунул руку в карман за ключами.

– Они узнают про запись, Джаред. Он не накажет ее, но позвонит отцу Тэйт.

Черт.

– Твою ж мать! – прорычал я, отчего все вокруг заткнулись. Девчонки завизжали, остальные расступились.

Только в тот момент я заметил, что аудиенция до сих пор оставалась поблизости. Впервые за несколько недель мне захотелось устроить разнос.

– Вы все, – заорал я, указывая пальцем по кругу. – Удалите это видео со своих хреновых телефонов! Сейчас же! Если увижу у кого-нибудь, вам не жить! Сук это тоже касается.

– Ох, Боже. – Мэдок провел ладонью по лицу. – Ты добиваешься, чтобы тебя арестовали?

К черту их всех.

– Если она по какой бы то ни было причине вернется, найди телефон и позвони мне.

Развернувшись, я залез в свою разбитую машину.

 

Я ездил по округе около часа, прежде чем набрался смелости позвонить ее отцу. Мистер Брандт мог узнать о случившемся от руководства школы, но сначала он должен услышать это от меня. Я без остановки названивал и слал сообщения Тэйт, однако настала пора поплатиться за свои действия.

Он снял трубку после первого же гудка.

– Алло? – ответил Джеймс сконфуженно. Я использовал телефон Мэдока, чей номер был ему не знаком.

– Мистер Брандт? Это Джаред.

– Джаред? – выпалил он. – Что случилось?

Я чуть не рассмеялся.

Мы с ним обычно переписывались по смс. Если я позвонил, значит, что-то неладно.

– Тэйт в порядке, – сразу уверил я, однако меня не покидало чувство, что это ложь. Физически с ней все было в порядке. – Но кое-что произошло. – Я сделал паузу, затем произнес на одном дыхании: – Будет лучше, если вы вернетесь домой как можно скорее.

Мне словно уксуса пришлось хлебнуть, только этого не избежать. Тэйт сейчас нуждалась в своем отце.

– Какого черта, что случилось? – рявкнул мистер Брандт. Я отдернул сотовый от уха.

Затем медленно и робко, используя самые приемлемые выражения, какие мог придумать, рассказал ему о том, как мы с Тэйт занимались сексом на вечеринке, нас кто-то записал и разослал видео всей школе с моего телефона, который я потерял.

Ага, меня точно пристрелят.

От тягостного молчания на другом конце линии я поежился. Все повторял себе, что должен заткнуться, иначе в любой момент папа Тэйт протянет руку через трубку, схватит меня за шею и задушит до смерти.

– Мистер Брандт? – Я зажмурился, словно готовясь к избиению, когда он не ответил. – Вы знаете, куда она могла пойти?

Он сохранял молчание еще несколько секунд, потом прочистил горло.

– Может, на кладбище.

– Да, сэр. Я поищу там.

– Джаред, – снова заговорил Джеймс, гораздо спокойней, чем я ожидал. – Найди моего ребенка. Доставь ее домой в целости и сохранности, – он злобно подчеркивал каждое слово. – И не отходи от нее ни на шаг, пока я не приеду.

Я кивнул, хотя мистер Брандт меня не видел.

– А после, – добавил он, – я, вероятно, больше никогда не подпущу тебя к ней.

У меня внутри все рухнуло, когда я сбросил вызов.

 

Добравшись до кладбища Конкорд Хилл, я словно ступил на шаткую почву во сне. Я часто посещал это место, но ни разу без Тэйт.

Здесь была похоронена ее мать. Здесь я осознал, что она для меня больше, чем друг. Сюда принес воздушный шарик для ее мамы и отсюда же украл кулон, сделанный Тэйт.

Пусть для нее кладбище было связано с чем-то горестным, для меня оно ассоциировалось с хорошими воспоминаниями.

Сердце заметалось в груди, словно теннисный мячик, когда увидел Бронко ее отца, припаркованный неподалеку от тропинки, ведущей к могиле миссис Брандт.

Тэйт в безопасности.

Я выдохнул, пристроившись за джипом, и заглушил мотор.

Разбитое ею стекло затрещало под подошвами моих ботинок, когда я вылез из машины, едва обратив на это внимание.

Мой взгляд сосредоточился на ней. Тэйт лежала возле памятника своей мамы, уткнувшись лбом в землю. Я попытался поставить себя на ее место.

Волновало ли меня то, что посторонние увидели, как я занимался сексом с кем-то? Да.

