Главная Обратная связь

Дисциплины:






Конкуренция части и целого по субъективной стороне и способы ее преодоления



При конкуренции части и целого по признакам субъективной стороны конкуренции по формам вины быть не может, так как ни одна из них не включает другую.[40]

В условиях отсутствия абсолютного единства взглядов, согласимся с позицией, что применительно к рассматриваемой разновидности конкуренции «возможна конкуренция в зависимости от более широкой направленности умысла и наличия определенной цели». [35]

В качестве подтверждения вышеобозначенной позиции приводится пример об умышленных действиях лица, направленных на уничтожение предприятия, путей сообщения, других важных объектов жизнедеятельности в целях подрыва экономической безопасности и обороноспособности государства. При установлении такой цели содеянное подлежит квалификации по ст. 360 УК (Диверсия), а не по ст. 218 УК (Умышленное уничтожение или повреждение имущества). В нашем примере ст. 360 УК будет нормой-целым, а ст. 218 УК – нормой-частью.

Второй пример. В конкуренции по цели находятся дезертирство (ст. 446 УК) и самовольное оставление части или места службы (ст. 445 УК). По содержанию признаков субъекта (специальный субъект – военнослужащий), объекта (воинские преступления), объективной стороны указанные составы могут совпадать полностью. Различия имеют место только по цели. При дезертирстве целью является уклонение от военной службы. При этом действия, характерные для самовольного оставления части или места службы (задержка возвращения из отпуска без уважительных причин, невозвращение в установленный срок из командировки, выезд без разрешения к родственникам, погулять со знакомыми и др.) могут поглощаться действиями, характерными для дезертирства. Соответственно, специальная цель дезертирства поглощает все иные цели деяния, характерные для ст. 445 УК.

Эти же правила (конкуренция части и целого) должны применяться и при квалификации содеянного в ситуациях, когда происходит перерастание менее тяжкого преступления в более тяжкое при трансформации умысла в процессе совершения преступления. [35]

Например, в процессе реализации умысла на умышленное причинение тяжкого телесного повреждения (ст. 147 УК) у виновного лица возник умысел убить потерпевшего (ст. 139 УК). Объект убийства (жизнь) и причинения тяжких телесных повреждений (здоровье) являются однородными (глава 19 – Преступления против жизни и здоровья). Общеизвестно, что здоровье выступает в качестве необходимого условия обеспечения жизни, а точнее, фактически является составной частью жизни. Следовательно, при конкуренции ст. 147 и ст. 139 УК содеянное подлежит квалификации по ст. 139 УК, так как в ней наиболее полно раскрывается содержание объекта уголовно-правовой охраны. В нашем примере в связи с возникновением и реализацией умысла на убийство в процессе причинения умышленного тяжкого телесного повреждения содеянное полностью охватывается ст. 139 УК и дополнительная квалификация по ст. 147 УК не требуется.



Рассмотрим еще один пример. Военным судом Б. и К. были осуждены, наряду с другими преступлениями, по п. «а» ч. 3 ст. 111 УК РФ (далее по тексту – п. 9 (группалиц) ч. 2 ст. 147 УК РБ). Рассмотрев в надзорном порядке дело, Военная коллегия исключила из приговора указание об осуждении обоих по п. 9 ч. 2 ст. 147 УК, поскольку суд при квалификации действий Б. и К по п. 9 ч. 2 ст. 147 УК и п. «ж» ч. 2 ст. 105 УК РФ (далее по тексту – п. 15 (группа лиц) ч. 2 ст. 139 УК РБ) ориентировался на предъявленное обвинение, согласно которому часть действий была квалифицирована как причинение умышленного тяжкого телесного повреждения, а часть – как убийство. Избивая вдвоем потерпевшего О. руками и ногами, осужденные причинили ему сначала опасные для жизни тяжкие телесные повреждения (травмы живота и груди, разрывы селезенки, ушиб печени и др.). В процессе избиения О. у виновных возник умысел на убийство. С этой целью они причинили ему новую травму, сопровождающуюся переломом хрящей гортани, массивными кровоизлияниями и отеком тканей шеи и гортани и приведшую к асфиксии. Таким образом, преступление, начатое ими как менее тяжкое, затем переросло в более тяжкое. С учетом этого причиненные потерпевшему тяжкие телесные повреждения охватываются составом преступления, предусмотренного п. 9 ч. 2 ст. 139 УК (Умышленное убийство, совершенное группой лиц) и дополнительной квалификации по п. 9 ч. 2 ст. 147 УК не требуется. [63]

