Главная Обратная связь

Дисциплины:






Приключение продолжается



Возможно, «гений напрокат» — самый многообещающий метод из всей книги. Как только вы освоите его основы, вас удивит глубина и серьезность полученных результатов.

Помните гения бейсбола из первой главы? Он открыл свою крошечную точку прицела, примеряя головы различных бейсбольных героев. Внутри нас самих заложены необычайные способности, которые нам трудно даже представить. И они только ждут, чтобы мы дали им лицо, голос и индивидуальность. Тогда они смогут общаться с нами и обязательно поделятся своими секретами и талантами.

То, что некоторые из наиболее впечатляющих результатов были достигнуты при использовании приема замены головы по его первоначальному назначению — перевоплощению в диких животных — выглядит вполне логично. Во время какого-то рабочего совещания один участник «стал» назойливо жужжащей пчелой. Его воображение мгновенно нарисовало картину карниза на фасаде близлежащего дома с прилепившимся снизу пчелиным гнездом. Глазами пчелы он видел себя быстро подлетающим к гнезду. Можете представить себе курьезность ситуации! Мы все побросали свои занятия и высыпали на улицу к тому месту, что указала «пчела». Как и следовало ожидать, под тем самым карнизом висело гнездо, окруженное роящимися труженицами. Никто из нас и не подозревал о его существовании, по крайней мере сознательно. С другими участниками совещания произошли не менее любопытные приключения, когда они примеряли головы таких созданий природы, как дельфины или моллюски.

Читатели с более практическим умом могут усомниться в полезности подобных исследований. Однако уже первые полученные результаты обещают открыть интереснейший мир приключений, проглядывающий, когда мы, подобно друидам, пытаемся примерять головы других людей и существ. Современная наука еще только начала исследовать диссоциативную вместимость мозга. Сегодня мы можем быть уверены лишь в том, что эта издревле известная способность остается свойственной нам в той же мере, в какой была присуща и нашим предкам из каменного века, а ее потенциал все еще ожидает своего высвобождения.

Глава 9. Кладовая памяти.

Однажды, когда великий психолог Карл Юнг читал сочинение Фридриха Ницше «Так говорил Заратустра», у него возникло странное чувство, что одно из пространных описаний он уже где-то встречал.

Действительно, оказалось, что почти дословную копию отрывка он читал несколько лет назад в приключенческом романе, опубликованном в 1835 году, за полвека до того, как Ницше написал «Так говорил Заратустра».

Юнг написал сестре Ницше и выяснил, что философ также прочел эту вещь в одиннадцатилетнем возрасте.

«Невозможно представить, — писал Юнг позднее, — чтобы Ницше из каких-либо соображений занимался плагиатом. Я уверен, что пятьдесят лет спустя этот эпизод неожиданно попал в фокус его сознательного мышления».



Память без границ.

Ницше, по-видимому, страдал криптомнезией, или нарушением способности идентифицировать воспоминания. В таких случаях их обрывки просачиваются в сознание человека, хотя он и не подозревает об этом. Вероятно, криптомнезия послужила причиной и тому, что Джордж Харрисон, один из четверки «Битлз», попал в затруднительное положение и был вынужден объяснять, почему его хит 1970 года «My Sweet Lord» так похож на песню Чиффонса «He’s so fine», написанную в 1963 году.

Эффекты криптомнезии, подобные случившемуся с Ницше, провоцируют вопросы о возможностях человеческой памяти. Если целый абзац книги может быть прочитан в одиннадцать лет и затем полностью воспроизведен через десятилетия, то сколько же информации хранит наша память? И как нам научиться извлекать ее?

Барьеры памяти.

«Образование, — заметил однажды Эйнштейн, — это то, что остается, когда забудешь все, чему учили в школе».

Кто из нас хотя бы раз не оглядывался с сожалением на годы зубрежки таких непостижимых предметов, как физика, химия, тригонометрия, история, французский и испанский? Кого не поражала мысль, что когда-то мы в самом деле знали, как читать Периодическую систему элементов Менделеева, как решать квадратные уравнения, вычислять траектории падающих тел, могли назвать даты исторических сражений войны 1812 года и спрягать французские глаголы, а затем моментально все позабыли?

К тому времени, когда мы начинаем работать, большинство в лучшем случае помнит лишь таблицу умножения. На любого, кто в состоянии поддержать беседу на иностранном языке, мы смотрим с трепетом. Наши рабочие столы завалены непрочитанными журналами, компьютерными руководствами, сообщениями и книгами всех сортов, однако немногим из нас удается избежать досадного чувства deja vu.

На службе, как и в школе, мы чувствуем себя перегруженными информацией, значительно превосходящей по объему нашу память.

Метаспособности.

Когда у Эйнштейна однажды спросили, чему равна скорость звука, он ответил: «Я не знаю. Я не перегружаю свою память данными, которые можно легко найти в справочнике». Вопреки многочисленным мифам, далеко не все великие гении — ходячие энциклопедии. Однако они знают, где отыскать то, что им нужно, когда понадобится. Я называю такое качество метаспособностью — фундаментальным навыком, на котором базируются все остальные.

Существует масса свидетельств, что все люди в определенной степени обладают фотографической памятью. Но лишь немногие могут произвольно извлекать и обследовать свои мысленные фотографии. В этой главе вы прочтете о фоточтении — метанавыке, который помогает вызывать гораздо больше скрытых воспоминаний, чем вам до сих пор представлялось возможным.





sdamzavas.net - 2019 год. Все права принадлежат их авторам! В случае нарушение авторского права, обращайтесь по форме обратной связи...