Волновало ли меня, что посторонние видели тело моей девушки? Не просто обнаженное тело, а то, что оно делало с моим? Да, черт побери.

Из-за всего этого создавалось ощущение, будто мы занимались чем-то грязным.

В груди ныло от боли, я хотел сровнять город с землей, лишь бы найти того, кто это сделал.

– Тэйт. – Мне хватило сил только на то, чтобы прошептать ее имя, когда подошел ближе.

Она напряглась, но не посмотрела на меня.

Проклятье.

Тэйт, мы выберемся из этой долбанной заварухи тем или иным путем, потому что никто не сможет нас уничтожить.

– Ты ведь победил, Джаред? Почему ты не можешь просто оставить меня в покое?

– Тэйт, это чушь какая-то. Я…

Она не дала мне договорить.

– Нет! Довольно! – выкрикнула Тэйт, обернувшись, буквально испепеляя меня взглядом. – Ты меня слышишь? Моя жизнь в нашем городе разрушена. Этого никто не забудет. Ты победил. Разве не понимаешь? Ты. Победил! Теперь отстань от меня!

Я не мог подобрать слов. Не мог дышать. Запустив пальцы себе в волосы, попытался придумать, как вернуть контроль над сложившейся ситуацией.

– Просто остановись на минуту, ладно? – сказал я более спокойным тоном, подняв руки.

– Я уже наслушалась твоих историй. Твоих оправданий.

Тэйт поднялась и пошла в сторону дороги. К своей машине.

– Я знаю, – произнес ей вслед. – Моих слов недостаточно. Я ничего не могу объяснить. Понятия не имею, откуда взялось это видео! – крикнул я, когда она не остановилась.

– Его прислали с твоего номера, козел! – выпалила в ответ Тэйт. – Нет, забудь. Я больше с тобой не разговариваю. – Она вновь двинулась вперед.

Тэйт не собиралась остаться и все обсудить. Она была чертовски рассержена и очевидно хотела оказаться подальше от меня.

– Я позвонил твоему отцу!

Эти слова заставили ее замереть на ходу.

Она что-то пробормотала, но я не расслышал. Хотя, это к лучшему, наверно.

Тэйт не двигалась. Молчала.

Действуй, идиот!

– Тэйт, я никому не посылал видео.

Услышь меня, детка.

– Я даже не записывал нас.

Это принадлежит мне и тебе, и никто нас этого не лишит.

Тэйт слушала, поэтому я решил продолжать до тех пор, пока она меня не остановит.

– Я не видел свой телефон два дня. Оставил его наверху у Тори, когда мы слушали музыку. А когда вспомнил позже, его уже не было. Разве ты не помнишь?

От холода пот у меня на лбу казался ледяным; я наблюдал, как порыв ветра растрепал длинные волосы Тэйт.

Раз она не уходит, то это хороший знак.

– Ты врешь, – тихо огрызнулась Тэйт.

Ну, что ж, знак оказался не очень хорошим. Однако я рискнул подойти к ней.

Всего несколько часов назад, утром, она смеялась, когда мои пальцы щекотали ее бока, а затем шептала мое имя, пока я занимался с ней любовью.

Тэйт должна почувствовать меня. Несмотря на то, что я не касался ее, она должна меня почувствовать.

– Я позвонил твоему папе, потому что он в любом случае узнает. Это гребанное видео повсюду. Я хотел, чтобы он услышал обо всем от меня. Он возвращается домой.

Напряжение в ее плечах немного спало, но она опустила голову. Как будто сдалась.

– Я люблю тебя больше, чем самого себя, – сказал ей, – больше, чем свою собственную семью, ради всего святого. Не хочу больше и шага сделать в этом мире без тебя.

Пусть мне было ненавистно признать подобное, только это правда. Я любил мать и брата. Но если бы пришлось выбирать между тремя, я бы выбрал Тэйт. Всегда.

Она не обернулась, ничего не ответила, поэтому я положил руку ей на плечо.

– Тэйт.

Резко развернувшись, она скинула мою руку с себя, глядя настороженно.

Я все еще оставался врагом.

– Ты имеешь право мне не доверять, Тэйт. Я это знаю. Мое чертово сердце разрывается на части. То, как ты на меня смотришь – невыносимо. Я бы больше никогда не стал причинять тебе боль. Пожалуйста… давай попытаемся во всем разобраться вместе. – Мой голос надломился, ком в горле стал еще больше.

– Хорошо. – Тэйт достала свой сотовый из кармана. – Я подыграю.

Подыграет?