Л.В. Иногамова-Хегай в своей монографии отмечает: «По признакам субъективной стороны состава преступления конкуренция по правилам части и целого возможна между нормами о неосторожном деянии и преступлении с двумя формами вины. При этом следует исходить из законодательного определения преступления с двумя формами вины, данного в ст. 27 УК» (ст. 25 УК РБ – уточн. автора). [23]

Напомним: как следует из буквального толкования положений ст. 25 УК, конструкция объективной стороны преступлений с двумя формами вины в обязательном порядке предполагает наступление общественно опасных последствий (материальный состав), отношение виновного к которым выражается только в виде преступного легкомыслия или преступной небрежности. Это так называемые составныепреступления, состоящие из двух и более самостоятельных деяний, которые образуют части. Например, похищение человека, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 3 ст. 182 УК), является нормой-целым, а причинение смерти по неосторожности (ст. 144 УК) – нормой-частью.

В практике конкуренция части и целого чаще всего имеет место одновременно по нескольким признакам состава. Это, например, видно из вышеприведенного анализа составного преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 182 УК, в котором конкурируют как признаки субъективной стороны (умысел в отношении основного состава – похищение человека, неосторожность к общественно опасным последствиям – смерти потерпевшего), так и объекты (ст. 182 УК – основной непосредственный объект – личная свобода граждан; ст. 144 УК – дополнительный непосредственный объект – охраняемая правом жизнь другого человека).

Второй пример. Нормы о краже (ч. 2 ст. 205 УК), грабеже (ч. 2 ст. 206 УК), разбое (ч. 2 ст. 207 УК), содержащие такой квалифицирующий признак, как проникновение в жилище, находятся в конкуренции со ст. 202 УК (Нарушение неприкосновенности жилища и иных законных владений граждан) по признакам целого и части или по объекту и месту совершения преступления.

 

Глава 7. МНОЖЕСТВЕННОСТЬ ПРЕСТУПЛЕНИЙ

Статья 41. Повторность преступлений

1. Повторностью преступлений признается совершение двух или более преступле­ний, предусмотренных одной и той же статьей Особенной части настоящего Кодекса.

2. Совершение двух или более преступлений, предусмотренных различными статья­ми настоящего Кодекса, может быть признано повторностью только в случаях, специаль­но указанных в Особенной части настоящего Кодекса.

3. Преступление не признается повторным, если за ранее совершенное преступление лицо было освобождено от уголовной ответственности либо судимость за это преступ­ление была погашена или снята в установленном законом порядке.

1. Совершение преступлений неоднократно одним лицом образует институт мно-
жественности преступлений в уголовном праве. При совершении лицом нескольких
преступлений, как правило, причиняется больший моральный, физический и мате-
риальный вред. Виновный в этих случаях проявляет устойчивое отрицательное отно-
шение к интересам общества. Неоднократное совершение лицом преступлений отри-
цательно влияет на других неустойчивых граждан, порождая у них заблуждение о
возможности безнаказанно совершать преступления.

В законе определены основные виды множественности — повторность преступ­лений (ст. 41), совокупность преступлений (ст. 42) и рецидив преступлений (ст. 43).

2. Не всегда совершение лицом двух или более преступлений охватывается поня­тием множественности. Не входят в данное понятие случаи совершения лицом нового преступления, если за предшествующее преступление: истекли сроки давности при­влечения к уголовной ответственности (ст. 83), лицо было освобождено от уголовной ответственности с привлечением к административной ответственности (ст. 86), в силу утраты деянием общественной опасности (ст. 87), в связи с деятельным раскаянием (ст. 88), вследствие примирения виновного с потерпевшим (ст. 89), принятия акта ам­нистии или помилования по какому-либо из совершенных деяний (ст. 95, 96). Мно­жественность также отсутствует в ситуации, если по любому из деяний существуют препятствия для уголовного преследования (напр., отсутствует жалоба потерпевшего по делам частного обвинения — ст. 33). Таким образом, множественность преступле­ний определяет ситуацию совершения лицом двух или более преступлений, каждое из которых не утратило уголовно-правовое значение при привлечении виновного к уголовной ответственности.

3. Правильная оценка множественности преступлений возможна лишь при усло­вии ее отграничения от единичного (единого) преступления. Под единичным преступ­лением понимается предусмотренное уголовным законом общественно опасное дея­ние, содержащее признаки единого состава преступления. Единичные преступления бывают простыми и сложными. Простое единичное преступление состоит из одного

4. Бабий Н. – РБ)





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...