– Что ты делаешь? – поинтересовался я, прищурившись. В глазах сразу помутилось.

– Звоню твоей маме. – Она начала нажимать клавиши на дисплее.

– Зачем?

– Она установила следящее GPS-приложение на твой Андроид, когда его купила. Говоришь, потерял телефон? Давай его найдем.

 

Глава 37

 

– Школа, – прошептала Тэйт едва слышно, убирая телефон обратно в карман. – Он в школе.

– Черт. – Мать следила за мной? Теперь понятно, как она нашла меня той ночью у рыбного пруда. – Она умнее, чем я думал, – сказал я скорее для себя.

В школе. Я оставил телефон на вечеринке, значит, кто-то его забрал и сейчас держал при себе.

Глупый поступок.

Однако это не объясняет, каким образом записали видео. На моем сотовом тем вечером работал только музыкальный проигрыватель, камера точно была отключена.

Дерьмо.

Я с силой зажмурился. Балкон.

Возможно ли, что кто-то забрался туда и снимал нас с Тэйт?

Теперь мои внутренности словно разъедало кислотой; я был зол.

В первый раз Тэйт решила выступить инициатором, попробовать что-то новое, взять контроль на себя. Она была смелой и красивой, и совершенно покорила меня.

А какой-то урод стоял на балконе все это время, следил за нами. Следил за ней. Собравшись с мыслями, я посмотрел на Тэйт, которая нахмурила брови. Она была напугана.

Но Тэйт больше не пасовала перед трудностями.

– Я вижу твой взгляд, – сказал тихо, подойдя ближе к ней. – Взгляд, который появляется у тебя, когда хочешь сбежать. Взгляд, который появляется, когда ты все-таки решаешь остаться и бороться.

– За что мне бороться? – спросила она. Ее голос дрогнул.

За нас, черт возьми!

– Мы не сделали ничего плохого, Тэйт.

Ее глаза покраснели от слез, но я знал, она не сбежит. Тэйт стала дышать ровнее, затем решительно сжала губы.

– Поехали. – Развернувшись, она пошла к своему джипу, распахнула дверцу.

Слава Богу. Я протяжно выдохнул.

Может, мы не найдем мой телефон. Может, я не смогу доказать ей свою невиновность. Может, привести ее обратно в школу, на всеобщее обозрение – огромная ошибка.

Но Тэйт снова решила за нас побороться. Меня это настолько обрадовало, что я был согласен танцевать с ней на публике каждый раз, как она попросит.

– На… эмм… на твоей машине безопасно ехать? – Она указала на Босс, припаркованный позади Бронко.

Детка, какая разница. Я покачал головой.

– Не заморачивайся. Лишний повод добавить несколько новых примочек.

Ее глаза наполнились слезами, но она моргнула и глубоко вздохнула.

– Тебе надо заехать к маме на работу, забрать ее телефон, – сказала Тэйт, ведь он нам понадобится, чтобы найти мой. – Я встречу тебя в школе.

 

Чтобы избежать расспросов, я быстро забрал телефон у матери и погнал в школу, где Тэйт ждала меня на стоянке.

– Ты в порядке? – спросил, взяв ее за руку, только она мгновенно вырвалась. Мое сердце рухнуло в живот.

– Тэйт.

Она не смотрела на меня. Ее взгляд был направлен на школьный корпус.

– Не спрашивай, в порядке ли я. – Ее голос надломился, словно Тэйт сдерживалась, стараясь не заплакать. – Не думаю, что смогу ответить на этот вопрос в ближайшее время.

Она запустила пальцы в свои длинные белокурые волосы, сделала глубокий вдох, затем направилась к зданию.

Боже, надеюсь, наш план сработает.

Чем больше времени проходило, тем больше Тэйт отдалялась от меня, и независимо от того, виновен я или нет, данная ситуация могла стать последней каплей.

Тэйт достаточно натерпелась.

Она балансировала на грани между желанием бороться или сдаться. Подойдя к ней, решил держаться поблизости, но трогать не стал.

Все еще сидели на уроках, однако до перемены осталось не так уж долго. Скоро прозвенит звонок, и на нас будут смотреть, как на зверей, заточенных в клетку в зоопарке.

Глаза повсюду, куда ни повернись.

Я следовал за датчиком на мамином сотовом, до сих пор удивляясь тому, что не рассердился на нее из-за слежки. Столько лет я жил с чувством, будто отвечаю сам за себя, поэтому было приятно узнать, что кто-то обо мне беспокоился.

Индикатор мигал, показывая приблизительное местонахождение моего телефона, но ничего конкретного. Должен же быть более быстрый способ найти его.

У меня дрожали руки, мне хотелось убраться отсюда раньше, чем закончится урок.

– Еще мигает? – спросила Тэйт, глянув на дисплей.

– Да. – Я огляделся, ожидая, что в любую секунду нас кто-нибудь заметит. – Поверить не могу, что мой телефон до сих пор работает после двух дней. GPS быстро разряжает батарею.

– Ну, видео послали сегодня утром, – отметила она. – Если ты говоришь правду, значит тот, кто использовал телефон, зарядил его после субботнего вечера.

Так далеко.

– Если я говорю правду… – повторил, раздосадованный тем, как быстро все поменялось. Утром я от нее оторваться не мог, а сейчас Тэйт, похоже, не желала находиться со мной в одном помещении.

– Слушай, – произнесла она, нарушив повисшее между нами молчание, – передатчик работает только в радиусе пятидесяти метров. Значит…

– Значит, начинай набирать мой номер, – перебил я. – Может, мы услышим рингтон.

Пятьдесят метров – слишком обширная зона. Телефон где-то здесь, но нам понадобится помощь, чтобы выяснить, где именно. Тэйт достала из кармана свой сотовый и позвонила мне. Мы молча шли по кафельному полу, в надежде услышать мелодию или вибрацию из личных шкафчиков.

Хоть она и прижимала трубку к уху, мне было слышно, как включалась голосовая почта. Каждый раз Тэйт сбрасывала вызов и набирала заново, пока мы двигались вперед по коридору.

– Давай разделимся, – наконец предложила Тэйт после пятого звонка. – Буду набирать дальше, а ты просто слушай. Мне кажется, он в чьем-то шкафчике.

– Почему? – остановившись, спросил я, и посмотрел на нее. – Они могли взять его с собой.

– Нет, я названиваю каждые десять секунд. – Она покачала головой. – Им бы пришлось отключить телефон, тогда бы автоответчик срабатывал сразу же. Он включен, значит лежит в шкафчике.

Разделиться?

Я потер челюсть. Мне чертовски не нравилась такая идея. Однако у нас осталось мало времени.

– Ладно, – ответил резко. – Но если найдешь, сразу звони на мамин номер. Не хочу, чтобы ты оставалась здесь одна, не сегодня.

Тэйт внимательно посмотрела на меня, словно сомневалась, стоит ли ей вообще пытаться что-то делать. Она, скорее всего, думала, что я разослал видео, а теперь играл с ней. Развернувшись, Тэйт направилась к лестнице.

Я продолжил обыскивать первый этаж. Засунув руки в карманы толстовки, сжимал и разжимал кулаки, внимательно прислушиваясь.

Никогда не носил часов, обычно использовал телефон для определения времени, но и без того знал – осталось совсем чуть-чуть. Когда прозвенит звонок, нам придется прекратить поиски и выбираться отсюда ко всем чертям.

Этим утром я чувствовал ее поцелуи, прикосновения, ее счастье. А сейчас чувствовал только ее сомнения. Они повисли между нами десятитонным грузом.

Телефон у меня в руке завибрировал. Я выхватил его так быстро, что едва не уронил.

"2 этаж, рядом с кабинетом Кахла!!" – гласило сообщение Тэйт.

Проклятье.

Я рванул к ближайшей лестнице. Чуть не споткнулся на ступеньках, когда раздался звонок.

От ужаса у меня сердце в пятки ушло. Замешкавшись лишь на мгновение, я побежал к дверям, ведущим в коридор второго этажа.

Ученики заполонили холл, спеша к своим шкафчикам или вниз, к выходу.

Большинство из них провожало меня удивленными взглядами, однако я просто свернул налево и стал проталкиваться через толпу так быстро, как мог.

Некоторые, встречавшиеся мне на пути, замедлялись, остальные останавливались и перешептывались друг с другом. Кто знает, о чем они думали. Я раздраженно сжал кулаки. Меня злило не только все случившееся, но и то, что мне пришлось разгребать бардак, который устроил не я.

Я наконец-то нашел Тэйт возле ряда шкафчиков ближе к концу коридора. Она тоже собрала аудиторию.

Ее тело было напряжено, но Тэйт стояла гордо, не прячась от любопытных взглядов. Она глянула в мою сторону, и я буквально растаял, заметив, что ее настороженность больше на меня не распространялась.

– Ты в порядке? – спросил, положив ладони ей на щеки.

– Да. – По тону ее голоса все стало ясно. Она мне поверила. – Телефон тут, в 1622, – тихо сообщила Тэйт, и я напрягся. – Хотя я не знаю, чей это шкафчик.

Зато я знаю.

Презрительно посмотрел ей через плечо на дверцу.

Пайпер.

Мои челюсти сжались до боли, кислород заполнял легкие, словно горючее. Я никогда не бил женщин, но, черт возьми, с радостью позволю Тэйт ее ударить.

– Вернулась так быстро? – язвительно произнес женский голос у меня за спиной. – Твоя порно-карьера уже потерпела крах?

Я почувствовал, как Тэйт дрогнула в моих объятиях, и легко поцеловал ее в лоб, после чего обернулся лицом к этой суке.

Я пытался удержать Тэйт позади, но она, оттолкнув меня, вышла вперед.

Ох, Боже. Я потер лоб, стараясь сдержать улыбку. Тут не было ничего смешного, однако Тэйт продолжала удивлять меня.

– Вообще-то мы ждали тебя, – сказала она нарочито радостно. – Знаешь, то видео, которое разослали с номера Джареда сегодня утром? Которое все видели? Он его не посылал. У него телефон украли в субботу. Ты случайно не в курсе, где он? – Тэйт скрестила руки на груди.

Окружающие притихли, наблюдая за происходящим, словно за боксерским поединком.

– Откуда мне знать, где телефон Джареда? – усмехнулась Пайпер.

Тэйт подняла свой сотовый.

– Ох, дело в том… – Она нажала повторный вызов, и все услышали, как мой рингтон для Тэйт – "Behind Blue Eyes" Limp Bizkit – зазвучал из шкафчика Пайпер.

Я установил эту мелодию после ее отъезда во Францию (можно подумать, Тэйт стала бы со мной созваниваться), да так и не сменил потом.

Тэйт продемонстрировала дисплей с номером, чтобы наблюдатели увидели, кому она звонила.

– Это твой шкафчик, Пайпер, – также на всеуслышание отметил я.

Тэйт унизили. Нанесенный ущерб не ликвидировать.

Но выбора тут не было. Все должны узнать, что я не ответственен за историю с видео, что я не стал бы так обижать Тэйт. Никогда больше.

– Люблю эту песню, – поддразнила она. – Давай еще раз послушаем. – Тэйт снова пустила вызов.

Кто-то из зрителей ждал драку, кто-то переговаривался шепотом или кивал.

Я подошел к Пайпер, наклонился, оказавшись почти нос к носу с ней.

– Открой замок и верни мне чертов телефон, иначе мы приведем директора, чтобы он сам вскрыл твой шкафчик.

Она надула губы.

– Это Нэйт придумал! – Пайпер в итоге сломалась и начала оправдываться. Люди засмеялись.

– Тупая сука! – послышался грозный возглас Нэйта из толпы. – Это была твоя идея.

Когда он сделал шаг в нашу сторону, я выпрямился.

Некоторые рождаются глупыми.

Заведя кулак назад, врезал ему по носу, отчего Нэйт рухнул на пол, как подстреленный олень. Он зажал разбитый нос руками, а я встал над ним, приготовившись на случай, если этот болван опять решит подняться.

Мэдок пробрался через толпу, тараща глаза на поверженного Нэйта.

– Ты в порядке? – спросил он, переведя взгляд на Тэйт.

Я не услышал и не увидел ее ответа, но Мэдок покачал головой, снова глядя на Дитриха.

– Как вы это сделали? – спросила Тэйт у Пайпер.

Та не ответила.

– Твой отец – коп, да? Какой у него номер? – Тэйт подняла свой телефон, словно собиралась позвонить. – Ах, точно. 911.

– Ох, ладно! – взвизгнула Пайпер. – Нэйт ходил со мной на Осенний бал, потом на вечеринку Тори. Когда мы увидели, что вы с Джаредом поднялись наверх, Нэйт взял свой камерофон и забрался на балкон. Позже он показал видео мне. Я заметила, что Джаред оставил телефон на комоде, поэтому пробралась в комнату, чтобы его забрать.

Твою мать.

– Значит, видео было записано на телефон Нэйта, – заключила Тэйт, хотя смотрела она на меня. – Потом вы перекинули его Джареду, и разослали всем сообщения.

Наши взгляды встретились, и у меня гора с плеч упала.

– Отдай Джареду телефон, Пайпер. Сейчас же, – распорядился Мэдок, в то время как я посмотрел на Нэйта, попытавшегося встать.

Заметив меня, он, похоже, передумал и лег обратно на пол. Изнурительную минуту спустя Пайпер достала мой телефон и швырнула его Тэйт.

– Мы закончили, – язвительно сказала она, взмахнув рукой. – Можешь валить.

У меня на языке вертелись сотни матерных выражений в ее адрес, но я знал – если начну сейчас, то попросту зря потрачу время. Я позабочусь об этом позже. Пайпер с Нэйтом так легко не отделаются.

Просто уведи отсюда Тэйт.

Но, разумеется, у Тэйт имелись собственные планы.

– Пайпер? – спокойно произнесла она. – Сделай себе одолжение, обратись за помощью. Джаред не твой, и никогда твоим не будет. На самом деле, он на тебя больше не взглянет. И не увидит в тебе ничего положительного, если вообще хоть когда-либо видел.

Тэйт повернулась ко мне, однако Пайпер внезапно дернула ее за волосы.

Я стоял, словно гребанный кретин, не зная, которую из девушек хватать, потому что они двигались слишком быстро.

Тэйт врезалась спиной в ряд металлических шкафчиков. Пайпер попыталась ударить ее, но Тэйт увернулась, а затем врезала сопернице по лицу. Дважды.

Черт.

Я заметил, как Мэдок настойчиво помахал рукой.

– Портер! – громким шепотом объявил он.

Быстро схватив свою девочку, прошептал ей на ухо:

– Шшш. – Я попытался удержать ее, но она вырывалась.

Доктор Портер прокладывал себе путь через толпу учеников.

– Что тут происходит? – проворчал он, добравшись до нас.

Тэйт мгновенно расслабилась, прильнув к моему телу. Я ослабил хватку. Она стояла молча, опустив голову, пока Портер переводил взгляд с ноющей на полу Пайпер на окровавленного Нэйта, валявшегося рядом.

– Доктор Портер, – подал голос Мэдок. – Нэйт и Пайпер столкнулись друг с другом.

Пот лился у меня по спине. Не знаю, чего мне хотелось больше – обнять Тэйт или дать подзатыльник Мэдоку, или… дать подзатыльник Мэдоку.

– Мистер Карутерс, я не настолько глуп. – Доктор Портер оглядел собравшихся. – Что произошло?

Приподняв ногу, слегка наступил Нэйту на руку, предупреждая, чтобы тот держал рот на замке. Он попытался отбиться, поэтому я надавил сильнее.

Я в любом случае сомневался, что Нэйт заговорит. Он явно не хотел, чтобы мы обратились к копам. Я бы так и сделал, если бы Тэйт этого захотела, но предпочел бы разобраться самостоятельно.

– Я ничего не видел, сэр, – ответил Ганнэр, один из моих друзей.

– Я тоже, доктор Портер, – последовал его примеру другой парень. – Наверно, просто случайность.

Остальные сообразили, каков план действий, и также подтвердили предложенную версию.

Портер ни от кого не добился правды, так что проблем у нас не возникло.

Тэйт ничего не грозило. Я мог забрать ее домой без всяких осложнений.

Погладив бороду, доктор Портер посмотрел на Нэйта и Пайпер.

– Хорошо, вы двое, поднимайтесь и ступайте к медсестре. Все остальные – по домам! – рявкнул он.

Поверженная парочка зашагала по коридору вслед за Портером. Нэйта, правда, немного пошатывало. Оставшиеся зрители разошлись медленно и тихо. Никто не смеялся тайком. Никто не бросал взгляды на Тэйт.

Они узнали, что рассылка видео – не моих рук дело. И, раз мне эта ситуация не понравилась, им уж тем более не должна нравиться. Иногда полезно, когда люди тебя боятся.

Приобняв Тэйт за шею, заключил ее в объятия, где она была в безопасности. Не то чтобы она нуждалась в спасении.

– Прости за то, что не доверяла тебе. – Я почувствовал вибрацию ее приглушенного голоса у себя на груди. – И за машину тоже.

Меня совершенно не заботила эта долбанная машина.

– Тэйт, ты моя, а я твой. С каждым днем ты будешь осознавать это все больше и больше. Когда у тебя не останется сомнений, тогда я заработаю твое доверие.

Я понимал, что еще не добился ее доверия. Сегодняшнее происшествие стало результатом нанесенного мной вреда.





sdamzavas.net - 2017 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...